www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданское право, авторское право

Дипломные
Правовые способы и формы защиты инвесторов на рынке ценных бумаг
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.2 Судебная защита прав инвесторов

Инвестиционные отношения являются разновидностью частно-правовых отношений. Поэтому им присущи все признаки гражданско-правовых отношений. Исходя из этого способы защиты прав инвесторов на рынке ценных бумаг такие же как и для других гражданско-правовых отношений.

Механизм судебной зашиты прав инвесторов на рынке ценных бумаг носит в большинстве своем частно-правовой характер, т.к. основной формой производства в данном случае является исковая форма производства как в гражданском, так и в арбитражном процессе.

В статье 12 ГК РФ даны основные способы защиты гражданских прав. Кроме того, специальные нормы об ответственности за нарушение отдельных видов обязательств содержатся в части второй ГК РФ.

В этом случае на первое место становятся вещно-правовые способы защиты. Владельцу эмиссионных ценных бумаг в правоотношении, связанном с осуществлением прав, закрепленных в них, противостоит строго определенное обязанное лицо - эмитент. Поэтому права владельцев ценных бумаг, удостоверенные такими ценными бумагами, могут быть нарушены только этим обязанным лицом - эмитентом и должны защищаться от нарушений со стороны этого лица. Никакое другое лицо не может нарушить права, удостоверяемые эмиссионной ценной бумагой. Уточним, что в отношениях с документарными ценными бумагами права владельцев ценных бумаг могут нарушить наряду с лицом, выдавшим ценную бумагу, и иные обязанные лица, например плательщик в вексельном или чековом правоотношениях, но и здесь это всегда строго определенные лица.

Таким образом, владелец ценных бумаг и эмитент состоят между собой в относительных правоотношениях, и поэтому для защиты прав такого владельца могут применяться обязательственно-правовые способы защиты в рамках относительного правоотношения. Например, хозяйственное общество, выпустившее облигации, обязано обеспечить осуществление прав, закрепленных этими ценными бумагами. Для осуществления прав, закрепленных в эмиссионных ценных бумагах, требуется наступление определенных юридических фактов, как правило, нескольких, образующих фактический состав. Так, акционер приобретает право на получение дивидендов только после их объявления - принятия акционерным обществом решения о выплате дивидендов. Неисполнение эмитентом прав, удостоверенных ценной бумагой, означает возможность для владельца эмиссионных ценных бумаг требовать защиты своих прав обязательственно-правовыми способами[1].

Гораздо сложнее обстоит дело с защитой прав владельцев эмиссионных ценных бумаг на ценные бумаги как объект права. Право на ценную бумагу (независимо от того, является она документарной или бездокументарной) является абсолютным и поэтому может нарушаться неопределенным кругом лиц. Общепризнанно, что документарные ценные бумаги являются вещами, поэтому права на них могут защищаться вещно-правовыми способами, прежде всего - виндикационными исками. Хотя и здесь могут возникнуть определенные трудности, например, если документарные ценные бумаги являются именными и поэтому учет по ним ведется либо в реестре, либо в депозитарии. Передаваться такие ценные бумаги могут только в порядке трансферта и соответственно истребовать сертификат такой документарной ценной бумаги может только лицо, указанное в системе ведения реестра владельцев именных ценных бумаг или в депозитарии. В такой ситуации, как совершенно верно отмечает Д. Степанов, «истребование сертификатов ценных бумаг не равнозначно истребованию собственно ценной бумаги»[2]. Поэтому даже в случае виндикации документарных именных ценных бумаг необходимо учитывать их особенности, связанные с механизмом передачи этих бумаг в порядке трансферта.

Поскольку вопрос о правовом статусе бездокументарных ценных бумаг ни в законодательстве, ни в теоретическом плане не получил однозначного решения, то проблема защиты прав владельцев таких бумаг в случае их незаконного списания является одной из самых сложных и насущных.

В российской и зарубежной литературе неоднократно отмечалось, что российский рынок корпоративных ценных бумаг является наиболее типичным представителем концентрированной системы корпоративной собственности, в противовес дисперсной системе, характерной для США и Великобритании. При концентрированной системе корпоративной собственности ценные бумаги (акции) находятся у небольшого числа крупных акционеров, которые и определяют судьбу акционерного общества. Ценность крупных пакетов акций обусловлена тем, что они предоставляют своим владельцам реальную экономическую власть, поэтому в случае утраты таких акций в результате неправомерных действий третьих лиц для владельцев важным становится их возврат в натуре, а не возмещение убытков[3].

При дисперсной системе, напротив, корпоративные ценные бумаги, распределенные среди множества инвесторов, не составляют контрольных пакетов, а потому не дают своим владельцам определяющей роли в бизнесе. По этой причине интересы таких владельцев в случае утраты ценных бумаг достаточно эффективно могут быть защищены исками о возмещении убытков и о возврате неосновательного обогащения.

Поскольку в России владельцы ценных бумаг заинтересованы в возврате ценных бумаг (прежде всего акций) в натуре, то и меры защиты должны быть направлены на достижение этой цели. Такие меры могут применяться либо в рамках относительного правоотношения и носить обязательственно-правовой характер, либо в рамках абсолютного правоотношения, и тогда они являются вещно-правовыми. В юридической литературе подчеркивалось, что обязательственно-правовые способы защиты не способны обеспечить необходимый результат - восстановление положения, существовавшего до незаконного списания ценных бумаг со счета владельца. Вещно-правовые способы защиты более эффективны в этом плане, поскольку позволяют истребовать ценные бумаги у любого лица; их применение позволяет защитить абсолютное право на бездокументарные ценные бумаги. Судами защищается уже нечто другое - абсолютные права на бездокументарные ценные бумаги[4].

Таким образом, следует признать, что права на бездокументарные ценные бумаги могут защищаться вещно-правовыми и обязательственно-правовыми способами. Но применение этих способов защиты обязательно должно учитывать особенности перехода прав на такие ценные бумаги - в порядке трансферта.

Законодательство о ценных бумагах исходит из того, что эмиссионные, как и иные ценные бумаги, могут находиться в собственности, что ведет к формальному выводу о возможности применения как вещно-правовых, так и обязательственно-правовых средств защиты права собственности на эмиссионные ценные бумаги. К вещно-правовым способам защиты относятся виндикационный и негаторный иски.

Виндикационный иск установлен на случай незаконного выбытия (утраты) вещи из фактического владения собственника и заключается в принудительном истребовании собственником своего имущества из чужого незаконного владения. Виндикационный иск был известен еще римскому частному праву, где рассматривался как главный способ защиты права собственности.

Объектом виндикации традиционно может быть только индивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре, поэтому, согласно п. 3 ст. 302 ГК РФ деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя из-за практических сложностей теоретически возможного доказывания их индивидуальной определенности, во-вторых, по причине возможности получения однородной по характеру (денежной) компенсации от непосредственного причинителя имущественного вреда[5]. Вместе с тем следует отметить, что в юридической литературе были высказаны соображения о возможности виндикации вещей, определенных родовыми признаками. Так, Б.Б. Черепахин отмечал, что нет никаких оснований для недопущения виндакации родовых вещей, точнее, вещей, определенных родовыми признаками. Необходимо только, чтобы спорная вещь могла быть так или иначе индивидуализирована и идентифицирована[6].

Применение виндикационного иска в сфере ценных бумаг достаточно ограничено, поскольку виндицировать можно только документарные ценные бумаги, которые в подавляющем большинстве случаев являются предъявительскими, и виндикация которых от добросовестного приобретателя законодательно запрещена. Д. Степанов, исследовав случаи применения виндикационного иска в отношении ордерных ценных бумаг, именных ценных бумаг, передаваемых по системе индоссамента, цессии и трансферта, установил, что виндикационный иск имеет крайне ограниченное применение[7].

Судебная практика также считает возможным использование виндикационных исков для защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг. Так, в постановлении Президиума ВАС РФ от 28 декабря 1999 г. N 1293/99[8] указано, что требование истца о восстановлении записи на его счете о владении спорными акциями на праве собственности фактически сводится к требованию о возврате акций, находящихся у лица (ООО «Бизнес и консалтинг»), приобретшего их по договору с третьим лицом (ООО КБ «Кузбасский транспортный банк»). Это требование носит виндикационный характер и подлежит применению в соответствии со ст. 302 ГК РФ.

По другому делу Президиум ВАС РФ указал, что «запись в реестре акционеров фиксирует право собственности лица на соответствующее количество акций. Внесение изменений в эту запись без ведома и указаний акционера является нарушением его права собственности». Внесение корректирующей записи по списанию с лицевого счета истца акций, по мнению Президиума ВАС является нарушением п. 1 ст. 209 ГК РФ, предусматривающего, что права владения, пользования и распоряжения своим имуществом принадлежат собственнику, в связи с чем требования о защите нарушенных прав подлежат защите в судебном порядке[9]. Таким образом, в соответствии с практикой ВАС РФ бездокументарные ценные бумаги могут быть истребованы при наличии условий, предусмотренных ст. 302 ГК РФ. В настоящее время такая судебная практика вполне сложилась.

В настоящее время нет более эффективного способа защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг, способного обеспечить их права, чем виндикация. Обязательственно-правовые способы защиты менее эффективны для защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг, незаконно списанных с их счетов. Признание первоначальной сделки недействительной еще не означает, что ущемленные права владельца ценных бумаг будут восстановлены, поскольку не означает недействительности всех последующих сделок. По смыслу ст. 167 ГК РФ реституции подвергаются лишь стороны, участвующие в сделке, но не последующие приобретатели.

Ценные бумаги обладают достаточной спецификой, имеют двойственную природу, которая не утрачивается даже при бездокументарной форме их выпуска. Виндикационный иск, сконструированный за многие сотни лет до появления самих ценных бумаг, не учитывает эти особенности[10].

Отсутствие адекватного средства защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг не означает, что законодательство не должно совершенствоваться и изменяться с учетом реалий сегодняшнего дня. Применение такого средства защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг означает не физическую передачу законному владельцу бездокументарной ценной бумаги, а аннулирование признанной незаконной записи в реестре владельцев именных ценных бумаг и восстановление предыдущей записи. Тем самым происходит установление законного собственника бездокументарных ценных бумаг и лишение лица, ранее зафиксированного как собственник, прав на ценную бумагу. Данное требование должно осуществляться на тех же условиях, при которых происходит удовлетворение виндикационного иска. Права на бездокументарные ценные бумаги должны быть восстановлены за счет недобросовестного владельца. Понятие добросовестного приобретателя эмиссионных ценных бумаг содержится в ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»[11] - это лицо, которое приобрело ценные бумаги, произвело их оплату и в момент приобретения не знало и не могло знать о правах третьих лиц на эти ценные бумаги, если не доказано иное. Таким образом, добросовестный приобретатель характеризуется не только субъективным признаком «не знал и не мог знать о правах третьих лиц», но и объективным признаком: ценные бумаги должны быть оплачены приобретателем, т.е. признак возмездности включен в понятие добросовестности приобретения. За счет добросовестного владельца возможно восстановление нарушенного права на ценные бумаги только тогда, когда они были списаны со счета правообладателя помимо его воли, например в результате мошенничества, либо были получены приобретателем безвозмездно, например по договору дарения. Таким образом, владелец, утративший ценные бумаги в результате их незаконного списания, заявляет требование о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права.

Создание абсолютно-правового средства судебной защиты владельцев бездокументарных ценных бумаг, построенного на принципах виндикационного требования, но учитывающего специфику бездокументарных ценных бумаг и перехода прав на них, позволит более адекватно отразить особенности регулируемых отношений, и в то же время не будет противоречить постулатам гражданского права.

В зависимости от конкретных обстоятельств подведомственность и подсудность споров по поводу ценных бумаг может определяться по-разному. Согласно п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ[12] споры между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающие из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров, относятся к специальной подведомственности арбитражных судов. Причем, как установлено ч. 2 ст. 33 АПК РФ, эти дела рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.

Однако, что касается таких ценных бумаг как вексель, то здесь порядок разрешения споров относительно погашения векселя особый. Так согласно п.2 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ[13] дела по указанным в статье 122 ГК РФ требованиям, разрешаемые в порядке приказного производства подведомственны судам общей юрисдикции, независимо от субъектного состава, т.к. в соответствии со статьей 122 ГПК РФ, если требование основано на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, то данный спор рассматривается в порядке приказного производства мировым судьей.

Эмиссия ценных бумаг - это один из видов деятельности хозяйственных товариществ и обществ, поэтому если стороной в споре по поводу ценных бумаг является хозяйственное товарищество или общество - эмитент, то согласно п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ независимо от того, какие лица выступают в качестве второй стороны спора - юридические или физические - такие споры, безусловно, относятся к подведомственности арбитражных судов.

Формулировка правила п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ явно не корректна и дает основания для широкого толкования, но, в данной правовой норме имеются в виду только споры между участниками хозяйственных товариществ и обществ, с одной стороны, и товариществами или обществами, с другой стороны, - все споры такого рода, за исключением трудовых споров, остальные разновидности споров по поводу ценных бумаг не подпадают под действие правила п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ и могут рассматриваться как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами в зависимости от предмета иска и сторон спора. Если, например, иск о возмещении убытков, причиненных ошибочным списанием бездокументарных ценных бумаг с лицевого счета истца, предъявляется к профессиональному регистратору (реестродержателю), то спор подведомственен суду общей юрисдикции в тех случаях, когда истцом является гражданин, и арбитражному суду, когда истцом является юридическое лицо. Аналогично должен решаться вопрос относительно подведомственности споров по искам о восстановлении права на утраченные ценные бумаги (вызывное производство): если истцом или ответчиком является гражданин, такой спор подведомственен суду общей юрисдикции; если истцом и ответчиком являются юридические лица, спор подведомственен арбитражному суду.

Различный субъектный состав материального и процессуального отношений может иметь место при реализации преимущественного права приобретения акций, продаваемых акционерами ЗАО, или приобретении долей (частей долей), отчуждаемых участниками ООО. В случае нарушения преимущественного права приобретения спор возникает не между акционером, требующим перевода на него прав и обязанностей покупателя, с одной стороны, и обществом, с другой стороны, а между данным акционером (участником ООО) и участниками совершенной с нарушением преимущественного права сделки. Требование акционера о переводе на него прав и обязанностей покупателя обращается к сторонам договора об отчуждении акций, они, а не общество, являются ответчиками по иску. Отсюда следует, что если акционером - истцом или хотя бы одним из ответчиков является гражданин, то спор относится к подведомственности судов общей юрисдикции.

Вместе с тем необходимо признать, что при решении вопроса о принятии искового заявления к производству определить компетенцию суда относительно рассмотрения заявленного иска не так просто. Особенно это относится к сложным искам, включающим несколько требований к различным ответчикам. В АПК РФ, как и в ГПК РФ, нет статей, которые регламентировали бы порядок определения компетенции суда относительно поданного в суд иска. Только в Федеральном законе от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»[14] регулируется порядок определения компетенции третейского суда (ст. 17).

В АПК РФ предусматриваются различные правовые последствия неправильного определения компетенции арбитражного суда. Так, если спор вообще не подведомственен арбитражному суду («дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде»), арбитражный суд согласно п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ прекращает производство по делу. Если же иск был принят арбитражным судом с нарушением правил о подсудности, дело согласно п. 3 ч. 2 ст. 39 АПК РФ передается на рассмотрение другого арбитражного суда того же уровня.

Эта норма придает правилам о компетенции арбитражного суда большое принципиальное значение. Арбитражные суды субъектов РФ, выступающие в качестве суда первой инстанции в системе арбитражного судопроизводства, имеют абсолютно равный правовой статус, что, абстрактно говоря, позволяет им квалифицированно рассматривать любой спор, отнесенный к подведомственности арбитражных судов, невзирая на установленную законом подсудность. Однако такой подход не может быть поддержан в силу структурированности судебной системы России по горизонтали и по вертикали. Для арбитражного судопроизводства принцип системности фокусируется в обобщающем понятии компетенции суда, охватывающем подведомственность и подсудность споров.

Понятие компетенции в данном контексте отражает не внутреннюю предметную специализацию арбитражных судов, а достаточность полномочий данного арбитражного суда как определенного звена всей судебной системы разрешать конкретные споры, рассмотрение которых является его правом и одновременно обязанностью по закону. Короче говоря, дела должны рассматриваться теми судами, к подведомственности и подсудности которых они относятся, а каждый арбитражный суд должен рассматривать споры, относящиеся по подсудности к его компетенции, иначе были бы нарушены системные взаимосвязи звеньев системы арбитражных судов. Достаточно сослаться на то, что подсудность дела по первой инстанции предопределяет компетенцию судов апелляционной и, соответственно, кассационной инстанций при осуществлении производства по пересмотру судебных актов нижестоящих арбитражных судов.

Одной из самых острых проблем практики рассмотрения споров, связанных с ценными бумагами и другими корпоративными конфликтами, является проблема правомерности применения судами мер по обеспечению иска. Обеспечительные меры могут оказаться весьма эффективными в том смысле, что они могут затрагивать производственные, финансовые и другие интересы ответчика и других лиц и создавать препятствия в осуществлении ими предпринимательской или иной экономической деятельности[15]. В ч. 1 ст. 91 АПК РФ перечислены шесть видов обеспечительных мер, но, кроме того, в этой же части данной статьи содержится оговорка, предоставляющая арбитражному суду принимать одновременно несколько обеспечительных мер, а также принимать «иные обеспечительные меры», т.е. меры, не предусмотренные в ч. 1 ст. 91 АПК РФ.

Назначение обеспечительных мер состоит в том, чтобы обеспечить исполнение судебного акта, который может быть принят по спору и которым может быть удовлетворен иск в полном объеме или в части, то есть по сути дела обеспечительные меры - это меры, призванные обеспечить исполнение решения суда. «Обеспечительные меры, - сказано в ч. 2 ст. 90 АПК РФ, - допускаются на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта...» Казалось бы, приведенная правовая норма четко и ясно определяет основания применения обеспечительных мер судом, но тем не менее правоприменительная практика по обеспечительным мерам настолько противоречива и отличается отсутствием единого подхода, что вызывает удивление, почему даже такие простые и ясные положения закона воспринимаются судьями по-разному.

Наиболее активно в спорах по поводу ценных бумаг судами применяется такая обеспечительная мера, как наложение ареста на ценные бумаги, являющиеся предметом спора. Наложение ареста на ценные бумаги означает, что правообладатель не вправе распоряжаться спорными ценными бумагами до тех пор, пока арест не будет снят. Определение суда о наложении ареста на спорные ценные бумаги доводится до сведения реестродержателя, для которого оно обязательно так же, как и для правообладателя. Тем не менее, во многих случаях истцы не довольствуются наложенным судом арестом и просят суд применить еще одну обеспечительную меру в виде запрещения реестродержателю или депозитарию производить в системе учета прав записи по поводу спорных ценных бумаг.

Арест ценных бумаг упрощает механизм исполнения решения суда, если в последующем исковые требования удовлетворяются и судом принимается решение о признании или восстановлении права истца на арестованные ценные бумаги. Арест ценных бумаг является предпосылкой последующего обращения взыскания на ценные бумаги во исполнение соответствующего решения суда в порядке исполнительного производства.

Материалы судебной практики показывают, что в отдельных случаях суды не ограничиваются арестом ценных бумаг и запрещением реестродержателю производить записи по поводу спорных ценных бумаг. Применяется несколько обеспечительных мер, хотя необходимости в этом нет. И это несмотря на то, что имеются разъяснения высших судебных инстанций: Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, в которых настойчиво обращается внимание судов на недопустимость применения обеспечительных мер в противоречие с их назначением, установленным законом[16].

Модель спорного правоотношения является основой и при решении вопроса о предмете доказывания при подготовке и рассмотрении дела по спору о защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг. Устанавливая круг фактов, имеющих существенное значение для дела, суд должен опираться на подлежащие применению нормы материального права, закрепленные в законах «О рынке ценных бумаг», «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», «Об акционерных обществах» и других материально-правовых нормативных актах.

При определении предмета доказывания по конкретному делу материально-правовые нормы, закрепленные в указанных законах, анализируются под особым углом зрения. Здесь важно выделить круг юридических фактов, при наличии которых наступают последствия, предусмотренные подлежащей применению материально-правовой нормой. В предмет доказывания входят лишь те имеющие материально-правовое значение факты, без выяснения которых нельзя разрешить дело по существу[17].

Например, при рассмотрении дела по иску акционера к акционерному обществу об обязании выкупить принадлежащие ему акции необходимо, в частности, выяснить, было ли общим собранием акционеров вынесено решение о совершении крупной сделки, является эта сделка в соответствии со ст.78 закона «Об акционерных обществах» крупной, принимал ли истец участие в голосовании по этому вопросу, если принимал, то каким образом голосовал «за» или «против», соблюден ли истцом предусмотренный ст.76 указанного закона порядок осуществления им своего права требовать выкупа обществом принадлежащих ему акций, какова их рыночная стоимость.

По некоторым делам о защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг предмет доказывания в традиционном его понимании, по существу, отсутствует. Так, при рассмотрении судом общей юрисдикции или арбитражным судом заявления физического либо юридического лица о признании не соответствующим закону постановления (какой-то его части) ФКЦБ, имеющего нормативный характер, решение принимается в результате сравнительного анализа двух нормативных актов и толкования правовых норм этих актов. Устанавливать по таким делам какие-либо юридические факты в традиционном их понимании нет необходимости. Такая специфика обусловлена особенностями возникшего между сторонами материально-правового спора.

На основе подлежащей применению нормы (норм) материального права, регулирующей отношения, возникающие на рынке ценных бумаг, определяется не только предмет доказывания, но и относимость доказательств, и даже распределение обязанностей по доказыванию между сторонами по делу. Тщательный анализ имеющих существенное значение для дела фактов, с которыми норма материального права, регулирующая спорные отношения, связывает правовые последствия, позволяет правильно оценить доказательства с точки зрения их относимости к делу. Так, анализируя предмет доказывания при рассмотрении спора по иску акционера к акционерному обществу об обязании выкупить принадлежащие ему акции, можно прийти к выводу о том, что решение общего собрания акционерного общества о совершении крупной сделки, протокол об итогах голосования, протокол общего собрания акционеров (или копии этих документов) являются относимыми по делу доказательствами.

При рассмотрении арбитражным судом спора по иску юридического лица к ФКЦБ о признании незаконным вынесенного ею ненормативного постановления обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для его принятия, возлагается на орган исполнительной власти, принявший постановление.

Модель спорного материального правоотношения позволяет правильно установить предмет и основания иска. Материальные правоотношения не только воздействуют на определение предмета и основание иска, но и формируют их. Особенности содержания искового заявления по спорам о праве на ценные бумаги также обусловлены подлежащими применению нормами материального права.

Моделируемое материальное правоотношение оказывает существенное влияние и на решение многих других процессуальных вопросов в различных стадиях процесса при рассмотрении и разрешении указанных выше дел, например, в стадии возбуждения такого дела.

Таким образом, тщательный анализ норм материального права позволяет правильно решить вопрос о возбуждении в суде гражданского дела по иску о дроблении, консолидации, приобретении акций и др.

Материальное правоотношение, наличие или отсутствие которого требуется установить при рассмотрении и разрешении спора, оказывает существенное влияние и на содержание подготовки конкретного дела к судебному разбирательству[18].

В соответствии с ч.1 ст.19 закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» федеральный компенсационный фонд вправе предъявлять в суд иски о защите прав и законных интересов неопределенного круга инвесторов - физических лиц. При рассмотрении таких дел следует иметь в виду, что, во-первых, эти иски могут быть предъявлены далеко не по всем категориям таких дел. Во-вторых, подготовка их к судебному разбирательству имеет свою обусловленную характером спорных материальных отношений специфику, не учитывать которую нельзя.

Свои особенности имеет и подготовка дел, связанных с требованиями акционеров о внесении их в реестр акционеров. Здесь, исходя из требований, содержащихся в ст.44 и 45 закона «Об акционерных обществах» и ст.8 закона «О рынке ценных бумаг», прежде всего, необходимо выяснить, когда акционер обратился к держателю реестра с просьбой о внесении в реестр соответствующей записи, были ли им представлены держателю реестра документы, предусмотренные законом, и когда это произошло, причины отказа держателя реестра от внесения записи в реестр.

Процессуальные особенности содержания судебного решения также предопределяются подлежащей применению нормой материального права. Вместе с тем содержание судебного решения по каждому гражданскому делу о защите прав и законных интересов инвестора всегда конкретно и выносится по спору о наличии или отсутствии прав и обязанностей, возникающих у истца и ответчика из отношений, урегулированных в основном нормами законов «О рынке ценных бумаг», «Об акционерных обществах», «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг». Поэтому подлежащая применению по конкретному делу норма (нормы) этих и других актов как бы пронизывают содержание всего решения, определяя его специфику.

Под углом зрения подлежащей применению по конкретному делу нормы (норм) материального права излагается описательная часть судебного решения - требования истца, возражения ответчика, объяснения других лиц, участвующих в деле о защите прав и законных интересов инвесторов.

Исходя из содержания нормы материального права составляется и мотивировочная часть решения суда по любому делу рассматриваемой категории. Здесь излагаются соображения судьи (состава суда) только относительно тех фактов, которые имеют юридическое значение для данного дела, т.е. предусмотренных подлежащей применению нормой материального права. Например, при разрешении дела по иску акционера закрытого общества о переводе на него прав и обязанностей приобретателя акций, проданных одним из акционеров этого общества другому лицу, в мотивировочной части решения суд, исходя из содержания правовой нормы, закрепленной в ч.4 п.3 ст.7 закона «Об акционерных обществах» должен изложить свои выводы о том, является ли данное акционерное общество закрытым, продал ли акционер этого общества принадлежащие ему акции другим лицам и по какой цене, готов ли был истец приобрести акции по этой цене и имеет ли он преимущественное право на приобретение этих акций.

То же можно сказать и о резолютивной части решения. Здесь, в частности, должно быть сказано не только об удовлетворении иска, но и о применении к ответчику последствий, предусмотренных материальной нормой, регулирующей спорное правоотношение. При рассмотрении и разрешении споров, связанных с требованиями акционеров о внесении их в реестр акционеров, содержание резолютивной части решения должно предопределяться правовыми последствиями, предусмотренными п.2 ст.45 закона «Об акционерных обществах», а не иными нормами этого или других нормативных актов. В случае необоснованности отказа держателя реестра акций от внесения в него соответствующей записи суд обязан сказать в резолютивной части решения не только о незаконности отказа держателя реестра внести соответствующую запись в реестр акционеров, но и обязать его внести необходимую запись в реестр с той даты, с которой она должна быть внесена в соответствии с законом.

Отсюда следует, что, приступая к изложению резолютивной части решения по делу о защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг, судьи всякий раз должны четко представлять себе правовые последствия, предусмотренные примененной ими по делу нормой материального права.

Имеются основания полагать, что примененная судом в решении норма материального права, правовые последствия, предусмотренные ею, и характер отношений, урегулированных этой правовой нормой, оказывают влияние на сроки и порядок исполнения решений.

В частности, такие особенности имеет исполнение решений по делам об обязании акционерного общества выкупить акции у акционера в случаях, в порядке и сроки, предусмотренные ст.75 и 76 закона «Об акционерных обществах», решений о признании выпуска ценных бумаг недействительным и изъятии их из обращения (п.5 ст.51 закона «О рынке ценных бумаг»).

Специфику исполнения имеют и решения, вынесенные арбитражным судом по делам о признании недействительным акта федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг - решения об отказе в регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг и проспекта эмиссии, решения об отказе в выдаче лицензии либо ее аннулировании и др.[19]

Особенности исполнения решений по делам, связанным с защитой прав инвесторов на рынке ценных бумаг, характеризуют и правовые нормы, закрепленные в ст.18 и 19 закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг». Указанные нормы предоставляют право общественным объединениям инвесторов - физических лиц осуществлять контроль за соблюдением условий хранения и реализации имущества должника, предназначенного для удовлетворения имущественных требований инвесторов - физических лиц в связи с противоправными действиями на рынке ценных бумаг, а федеральному компенсационному фонду - право хранения имущества, предназначенного для удовлетворения имущественных прав инвесторов - физических лиц, и на участие в его реализации или обеспечении контроля в целях надлежащего хранения и реализации имущества.

Реализация этими организациями перечисленных прав приведет к необходимости координации их деятельности с деятельностью судебного пристава-исполнителя при исполнении судебных решений о защите прав и законных интересов инвесторов - физических лиц на рынке ценных бумаг. Формы координации такой деятельности (правовые и неправовые) также характеризуют специфику исполнения решений по названным делам.

Итак, чтобы исчерпывающим образом выявить процессуальные особенности рассмотрения и разрешения дел, связанных с защитой прав и законных интересов инвесторов, необходимо правильно и полно определить круг закрепленных в ГПК РФ или в АПК РФ)и в материально-правовых актах специальных правовых норм, относящихся к рассмотрению и разрешению только данной категории дел. Также на основе анализа подлежащей применению по конкретному делу нормы материального права, прежде всего правовых норм, закрепленных в законах «О рынке ценных бумаг», «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» и «Об акционерных обществах», следует решить ряд не урегулированных специальными нормами вопросов процессуального характера: о подведомственности дела суду общей юрисдикции или арбитражному суду, о сторонах, о третьих лицах, об относимости доказательств, предмете доказывания по делу и иных, имеющих существенное и важное значение для данного дела.

Из изложенного следует, что понимание процессуальных особенностей рассмотрения и разрешения дел о защите прав и законных интересов инвесторов только как совокупности процессуальных норм - специальных, исключительных, установленных только для рассмотрения и разрешения этих дел, является слишком узким и может привести к вынесению незаконного и необоснованного решения.

Как известно, дела о защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг многообразны, каждая категория этих дел имеет особенности рассмотрения и разрешения. Однако специальные и исключительные процессуальные нормы установлены далеко не для всех из них, а установленные не всегда полно характеризуют особенности судопроизводства по тем или иным делам. Вопросы о предмете доказывания, об относимости доказательств, о третьих лицах, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, и другие сугубо процессуальные вопросы, специфические для каждой группы рассматриваемых дел, могут быть правильно решены только на основе тщательного анализа норм материального права и требуют от юриста наличия высокой квалификации.



[1] Рынок ценных бумаг: правовое регулирование. Научно-практическое пособие / Ашиткова Т.В., Бут Н.Д., Викторов И.С., Звягинцев Д.А., и др.; Под ред.: Яковлев В.Ф. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С. 241

[2] Степанов Д. Вопросы теории и практики эмиссионных ценных бумаг // Хозяйство и право. 2002. № 5. С.78-96.

[3] Шевченко Г.Н. Вещно-правовые способы защиты прав владельцев эмиссионных ценных бумаг // «Законодательство и экономика». 2005. № 11. С 18-21.

[4] Белов В.А. Бездокументарные ценные бумаги: научно-практический очерк. - М.. 2007. - С. 53.

[5] Гражданское право России - частное право / Суханов Е.А.; Отв. ред.: Ем В.С. - М.: Статут, 2008. С. 204.

[6] Черепахин Б.Б. Виндикационные иски в советском праве // Труды по гражданскому праву. Классика российской цивилистики. - М., 2001. - С. 177 - 178.

[7] Степанов Д. Вопросы теории и практики эмиссионных ценных бумаг // Хозяйство и право. 2002. № 5. С.78-96.

[8] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 декабря 1999 г. N 1293/99 // «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», 2000 г., N 4

[9] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 ноября 1998 г. N 2208/98 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1999 г., N 2

[10] Корпоративная реформа и гармонизация корпоративного законодательства России и ЕС / Астапович А., Бестужева О., Вайнштейн Д., Гутброд М., и др.; Отв. ред.: Астапович А.. - 2-е изд., испр. - М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 115.

[11] Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (с изменениями от 26 ноября 1998 г., 8 июля 1999 г., 7 августа 2001 г., 28 декабря 2002 г., 29 июня, 28 июля 2004 г., 7 марта, 18 июня, 27 декабря 2005 г., 5 января, 15 апреля, 27 июля, 16 октября, 30 декабря 2006 г., 26 апреля, 17 мая, 2 октября, 6 декабря 2007 г.) // «Российская газета» от 25 апреля 1996 г.

[12] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (с изменениями от 28 июля, 2 ноября 2004 г., 31 марта, 27 декабря 2005 г., 2 октября 2007 г., 29 апреля, 11 июня, 22 июля 2008 г.) // «Российская газета» от 27 июля 2002 г.

[13] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (с изменениями от 30 июня 2003 г., 7 июня, 28 июля, 2 ноября, 29 декабря 2004 г., 21 июля, 27 декабря 2005 г., 5 декабря 2006 г., 24 июля, 2, 18 октября, 4 декабря 2007 г., 11 июня, 14, 22 июля 2008 г.) // «Российская газета» от 20 ноября 2002 г.

[14] Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» // «Российская газета» от 27 июля 2002 г.

[15] Российское предпринимательское право. Учебное пособие / Выголовский Д.С. - Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2004. С .94.

[16] Постановление Пленума ВАС РФ от 3 марта 1999 г. N 4 «О некоторых вопросах, связанных с обращением взыскания на акции» // ВВАС РФ. 1999. N 4. С. 44 - 46.

[17] Защита прав инвесторов в гражданском процессе. Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Фетисов А.К. - Екатеринбург, 2000. С. 57.

[18] Формы защиты прав инвесторов в сфере рынка ценных бумаг / Андреева Т.К., Борисова Е.А., Герасимова Е.С., Жуйков В.М., и др.; Под ред.: Треушников М.К. - М.: Городец, 2000. С. 219.

[19] Шевченко Г.Н. Вещно-правовые способы защиты прав владельцев эмиссионных ценных бумаг // «Законодательство и экономика». 2005. № 11. С 18-21.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100