www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданский, арбитражный процесс

Дипломные
Процессуальные особенности рассмотрения дел о компенсации морального вреда
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Глава 4. Возбуждение, подготовка и особенности доказывания в судебном разбирательстве гражданских дел о компенсации морального вреда

Прежде всего, обратим внимание на следующий вопрос: предусмотрен ли действующим законодательством обязательный предварительный (внесудебный) порядок рассмотрения спора? Допустим, необходимо ли работнику, который считает, что нарушены его права и причинен моральный вред, обращаться во внесудебный орган? Проиллюстрируем примером из практики:

«Давыдовский обратился в Новгородский городской суд с иском к организации о взыскании заработной платы и компенсации за причиненный моральный вред.

Определением от 5 ноября 1996 г. суд отказал в принятии искового заявления, поскольку не был соблюден порядок предварительного внесудебного разрешения спора. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Новгородского областного суда от 19 ноября 1996 г. определение городского суда оставлено без изменения.

Председатель Новгородского областного суда принес протест об отмене судебных постановлений в части отказа в принятии искового заявления о компенсации морального вреда ввиду несоответствия его требованиям закона.

Постановлением Президиума областного суда от 29 августа 1997 г. протест был удовлетворен.

Как видно из материалов дела, исковое заявление Давыдовского содержит два требования: о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда.

В части отказа в принятии искового заявления о взыскании заработной платы определение судьи является правильным, поскольку эта категория дел требует предварительного обращения в комиссию по трудовым спорам.

Что же касается требований истца о компенсации морального вреда, то действующее законодательство не предусматривает предварительного внесудебного рассмотрения спора.

В связи с этим Президиум отменил постановленные судебные решения в этой части, а заявление о взыскании морального вреда направил в суд для принятия его к производству с соблюдением требований процессуального закона»[1].

Таким образом, гражданин не должен решать предварительно (внесудебно) вопрос о возмещении морального вреда, а может сразу обратиться в суд. Однако он вправе обратиться с требованием о возмещении морального вреда непосредственно к лицу, причинившему такой вред. Соответственно, если это лицо не признает факт причинения вреда и (или) откажется его возместить, пострадавший может и должен обратиться в суд.

С момента предъявления искового заявления и после проверки его на соответствие требованиям установленным ГПК РФ, судья выносит определение о подготовке дела к судебному разбирательству: исковое заявление принять к производству суда, завести дело и произвести следующую досудебную подготовку.

Суд направляет копию иска ответчику, предложив ответчику в определенный срок предоставить в суд письменные объяснения по иску, а если имеются возражения, - доказательства своих возражений.

В вышеназванном определении (о подготовке к судебному разбирательству) судья определяет обстоятельства подлежащие доказыванию по делу. Приведем пример таких обстоятельств основываясь на конкретном деле (возникшем из трудовых правоотношений, когда в результате несчастного случая, в результате выполнения профессиональных функций, погиб работник, и его родственники (члены семьи) подали иск о возмещении морального вреда). Итак, обстоятельствами, подлежащими доказыванию, будут являться:

а) нахождение пострадавшего и ответчика в трудовых отношениях на момент несчастного случая с потерпевшим (подлежит доказыванию ответчиком путем представления копии приказа о приеме на работу, иных имеющихся доказательств);

б) несчастный случай на производстве, повлекший смерть потерпевшего (подлежит доказыванию ответчиком путем представления акта формы Н-1, заключения государственного инспектора по охране труда о причинах несчастного случая с потерпевшим, иных имеющихся доказательств);

в) сведения об иждивенцах потерпевшей на момент ее гибели (подлежит доказыванию истцом);

г) размер заработка потерпевшего за последние 12 полных месяцев работы перед смертью (подлежит доказыванию ответчиком путем представления соответствующей справки; если на эти 12 месяцев приходится время начала и окончания работы не с первого дня месяца, представить справку о заработке за такое же количество непосредственно предшествующих месяцев);

д) решение о выплате истцу возмещения вреда в связи со смертью кормильца, единовременного пособия, возмещения морального вреда, размер сумм, выплаченных ему со дня рассмотрения дела по существу с указанием сроков выплаты данных сумм (подлежит доказыванию ответчиком путем представления копии приказа о назначении возмещения, справки о выплаченных суммах, иных имеющихся доказательств);

е) отсутствие вины ответчика в несчастном случае с потерпевшим, обеспечение ответчиком здоровых и безопасных условий труда потерпевшей (подлежит доказыванию ответчиком путем представления имеющихся у него доказательств);

ж) степень испытанных истцом физических и нравственных страданий в связи со смертью кормильца, обоснование размера возмещения морального вреда (подлежит доказыванию истцом путем представления имеющихся у него доказательств).

Конкретный перечень обстоятельств определяется для каждого конкретного дела.

Действующее российское законодательство не предусматривает презумпции причинения морального вреда. Это означает, что обязанность доказывания факта причинения морального вреда лежит на потерпевшем.

Ряд исследователей видят в этом существенный минус, и предлагают ввести в отдельных отраслях права презумпцию причинения морального вреда. Так, Б.И. Сосна отмечает: «Незаконно уволенный или незаконно переведенный на другую работу работник должен доказать факт причинения работодателем морального вреда, так как часть 1 ст.50 ГПК РСФСР предусматривает, что каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания для своих требований и возражений.

Практика свидетельствует, что работники, будучи юридически не осведомленными, как правило, не в состоянии доказать факт причинения им морального вреда.

Поскольку в условиях рыночной экономики незаконное увольнение лишает работника средств к существованию, что неизбежно вызывает нравственные страдания уволенного, следовало бы дополнить ст.394 ТК РФ частью 8, согласно которой работодатель считается причинившим работнику моральный вред, если не докажет, что данное незаконное увольнение или перевод не причинили работнику морального вреда»[2].

Между тем, законодатель фактически установил презумпцию причинения морального вреда, для определенной категории дел. Так в трудовом праве, в случае потери кормильца истец не должен доказывать факт причинения морального вреда, так как сам факт смерти работника в результате трудового увечья является бесспорным доказательством факта причинения нравственных страданий членам семьи погибшего работника.

В случаях компенсации морального вреда предмет доказывания формируется из четырёх оснований гражданско-правовой ответственности, о которых мы уже говорили:

- наличие факта причинения морального вреда;

- противоправность деяния причинителя вреда;

- причинная связь между противоправным деянием и моральным вредом; вина причинителя вреда.

Также в предмет доказывания следует включать обстоятельства, на которые истец ссылается в обоснование заявленной им суммы компенсации. То есть следует признать прямой обязанностью истца представить в судебное заседание доказательства, подтверждающие все факты, на которые он ссылается в обоснование суммы компенсации морального вреда.

Между тем, предмет доказывания различается в зависимости от того, из каких правоотношений (трудовых, публичных и т.д.) возникло исковое требование о возмещении морального вреда.

Процесс доказывания строится на ст.ст.68, 69, 71, 73, 77 и др. ГПК РФ, согласно которой средствами доказывания являются: объяснения сторон (применительно к уголовному процессу - потерпевшего и обвиняемого), третьих лиц, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения эксперта. При этом объяснения истца, что он претерпел физические и нравственные страдания, признаются прямым доказательством самого факта причинения морального вреда. Причем, необходимо отметить, прямых доказательств противоположного ответчик представить не может[3]. Показания свидетелей (например, свидетель видел, как потерпевший плакал, слышал, как он стонал и т.п.) являются косвенными доказательствами. Заключение эксперта также является косвенным доказательством. Что касается письменных доказательств, то это могут быть справки из медицинского учреждения о состоянии здоровья истца (лица, потерпевшего от противоправных действий), причинении увечья, наступлении обострения болезни, приступа и т.п.

Пожалуй, именно доказывание фактов, на которые истец ссылается в обоснование суммы компенсации морального вреда и является основным в процессе. В этой связи, особую важность приобретает вопрос доказывания степени, значимости морального вреда потерпевшему. Приведем пример из практики:

«Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего - В.П. Кнышева судей - Д.П. Александрова, А.В. Харланова рассмотрела в судебном заседании 15 сентября 2000 года гражданское дело по иску Алешникова И.А. к Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда по протесту Заместителя Генерального Прокурора Российской Федерации на решение Черкесского городского суда от 17 марта 2000 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики (КЧР) от 18 апреля 2000 года. Заслушав доклад судьи Д.П. Александрова, заключение прокурора Генеральной Прокуратуры Российской Федерации Т.А. Власовой, поддержавшей протест, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Алешников И.А. обратился в суд к Министерству финансов Российской Федерации с иском о компенсации морального вреда в сумме 800000 рублей, в обоснование которого указал на то, что 10 мая 1998 года по факту побега пятерых заключенных из следственного изолятора г. Черкесска, начальником которого он был, прокуратурой КЧР было возбуждено уголовное дело, по которому он 16 мая 1998 был задержан и к нему была избрана мера пресечения заключение под стражу.

25 мая 1998 года ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 293 ч.2 УК Российской Федерации - халатности, повлекшей тяжкие последствия. Постановлением Черкесского городского суда от 10 июня 1998 года он был освобожден из-под стражи с избранием меры пресечения в виде подписки о невыезде. Приговором Черкесского городского суда от 15 декабря 1998 года оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления. В связи с причиненными ему нравственными и физическими страданиями просил суд взыскать компенсацию морального вреда в размере 800000 рублей. Решением Черкесского городского суда от 17 марта 2000 года иск удовлетворен в сумме 450000 рублей.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда КЧР от 18 апреля 2000 года решение оставлено без изменения. Протест принесен в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в связи с отсутствием кворума в Верховном Суде КЧР на предмет изменения судебных постановлений и снижения размера компенсации морального вреда. Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению, а судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В соответствии со ст. 1100 Гражданского Кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (ст. 1101 Гражданского Кодекса Российской Федерации). Верховный Суд Российской Федерации в п.8 постановления "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" N 10 от 20 декабря 1994 года (с изменениями от 25 октября 1996 года и 15 января 1998 года) дал разъяснения о том, что степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий. Определяя размер компенсации морального вреда, суд исходил из объяснений истца о причинении ему нравственных страданий, вызванных переживаниями за здоровье беременной жены, родителей и опасениями по поводу увольнения с работы, лишения материального обеспечения в старости. Однако, как видно из материалов дела, доводы и объяснения истца не нашли подтверждения доказательствами. В соответствии со ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РСФСР каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РСФСР). Суд основывает решение лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 192 ч.2 Гражданского процессуального кодекса РСФСР).

В мотивировочной части решения должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда. и доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства (ст. 197 ч.4 Гражданского процессуального кодекса РСФСР). Верховный Суд СССР в п. п. 2 и 3 постановления N 7 от 9 июля 1982 года "О судебном решении" разъяснил о том, что решение является законным, если оно вынесено в строгом соответствии с подлежащим применению по делу нормам материального права и при точном соблюдении норм процессуального права; решение является обоснованным, если в нем изложены все имеющие значение для дела обстоятельства, всесторонне и полно выясненные в судебном заседании, и приведены доказательства в подтверждение выводов об установленных обстоятельствах дела, правах и обязанностях сторон. Решение не может быть основано на предположениях об обстоятельствах дела.

Из материалов дела следует, что истец с работы не увольнялся. Согласно приказу N 45 л/с от 28 августа 1998 года начальника ОИН КЧР истец назначен на должность оперуполномоченного ОТП при ОИН МЮ Российской Федерации по КЧР (л.д. 53). После вынесения оправдательного приговора приказом N 82 л/с от 23 декабря 1998 года истец вновь назначен на прежнюю должность начальника следственного изолятора N 1 ОИН МЮ Российской Федерации по КЧР с выплатой денежного довольствия в трехкратном размере за время содержания под стражей с 16 мая по 10 июня 1998 года, один месяц службы за три месяца засчитан в выслугу лет для назначения пенсии (л.д. 55). Из текста имеющейся в материалах дела служебной характеристике истца видно, что его доброе имя в связи с нахождением под следствием не пострадало (л.д. 20).

В судебном заседании истцом был представлен выписной эпикриз, из которого следует, что он находился на излечении в НО РБ с 23 июня 1998 года по 13 июля 1998 года (л.д. 19). Вместе с тем, в данном эпикризе отражено, что головные боли, явившиеся причиной обращения в больницу, у истца продолжаются на протяжении 5-ти лет, следовательно, вывод суда о том, что именно нахождение истца в следственном изоляторе вызвало болезнь, является несостоятельным.

Судом как доказательство, подтверждающее нравственные страдания и переживания истца, принята справка о состоянии здоровья жены истца в период беременности и родов (л.д. 60). Однако судом не выяснены причины тяжелого течения беременности и преждевременных родов у нее. В материалах дела отсутствуют объяснения самой Алешниковой о том, что тяжелое состояние ее здоровья вызвано нахождением супруга под следствием. Принцип разумности и справедливости является важнейшим критерием для определения судом размера компенсации морального вреда.

Суд в нарушение процессуального и материального закона, указанного выше, постановил незаконное решение, которое неправомерно было оставлено без изменения кассационным определением. Согласно ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР основаниями к отмене решения, определения, постановления суда в порядке надзора являются: 1. неправильное применение или толкование норм материального права; 2. существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда.

Поскольку судом допущено наряду с неправильным применением норм материального права и существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, решение не может быть изменено и вынесено новое решение, которым должен быть снижен размер компенсации морального вреда, поскольку в соответствии с п. 5 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР суд, рассмотрев дело в порядке надзора, своим определением или постановлением вправе отменить либо изменить решение суда первой, кассационной или надзорной инстанций и вынести новое решение, не передавая дела на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права»[4].

В практике назначения сумм компенсаций размер компенсации морального вреда целесообразно соотносить с формой и видами вины по аналогии с понятиями видов вины, закреплённых в ст. 24 - 26 УК РФ (прямой и косвенный умысел, легкомыслие и небрежность). Определение формы вины и её видов позволило бы более точно учитывать степень вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ), определение которой в законодательстве и научной литературе отсутствует. Приведем пример из практики:

«Установлено, что во время распития спиртных напитков со своим сожителем Д. и избиения ее последним, М. нанесла ему удар кухонным ножом в область груди слева, причинив тяжкий вред здоровью. От полученного повреждения потерпевший спустя несколько дней скончался.

Приговором суда М. осуждена по ст.111 ч.4 УК РФ.

Постановлено взыскать с осужденной в пользу бюро СМЭ облздравотдела 3204 рубля 01 коп. и в пользу матери потерпевшего 70 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда и 5655 руб. в счет возмещения материального вреда.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор, переквалифицировав действия М. с ч.4 ст.111 на ч.1 ст.114 УК РФ, и исключила указание о взыскании с осужденной в пользу бюро СМЭ облздравотдела 3204 руб.01 коп.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда РФ поставлен вопрос об изменении состоявшихся судебных решений по делу в отношении М., исключении указания о взыскании с нее в пользу матери потерпевшего 70000 руб. в счет компенсации морального вреда.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации удовлетворил протест, по следующим основаниям.

Обосновывая свое решение о взыскании с осужденной в пользу матери потерпевшего компенсации морального вреда, суд первой инстанции в приговоре сослался на то, что он учитывает характер причиненных потерпевшей физических и нравственных страданий, степень вины осужденной и ее материальное положение.

Суд надзорной инстанции после переквалификации действий М. на ч.1 ст.114 УК РФ своих суждений по поводу взыскания с нее компенсации морального вреда не высказал.

По смыслу же ст.151 ГК РФ при решении вопроса о компенсации морального вреда суд должен принимать во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Как установлено по делу, осужденная нанесла потерпевшему удар ножом, защищаясь от его нападения, в целях самообороны.

Инцидент между осужденной и потерпевшим произошел по вине самого потерпевшего.

При таких обстоятельствах с учетом материального положения осужденной, которая не работает, одна воспитывает несовершеннолетнего сына как мать - одиночка, получая пособие на ребенка в размере 116 руб. 89 коп., из приговора исключено указание о взыскании с М. 70000 рублей в счет компенсации морального вреда»[5].

Таким образом, по смыслу ст.151 ГК РФ при решении вопроса о компенсации морального вреда суд должен принимать во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Особое значение при оценке доказательств, следует уделять характеристикам истца и ответчика, а также психологической оценке негативного воздействия на истца с точки зрения последнего и со стороны той общественно-социальной среды, в которой он существует. Указанные сведения могут стать базой для выводов об адекватности оценки истцом действий ответчика.

Так, негативная характеристика истца может свидетельствовать о том, что он мог спровоцировать истца на те действия, которые причинили ему моральный вред или что единственной целью подачи иска о компенсации морального вреда является обогащение[6]. Выяснение данных обстоятельств может иметь значение при вынесении судом решения о сумме компенсации морального вреда.

Особое значение с точки зрения доказывания по делам о компенсации морального вреда имеют материалы уголовных и административных дел по тому же факту, по которому решается вопрос о компенсации морального вреда. При наличии вступившего в силу приговора суда по уголовному делу, или вступившего в силу решения любого компетентного органа по делу об административном правонарушении, следует считать доказанными факт неправомерного поведения ответчика, вину ответчика и причинную связь деяния с последствиями. С позиции принципа презумпции морального вреда, доказывание по иску о компенсации морального вреда может ограничиваться выяснением содержания морального вред и фактов, которые истец приводит в обоснование заявленной суммы компенсаций. Если по факту, по которому заявлен иск о компенсации морального вреда, имеете; прекращённое органом следствия или дознания уголовное дело (как по реабилитирующим, так и по нереабилитирующим основаниям), то доказательства, полученные по данным делам, подлежат оценке в гражданском судопроизводстве на общих основаниях, так как факту не дана судебная оценка. Учитывая подобный облегчённый характер доказывания в таких случаях, судебная практика использования уголовных дел и дел об административных правонарушениях в делах о компенсации морального вреда подлежит специальному обобщению.

В связи с личным, субъективным характером сведений, подлежащих выяснению у свидетелей, и в связи с тем, что перманентная личная оценка событий неустойчива в человеческой памяти, необходимо как можно менее удалённое по времени от события получение показаний свидетелей по делам о компенсации морального вреда. Поэтому видится обоснованным более расширенное применение по делам о компенсации морального вреда различных мер по обеспечению доказательств.

Заключения экспертов как источник доказательств по гражданским делам о компенсации морального вреда наряду с объяснениями сторон и третьих лиц, также с показаниями свидетелей могут иметь основополагающее значение. Однако данный источник доказательств по делам о компенсации морального вреда в практике применяется ограниченно, и в основном для получения сведений не собственно о моральном вреде, а для выяснения иных обстоятельств. В связи с этим в работе предложены вопросы, подлежащие выяснению у свидетелей, а также рекомендуемые для постановки перед экспертами при проведении судебно-медицинских, судебно-психологических, судебно-психиатрических, а также комплексных психолого-психиатрических экспертиз по делам о компенсации морального вреда..

В соответствии с требованиями п. 2 ст. 21 Конституции РФ на проведение любых медицинских исследований, в том числе экспертных, которые впоследствии будут использованы для получения доказательств, требуется согласие подэкспертного. Поэтому при отказе лица или его законных представителей о проведении в отношении него таких экспертиз видится недопустимым принцип признания факта, на который ссылается сторона, противостоящая этому лицу в процессе. Подобное положение фактически обеспечивало бы принуждение к согласию (вынужденное согласие) на производство такой экспертизы, что прямо противоречит ст. 21 Конституции РФ. Поэтому при отказе лица от проведения в отношении него экспертизы медицинского характера суд должен выносить решение, основываясь на иных собранных доказательствах. Принудительное проведение судебно- психиатрических (а также наркологических) экспертиз допустимо только в случаях, прямо указанных в законе.

В заключение еще раз подчеркнем, что именно доказывание является важной и неотъемлемой частью процесса установления наличия морального вреда и размера его компенсации. Соответственно, недостаточная полнота доводов в защиту заявленных требований, отсутствие доказательств, их подтверждающих, а также хаотичность приводимых доказательств могут привести к отказу в удовлетворении заявленных требований.



[1] Материалы судебной практики по делам о возмещении морального вреда // Составитель Аюпов К. Д. – Спб. – 2003.

[2] Сосна Б.И. Возмещение материального и морального вреда по трудовому законодательству // Гражданин и право. – №9/10. - сентябрь-октябрь 2002 г.

[3] Степанов М.А. Доказывание по гражданским делам о компенсации морального вреда // Диссертация. – Тверь. – 2003.

[4] Определение Верховного Суда РФ от 15 сентября 2000 г. "Судебные постановления по делу о компенсации морального вреда отменены как вынесенные с нарушением норм материального и процессуального права"

[5] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2001 г. (по уголовным делам)

[6] Степанов М.А. Доказывание по гражданским делам о компенсации морального вреда // Диссертация. – Тверь. – 2003.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100