www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

История государства и права России

Дипломные
Взаимоотношения государства и церкви в 18 веке по уложениям, указам и артикулам Петра I
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.1 Полномочия церкви и государственных органов к началу 18 века: законодательная, исполнительная, судебная власть

Середина XVII века ознаменована тем, что сословно-представительная монархия в Российском государстве постепенно начинает трансформироваться в абсолютную монархию. Однако этот процесс протекал медленно и состоял в том, что постепенно прекращается созыв Земских соборов.

Государственная власть сосредотачивалась в руках царя. Царь являлся главой государства. Он законодательствовал в масштабе всей страны, был главой исполнительной власти, командовал войсками, распоряжался финансами, был высшим судьей. Все государственные функции царь осуществлял при участии Боярской думы, земских соборов через систему приказов и воевод.

В начале XVII века царская власть еще опиралась за Земские соборы. Однако Собор 1653 года фактически был последним полноценным, собранным в полном составе. Соборы второй половины столетия состояли лишь из Боярской думы, высшего духовенства и выборных от столичных московских дворян и верхов посада. Уездного дворянства и посадских, как правило, не было. Но даже и такие соборы в конце столетия уже не собираются. Земские и губные старосты, т.е. управленцы на местах, сначала были подчинены назначенным из Москвы воеводам, а затем эти должности вообще упразднены. Боярская дума теряла свое значение, власть же царя усиливалась. Состав Думы увеличивается до 94 человек (за счет думных дворян и дьяков), что уже само по себе делало весьма затруднительным ее регулярный созыв. Поэтому вполне закономерно, что царь стал решать дела или единолично, или с двумя-тремя ближними советниками (“комнатой”). Уходит в прошлое даже традиционная формула закона как источника права: “царь указал, и дума приговорила”. Акты стали издаваться от имени одного царя. Разрастается приказный бюрократический аппарат, появляются первые солдатские и драгунские полки из “охочих людей” - начало будущей регулярной армии, что, как известно, является одним из и важнейшим атрибутом абсолютизма.

Русское духовенство, в противовес единовластию и всевластию монарха, проводит идею единовластия патриарха, не зависящего от царя, напротив, возвышающегося над ним в делах духовных, церковная верхушка видела единственное средство спасти свое положение в государстве в качестве привилегированной собственницы земельных владений. Становится понятным, почему вся высшая церковная иерархия, лично враждебная патриарху Никону, все же восприняла его идею и сделала ее своего рода знаменем, под прикрытием которого яростно выступила против секуляризационных попыток правительства царя Алексея Михайловича.

Аналогичная идея складывается к моменту начала царствования Петра Первого. Характерным выражением ее в это время служит “Окружное послание”, написанное патриархом Адрианом ко всей православной пастве вскоре после вступления своего на патриарший престол. Основная мысль, которая красной нитью проходит через все его “Послание”,— это мысль Никона о превосходстве священства перед царством, т. е. защита церковного монархизма.

В этот период основным источником права является законодательный акт, получивший название Соборного Уложения, вступивший в действие 29 января 1649 года. Источниками Уложения были судебники, указы и боярские приговоры, указные книги приказов, “градские законы греческих царей” (то есть византийское право), Литовский статут, новые постановления, внесенные составителями Уложения и выборными — членами Собора, отвечавшие растущим классовым требованиям дворянства и посадских людей.

Соборное Уложение царя Алексея Михайловича состояло из 25 глав, включавших 967 статей. После утверждения его подписали все участники Собора, что придавало ему особую авторитетность.

Во второй половине XVII в. новые царские указы и боярские приговоры по-прежнему записывались в указные книги приказов. Их сборники составили “новоуказные статьи”.

В отдельных регионах использовались и некоторые другие источники: на Украине - гетманские универсалы, а в городах так называемое магдебургско-хелминское городское право, в мусульманских регионах источником права являлся шариат. Повсеместно использовалось также обычное право.

Особое место среди источников права занимают источники канонического (церковного) права. Важнейшим из них был так называемый “Стоглав” - сборник из 100 постановлений церковно-земского Собора 1551 года (в его работе кроме церковных иерархов участвовали царь, князья, бояре, думные дьяки). Собор занимался церковными вопросами: борьбой с порочным поведением части духовенства (пьянством, развратом, взяточничеством, ростовщичеством монастырей), организацией церковного суда и порядком его деятельности, церковными догматами. Но наряду с этим в нем содержатся нормы поземельного, финансового права, действие этих норм распространяется не только на духовных лиц, но и на мирян. Особо следует отметить нормы брачно-семейного права, поскольку эта область правоотношений регулировалась преимущественно каноническим правом.

Суд в этот период осуществлялся Царем, Боярской думой, приказами и местными органами управления. Действовала также вотчинная юстиция.

Как отмечалось в п.1 Главы X Соборного уложения: «Суд государя царя и великаго князя Алексея Михайловича всея Русии, судити бояром и околничим и думным людем и дияком, и всяким приказным людем, и судьям, и всякая росправа делати всем людем Московского государства, от большаго и до меныцаго чину, вправду. Также и приезжих иноземцев, и всяких прибыльных людей, которые в Московском государьстве будут, тем же судом судити и росправа делати по государеву указу вправду, а своим вымыслом в судных делех по дружбе и по недружбе ничего не прибавливати, ни убавливати, и ни в чем другу не дружити, а недругу не мъстити и никому ни в чем ни для чего не норовити, делати всякие государевы дела, не стыдяся лица сильных и избавляти обидящаго от руки неправеднаго»[1].

Наряду с государственными судебными органами существовал церковный суд. Судебная компетенция церковной власти, простиралась на всех церковных людей и крестьян, живших на патриарших, архиерейских и монастырских землях.

Судебные полномочия церкви берут свое начало еще в Судебнике 1497 года. «А попа, и диакона, и черньца, и черницу, и строя, и вдову, которые питаются от церкви божиа, то судить святитель или его судия. А будет простой человек с церковным,. ино суд вопчей. А котораа вдова не от церкви божий питается, а живет своим домом, то суд не святительской» - ст. 59 Судебника 1497г.

К ведению духовных судов относился также разбор брачных и семейных дел, отношения между родителями и детьми, «преступлений в недрах семейного союза нравственных наследственных дел». Уже в этот период из подсудности духовных судов были изъяты важные уголовные дела, а также дела, совершенные лицами, подлежащими разной подсудности. Такие дела разбирались местным судом, состоявшим из представителей обоих судов, которым были подсудны спорящие: «А будет простой человек с церковным ино суд опчий» (ст. 59 Судебника 1497 г.). Закон устанавливал, что гражданские дела духовенства и патронируемых церковью людей рассматривал церковный суд, а уголовные преступления были подсудны государственным судебным органам.

Судебники 1497 и, следующий за ним Судебник 1550 г. постепенно ограничивали компетенцию духовных судов, расширяя при этом функции государственных судебных органов и подчиняя им все остальные суды, что способствовало укреплению Русского централизованного государства.

Высшим органом церковного управления и суда является московский митрополит, который в 1589 г. был возведен в сан патриарха. Смысл этой акции состоял в том, что если митрополит, хотя бы формально подчинялся константинопольскому патриарху, то с учреждением московской патриархии ее глава - патриарх по своему сану стал равен константинопольскому патриарху. Иными словами, Русская православная церковь становилась полностью независимой (автокефальной) и ее центром и в формально-юридическом смысле становилась Москва. Патриарх, хотя и избирался Поместным собором, состоявшим из высших церковных иерархов, но по традиции восточного православия, шедшей еще с византийских времен, утверждался в своей должности царем. Поэтому учреждение Московской патриархии являлось как бы завершающим актом, утверждавшим суверенитет Русского централизованного государства. Поместный собор и патриарх являлись не только высшими органами духовного суда, но их акты были источниками церковного (канонического) законодательства. Церковному суду подлежало все духовенство и зависимое от церкви население, кроме дел об измене, “душегубстве, татьбе и разбое с поличным”. По ряду дел (например, преступления против нравственности, разводы и т.п.) церковному суду подлежали и все светские люди.

Православная церковь фактически являлась носителем государственной идеологии, т.е. осуществляла идеологическую функцию государства, поэтому государство всячески поддерживало церковь и материально, и политически, и законодательно.

О политической силе церкви в этом период говорит тот факт, что высший церковный орган ("Освященный Собор") в полном составе входил в "верхнюю палату" Земского собора.

Власть патриарха опиралась на подчиненных церковным организациям людей, особый статус монастырей, являвшихся крупными землевладельцами, на участие представителей церкви в сословно-представительных органах власти и управления. Церковные приказы, ведавшие вопросами управления церковным хозяйством и людьми, составляли бюрократическую основу этой власти.

Церковь в своей деятельности опиралась на целую систему норм церковного права, содержащихся в Кормчей книге, Правосудье митрополичьем и Стоглаве (сборнике постановлений церковного Собора 1551 г.).

О роли духовенства в этот период говорит тот факт, что преступления против церкви ставились на первое место – Глава 1 (содержащая 9 статей) Сразу за ними следовала глава о государственных преступлениях. В большинстве своем и те, и другие преступления карались смертной казнью.

Наиболее тяжкие религиозные преступления подвергались двойной каре: со стороны государственных и церковных инстанций. Еретиков стегали по постановлению церковных органов, но силами государственной исполнительной власти (разбойный, сыскной приказы).

С середины XVI в. церковные органы своими предписаниями запрещают светские развлечения, скоморошество, азартные игры, волхование, чернокнижие и т.п. Церковное право предусматривало собственную систему наказаний: отлучение от церкви, наложение покаяния (епитимья), заточение в монастырь и др. Внутрицерковная деятельность регулировалась собственными правилами и нормами, круг субъектов, им подчиненных, был достаточно широким.

Идея о "двух властях" (духовной и светской) делало церковную организацию сильным конкурентом для государственных органов: в церковном расколе особенно очевидно проявились стремления церкви встать над государством.



[1] ст.1 Главы Х. Соборного уложения 1649 года. По тексту Российское законодательство Х - XX веков. Том 3. -М.: 1985 с. 83-257.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100