www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданский, арбитражный процесс

Дипломные
Правовые проблемы деятельности третейских судов
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.2 Компетенция третейского суда

Наряду с проблематикой определения положения третейских судов в судебной системе РФ, которая по большей части никак не проявляется на практике, существует проблема определения компетенции третейского суда.

Прежде всего, это вопрос о компетенции третейского суда на рассмотрение спора, которая возникает лишь при наличии третейского соглашения на рассмотрение данного спора. При этом, если случай полного отсутствия компетенции, как правило достаточно очевиден и не вызывает споров, то случаи превышения компетенции решаются не так легко.

Итак, компетенция третейского суда определяется соглашением о передаче спора третейскому суду. Под последним, согласно Временному положению (ст.3) понимается соглашение сторон о передаче третейскому суду конкретного спора, определенных категорий или всех споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо правоотношением, независимо от того, носило ли оно договорный характер. Соглашение может быть заключено в виде оговорки в договоре или в виде отдельного соглашения.

Таким образом, анализируя данную статью можно сделать вывод о том, что компетенция третейского суда, во-первых, может распространяться на конкретный спор, во-вторых, на определенную категорию, иначе на группу споров.

Проблемы на практике, прежде всего, касаются тех случаев, когда третейское соглашение сторонами достигнуто, но не охватывает всех требований истца (например, в случае соглашения о передаче в третейский суд спора исключительно о взыскании задолженности, решение суда по вопросу взыскания неустойки будет выходить за пределы компетенции соответствующего третейского суда). И, если решение по вышеуказанному вопросу в большинстве случаев третейские суды принимают правильно, то решение той же проблемы, но в ином ракурсе вызывает затруднение. Такое положение складывается тогда, когда осуществляется поставка товара сверх согласованных в договоре объемов, после поставки объема предусмотренного договором. Эта ситуация часто встречается также, когда работы продолжаются после исполнения в полном объеме договора подряда[1].

Приведем пример из практики:

«Акционерное общество "Первый строительно-монтажный трест" обратилось в Московский городской арбитражный суд с иском о взыскании с Всероссийского научно-исследовательского института неорганических материалов им. А.А.Бочвара (ВНИИНМ им. А.А.Бочвара) 443 664 900 рублей, составляющих задолженность по взаиморасчетам по договору подряда от 30.03.93.

Определением от 28.12.94 производство по делу прекращено со ссылкой на неподведомственность спора арбитражному суду в связи с наличием соглашения между сторонами о передаче спора на разрешение третейского суда.

Постановлением от 14.03.95 определение суда оставлено без изменения по тем же мотивам.

В протесте первого заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации ставится вопрос об отмене определения и постановления как не соответствующих действующему законодательству и обстоятельствам спора, поскольку между сторонами отсутствует соглашение о передаче данного спора на разрешение третейского суда.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Строительно-монтажное управление №4 акционерного общества "Первый строительно-монтажный трест" и ВНИИНМ им. А.А.Бочвара 30.03.93 заключили договор подряда на строительство жилого дома, пунктом 6.7 которого предусмотрено, что если заказчик допустит просрочку платежей за выполненные подрядчиком работы за два месяца, то он обязан на оставшуюся неоплаченную сумму открыть безотзывной аккредитив, с которого будут производиться платежи. В противном случае подрядчик вправе остановить работы на объекте. Возмещение затрат по этому пункту договора производится по расчету подрядчика. Пунктом 6.9 договора определено, что при недостижении согласия между сторонами по пункту 6.7 договора спор подлежит рассмотрению третейским судом. Однако распоряжением префекта Северо-Западного административного округа г. Москвы функции генерального подрядчика по данному объекту были переданы другой организации. Результатом работы совместной комиссии стало подписание 23.02.94 акта приема-передачи объекта строительства, по которому заказчик обязался перечислить подрядчику 443 664 900 рублей. При этом стороны договорились, что акт является дополнительным соглашением к договору от 30.03.93 в части урегулирования взаиморасчетов сторон.

В связи с неисполнением заказчиком договорных обязательств истец обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании с него 433 664 900 рублей задолженности по договору.

В соответствии со статьей 23 действующего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возникший или могущий возникнуть спор, вытекающий из гражданских правоотношений и подведомственный арбитражному суду, до принятия им решения (по ст. 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 1992 года - до принятия дела к производству) по соглашению сторон может быть передан на рассмотрение третейского суда.

Согласно статьям 2, 8 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров в Российской Федерации в соглашении о передаче спора третейскому суду должны содержаться сведения о том, какому конкретно постоянно действующему третейскому суду будет поручено третейское разбирательство, либо о том, что стороны самостоятельно создадут третейский суд для рассмотрения конкретного спора в установленном порядке.

Арбитражная оговорка, содержащаяся в договоре от 30.03.93, не определяет наименование конкретного третейского суда. Доказательств согласования сторонами определенного третейского суда в качестве органа, компетентного рассматривать споры между ними, или принятия мер по созданию такого суда не имелось. Кроме того, эта оговорка относится к разрешению спора, касающегося разногласий, возникших при исполнении только пункта 6.7 договора, и не может применяться к другим спорам.

При таких условиях следует признать, что соглашение между сторонами о передаче спора третейскому суду не заключено. Поэтому оснований для прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью арбитражному суду не имелось»[2].

Таким образом, подчеркнем, что соглашение между сторонами о передаче спора, который может возникнуть в связи с неисполнением одного из условия договора на рассмотрение третейского суда, нельзя распространить на споры, касающиеся других условий этого же договора. И если третейская оговорка регулирует отношения сторон "по договору" в котором она содержится, видимо следует считать, раз договор исполнен, и обязательства прекращены. Обязательства возникшие в результате новых поставок (нового выполнения работ) уже не охватываются действием заключенного ранее третейского соглашения. Ведь оно заключено для разрешения споров по прекращенным обязательствам. Учитывая, что с прекращением обязательств договор, (как правоотношение) также прекратился, третейское соглашение о рассмотрении споров "по договору" не охватывает споры возникающие из обязательств "не по договору". Следовательно, третейский суд должен признать себя не компетентным рассматривать спор в этой части, разумеется, если по ней отсутствует третейское соглашение на передачу спора в тот же третейский суд.

Общим в договорной практике является вариант, когда третейское соглашение не ограничивает свое действие рамками того договора, в котором оно содержится. Тогда третейское соглашение может быть сформулировано следующим образом: "все споры между участниками настоящего договора подлежат рассмотрению в таком-то третейском суде". В этом случае третейскому суду также приходится решать вопрос, на какой конкретно круг споров распространяет свое действие заключенное третейское соглашение. Соответственно для решения вопроса на какой круг споров распространяется третейская оговорка, необходимо прибегнуть к ее толкованию как одного из условий договора[3].

Роль соглашения о третейском разбирательстве важна на любой стадии судебного процесса. Как мы уже отметили, что выяснить компетенцию третейского суда, необходимо, изучить соглашение о третейском разбирательстве. На практике зачастую встречаются случаи несоблюдения этого правила. Приведем пример:

«Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на определение арбитражного суда.

Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, вынесенное против казенного предприятия Российской Федерации.

Определением арбитражного суда заявителю выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда с обращением взыскания на имущество казенного предприятия.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации предлагалось названное определение отменить, в выдаче исполнительного листа на исполнение решения третейского суда отказать.

Президиум удовлетворил протест, ибо в соответствии со статьей 26 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров арбитражный суд вправе отказать в выдаче исполнительного листа, если соглашение сторон о рассмотрении спора в третейском суде не достигнуто.

Как видно из материалов дела, выдавая разрешение на принудительное исполнение решения третейского суда, арбитражный суд в нарушение Временного положения о третейском суде не проверил наличия соглашения иностранной компании и казенного предприятия о рассмотрении спора третейским судом.

Директор предприятия в своем заявлении прокурору утверждал, что не подписывал никаких соглашений о передаче споров с иностранной компанией в третейский суд.

Поскольку арбитражный суд, выдавая исполнительный лист, не выяснил обстоятельств, имеющих значение для дела, решение суда первой инстанции Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отменено, дело направлено на новое рассмотрение»[4].

Итак, ключевую роль играет толкование договора.

В соответствии со ст.431 ГК РФ при толковании договора в первую очередь необходимо исходить из буквального значения слов и выражений самой третейской оговорки. И, только в случае неясности, буквальное значение третейской оговорки выясняется путем сопоставления с другими условиями договора, а, если и это невозможно, путем выяснения воли сторон. Поскольку в приведенном примере буквальный смысл третейской оговорки позволяет легко уяснить ее смысл, сопоставления с другими условиями договора, а тем более выяснения воли сторон не требуется. Отсюда следует вывод, что такая третейская оговорка охватывает споры не только по договору, в котором она содержится, но и любые иные споры между теми же сторонами, за исключением тех по которым стороны избрали иной орган для разрешения споров. Этот вывод соответствует Временному положению (ст.3), которое допускает заключение третейского соглашения на рассмотрение всех споров между сторонами, включая те, которые возникнут в будущем.

Еще один вопрос, зачастую возникающий на практике - возможность рассмотрения в третейском суде спора по договору, содержащему третейскую оговорку в случае уступки прав по нему.

Как отмечают исследователи, возникает вопрос, в какой суд должен обращаться новый кредитор, если в договоре на котором основаны эти требования содержится третейская оговорка? Если следовать ст. 3 Временного положения, где установлено что соглашение заключается между сторонами, можно прийти к выводу, о нераспространении действия третейской оговорки на нового кредитора. Ведь должник не давал новому кредитору своего согласия на передачу спора в третейский суд, следовательно, соглашение между этими сторонами не достигнуто.

Однако, в соответствии с ст. 384 ГК РФ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором.

В подтверждение сказанного приведем пример из практики:

«Между фирмой "В & R" b.v.b.a. (Бельгия) и фирмой "Golubov & Tiagai, PLLC" (США) 30.08.96 заключен договор уступки права иска, требования и долга, по которому первая фирма передала второй право требования с открытого акционерного общества "Волгоградский алюминий" возврата 700 000 долларов США, полученных последним от фирмы "В & R" b.v.b.a по договору о предоставлении ссуды от 08.04.93.

Фирма "Golubov & Tiagai, PLLC" в лице юридической фирмы "Legist" обратилась в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к ОАО "Волгоградский алюминий" о взыскании указанного долга.

Определением от 28.10.96 иск оставлен без рассмотрения со ссылкой на пункт 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Постановлением апелляционной инстанции от 13.01.97 указанное определение оставлено без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражною Суда Российской Федерации предлагается указанные судебные акты отменить и передать дело в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

Рассмотрев протест, Президиум не находит оснований для его удовлетворения.

Как видно из материалов дела, в договоре о предоставлении ссуды стороны предусмотрели, что все возникшие из него споры и разногласия будут разрешаться путем переговоров, а в случае, если спорные вопросы не будут урегулированы мирным путем, - в Арбитражном институте при Торговой палате города Стокгольма в соответствии с регламентом этого арбитражного института.

Предъявляя иск в Арбитражный суд Волгоградской области, цессионарий считал, что арбитражная оговорка как соглашение сторон является самостоятельным, не зависящим от основного договора условием и имеет не материально-правовой, а процессуальный характер, поэтому не могла быть передана ему по договору цессии.

Согласно статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором.

Анализ указанной нормы и заключенного между сторонами договора цессии, которым предусмотрена также уступка права на предъявление исков, позволяет сделать следующие выводы.

Предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору.

Сохранение ранее установленного сторонами порядка разрешения споров не ущемляет прав цессионария и позволяет обеспечить надлежащую защиту интересов должника.

Учитывая это, обе инстанции арбитражного суда сделали обоснованный вывод о том, что к упоминаемым в статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации условиям, на которых права первоначального кредитора переходят к новому кредитору, может быть отнесено также условие об избрании определенного арбитража для разрешения возможных споров между участниками договора.

Исходя из этого следует признать, что судом правомерно применен пункт 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которому иск оставляется без рассмотрения при соблюдении указанных в этой норме требований»[5].

Таким образом, подчеркнем, что переход прав кредитора к другому лицу в соответствии с требованиями ст. 384 ГК РФ предполагает, если иное не предусмотрено законом или договором, и переход обусловленной договором третейской оговорки.

В заключение этого параграфа отметим, что в проекте Закона «О третейских судах…» не просто добавлена отдельная статья посвященная его компетенции (ст.17), но и значительно шире раскрывается ее содержание. Так, сторона вправе до начала рассмотрения спора по существу заявить об обстоятельствах, которые являются основанием для признания, что третейское соглашение отсутствует либо оно недействительно. И если третейский суд признает отсутствие или недействительность третейского соглашения, об этом выносится определение, которое направляется сторонам вместе с полученными материалами от соответствующей стороны.


[1] Морозов М.Э., Шилов М.Г. Процессуальные вопросы третейского разбирательства в России // Третейский суд. - №1. – 2000. – с.27.

[2] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 февраля 1996 г. №5278/95 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1996 г. - №5. - с. 50.

[3] Морозов М.Э., Шилов М.Г. Процессуальные вопросы третейского разбирательства в России // Третейский суд. - №1. – 2000. – с.29.

[4] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2001 г. №58 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2001 г. - №3.

[5] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 июня 1997 г. №1533/97 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1997. - №9.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100