www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданский, арбитражный процесс

Дипломные
Заочное производство в гражданском процессе
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.1. История развития заочного производства

История развития института заочного производства наглядно демонстрирует, что на этапе его становления понятие «заочный» использовалось буквально, механически переносилось на порядок рассмотрения гражданских споров. Заочным именовалось решение, основанное только на факте неявки одной стороны. Поначалу результат его был заранее предрешен из-за того значения, которое придавалось факту неявки ответчика.

Так, в римском праве существовало положение, в соответствии с которым претор давал истцу право пользования имуществом уклоняющегося от суда ответчика». «Достаточному наказанию подвергнется тот, кто не защищается (не является в суд для защиты) и скрывается, так как противник вводится по решению суда но владение его имуществом»[1]. Зачастую судья удовлетворял требования наличной стороны, не имея понятия о юстиции спорного права, сама неявки влекла осуждение.

Из приведенных примеров следует, что имело место вынесение заочного решения, но собственно заочного производства не существовало, поскольку отсутствовал такой его важный признак, как исследование обстоятельств дела с целью разрешить спор.

Организация заочного производства стала достижением римского когниционного процесса. Истец, при неявке ответчика, допускался к доказательству своих прав, и решение выносилось на основании разбора—анализа спорного правоотношения по имеющимся в деле доказательствам, и на этом основывалось выносимое решение[2]. При такой организации, однако, отсутствовал такой важный признак заочного производства, как возможность обжалования ответчиком вынесенного решения в упрощенном порядке.

Возможность отменить решение, постановленное в отсутствие ответчика, введена во Франции Ордонансом 1667 г. Такое решение отменялось отзывом ответчика и его заявлением о готовности явиться к рассмотрению дела[3].

В истории российского гражданского процесса можно проследить подобное развитие заочного производства.

В истории развития института заочного производства большое значение имела организация судебных вызовов.

Характер процедуры вызова отражался непосредственно на действии, следовавшем за ним. Уклонение от вызова побуждало применение властями суровых мер, иногда сопровождавшихся насилием.

В германском праве ответчик мог быть приведен к суду приставом, а «в крайних случаях ослушания и укрывательства от суда, ответчик объявлялся вне покровительства закона, и все его имение отбиралось в казенную опеку». Такие же меры принимались по отношению к скрывающемуся ответчику в Англии.

Исторически сложилось так, что законодатель, руководствуясь тем соображением, что отсутствие какой-либо из сторон является препятствием к надлежащему разрешению дела, усматривал необходимость личной явки в суд и расценивал неявку как ослушание своей воли, как посягательство на общественный порядок. Таким образом, с точки зрения древнего законодателя, неявка тяжущегося на суд представлялась результатом виновного деяния, результатом, влекущим за собой применение процессуальных санкций уголовного характера. Вопрос неявки касался, прежде всего, ответчика, так как предполагалось, что истцу, возбудившему дело, незачем игнорировать судебное разбирательство.

По отношению к ответчику как к лицу, по вине которого не состоялось полноценное разбирательство, применялись самые разнообразные меры, носящие характер санкции.

На Руси к «провинившемуся» не явившемуся ответчику применялось битье батогами и даже заключение в тюрьму. Псковская Правда и уставные грамоты Руси XV—XVI столетии устанавливали, что в случае неявки ответчика истец получал так называемую «бессудную грамоту» о принуждении ответчика к явке в суд при помощи судебного пристава или к представлению поруки в том. Последнее означало, что ответчик должен быть взят на поруки родственниками с тем, чтобы они доставили его в суд, а если не смогут доставить, то должны отвечать за него перед истцом. Поручительство устанавливалось независимо от поведения ответчика[4].

В истории российского гражданского процесса можно встретить существенную суровость мер, применяемых к не явившемуся.

Один из способов извещения, применявшийся на Руси, — «позовницею через пристава». Пристав имел право применить к ослушнику силу и привести его в суд, а «если начнет хорониться и не станет к суду, ино дать на него грамоту обешную», потом, «если по ней не явится, то по ней и обвинить»[5].

Уложение 1649 г. содержит понятие зазывных грамот, они посылались три раза. Неявка после получения первой и второй зазывных грамот наказывалась битьем батогами и только после третьей следовало обвинение в иске без суда. Неявка влекла проигрыш дела, который и был наказанием для не явившегося. В раннем русском процессе вызов был не только способом уведомления, но и преследованием, привлечением к суду. Примечательно, что смягчение способа вызова влекло за собой смягчение последствий неявки, что и создало предпосылки для возникновения заочного порядка рассмотрения дела.

Отсутствие четкой системы вызовов порождало недоверие к заочным решениям, вследствие чего в России в 1653 г. была сделана попытка вообще отменить заочные решения и взыскивать с не явившегося ответчика только «проссти и волокиты», т. е. затраты на процесс, понесенные истцом. Однако через несколько лет (в 1685 г.) заочные решения были вновь разрешены.

В каноническом праве практиковалась экскоммуникация, отлучение от церкви, пока ответчик «не станет на суд».

При рассмотрении гражданского спора в суде не явившийся ответчик обвинялся прежде, чем истец сделал какой-либо шаг к убеждению судьи. Проигрыш дела был наказанием для не явившегося[6].

С течением времени общество осознало суровость подобных мер и их противоречие характеру гражданского процесса, где до рассмотрения спора нельзя решить, кто прав: истец или ответчик. Тем не менее, в современном англо-американском гражданском процессе неявка ответчика расценивается как ослушание, нежелание его подчиниться власти суда. Последствием этого всегда являлись строгие меры против ответчика, и в итоге — проигрыш им дела[7].

Позднее при рассмотрении дела в отсутствие ответчика суд производил разбирательство спорного правоотношения, и на этом основывалось выносимое решение. Неявка, однако, все равно влекла за собой невыгодные последствия, и состояли они в том, что спорное право разрешалось на основании односторонних объяснений наличной стороны. Это правило соблюдалось даже в том случае, когда отсутствующий явился, но не к сроку, назначенному ему для явки. Постепенно такое положение подкрепилось убеждением, что неявка выражает отказ от защиты и, таким образом, является молчаливым признанием права за противником. При таком взгляде на неявку не имело смысла существование заочного производства, так как независимо от результата исследования обстоятельств дела, право присуждалось явившемуся, кроме того, позднее не явившийся стал приравниваться к признавшемуся на суде.

В 1864 г. Уставом гражданского судопроизводства по образцу модели французского устава гражданского судопроизводства введен институт заочного решения, т. е. решения, принятого по делу без участия ответчика, не явившегося и не просившего о рассмотрении дела без его участия.

Правила о заочном решении соединялись в Уставе с правилами о заочном производстве, которые нашли отражение в двух основных тезисах:

· спор разрешался на основе исследования односторонних объяснений, представленных истцом;

· заочное решение могло быть отозвано ответчиком через суд, вынесший решение, или обжаловано в вышестоящую инстанцию.

Как видно, по отношению к современному гражданскому процессу такая трактовка понятия «заочный», как происходящий в отсутствие кого-либо из заинтересованных лиц, неприменима из-за своей узости, использование этого термина должно быть дополнительно разъяснено, и, кроме того, увязано с понятием «производство».

В Англии заочное решение может быть направлено против ответчика или третьего лица по заявленной к нему ответчиком претензии. Это означает, что право просить о постановлении заочного решения принадлежит как истцу, так и ответчику, но последний сам выступает в роли истца по отношению к третьему лицу. Французский гражданский процессуальный кодекс 1865 г. употреблял общее выражение «наличная сторона», которой присуждались доказанные ею требования, однако современное французское законодательство говорит о заочных решениях только в связи с неявкой ответчика». Устав гражданского судопроизводства Венгрии относился одинаково к последствиям неявки истца и ответчика: он уполномочивал суд в случае неявки истца поступать на том же основании, что и в случае неявки ответчика.

ГПК УССР 1924 г. допускал постановление заочного решения в отсутствие как ответчика, так и истца.

ГПК РСФСР 1964 г.[8] устанавливал обязанность сторон явиться в судебное заседание и предусматривал определенные санкции за неявку без уважительных причин (ст. 158), они носили штрафной характер. При неявке как истца, так и ответчика дело откладывалось, независимо от причин неявки. Неблагоприятные последствия процессуального характера в виде оставления судом иска без рассмотрения возникали только в случае вторичной неявки сторон, не просивших о рассмотрении дела в их отсутствие без уважительных причин. Если ответчик мог быть вполне удовлетворен таким исходом дела, так как сфера его субъективных прав и обязанностей оставалась неизмененной, то основная часть бремени неблагоприятных последствий возлагалась на истца, поскольку его право на судебную защиту оставалось нереализованным — исковые требования оставались без удовлетворения, не будучи рассмотренными по существу из-за неявки ответчика.

Сегодня в ГПК РФ[9] действует глава 22 (ст.ст. 233-244 ГПК РФ), которая регламентирует порядок заочного производства.

Если предположить, что ответчик получил извещение о вызове в суд и злоупотребляет своими правами, не являясь в суд, то с этой точки зрения заочное производство просто необходимо и служит цели повышения уровня ответственности сторон за свои действия (бездействие), предотвращения судебной волокиты и является наилучшим способом разрешения спора. Нельзя же поставить возможность рассмотрения дела в зависимость от усмотрения и произвола ответчика — это было бы отрицанием правосудия.

Поэтому можно сделать вывод, что пройдя большой исторический путь развития, институт заочного производства занял свое законное место в гражданском процессе.



[1] Перетерский И.С. Дигесты Юстиниана. М., 1984. С. 55.

[2] Римское частное право/ Под ред. И.Б.Новицкого и И.С.Перетерского. М. 1994. С. 79.

[3] Хрестоматия по гражданскому праву / Под ред. М.К. Треушникова. М. 1999. С. 132.

[4] Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства // Российское законодательство X—XX вв. М. 1991 Т. 2 С. 57.

[5] Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права Ростов-на-Дону, 1995. С. 184-185

[6] Румянцев Л.М. Румянцев АМ. О заочном производстве дел гражданских. Казань. 1876. С . 1—16 // СПС «Гарант» // Российское правое наследие

[7] Пучинааш В К. Английский гражданский процесс М . 1974

[8] Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 11 июня 1964г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР - 18 июня 1964г. - №24 - Ст. 407.

[9] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002г. №138-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации - 18 ноября 2002г. - №46 - Ст. 4532.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100