www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданское право, авторское право

Дипломные
Аккредитивная форма расчетов (по действующему законодательству Украины) (автор: Виктория Валах)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.2. Порядок открытия, авизирования и закрытия аккредитивов.

Анализ правовой стороны механизма действия аккредитива должен быть начат с отношений продавца (бенефициара) и покупателя (аппликанта). Обычно в условиях договора купли-продажи (или иного хозяйственного договора) содержится оговорка, что он заключен под отлагательным условием и вступает в силу, если в течение определенного времени покупатель откроет аккредитив в пользу продавца. В договоре купли-продажи должны содержаться условия, на которых должен быть открыт аккредитив (сумма, форма платежа, вид аккредитива, срок действия и т.п.), что на практике не всегда соблюдается. Включение подобных условий в основной договор служит прежде всего цели защиты интересов продавца: если покупатель открыл аккредитив на иных условиях (например, неподтвержденный вместо подтвержденного, непереводной вместо трансферабельного и т.п.), продавец имеет право отказаться от исполнения поставки. Срок действия аккредитива составляется период времени, в течении которого должны быть представлены документы. Ст.43 Унифицированных правил предусматривает обязательность указания в аккредитивах, по которым требуется представление транспортных документов, также и даты отгрузки. Если в аккредитиве не оговорено иное, банки отказывают в приеме документов, представленных позднее 21 дня с даты отгрузки. При этом крайний срок от даты отгрузки должен входить в срок действия аккредитива. Пропуск по вине бенефициара указанных сроков означает освобождение от каких-либо обязательств и банка-эмитента, и покупателя. Следующим этапом является подача покупателем заявления об открытии аккредитива в банк. Необходимо подчеркнуть, что банком-эмитентом далеко не всегда является банк-держатель счета клиента. В силу различных обстоятельств банком-эмитентом может выступать либо иной местный (например, у банка-держателя счета имеется только внутренняя валютная лицензия), либо вовсе зарубежный банк (если последний открыл кредитную линию покупателю). В заявлении клиент указывает существенные условия аккредитива (бенефициар, сумма, срок действия аккредитива, наименование авизирующего банка и др.). Касательно выбора авизирующего банка сделать одно важное пояснение. Согласно ст.18 Унифицированных правил банк не несет никакой ответственности за неисполнение инструкций другими банками, даже если последние были выбраны им самим. Однако данная норма не носит всеобъемлющий характер, а касается только случаев, когда в заявлении клиент предоставил банку право выбрать авизирующий банк самостоятельно. Если им указан конкретный банк в качестве авизирующего, то банк-эмитент несет всю ответственность за неисполнение инструкций клиента, которая в таких случаях будет вытекать не из Унифицированных правил или Инструкции НБУ №22, а из факта нарушения банком договора (заключаемого путем подачи заявления (оферта) и принятия его банком и исполнению (акцепт)) с клиентом. В тех случаях, когда открывается покрытый аккредитив, одновременно с заявлением перечисляет сумму аккредитива на счет покрытия, если непокрытый - заключается отдельное соглашение, устанавливающее обязанность аппликанта в конкретные сроки перечислить банку конкретные суммы в счет аккредитива.

Собственно открытием аккредитива считается его передача банком-эмитентом бенефициару через посредничество авизирующего банка. Наличие посредничества позволяет предотвратить потенциальные мошеннические действия со стороны покупателя (например, передачи поддельных аккредитивов). Однако существует и специфическая форма – так называемые “аккредитивы со свободной негоциацией”, которые вручаются банком-эмитентом непосредственно бенефициару и могут быть предъявлены последним к платежу в любом банке, который имеет соответствующие договоренности с эмитентом. Аккредитив может быть отослан авизирующему банку почтой, либо передан в электронной форме, которая если не существует оговорки об ином, рассматривается как первый (оперативный) экземпляр аккредитива (ст.11 Унифицированных правил). Все формы аккредитивных документов являются стандартизированными.

По общему правилу, получив документы от эмитента, авизирующий банк не обязан авизировать аккредитив, но в случае отказа немедленно известить об этом банк-эмитент (ст.7 Унифицированных правил). Обязательность для банка выступить в качестве авизирующего может быть установлена в договоре об установлении корреспондентских отношений, либо в ином соглашении между эмитентом и авизирующим банком.

В юридическом понимании к существенным условиям аккредитива могут быть отнесены те, которые указаны в качестве обязательных полей при отправке электронного сообщения: наименования аппликанта и бенефициара, форма аккредитива (отзывный/безотзывной, переводной, резервный), номер, последняя дата и место предъявления документов, сумма и валюта аккредитива, форма платежа (по предъявлении, с рассрочкой, путем акцепта или негоциации векселей, смешанный), необходимость подтверждения. Остальные условия могут быть включены в текст аккредитива по выбору эмитента.

Приняв решение авизировать (т.е. известить бенефициара) аккредитив, банк обязан отослать соответствующее уведомление (авизо) бенефициару. При этом правовое положение авизирующего банка является весьма неопределенным: если только такой банк не является подтверждающим или исполняющим, его обязательства ограничиваются передачей документов между эмитентом и бенефициаром. Оно наиболее близко к положению поверенного. Причем его доверителями одновременно выступают и бенефициар, и эмитент. Дополнительные обязательства авизирующего банка перед бенефициаром, который обычно является его клиентом, могут устанавливаться в договоре банковского счета, перед эмитентом - в договоре об установлении корреспондентских отношений.

Если авизирующий банк решил выступить в качестве подтверждающего, то обязательство банка-эмитента перед бенефициаром становится и обязательство первого, что означает переход к нему обязательств эмитенты, основными из которых является проверка соответствия документов и производство платежа. Но исполнение последних двух функций может быть передано эмитентом и любому другому банку, не являющемуся подтверждающим, но обычно выступающим авизирующим. В этом случае такой банк именуется исполняющим. Фактическое положение исполняющего и подтверждающего банков чрезвычайно близко, однако имеется очень важный правовой нюанс: подтверждающий банк является должником по аккредитиву перед бенефициаром и последний вправе требовать платеж непосредственно от него. Исполняющий банк, не являющийся подтверждающим, не несет обязанности осуществить платеж бенефициару (ст.10 ”c” Унифицированных правил). Но он несет ее перед банком-эмитентом и на основании отдельного соглашения. В юридическом плане в данном случае имеет место возложение исполнение обязательства на третье лицо (ст. 1097 ГК Украины). Совершив платеж бенефициару, и подтверждающий, и исполняющий банки имеют право на возмещение со стороны банка-эмитента. Однако последний вправе отказать в возмещении, если такие банки отступили от условий аккредитива, например, произвели платеж против документов, по внешним признакам не соответствующим условиям аккредитива.

В случаях, когда исполняющий банк не располагает достаточной суммой средств на корреспондентском счете банка-эмитента, либо тогда, когда валюта платежа является валютой иного государства, появляется необходимость в использовании услуг рамбурсирующего (т.е. возмещающего) банка. Правовое положение рамбурсирующего банка мало чем отличается от правового положения банка плательщика при совершении обычного банковского перевода: возмещение банку-плательщику осуществляется на основании рамбурсных полномочий банка-эмитента независимых от условий самого аккредитива; если рамбурсные полномочия не предусматривают иное, исполняющий банк не имеет права требования платежа непосредственно к рамбурсирующему банку, но сохраняет право требования к эмитенту (ст.19 ”c” Унифицированных правил); банк-эмитент несет ответственность перед банком-плательщиком за убытки, вызванные несвоевременным предоставлением возмещения рамбурсирующим банком (ст.20 ”d” Унифицированных правил).

Наиболее сложным вопросом является правовая связь между аккредитивом и основным договором, лежащим в его основании. Традиционно считается, что открытие аккредитива само по себе не может считаться ни исполнением обязательства аппликанта по основному договору (платежом)[1], ни переводом долга из него на банк. Поэтому ответ следует искать в нормах международного частного права и применимого национального права. Нормы Венской конвенции ООН в договорах международной купли-продажи товаров (ст.57) и Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА (ст.6.1.6) определяют местом исполнения денежного обязательства - место нахождения коммерческого предприятия продавца. Но, если платеж должен быть произведен против передачи товара или документов - местом исполнения денежного обязательства будет определяться национальным применимым правом (это могут быть случаи, когда, например, основной договор не является договором купли-продажи), возможны и другие варианты определения момента исполнения обязательства покупателем. Во-вторых, реальная ситуация, когда банк-эмитент (исполняющий банк) отказывает в платеже бенефициару. Здесь возможны два варианта. Если банк-эмитент становится неплатежеспособным, то обязательство покупателя осуществить оплату товара остается в силе и бенефициар вправе заявлять иск непосредственно последнему. Английский судья Анкер, рассматривая подобное дело (E.D. & F. Man Ltd. v. Nigerian Sweets, 1977), поясняет, что “...открытие аккредитива являлось лишь условным платежом... Покупатели обязались уплатить посредством аккредитива, а не обеспечить аккредитивом источник платежа, который оказался неисправным... Обязательства ответчиков перед продавцом являлось основным и его действие было приостановлено на тот период, в течение которого банк-эмитент мог оплатить. и возобновляется, как только банк-эмитент такой возможности лишился”.[2] В тех случаях, когда отказ в платеже последовал по причине несоответствия документов условиям аккредитива, у бенефициара имеется право выбора: предъявлять иск банку-эмитенту либо покупателю, что зависит от конкретных мотивов отказа и обстоятельств дела.

Проанализировав действующее национальное и международное законодательство об аккредитивах, имеет смысл, на наш взгляд, сформулировать два основных принципа его действия:

1) принцип автономии аккредитива;

2) принцип строгого соответствия.

Принцип автономии аккредитива выражен в конкретных статьях Унифицированных правил и обычаев для документарных аккредитивов 1993г. и Инструкции НБУ №22: аккредитив по своей природе представляет собой сделку, обособленную от договора купли-продажи или иного договора(ов), на котором он может быть основан, и банки ни в коей мере не связаны и не обязаны заниматься такими договорами, даже если в аккредитиве есть какая либо ссылка на такой договор; аналогично клиент в результате своих взаимоотношений между банком-эмитентом или бенефициаром не может предъявить претензию по обязательствам банка произвести платеж, оплатить или акцептовать переводной(ые) вексель(я) (тратты) или негоциировать и/или выполнить любые обязательства по аккредитиву (ст.3 “a” Унифицированных правил); если только исполняющий банк не является подтверждающим банком, исполнение банком-эмитентом не создает для исполняющего банка какого-либо обязательства произвести платеж, платеж с рассрочкой, акцептовать тратты или произвести негоциацию (ст.10”c” Унифицированных правил); рамбурсное полномочие является независимым от аккредитива, на который в нем содержится ссылка и рамбурсирующий банк не связан его условиями, даже если рамбурсные полномочия содержат ссылку на такой аккредитив. В качестве одного из проявлений принципа автономии можно назвать запрет выставлять векселя в рамках аккредитивной операции непосредственно на покупателя (ст.9”b” “iv” Унифицированных правил).

Таким образом, как сам аккредитив независим от любых договоров между продавцом и покупателем, между банками, участвующими в операции, так и эти другие сделки не зависят от условий аккредитива. Говоря правовым языком - аккредитив (если он безотзывной) представляет собой одностороннюю абстрактную сделку, в которой банк-эмитент не вправе отказаться от исполнения обязательства со ссылкой на неисполнение встречного обязательства другой (например, непоставку товара покупателем). Тем более по общему правилу не имеет права ссылаться на такие обстоятельства покупатель который вообще не является стороной аккредитивной (в узком смысле термина) сделки.

Вместе с тем, хотя Унифицированные правила и не содержат никаких оговорок, позволяющих банку-эмитенту отказать в платеже бенефициару в случае неисполнения контрактных обязательств последним, национальная судебная практика ряда стран, основываясь на внутреннем процессуальном законодательстве, выработала определенные исключения из принципа автономии аккредитива. Так, во Франции приказодатель, согласно решения Апелляционного Суда Парижа от 15 июня 1950г., был управомочен обратиться в суд за наложением ареста на аккредитив с елью воспрепятствовать платежу в пользу бенефициара. Правда позднее Кассационный Суд (15.10.1981г.) отказал приказодателю в праве наложить арест, сочтя, что безотзывность аккредитива препятствует любому иску, имеющему последствием паралич механизма.[3] Это решение, первоначально касавшееся случая ареста, практикуемое относительно обязательства, связанного с договором, на котором основан аккредитив, в последствии было распространено на случаи, когда повод для ареста является посторонним основному договору. Но в случае мошенничества бенефициара, судебная практика позволяет приказодателю блокировать аккредитив. Мошенничеством считаются случаи представления фальшивого документа (например, коносамента) или представления ложных сведений (например, товар, объявленный в фактуре, не соответствует товару, переданному экспедитору), а также случаи, когда сам аккредитив является фальшивым. Но арест может быть наложен только в случаях, когда доказательства мошенничества абсолютно неоспоримы. Простых предположений недостаточно.[4]

Англо-американская судебная практика также значительно скорректировала принцип автономии аккредитива. Так, он не может быть применяться в случаях, когда банку становится известно об обманных действиях бенефициара до момента предоставления документов и переводных векселей. Само понятие обмана применительно к аккредитивам, понимается как “изменение с целью обмана представляемых документов” или “связанная с обманом отгрузка мусора или же товара более низкого качества, значительно отличающего с тем, что назван в аккредитиве и основном контракте” (United Bank Ltd. v Cambridge Sporting Goods Corp., 1976). Однако, считается, что интересы покупателя по аккредитиву не могут быть защищены путем наложения запрета в тех случаях, когда имеет место обман со стороны третьих лиц (например, экспедитора), о котором бенефициар не знал. Правда, в таких случаях у покупателя остаются в арсенале иные средства защиты, не связанные напрямую с аккредитивом (например, вытекающие из ст.5-111 (1) ЕТК США: нарушение гарантий, связанных с передачей документов).

В целом анализируя практику английских судов по применению Унифицированных правил, К.Шмиттгофф определил три возможных ситуации, связанных с обманными действиями: 1) имеет место заявление, сделанное покупателем банку и основанное на подозрении (даже серьезном), однако не подтвержденном, о том что совершен обман; 2) для банка считается прямо установленным, что документы поддельные или обманные, но бенефициар об обмане не знает, т.к. это обман третьих лиц; 3) у банка есть прямое доказательство, что существует обман и что бенефициар знает о нем. Только в последнем случае банк вправе отказать в платеже.[5]

В американском законодательстве имеется прямая норма, регламентирующая действия банка в подобных случаях. Имеется в виду ст.5-114 (2) ЕТК США, в соответствии с которой банк-эмитент, если не имеется договоренностей об ином, обязан оплатить аккредитив, по внешним признакам соответствующий его условиям, даже если ему известно, что документ является поддельным либо фальшивым, или в сделке имеется обман. Осуществлению платежа может воспрепятствовать только суд соответствующей юрисдикции. Причем действие данной нормы распространяется на аккредитивы, подчиненные как ЕТК, так и Унифицированных правилам. Вообще, как показывают американские обзоры судебной практики по данному вопросу[6], она достаточно долго колебалась между безоговорочным признанием независимой природы аккредитива и признанием как таковым, но лишь в той мере, которая позволяет учитывать также и исполнение сторонами иных обязательств, вытекающих из основного договора. При этом едина позиция судов в том что, что “аккредитивная сделка не является подходящим средством для возбуждения разбирательства, связанного с простым неисполнением договора купли-продажи”. Вместе с тем и использование концепции обмана с целью получения судебного запрета на платеж по аккредитиву чрезвычайно затруднительно. В большинстве дел суды отказывали приказодателям в такой защите. Один из немногих случаев успешного применения для наложения предварительного судебного запрета (preliminary injunction) на осуществление платежа по аккредитиву на неопределенный срок, основанный на использовании концепции недобросовестности бенефициара, - дело Dinamics Corp. of America v. Citizen and Southern Bank 1973. Однако в связи с событиями в Иране (имеется в виду исламская революция 1979 г., в результате которой начали происходить срывы в исполнении контрактных обязательств с участием иранской стороны, что привело, к тому, что стороны, частично исполнившие свои обязательства начали настаивать на платеже, в частности по резервным аккредитивам) привели к определенному пересмотру этой позиции. Вместе с тем, даже в ряде таких случаев суды отказывали в защите интересов приказодателей и эмитентов по причине недостаточной доказанности обмана (напр: KMW Int. v. Chase Manhattan Bank, 1979) или ввиду того, что сторона слишком широко толковала понятие обмана (American Bell Int. Inc. v. Islamic Republic of Iran, 1979), либо их решения затрудняли возможность получения платежа неисправным поставщиком, но не исключали ее (требование предварительного, за 3-10 дней до платежа, уведомления приказодателя о пришедшем требовании - Stromberg-Carlson Corp. v. Bank Melli Iran, 1979).

Интересным, по нашему мнению, будет провести анализ судебной практики украинских судов относительно вопроса об автономии аккредитива. Так, по мнению Апелляционного суда Винницкой области, недействительность договора, в оплату которого открыт аккредитив, не влечет недействительности обязательств банков по аккредитиву.

Организация-плательщик обратилась в хозяйственный суд с иском к получателю средств, банку-эмитенту и исполняющему банку о взыскании сумм, выплаченных получателю с открытого для него аккредитива. При этом истец ссылался на ранее принятое решение суда, согласно которому договор купли-продажи между плательщиком и получателем средств был признан судом недействительным.

Хозяйственный суд заявленные требования удовлетворил за счет банка-эмитента, отказав в иске к получателю средств и исполняющему банку. При этом суд исходил из того, что в данном случае подлежат применению общие положения о последствиях недействительности сделок (статья 216 ГК Украины). Поскольку поручение об открытии аккредитива было дано банку по недействительной сделке, на банк была возложена обязанность возвратить все полученное им, а именно: сумму, списанную со счета плательщика в качестве покрытия аккредитива.

Однако при этом судом не учтены требования части 1 статьи 216 ГК Украины, в соответствии с которыми при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. Сторонами в недействительной сделке являлись плательщик (истец) и получатель средств.

Банк-эмитент не являлся стороной договора купли-продажи. Его обязательство возникло из поручения об открытии аккредитива. Это обязательство является самостоятельным и не делает банк участником обязательств по договору купли-продажи. При таких условиях суд ошибочно определил субъектов, в отношении которых должен решаться вопрос о реституции. Обязанность вернуть неосновательно полученное на основании части 1 статьи 216 ГК Украины лежит на получателе средств.

Исходя из этого решение суда было отменено и принято новое решение - об удовлетворении иска о взыскании суммы с получателя средств.[7]

Завершая вопрос об автономии аккредитива, следует сказать, что разработчики Унифицированных правил в ходе подготовки их последней редакции высказывали предложения регламентировать действия банков с мошенническими документами, однако эти предложения были отклонены, исходя из желания не перегружать текст самих Правил.

Принцип строго соответствия является обратной стороной принципа его автономности. Насколько банк-эмитент не обязан вникать в реально складывающиеся отношения продавца и покупателя по основному договору, настолько скрупулезно и внимательно должен он относиться к предъявляемым документам, на основании которых должен производится платеж. Принцип строгого соответствия - главная гарантия исполнения основного договора бенефициаром. О том, насколько строги требования к предъявляемым документам, говорят хотя бы два факта: (1) ровно половина объема всего текста Унифицированных правил и Инструкции НБУ №22 представляет собой детальное описание содержания различных коммерческих документов, на основании и только на основании которых банк обязан производить платеж; (2) по данным разных источников и мировой практике в 75-80% случаев документы не полностью соответствуют условиям аккредитива. П.Эллингер красноречиво комментирует это факт: “В течение тридцати лет я изучал право и практику документарных аккредитивов. За это время я проверил две с половиной тысячи комплектов документов. По меньшей мере 75% из которых содержали явные расхождения того или иного рода. Примерно в половине из оставшихся 25% можно было бы при надобности, щепетильно проверив, доказать их неправильность. Я бы мог возбудит возражения даже в отношении большинства из оставшихся 12.5%. Я смог отозвать только 6 комплектов документов... содержащих обман... Все документы третьих лиц в этих комплектах были либо поддельными, либо содержали ложные сведения”. Все это дает П.Эллингеру право назвать доктрину строгого соответствия “в чем-то нереалистичной доктриной”[8].

Среди этих требований такие серьезные гарантии для покупателя-приказодателя, как указание в транспортных документах, что товары были приняты к перевозке; требование “чистых” (т.е. не содержащих оговорок о дефектном состоянии товара и/или упаковки) транспортных документов; требование минимальной суммы страхового покрытия, превышающей сумму платежа по аккредитиву; требование, если иное не оговорено в условиях аккредитива, передачи полного комплекта транспортных и страховых документов (что означает невозможность для бенефициара во время следования груза уступить товар третьим лицам либо уступить права получения страхового возмещения за него) и др. Конкретный перечень документов, против которых должен быть проведен платеж, указывается аппликантом. Среди них можно выделить документы, имеющие свойство ценных бумаг (консамент, складское свидетельство, варрант), а также подтверждающие и сопровождающие документы (инвойсы, транспортные накладные, страховые документы, упаковочная спецификация, сертификат происхождения, ветеринарный сертификат, свидетельство о ходе работ и др.). В случаях, когда требования к документам остаются невыполненными продавцом возникает вопрос о возможности платежа о возможности платежа против таких документов. В подобных ситуациях исполняющий банк может либо получить отдельное разрешение приказодателя на производство платежа, либо выставить их приказодателю на инкассо, либо может произвести условный платеж, который подлежит отмене, а счет бенефициара - обратному дебетованию, если приказодатель (эмитент) отвергнет представленные документы (см. ст.14 Унифицированных правил). Все эти ситуации лежат, по сути, за рамками аккредитивного обязательства и регулируются иными соглашениями сторон. Во всех иных случаях исполняющий банк обязан вернуть документы бенефициару с требованием устранить недостатки. Иначе он будет нести ответственность за платеж, произведенный не в соответствии с заявлением аппликанта.

Принцип строгого соответствия с разных позиций наглядно иллюстрируют два судебных прецедента. В первом деле (Michael Doyle and Associates Ltd. v. Bank of Montreal, 1982), рассматривается канадскими судами, голландский банк открыл аккредитив и Doyle (продавец) отгрузил рыбу в Голландию. Bank of Montreal выступил авизирующим банком. Одним из документов, против которых должен был производится платеж, был назван сертификат Канадской инспекции рыбного контроля. Н представил такой сертификат, в названии которого вместо “health” (здоровья) стояло “quality” (качества). Разница абсолютно несущественная, т.к. канадская инспекция выдавала только такие сертификаты. Но канадский авизирующий банк такой сертификат, пусть формально, но отличный от условий аккредитива, принял. Продавец представил в Bank of Montreal вексель, который был неправильно акцептован, в результате чего приобрел силу простого. Документы, отосланные в голландский банк, были не оплачены ввиду несоответствия сертификата, а Bank of Montreal, в свою очередь, отказался платить по векселю продавцу. Продавец (истец по векселю) выиграл дело и в суде первой инстанции, и в Апелляционном Суде г.Ванкувер, и в Верховном суде провинции Британская Колумбия. По мнению судьи Тэйлора, в этом деле “банк-плательщик не имел права регресса к бенефициару, т.к. различия в правительственном сертификате были очевидным, а не скрытым дефектом”.[9]

Применение принципа строгого соответствия может привести и к противоположным результатам. Так, австралийским судом было рассмотрено дело по иску банка-эмитента к приказодателю, закупившему под открытие аккредитива партию рожденственских огней у тайванського экспортера (Commercial Banking Co. of Sidney v. Jalsard Pty. Ltd., 1973). Товар был сразу же возвращен покупателем по его прибытии в Сидней, т.к. вся партия была дефектной, хотя хорошее состояние товара подтверждалось тайваньским сертификатом. Импортер отказался возмещать банку-эмитенту расходы по произведенному платежу, заявив, что необходимо было обусловить платеж по аккредитиву прохождением товаром электрического теста. Но суд нашел действия банка полностью обоснованными, т.к. импортер инструктировал банк обусловить платеж предоставлением именно сертификата соответствующей инспекции страны экспортера, что и было сделано.[10] Швейцарский Федеральный суд в решении 104 II 277 (1978) также подчеркнул, что подмена проверки документов проверкой товаров противоречит самому понятию аккредитива.[11]

Детализация и конкретизация принципа строгого соответствия является основным направлением в деятельности комиссий Международной Торговой Палаты, периодически пересматривающих Унифицированные правила. Так, по мнению К.Шмиттгоффа, наиболее важным нововведением редакции 1983г. явилось “ослабление, до некоторой степени, доктрины строгого соответствия, путем определения большего числа транспортных документов, которые могут быть приняты банком, если стороны указали их в инструкциях банку-эмитенту”.[12] В свою очередь, основные изменения последующей редакции Унифицированных правил 1993 г. также, по мнению Бакли, сводятся к корректировке принципа строгого соответствия: 1) обязанность банка выявлять расхождения в документах; 2) установление периода времени (7 дней - ст. 13 “b” Унифицированных правил), в течении которого банк обязан проверить документы; 3) новые стандарты для проверки банком документов; 4) правило устранения расхождений в документах. [13]

Закрытие аккредитива осуществляется в следующих случаях (ст. 1098 ГК Украины, п.п. 8.30-8.31 Инструкции НБУ №22), перечень которых является исчерпывающим:

1) окончание срока действия аккредитива в исполняющем банке, определенном плательщиком в аккредитивном заявлении. Во всех аккредитивах обязательно должна предусматриваться дата окончания срока и место подачи документов к платежу. Дата, которая указывается в заявлении, является последним днем для подачи бенефициаром к оплате реестра документов по аккредитиву и документов, предусмотренных условиями аккредитива. Банки обязаны осуществлять контроль за сроком действия аккредитива, который указан в заявлении.

О закрытии непокрытого аккредитива в свзяи с окончанием срока его действия исполняющих банк посылает уведдомление банку-эмитенту электронной почтой или иными средствами связи, которые предусмотрены договором между банками, и списывает сумму аккредитива с соответствующего внебалансового счета, который предназначен для учета аккредитивов.

После получения уведомления о закрытии аккредитива банк-эмитент списывает соотвтетствующую сумму с соответствующего внебалансового счета, который предназначен для учета аккредитивов;

2) до окончания срока аккредитив может быть закрыт по заявлению получателя средств, если такая возможность предусмотрена условиями аккредитива. Если она отстутствует, исполняющий банк не должен исполнять распоряжения получателя средств о закрытии аккредитива;

3) по требованию плательщика, если аккредитив является отзывным.

О закрытии аккредитива исполняющий банк обязан уведдомить банк-эмитент, а последний –плательщика.

Неиспользованнные по покрытому (депонированному) аккредитиву суммы должны быть во всех случаях возвращены банку-эмитенту для последующего зачисления на счет плательщика. В этом случае счет „Аккредитив” в исполняющем банке закрывается.

Национальным законодательством не предусмотрен срок возвращения неиспользованной суммы аккредитива в банк-эмитент. Поэтому, по нашему мнению, такой возврат должен быть осуществлен в период, обычный для осуществления операций по перечислению средств – не позднее следующего банковского дня после поступления в исполняющий банк соответствующего документа или истечения соответствующего срока.

В то же время, следует отметить тот факт, что истечение срока действия аккредитива не является основанием для освобождения исполняющего банка от ответственности за неосновательный отказ в выплате средств, если документы были предъявлены получателем до истечения этого срока. Так, получатель средств обратился в хозяйственный суд с иском к исполняющему банку о взыскании процентов на основании статьи 536 ГК Украины на сумму средств, подлежащих выплате с безотзывного подтвержденного покрытого аккредитива.

Как следовало из материалов дела, соответствующие условиям аккредитива документы получатель представил в банк до истечения срока действия аккредитива, но исполняющий банк отказался от выплаты средств, не проинформировав получателя о причинах отказа.

В отзыве на иск банк ссылался на то, что его обязательства выплатить средства с аккредитива ограничены сроком действия аккредитива. Поскольку этот срок к моменту предъявления иска истек и средства с покрытого аккредитива возвращены плательщику, прекратились и обязательства банка перед получателем.

Хозяйственный суд в решении указал, что срок действия аккредитива определяет срок, до истечения которого исполняющему банку должны быть представлены документы, оговоренные в аккредитиве. Если требование о выплате средств с приложением требуемых по условиям аккредитива документов было заявлено до истечения срока действия аккредитива, то иск получателя средств о применении к банку мер ответственности, в том числе, предусмотренных статьей 536 ГК Украины, на основании пункта 1 статьи 1098 ГК Украины может быть предъявлен в течение общего срока исковой давности.

Возврат депонированной суммы плательщику не был признан судом в качестве обстоятельства, освобождающего исполняющий банк от ответственности перед получателем за неосновательный отказ в выплате средств по покрытому подтвержденному аккредитиву, поскольку исполняющий банк вправе требовать от банка-эмитента возмещения расходов, связанных с выплатой средств в соответствии с условиями аккредитива.

Учитывая изложенное, суд на основании пункта 1 статьи 1098 ГК Украины удовлетворил иск.[14]



[1] Гражданское и торговое право капиталистических государств, Под ред. В.В.Безбаха., М.1993. - С.232

[2] Schimtthoff С.М. The new Uniform customs for letters of credit // Int. business transactions. - p.224

[3] Брагинский М.А., Витрянский В.И. Договорное право.- М., 1997. - С.59

[4] Гавальда, Стуфле. Банковское право - М., 1996. – С. 87.

[5] Schimtthoff С.М. The new Uniform customs for letters of credit // Int. business transactions. - p.209

[6] см.: Folsom R.L, Gordon M.W., Spanogle J.A. International Business Transactions. St.Paul., 1992

[7] Архив Апелляционного суда Винницкой области за 2002 г., дело № 24-5659502/03

[8] Ellinger Р. The law letters of credit. Boston ., 1989. – р. 225 - 226

[9] см: Buckley. The 1993 Revision of the UCP //Int. business transactions. - p.235-236

[10] Ellinger Р. The law letters of credit. Boston, 1989. – р. 251

[11] Аккредитивы. Документарное инкассо. Банковские гарант. Издание Credit Suisse. Цюрих. 1989 – С. 67

[12] Schmitthoff С. The new Uniform customs for letters of credit // Int. business transactions. - p.209

[13] Buckley. The 1993 Revision of the UCP //Int. business transactions. p.235-236

[14] Архив Апелляционного суда Киевской области за 2001 г., дело № 65-5676523/01

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100