www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданский, арбитражный процесс

Дипломные
Иски о признании в гражданском процессе
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§3. Проблемы разграничения исков о признании и иных гражданско-процессуальных исков

Проблемы разграничения различных видов исков и поныне существуют в современной гражданско-процессуальной науке. Обращает на себя внимание тот факт, что многие исследователи, в том числе М.А. Гурвич, А.А. Добровольский, относили к преобразовательным искам иски о признании. Так, М.А. Гурвич к преобразовательным искам относил иски о признании сделок недействительными, а А.А. Добровольский – иски об установлении отцовства. Однако оба иска являются типичными исками о признании. Различие состоит в том, что первый иск – отрицательный о признании, а второй – является положительным иском о признании.

Приведем пример из практики:

«Прокурор Ханты-Мансийского автономного округа обратился в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с иском к Комитету по управлению имуществом Ханты-Мансийского автономного округа и акционерной компании "Корпорация "Югранефть" (далее - корпорация) о применении последствий ничтожной сделки, совершенной между ответчиками, - договора аренды от 27.01.93 №163 Мало-Черногорского месторождения нефти и газа.

В качестве третьих лиц на стороне ответчиков привлечены Госкомимущество России и ОАО "Черногорнефть".

В судебном заседании прокурор изменил требования и просил признать недействительным договор аренды от 27.01.93 №163 по причине его ничтожности без применения последствий.

Решением от 24.04.97 исковые требования удовлетворены. Постановлением апелляционной инстанции от 25.06.97 решение отменено и в иске отказано.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 11.08.97 указанные решения и постановление отменил, дело передал на новое рассмотрение.

Решением от 30.09.97 исковые требования удовлетворены частично. Договор аренды от 27.01.93 №163 признан недействительным (ничтожным) в части включения пункта 4.3 о передаче имущества в собственность арендатора. В остальной части договор признан действительным. В части применения последствий недействительности ничтожной сделки производство по делу прекращено в связи с отказом прокурора от этих требований.

Постановлением апелляционной инстанции от 26.11.97 решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 19.01.98 судебные акты оставил в силе.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа от 24.04.97 оставить в силе, все последующие судебные акты, принятые по существу спора, отменить.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, организация арендаторов, образованная трудовым коллективом нефтегазодобывающего управления "Черногорнефть" (далее - управление), и производственное объединение "Нижневартовскнефтегаз" заключили договор аренды от 21.03.90 №88, согласно которому арендатор принимает в аренду нефтегазодобывающее управление "Черногорнефть", сохраняющее в дальнейшем свое название, как единый имущественный комплекс, включающий в себя нефтяные месторождения, производственные здания, сооружения и оборудование, основные производственные фонды других отраслей, бытового и социально-культурного назначения, в том числе имущественный комплекс Мало-Черногорского месторождения нефти и газа.

Пунктом 4.10 договора предусмотрено, что арендатор не вправе требовать выкуп арендованного имущества.

Указанный договор был перезаключен с Госкомимуществом России на основании дополнительного соглашения от 24.07.91.

В соответствии с указанным соглашением арендатор имеет право без согласования с арендодателем продавать, обменивать, сдавать в аренду, предоставлять бесплатно во временное пользование либо взаймы материальные ценности, входящие в состав арендованного имущества, если такая передача имущества не влечет за собой уменьшения производственно-экономического потенциала (стоимости) предприятия и не нарушает других условий договора аренды.

Арендное предприятие "Черногорнефть" (управление) и корпорация заключили договор от 11.02.92 №28, согласно которому последней было передано в субаренду Мало-Черногорское месторождение нефти и газа.

На основании Указа Президента Российской Федерации от 14.10.92 №1230 "О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду"[1] (утратил юридическую силу) договор аренды от 21.03.90 №88 был переоформлен с Комитетом по управлению государственным имуществом Ханты-Мансийского автономного округа как территориальным агентством Госкомимущества России, и был заключен договор от 03.12.92. При этом в качестве арендатора выступило АОЗТ "Черногорнефть".

АОЗТ "Черногорнефть" и корпорация обратились в Комитет по управлению государственным имуществом Ханты-Мансийского автономного округа с письмом от 26.01.93, в котором содержалась просьба о заключении договора аренды Мало-Черногорского месторождения нефти и газа с корпорацией и уменьшении при этом стоимости имущества по договору аренды от 03.12.92 на стоимость имущества Мало-Черногорского месторождения нефти и газа. Кроме того, в письме ставился вопрос об утрате силы договора субаренды от 11.02.92 №88 после подписания договора аренды с корпорацией.

На основании данного письма Комитет по управлению государственным имуществом Ханты-Мансийского автономного округа и корпорация заключили договор аренды от 27.01.93 №163, согласно которому последней передано в аренду Мало-Черногорское месторождение нефти и газа сроком до 31.12.07.

АОЗТ "Черногорнефть" создано акционерным обществом закрытого типа "Черногорхолдинг", при этом учредителями последнего выступили пять физических лиц. Создавая АОЗТ "Черногорнефть", акционерное общество "Черногорхолдинг" в качестве имущественного вклада внесло в уставный капитал АОЗТ "Черногорнефть" имущество Мало-Черногорского месторождения нефти и газа, которое находилось в аренде у управления "Черногорнефть".

Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа от 25.10.93 по другому делу (№65) признаны недействительными постановления администрации Нижневартовского района от 11.11.92 №260 о регистрации АОЗТ "Черногорнефть" и от 22.03.93 №56 об исключении управления "Черногорнефть" из государственного реестра предприятий. При этом судом установлено, что в нарушение статьи 37 Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности в РСФСР"[2] (утратил юридическую силу) произведена ликвидация арендного предприятия (управления) без согласия трудового коллектива, а его имущество передано в уставный капитал АОЗТ "Черногорнефть" без согласия собственника, само же АОЗТ "Черногорнефть" не может быть признано правопреемником арендного предприятия.

Поэтому в решении суда от 24.04.97 по настоящему делу обоснованно сделан вывод о том, что на день рассмотрения спора в договор аренды от 21.03.90 №88, перезаключенный с Госкомимуществом России в соответствии с дополнительным соглашением от 24.07.91, изменения в установленном порядке не внесены.

Следует признать правомерным вывод суда об отсутствии права у Комитета по управлению государственным имуществом Ханты-Мансийского автономного округа распоряжаться спорным имуществом, обремененным договором аренды с управлением, по письму лиц, не уполномоченных распоряжаться имуществом.

Таким образом, на момент заключения ответчиками договора аренды Мало-Черногорского месторождения нефти и газа от 27.01.93 №163 существовал договор аренды того же месторождения от 21.03.90 №88 в редакции дополнительного соглашения от 24.07.91, заключенный Госкомимуществом России и управлением.

При таких обстоятельствах первая инстанция Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа правомерно удовлетворила иск и признала недействительным договор аренды от 27.01.93 №163.

Приведенные в других судебных актах по настоящему делу доводы об отказе управления от аренды Мало-Черногорского месторождения нефти и газа письмом от 26.01.93 противоречат материалам дела. Вывод о том, что Комитет по управлению госимуществом Ханты-Мансийского автономного округа при заключении договора от 27.01.93 №163 действовал в пределах полномочий, не соответствует законодательству, так как ни одна из сторон по договору от 21.03.90 №88 в редакции дополнительного соглашения от 24.07.91 - Госкомимущество России и управление не давали согласия на внесение изменений в заключенный между ними договор.

Кроме того, в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 14.10.92 №1230 подлежали переоформлению договоры аренды, заключенные арендодателями - государственными предприятиями и объединениями. В данном же случае договор уже был перезаключен с Госкомимуществом России.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187-189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение от 30.09.97, постановления апелляционной инстанции от 25.06.97 и 26.11.97 Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа по делу №542-Г/97 и постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.08.97 и 19.01.98 по тому же делу отменить.

Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа от 24.04.97 по настоящему делу оставить в силе»[3].

Как видно из примера судебный процесс был построен именно на иске о признании недействительным договора. Таким образом, необходимо различать иски о признании сделки (договора) недействительной и иск о прекращении действия действительной сделки (договора). Если первый иск является иском о признании, то второй иск является преобразовательным иском. Отрицательный иск о признании в отличие от преобразовательного иска направлен на признание (а не на прекращение) спорного правоотношения несуществующим.

Ввиду вышесказанного следует согласиться с А.А. Добровольским в том, что иски о признании сделок недействительными, нельзя относить к числу преобразовательных исков, потому что невозможно преобразовать то, чего не существует в правовой действительности. Поскольку, по общему правилу, признание сделки недействительной означает признание ее несуществующей с момента совершения, то иски о признании сделок недействительными представляют собой типичные отрицательные иски о признании. Единственное исключение из этого правила предусмотрено в п.3 ст.167 ГК РФ для оспоримых сделок, причем не для всех, а лишь тех, из содержания которых вытекает, что они могут быть прекращены только на будущее время. В связи с этим вызывает возражение позиция некоторых авторов, которые безоговорочно квалифицируют рассматриваемые иски как преобразовательные[4].

Еще один иск – иск об освобождении имущества от ареста относится зачастую на практике к преобразовательным искам. Правильно ли это?

Приведем интересный пример из практики:

«Закрытое акционерное общество "Спортивный комплекс "А-Элита" обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к закрытому акционерному обществу "Производственно-коммерческая фирма "Торгкоопинформ" и Краснодарскому крайпотребсоюзу о признании права собственности на здание, расположенное по адресу: г. Краснодар, ул. Северная, 438.

Решением от 27.09.99 исковое требование удовлетворено.

Физические лица Иващенко В.Т. и Калюжный С.М. 05.03.01 обратились с заявлением о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам, ссылаясь на то, что на момент вынесения решения от 27.09.99 спорное здание находилось под арестом, наложенным Октябрьским районным судом города Краснодара в целях обеспечения их иска к ЗАО "ПКФ "Торгкоопинформ".

Решением от 03.04.01 заявление граждан Иващенко В.Т. и Калюжного С.М. удовлетворено, решение от 27.09.99 отменено, производство по делу прекращено.

Постановлением апелляционной инстанции от 26.06.01 решение от 03.04.01 отменено, в пересмотре решения от 27.09.99 по вновь открывшимся обстоятельствам отказано.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 14.08.01 постановление апелляционной инстанции оставил без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается решение от 27.09.99 отменить, дело передать на новое рассмотрение.

Президиум считает, что решение от 27.09.99 подлежит оставлению без изменения, протест - без удовлетворения по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, ЗАО "ПКФ "Торгкоопинформ" (продавец) и ЗАО "Спортивный комплекс" "А-Элита" (покупатель) заключили договор купли-продажи от 20.05.97 №01-97, согласно которому продавец продал покупателю здание общежития с котельной и газопроводом, расположенное по адресу: г. Краснодар, ул. Северная, 438.

По акту приема-передачи от 26.05.97 ЗАО "ПКФ "Торгкоопинформ" передало ЗАО "Спортивный комплекс "А-Элита" здание общежития с котельной и газопроводом и техническую документацию на передаваемые объекты.

Пунктом 3 договора купли-продажи предусмотрена оплата покупателем стоимости объектов путем перечисления стоимости имущества в размере 655'300'000 рублей (неденоминированных) в соответствии с соглашением о договорной цене и порядком оплаты стоимости здания.

Названным соглашением установлено, что в случае, если покупатель своевременно не произведет авансовую оплату, продавец имеет право сумму, оплаченную платежным поручением от 27.03.97 №43, засчитать в выполнение обязательств по договору.

В материалах дела имеется платежное поручение от 27.03.97 №43 о перечислении покупателем 655'300'000 рублей (неденоминированных) на расчетный счет продавца. При рассмотрении дела в суде первой инстанции ответчик подтвердил получение оплаты за спорное имущество.

Таким образом, сторонами исполнен договор купли-продажи от 20.05.97 №01-97, в связи с чем право собственности на недвижимость перешло к покупателю.

В соответствии со статьей 6 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"[5] права на недвижимое имущество, возникшее до момента вступления в силу настоящего Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Доводы протеста о том, что в материалах дела отсутствуют данные, свидетельствующие об обращении ЗАО "Спортивный клуб "А-Элита" в суд с иском об освобождении принадлежащего ему имущества от ареста, наложенного определением Октябрьского районного суда города Краснодара от 26.07.98, не могут служить основанием для отмены решения суда.

Истец, право собственности которого на здание возникло до наложения ареста на это имущество, вправе был избрать в качестве способа защиты своего права обращение в суд с иском о признании права собственности на здание.

Доводы протеста не соответствуют обстоятельствам дела, в связи с чем протест подлежит оставлению без удовлетворения.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187-189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил: решение Арбитражного суда Краснодарского края от 27.09.99 по делу №А32-12739/99-4/358 оставить без изменения, протест - без удовлетворения»[6].

Как видно из приведенного примера, истец избрал в качестве защиты своего права – иск о признании права собственности, а не особождения имущества из под ареста.

Между тем, иск об освобождении имущества от ареста нельзя рассматривать как преобразовательный иск по следующим причинам.

Всякий преобразовательный иск направлен на изменение или прекращение существующего, действительного правоотношения (изменить можно лишь то, что есть, а прекратить то, что имелось в правовой действительности). Иск об освобождении имущества от ареста направлен на признание (подтверждение) факта наличия у истца вещного права на арестованное имущество и в этом плане иск относится к положительным искам о признании. По отношению к ответчику удовлетворение такого иска не означает прекращение вещного права на спорное имущество, потому что оно ответчику никогда не принадлежало. Отказывая же в иске об освобождении имущества от ареста, суд тем самым констатирует отсутствие у истца спорного права на арестованное имущество, но признает наличие такого права у ответчика. Однако никакого преобразования в смысле изменения или прекращения спорного правоотношения в рассматриваемых случаях не происходит.

Необходимо различать иск о присуждении и иск о признании.

Как мы уже подчеркивали, иск о присуждении по своей юридической характеристике гораздо шире, поскольку истец просит суд, как признать за ним определенное право, так и совершить определенные действия по его принудительному осуществлению, таков, например, иск о взыскании денежных сумм, о возмещении ущерба, изъятии имущества и т. д.

Нередко исковые требования о признании и о присуждении могут сочетаться в одном исковом заявлении, например о признании сделки купли-продажи жилого помещения недействительной и выселении из него прежних собственников. Зачастую на практике, происходит добавление требований, когда сторона сначала просит признать какой-либо факт, а потом осуществить юридические действия (например, по его возврату).

В связи со сказанным следует согласиться с мнением российского ученого-процессуалиста В.М.Гордона, который в своей работе "Иски о признании" пишет, что поскольку целью иска является решение, то, по существу, оба иска (о присуждении и о признании) представляют собой явления одного и того же рода. И эта однородность не устраняется вследствие того, что последствия принятых решений могут быть различными[7].

Предметом подтверждения по искам о признании может быть только правоотношение. Это характерная черта, отличающая иски о признании от исков о присуждении. Как и эти последние, иски о признании относятся к одному и тому же родовому понятию исков о судебном подтверждении. Но в то время как иск о присуждении представляет собой иск о судебном подтверждении права на исполнение, иск о признании, определяемый по видовому признаку, есть не что иное, как иск о судебном подтверждении гражданского правоотношения[8].

В литературе длительное время подчеркивалось, что только иски о присуждении могут быть принудительно исполнены в порядке исполнительного производства. Однако в настоящее время, эта точка зрения оспорена. Как верно отмечает Г.Л.Осокина, судебная процедура рассмотрения исков о признании может завершаться исполнительным производством в качестве факультативного элемента процедуры в части взыскания судебных расходов[9].

Но это не означает, что для реализации решений по искам о признании не требуется государственного принуждения. Оно осуществляется в различных формах, и закон предусматривает процессуальные гарантии реализации судебных решений.

В этой связи, Н.Б.Зейдер высказал мнение о том, что исполнимость является последним свойством судебного решения, вступившего в законную силу. Под исполнимостью решения следует понимать возможность принудительного исполнения судебного решения, т.е. осуществления специальными государственными органами - органами исполнения судебных решений - ряда мероприятий, которые направлены на реализацию судебного решения помимо воли лица, обязанного по этому решению. В исполнимости судебного решения, вступившего в законную силу, проявляется принудительный характер судебного решения, хотя, как было показано ранее, принудительный характер судебного решения не исчерпывается только исполнимостью судебного решения. Об исполнимости как свойстве решения речь может идти только в отношении решений, вынесенных в удовлетворение иска о присуждении. Только в этих случаях можно говорить об исполнении, и следовательно, о принудительном исполнении решения[10].

С приведенной точкой зрения следует согласиться. Исполнимость является очень важным свойством судебного решения, вынесенного по искам о присуждении. Фактически она является основным критерием, определяющим различие между исками о признании и исками о присуждении.

Если искам о присуждении свойственна исполнимость, то по искам о признании, нарушенное право восстанавливается с помощью признания спорного права за истцом. Решением суда ответчик лишается того права, которое он присвоил незаконно и которое ему не принадлежит. По такому иску о признании не требуется каких-либо принудительных мер в отношении ответчика. Вполне достаточно того, что суд установит в принудительном для ответчика порядке принадлежность спорного права истцу.

Сущность судебных решений по искам о признании состоит в том, что ответчик не понуждается к совершению каких-либо действий в пользу истца. С другой стороны, на основании удовлетворенного иска о признании, истец может подать иск о присуждении.

Между тем, в настоящее время судебная практика допускает выдачу исполнительных листов, а также возбуждение исполнительного производства судебными приставами-исполнителями по установительным решениям (вынесенным по искам о признании). Это приводит к появлению сложных, во многом неразрешимых проблем.

Арбитражные суды и суды общей юрисдикции выносят порой взаимоисключающие решения и определения, выдают исполнительные листы по искам о признании (связанные с процедурой банкротства, назначения внешнего управляющего, утверждения мирового соглашения, признания права собственности), что препятствует их реализации. Корпус судебных приставов-исполнителей, возбуждая исполнительное производство, в свою очередь оказывается не в состоянии исполнить установительные решения (хотя невозможность их принудительного исполнения прямо обусловлена сущностью иска о признании и принципами исполнительного производства)[11].



[1] Указ Президента РФ от 14 октября 1992 г. N 1230 "О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду" // Экономика и жизнь. - 1992 г.- N 43.

[2] Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445-I "О предприятиях и предпринимательской деятельности" // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР. - 27 декабря 1990 г. - N 30. - Ст. 418.

[3] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 сентября 2002 г. N 1605/98 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2003 г. – №1.

[4] Брагинский М., Ярошенко К. ГК РФ с учетом изменений и новых законодательных актов // Хозяйство и право. – 1998. – №2. – с.8.

[5] Федеральный закон от 9 июня 2003 г. N 69-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 16 июня 2003 г. - N 24. - Ст. 2244.

[6] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 2002 г. N 1953/02 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2003 г. - №1.

[7] Гордон В.М. Иски о признании - Ярославль: Тип.Губ.Правления, 1906.

[8] Хрестоматия по гражданскому процессу. – М.: Городец. - с. 133.

[9] Осокина Г.Л. Иск (теория и практика) – М.: Городец, 2000. – с .81

[10] Зейдер Н.Б.Судебное решение по гражданскому делу. - М.: 1966. - с.170.

[11] Треушников А.М. Реализация судебных решений по искам о признании (проблемы исполнимости) // Законодательство. – 2000. - №7.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100