www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданское право, авторское право

Дипломные
Виды и формы собственности по Российскому законодательству
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.4. Правомочие распоряжения

Правомочие распоряжения означает аналогичную возможность определения юридической судьбы имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения. Не вызывает сомнений, что в тех случаях, когда собственник продает свою вещь, сдает ее в наем, в залог, передает в виде вклада в хозяйственное общество или товарищество или в качестве пожертвования в благотворительный фонд, он осуществляет распоряжение вещью. Значительно сложнее юридически квалифицировать действия собственника в отношении вещи, когда он уничтожает вещь, ставшую ему ненужной, либо выбрасывает ее, или, когда вещь по своим свойствам рассчитана на использование лишь в одном акте производства или потребления. Если собственник уничтожает вещь или выбрасывает ее, то он распоряжается вещью путем совершения односторонней сделки, поскольку воля собственника направлена на отказ о права собственности. Но если право собственности прекращается в результате однократного использования вещи (например, Вы съедаете яблоко или сжигаете дрова в камине), то воля собственника направлена вовсе не на то, чтобы прекратить право собственности, а на то, чтобы извлечь из вещи ее полезные свойства. Поэтому в указанном случае имеет место осуществление только права пользования вещью, но не права распоряжения ею.

Сущность права собственности проявляется в том, что собственник может пользоваться своим имуществом в своих интересах по своему усмотрению для осуществления любой предпринимательской или иной деятельности, не запрещенной законодательством. Так, на основании права собственника свободно распоряжаться своим имуществом, было отменено надзорной инстанцией решение суда, отказавшего в удовлетворении жалобы об отказе в продаже жилого дома товариществу с ограниченной ответственностью, по той причине, что его учредители не имели прописки в месте нахождения дома. Но это не означает, что собственник может использовать свое имущество без всяких ограничений. Осуществление права собственности не должно нарушать прав и охраняемых законодательством интересов других лиц. При осуществлении своего права собственник обязан принимать меры, предотвращающие нанесение им ущерба здоровью граждан и окружающей среде.

Недопустимо самовольное распоряжение собственностью иного субъекта. Однако собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица. Приведем такой пример из практики:

«Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение Арбитражного суда города Москвы от 02.12.97 по делу N 55/121 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19.02.98 по тому же делу.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Акционерное общество открытого типа "Чековый инвестиционный фонд "Народный" (город Уфа) (впоследствии - открытое акционерное общество "Фонд "Народный") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к закрытому акционерному обществу "Национальная регистрационная компания" (реестродержателю) о применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора от 14.12.95 N 306 купли-продажи акций Российского акционерного общества "Норильский никель" и об обязании ответчика восстановить в реестре акционеров запись об акциях истца, незаконно списанных с его лицевого счета по названной ничтожной сделке.

Решением от 22.07.97 в иске отказано. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 16.10.97 решение отменил, дело передал на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи с нарушением норм процессуального права (пункт 1 часть 3 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

До принятия решения истец заявил ходатайство об изменении предмета иска, в котором просил признать недействительным (ничтожным) договор от 14.12.95 N 306 купли-продажи акций РАО "Норильский никель", заключенный между товариществом с ограниченной ответственностью "Информ-инвест" (покупателем) и АООТ "Чековый инвестиционный фонд "Народный" (город Уфа) (продавцом), и о признании недействительной корректирующей записи, внесенной универсальным акционерным коммерческим банком (держателем реестра на момент заключения сделки) о списании со счета продавца и зачислении на счет чекового инвестиционного фонда "Народный" (город Москва) права на 6 385 обыкновенных именных акций эмитента номинальной стоимостью 250 рублей каждая.

Кроме того, истец заявил ходатайство о привлечении в качестве ответчиков РАО "Норильский никель" и Уникомбанка.

Определением от 02.12.97 ходатайство истца удовлетворено.

Решением от 02.12.97 договор купли-продажи ценных бумаг от 14.12.95 N 306 признан недействительным. Производство по делу в части требования о признании недействительной корректирующей записи прекращено.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 19.02.98 решение от 02.12.97 в части признания недействительным договора купли-продажи ценных бумаг от 14.12.95 N 306 отменил и в иске в этой части отказал, в остальной части решение оставил без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается решение от 02.12.97 и постановление от 19.02.98 в части прекращения производства по делу отменить, дело передать на новое рассмотрение.

Президиум считает, что судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что на момент заключения оспариваемой сделки учет прав и ведение лицевых счетов акционеров РАО "Норильский никель", в том числе и лицевого счета истца, было поручено держателю реестра Уникомбанку.

Уникомбанк 07.02.96 без согласия владельца акций - АООТ "ЧИФ "Народный" (город Уфа) - внес корректирующую запись о списании с его счета и зачислении на счет ЧИФ "Народный" (город Москва) 6 385 обыкновенных именных акций РАО "Норильский никель".

Основанием для внесения регистратором корректирующей записи явился договор от 14.12.95 N 306 купли-продажи спорных акций, заключенный между АООТ "ЧИФ "Народный" (город Уфа) и ТОО "Информ-инвест".

Поскольку АООТ "ЧИФ "Народный" (города Уфа) названный договор по отчуждению спорных акций не заключал, он обратился с иском о признании этого договора и корректирующей записи недействительными.

Между тем требование о признании недействительной корректирующей записи арбитражным судом не рассмотрено. Производство по делу в этой части прекращено со ссылкой на то, что такая запись не может быть признана сделкой, не является актом государственного органа местного самоуправления и Федеральным законом "Об акционерных обществах" такой способ защиты гражданских прав не предусмотрен.

Однако выводы судов первой и кассационной инстанций о том, что требование о признании недействительной корректирующей записи по лицевому счету ОАО "Фонд "Народный" не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, необоснованны.

Согласно статье 29 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" запись в реестре акционеров фиксирует право собственности лица на соответствующее количество акций. Внесение изменений в эту запись без ведома и указаний акционера является нарушением его права собственности.

Иск о признании неправомерными таких изменений в реестре акционеров с требованием о восстановлении прежней записи является по существу иском о защите нарушенного права.

Уникомбанк внес корректирующую запись по списанию с лицевого счета истца 6 385 акций без распоряжения или согласия собственника, то есть действовал с нарушением пункта 1 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающего, что права владения, пользования и распоряжения своим имуществом принадлежат собственнику, в связи с чем требования о защите его нарушенных прав подлежат защите в судебном порядке.

При новом рассмотрении дела арбитражному суду надлежит привлечь к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, ТОО "Информ-инвест", поскольку решение по делу может повлиять на его права или обязанности по отношению к одной из сторон, участвующей в деле.

Кроме того, при решении вопроса о признании недействительным договора от 14.12.95 N 306 купли-продажи акций, суду следует проверить наличие оснований для применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении дела в кассационной инстанции 19.02.98 участвовали двое судей, ранее принимавших участие в рассмотрении дела в этой же инстанции 16.10.97, что противоречит требованиям части 2 статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и в силу пункта 1 части 3 статьи 176 названного Кодекса влечет отмену постановления.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187-189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 02.12.97 по делу N 55/121 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19.02.98 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции»[1].

Рассмотренный выше спор – яркий пример незаконного распоряжения имуществом, когда без распоряжения или согласия собственника, то есть с нарушением пункта 1 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающего, что права владения, пользования и распоряжения своим имуществом принадлежат собственнику, было произведено распоряжение имуществом, в связи с чем, защита его нарушенных прав собственника подлежит защите в судебном порядке.

На практике возникают случаи, когда субъект, владеющий объектом на праве собственности, де факто лишается возможности распоряжения и пользования имуществом. Так, например, происходит, если объект собственности – затонувшее имущество.

Вопросы права собственности на затонувшее имущества разрешаются Кодексом внутреннего водного транспорта РФ от 7 марта 2001 г. №24-ФЗ[2] и Кодексом торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. N 81-ФЗ (с изм. и доп. от 26 мая 2001 г.)[3]. Ныне действующие правила (в отличие от предыдущего законодательства) исходят из того, что право собственности на затонувшее имущество сохраняется за собственником независимо от того, сделал ли он заявление о намерении поднять затонувшее имущество, а также от того, что он не поднял имущество в установленный капитаном порта срок[4].

В том случае, если собственник затонувшего судна не сделает заявления согласно п.1 ст.108 КТМ или не поднимет имущество в срок, установленный п.2 ст.108 КТМ, возникает предположение о том, что собственник отказался от права собственности на судно и оно является бесхозяйной вещью. В этом случае согласно п.3 ст.225 ГК РФ бесхозяйные недвижимые вещи должны приниматься на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество. Поскольку капитан порта осуществляет государственную регистрацию судов, представляется, что учет (не регистрация) затонувшего судна и находящегося на нем груза должен осуществляться капитаном соответствующего морского порта, который ставит об этом в известность орган, уполномоченный управлять муниципальным имуществом. По истечении года со дня постановки такого судна и груза на учет орган, уполномоченный управлять муниципальным имуществом, может обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на судно и груз.

Итак, мы рассмотрели все три полномочия собственника, которые и образуют содержание права собственности.

В своей совокупности названные правомочия исчерпывают все предоставленные собственнику возможности. Теоретические попытки дополнить эту триаду другими правомочиями, например правомочием управления, оказались безуспешными. При более тщательном рассмотрении такие «правомочия» оказываются не самостоятельными возможностями, предоставляемыми собственнику, а лишь способами реализации уже имеющихся у него правомочий, т.е. формами осуществления субъективного права собственности[5].

У собственника одновременно концентрируются все три указанных правомочий. Но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику. А иному законному владельцу имущества, например, арендатору. Ведь последний не только владеет и пользуется имуществом собственника-арендодателя по договору с ним, но и вправе с его согласия сдать имущество в поднаем (субаренду) другому лицу или, например, внести в имущество значительные улучшения, существенно изменив его первоначальное состояние, т.е. в известных рамках распорядиться им. Следовательно сама по себе триада правомочий еще недостаточно для характеристики прав собственника.

Более того, обозначение правомочий собственника как триады возможностей свойственно лишь нашему национальному правопорядку. Впервые оно было законодательно закреплено в 1832 г. в ст. 420 т. Х ч. 1 Свода законов российской империи, откуда затем по традиции перешло и в гражданские кодексы 1922 и 1964г., и в Основы гражданского законодательства 1961 и 1991 гг., и в новый ГК РФ. В зарубежном законодательстве имеются иные характеристики этого права. Так, согласно Ст. 903 Германского гражданского уложения собственник «может распоряжаться вещью по своему усмотрению и отстранять других от всякого воздействия на нее»; в соответствии со ст.544 Французского гражданского кодекса собственник « пользуется и распоряжается вещами наиболее абсолютным образом»; в англо-американском праве, не знающем в силу своего прецендентного характера легального (законодательного) определения права собственности, его исследователи насчитывают до 10-12 различных правомочий собственника, причем способных в разных сочетаниях одновременно находиться у различных лиц, и т.д.[6].

Признание за собственником «триады правомочий» не всегда свидетельствует о широте содержания предоставленных ему возможностей. Так, в соответствии с российским законодательством частный собственник не вправе использовать предоставленный ему земельный участок не по целевому назначению или отчуждать его лицам, которые не смогут обеспечить продолжение такого использования (например, для сельскохозяйственного производства). При несоблюдении экологических требований и нерациональном землепользовании он рискует вообще лишиться своего участка земли.

Строго целевое назначение имеют также жилые помещения - жилые дома, квартиры и т.д. Поскольку жилые помещения предназначены лишь для проживания граждан, их использование в иных целях, в частности, для размещения различных контор (офисов), складов, производств и т.д., хотя бы и по воле или с согласия их собственника, допускается только после перевода этих помещений в нежилые в установленном законом порядке (п.2 и 3 ст. 288 ГК). Ведь использование названных недвижимостей всегда так или иначе не только затрагивает интересы соседей или других окружающих собственника лиц, но и имеет большое социальное значение в условиях их сохраняющегося дефицита. Поэтому установление целевого назначения для соответствующих объектов и связанное с этим ограничение возможностей их собственников служит обеспечению важного публичного интереса.

При этом собственник вовсе не лишается своих правомочий. Речь идет об установлении законом определенных границ содержания самого права собственности, которое в любом случае не может быть беспредельным. Возможны и ограничения (пределы) осуществления права собственности, предусмотренные законом или договором. Так, права приобретателя (собственника) недвижимого имущества (плательщика ренты) по договору пожизненного содержания с иждивением (ст. 601 ГК РФ) исключают для него возможность отчуждать или иным образом распоряжаться приобретенным в собственность имуществом без согласия своего контагента (получателя ренты). Это служит одной из гарантий интересов последнего на случай прекращения обязательства из-за серьезного нарушения своих обязанностей плательщиков ренты (ст.604, 605 ГК РФ). В такой же ситуации находится и залогодатель, остающийся собственником отданной в залог вещи, но по общему правилу лишенный возможности распоряжаться ею без согласия залогодержателя (п.2 ст. 346 ГК РФ).

Таким образом, сведение права собственности к абстрактной триаде правомочий владения, пользования и распоряжения и с этой точки зрения отнюдь не всегда характеризует реальное содержание предоставляемых собственнику возможностей. Дело, следовательно, заключается не в количестве и не в названии правомочий, а в той мере реальной юридической власти над своим имуществом, которая предоставляется и гарантируется собственнику действующим правопорядком. Так, ранее действовавший ГК 1964г. в ст.92 формально наделял одинаковыми правомочиями владения, пользования и распоряжения всех собственников, хотя по своему характеру и возможностям осуществления правомочия государства-собственника не шли ни в какое сравнение с правомочиями « личных собственников»- граждан, подвергнутым многочисленным ограничениям.

С этой точки зрения главное, что характеризует правомочия собственника в российском гражданском праве, - это возможность осуществлять их по своему усмотрению (п. 2 ст. 209 ГК РФ), т.е. самому решать, что делать с принадлежащим имуществом, руководствуясь исключительно собственными интересами, совершая в отношении этого имущества любые действия, не противоречащие, однако, закону и иным правовым актам и не нарушающие прав и законных интересов других лиц. В этом-то и состоит существо юридической власти собственника над своей вещью.

Важная особенность правомочий собственника заключается еще и в том, что они позволяют ему устранять, исключать всех других лиц из сферы какого-либо воздействия на принадлежащее ему имущество, если на то нет его воли. В отличие от этого правомочия иного законного владельца, даже одноименные с правомочиями собственника, не только не исключают прав на то же имущество самого собственника, но и возникают обычно по воле последнего и в предусмотренных им пределах, например по договору аренды.

Собственник несет также риск случайной гибели или порчи своего имущества, т.е. его утраты или повреждения при отсутствии чьей-либо вины в этом (ст. 211 ГК). Перенос риска случайной гибели или порчи имущества на других лиц возможен по договору собственника с ними (например, по условиям конкретного арендного договора), а также в силу указания закона (в частности, такой риск может нести опекун как доверительный управляющий имуществом собственника-подопечного).

Собственник вправе передавать другим лицам свои права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом, оставаясь его собственником (п. 2 ст. 209 ГК РФ), например, при сдаче этого имущества в аренду. На этом основана и предусмотренная п. 4 ст. 209 ГК возможность передать свое имущество в доверительное управление другому лицу, что, как подчеркивает закон, не влечет перехода к доверительному управляющему права собственности на переданное ему имущество (п. 1 ст. 1012 ГК РФ). Доверительное управление является, таким образом, способом осуществления собственником принадлежащих ему правомочий, одной из форм реализации правомочия распоряжения, но вовсе не установлением нового права собственности на данное имущество.



[1] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 ноября 1998 г. №2208/98 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1999 г. - №2

[2] Собрание законодательства Российской Федерации. - 12 марта 2001 г. - N 11. - Ст. 1001.

[3] Собрание законодательства Российской Федерации. - 3 мая 1999 г. - N 18. - Ст. 2207.

[4] Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации / Под ред. Г.Г.Иванова. - М.: Спарк, 2000. - 234 с.

[5] .Маттеи, Е.А.Суханов. Указ. Соч. - с.311.

[6] У.Маттеи, Е.А. Суханов. Указ.соч. - с.312.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100