www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданский, арбитражный процесс

Дипломные
Стороны в гражданском процессе (автор: Макарьян Д.)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.6 Процессуальное правопреемство

В соответствии с ч. 1 ст. 44 ГПК РФ «в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником».

Таким образом, процессуальное правопреемство означает переход процессуальных прав и обязанностей стороны или третьего лица от одного лица к другому в связи с преемством в материальном правоотношении. Это означает, что основанием процессуального правопреемства является преемство в спорном материальном правоотношении, т.е. переход субъективных материальных прав или обязанностей от одного субъекта материального правоотношения к другому.

В связи с этим формулировка ч. 1 ст. 44 ГПК РФ представляется крайне неудачной, потому что при процессуальном правопреемстве происходит замена не сторон (стороны остаются прежними), а лиц: физических и юридических, участвующих в деле в качестве либо истцовой стороны (т.е. управомоченного субъекта спорного или установленного решением суда правоотношения), или ответной стороны (т.е. обязанного субъекта спорного или установленного решением суда правоотношения). Для того чтобы норма ч. 1 ст. 44 ГПК РФ адекватно отражала сущность процессуального правопреемства, она должна быть сформулирована следующим образом: «1. В случае выбытия одного из лиц в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этого лица его правопреемником».

Процессуальное правопреемство может возникнуть, во-первых, в случае общего (универсального) правопреемства в материальном правоотношении. Речь идет о наследовании и реорганизации юридического лица.

Согласно п. 1 ст. 1093 ГК РФ в случае реорганизации юридического лица, ответственного за вред, причиненный жизни или здоровью, обязанность по выплате соответствующих платежей несет его правопреемник.

Во-вторых, процессуальное правопреемство может возникнуть в случае частичного (сингулярного) правопреемства в материальном правоотношении. Имеются в виду случаи уступки требования (ст. 382 ГК РФ) и перевода долга (ст. 391 ГК РФ). Например, в соответствии с п. 2 ст. 993 ГК РФ в случае неисполнения третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером, последний обязан немедленно сообщить об этом комитенту и по требованию комитента передать ему права по такой сделке с соблюдением правил об уступке требования (ст. 382-386, 388, 389 ГК РФ).

В-третьих, процессуальное правопреемство возможно также в иных случаях перемены лиц в материальном правоотношении. В качестве примера иных случаев перемены лиц в материальном правоотношении может служить правило п. 1 ст. 700 ГК РФ, в соответствии с которым ссудодатель вправе произвести отчуждение вещи или передать ее в возмездное пользование третьим лицам. При этом к новому собственнику или пользователю переходят права по ранее заключенному договору безвозмездного пользования, а его права в отношении вещи обременяются правами ссудополучателя[1].

В тех случаях, когда закон не допускает перехода прав и обязанностей от одного субъекта материального правоотношения к другому, не допускается и преемство в процессуальных правах и обязанностях. Наиболее показательна в этом отношении ситуация, регулируемая ст. 581 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 581 ГК РФ права одаряемого, которому по договору дарения обещан дар, по общему правилу (если иное не предусмотрено договором дарения) не переходят к его наследникам (правопреемникам), а вот обязанности дарителя, обещавшего дарение, в соответствии с п. 2 ст. 581 ГК РФ переходят к его наследникам (правопреемникам), если иное не предусмотрено договором дарения. Таким образом, в случае возникновения судебного процесса по спору между одаряемым и дарителем судьба судебного процесса будет зависеть от того, кто умрет: истец-одаряемый или ответчик-даритель. Если умрет истец-одаряемый, то производство по делу подлежит прекращению. Если умрет ответчик-даритель, то судебное разбирательство дела будет продолжено с участием на стороне ответчика правопреемников (наследников) дарителя. Аналогичная ситуация возможна при рассмотрении дел о взыскании компенсации морального вреда, когда обязанность по выплате денежной компенсации за причиненный моральный вред как имущественная переходит к наследникам причинителя вреда, а вот право требовать взыскания компенсации морального вреда в силу тесной связи с личностью потерпевшего по наследству не переходит[2].

Необходимо иметь в виду, что действующее законодательство не допускает перехода от одного лица к другому таких субъективных прав, которые неотделимы от самой личности - носителя этих прав. Например, в случае смерти истца-гражданина, на содержание которого с ответчика должны быть взысканы алименты, производство по делу о взыскании алиментов подлежит прекращению, потому что субъективное право на получение содержания, т.е. алиментов, носит хотя и имущественный, но вместе с тем тесно связанный с личностью нуждающегося в содержании характер.

Рассматривая материальное правопреемство как юридическое основание для процессуального правопреемства, следует иметь в виду, что переход прав и (или) обязанностей от одного субъекта материального правоотношения к другому не влечет автоматическую перемену лиц в процессуальном отношении. Дело в том, что в силу действия принципа диспозитивности вступление в дело (процесс) правопреемника истца зависит от его желания. Что же касается правопреемника ответчика, то он привлекается судом к участию в деле, если против этого не возражает истец. В противном случае производство по делу подлежит прекращению в связи с отказом истца от иска.

Вступая в процесс в качестве правопреемника стороны или третьего лица, субъект обязан предъявить суду доказательства своего правопреемства в материальном правоотношении, например, договор о переводе долга или уступке требования, свидетельство о праве на наследство, свидетельство о государственной регистрации вновь созданного или реорганизованного юридического лица, выписку из единого государственного реестра юридических лиц с записью о прекращении деятельности присоединенного юридического лица, а также передаточный или разделительный акт (ст. 57, 58 ГК).

В соответствии с ч. 1 ст. 44 ГПК РФ правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства. С момента вступления в процесс правопреемник приобретает все процессуальные права и обязанности своего правопредшественника. Причем, процессуальные действия, совершенные правопредшественником и иными участниками процесса до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были обязательны для правопредшественника (ч. 2 ст. 44 ГПК РФ). По этой причине, правопреемник не вправе требовать, например, повторного допроса свидетелей, повторной экспертизы, заявлять отвод судьям только на том основании, что он является правопреемником стороны или третьего лица.

С момента вступления в дело правопреемника стороны или третьего лица судебный процесс возобновляется с того момента, когда он был приостановлен в связи с необходимостью процессуального правопреемства.

Процессуальное правопреемство принципиально отличается от замены ненадлежащей стороны. Указанные отличия состоят в следующем.

Поскольку основанием процессуального правопреемства является преемство в материальном правоотношении, то замена лиц при процессуальном правопреемстве всегда опирается на материально-правовую связь между правопредшественником, т.е. лицом, выбывающим из процесса, и его правопреемником, т.е. лицом, вступающим в процесс. Замена же ненадлежащей стороны надлежащей, наоборот, предполагает полное отсутствие каких-либо материальных связей между выбывающим из процесса лицом и вступающим в него лицом.

Из первого различия вытекает второе, суть которого заключается в том, что при процессуальном правопреемстве стороны (истец и ответчик) не меняются. Меняются лишь конкретные физические или юридические лица как носители прав и обязанностей соответствующей стороны. В этой связи следует говорить, имея в виду процессуальное правопреемство, не о замене сторон, а о замене лиц. Именно этими соображениями продиктована необходимость изменения редакции ч. 1 ст. 44 ГПК РФ, которая должна адекватно отражать сущность процессуального правопреемства[3].

При замене ненадлежащей стороны надлежащей меняются сами стороны (истец и (или) ответчик). К сожалению, ГПК РФ не предусматривает возможность замены ненадлежащего истца надлежащим, как это имело место ранее (см. ст. 36 ГПК РСФСР 1964 г). Кроме того, согласно ГПК РФ в случае отказа истца на замену ненадлежащего ответчика надлежащим суд обязан рассмотреть дело с участием первоначально обозначенного ответчика (ч. 2 ст. 41). Однако более разумное правило предусмотрено в ч. 2 ст. 47 АПК РФ, в соответствии с которым если истец не согласен на замену ненадлежащего ответчика другим лицом, суд вправе с согласия истца привлечь к участию в деле надлежащего ответчика в качестве второго ответчика. Таким образом, если замена ненадлежащего ответчика по каким-либо причинам не состоится, в арбитражном процессе может оказаться две стороны: надлежащий ответчик и ненадлежащий ответчик. Возможность возникновения такого рода ситуаций служит еще одним доказательством принципиального отличия процессуального правопреемства от замены сторон.

Поскольку при замене ненадлежащей стороны надлежащей меняются сами стороны, то судебный процесс с момента вступления или привлечения в дело надлежащей стороны всегда начинается с самого начала. При замене ненадлежащей стороны надлежащей в отличие от процессуального правопреемства происходит обновление процесса по субъектному составу, т.е. возникновение нового процесса в рамках старого. По этой причине все процессуальные действия, совершенные ненадлежащей стороной, не имеют юридической силы с точки зрения их обязательности для надлежащей стороны, вступившей в дело. При процессуальном правопреемстве, когда меняются не стороны, а лишь физические и юридические лица, олицетворяющие собой ту или иную сторону, процесс с момента вступления в дело правопреемника продолжается, а не начинается с самого начала. Поэтому все процессуальные действия, совершенные правопредшественником, обязательны для правопреемника. В связи с этим обращает на себя внимание еще одна редакционная неточность ст. 44 ГПК РФ. Речь идет о ч. 3, где говорится о том, что на определение суда о замене или об отказе в замене правопреемника может быть подана частная жалоба. Неточность ч. 3 ст. 44 ГПК РФ заключается в том, что замене при наличии соответствующих материально-правовых оснований подлежит не правопреемник, а правопредшественник, поэтому речь должна идти о «замене правопреемником» либо о «замене правопредшественника».

При этом следует отметить одну особенность, присущую порядку возобновления приостановленного производства.

Дело в том, что с момента приостановления производства по делу в связи с выбытием из дела физического или юридического лица и до вступления в дело его правопреемника может пройти достаточно много времени, в течение которого состав суда или судья, рассматривавший дело до выбытия из него правопредшественника, может быть уже другим (например, в связи со сменой места жительства, места работы, болезнью, нахождением в отпуске и т.п.). Поэтому дело подлежит рассмотрению с самого начала, но не потому, что в него вступил правопреемник, а в силу необходимости соблюдения требований принципа непосредственности. В соответствии с принципом непосредственности разбирательство дела должно происходить при неизменном составе судей. В случаях замены судей разбирательство дела должно быть произведено с самого начала (ч. 2 ст. 157 ГПК РФ).

При анализе различий процессуального правопреемства и замены ненадлежащей стороны следует учесть, что оба института имеют одну общую черту. Замена лиц при процессуальном правопреемстве, как и замена сторон происходят в рамках одного и того же процесса (производства), который, однажды возникнув по инициативе заинтересованного лица, не прекращается в связи с необходимостью замены лиц или сторон. В этой связи оба института - проявление принципа процессуальной экономии.



[1] Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М. Юристъ. 2003. С. 181.

[2] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2000 г. // БВС РФ. 2000. № 9. С. 12.

[3] Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М. Юристъ. 2003. С. 181.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100