www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

История государства и права России

Дипломные
Взаимоотношения государства и церкви в 18 веке по уложениям, указам и артикулам Петра I
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.2 Предпосылки предстоящего государственного реформирования

Предпосылки для государственного реформирования складываются еще к моменту начала царствования Александра Михайловича. Незадолго до вступления его в царствования - в годы «смуты» в начале XVII в. роль церкви существенно возросла.

После пресечения царской власти, когда правительство “семибоярщины” открыто предавало интересы народа иностранным интервентам, глава Православной церкви патриарх Гермоген выступил с призывом к возрождению русской государственности. Патриарх Гермоген, репрессированный “правительством национальной измены” и погибший в феврале 1612 г. от голода в подвалах Чудова монастыря, в глазах русских людей того времени являлся национальным героем (наравне с Мининым и Пожарским). Усилению роли церковных властей способствовал и тот факт, что с 1618 г. (после возвращения из польского плена) страной фактически правил отец юного царя Михаила Романова патриарх Филарет, присвоивший себе даже титул “великого государя”.

Последняя попытка поставить власть патриарха выше царской была предпринята в середине XVII в. патриархом Никоном (тоже носившим титул “великого государя”). Дело в том, что в связи с воссоединением Украины с Россией встал вопрос об унификации церковных книг и церковно-обрядовой практики. Однако часть верующих не согласилась с церковными реформами патриарха Никона (и в частности, с его указом креститься не “двумя, а тремя перстами”). Следствием этих реформ явился церковный раскол. Он определялся не столько богословскими факторами, сколько явился формой социального протеста против политики правительства и особенно усиления феодального гнета. Царизм использует репрессии против раскольников. Царь Алексей Михайлович активно поддерживал церковные реформы Никона. Патриарх Никон - человек немалого ума, обладавший властным и нетерпимым характером и сильной волей, воспользовался этой поддержкой, чтобы поставить власть патриарха выше царской. Эта попытка окончилась его смещением из патриархов и ссылкой в один из дальних монастырей.

Первые серьезные противоречия между государственными органами и духовенством возникают после принятия Соборного уложения 1649 года и последующих указов.

Соборное уложение 1649 года, вопреки уставам св. Владимира и Ярослава, впервые делало запрет на приобретение земель церковью. В гл.XVII, статье 42, 43 Уложения перечислялись все духовные власти и учреждения от патриарха до монастырей, которым впредь запрещалось принимать имения по духовным завещаниям на поминки усопших, как водилось в старину, под страхом конфискации в пользу государя:

«…ныне государь царь и великий князь Алексей Михайлович всея Русии, советовав со отцем своим и богомолцем святейшим Иосифом патриархом Московским и всея Русии, и с митрополиты, и со архиепископы, и с епископом, и со архимариты, и игумены, и со всем Освященным собором, и говоря с своими государевыми бояры, и с околничими, и з думными людьми и с столники, и с стряпчими и з дворяны московскими, и з городовыми дворяны и детми боярскими указал, и собором уложили: впредь с нынешняго уложения патриарху, и митрополитом, и архиепископом, и епископом, и в монастыри ни у кого родовых и выслуженых и купленых вотчин не покупати и в заклад не имати, и за собою не держати, и по душам в вечной поминок не имати никоторыми делы, и в Поместном приказе за патриархом, и за митрополиты, и за архиепископы, и епископы, и за монастыри таких вотчин не записывати, а вотчинником никому вотчин в монастыри не давати. А кто и напишет вотчину в монастырь в духовной, и тех вотчин в монастыри по духовным не давати, а дати в монастырь родителем их денги, чего та вотчина стоит, или что умеръшей вотчине цену напишет в духовной. А будет родители тоя вотчины себе взяти не похотят, и денег в монастырь не заплатят, и ту вотчину прикащиком продать сторонним людем, а деньги дать в монастырь по умершаго душе по духовной. А будет кто с сего уложения вотчину свою родовую, или выслуженую, или купленую продаст, или заложит, или по душе отдаст патриарху, или митрополиту, или архиепископу, или епископу, или в которой монастырь, и та вотчина взятии на государя безденежно, и отдати в роздачю челобитчиком, кто о той вотчине учнет государю бити челом.

…А будет кто вотчинник какова чину ни будь или вдова постригутся, а за ними будут родовые, или выслуженые, или купленые вотчины, и им тех вотчин в монастыри не отдавать, а самим теми вотчинами постригщися не владети…».

Соборное уложение включило Главу XIII О Монастырском приказе (а в ней 7 статей). Судебная же власть Церкви переходила в особое учреждение — Монастырский Приказ, созданный в 1649 г.

Статья 1 Главы XIII гласила «1. На митрополитов, и на архиепископов, и епископов, и на их приказных, и на дворовых людей, и на детей боярских, и на их крестьян, и на монастыри, на архимаритов, и игуменов, и на строителей, и на келарей, и на казначеев, и на рядовую братью, и на монастырских слуг, и на крестьян, и на попов, и на церковной причет, во всяких делех, по нынешнее государево уложение, суд даван в Приказе Болшаго Дворца.

А ныне государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии, по челобитью столников, и стряпчих, и дворян московских, и городовых дворян, и детей боярских, и гостей, и гостиные, и суконные, и иных разных сотен и слобод и городовых торговых и посадских людей, указал Монастырскому приказу быти особно, и на митрополитов, и на архиепископов, и на епископов, и на их приказных и дворовых людей, и на детей боярских, и на их крестьян, и на монастыри, на архимаритов, и игуменов, и на строителей, и на келарей, и на казначеев, и на рядовую братью, и на монастырских слуг, и на крестьян, и на попов, и на церковной причет, во всяких исцовых искех суд давати в Монастырском приказе».

Еще за несколько лет (1660 г.) до утверждения Уложения, окружающими царя чиновниками высказываются следующие идеи: "царь сам мог созывать Соборы; обязанностью его было озаботиться о прекращении вдовства Церкви, церковное управление и суд исходят от царя, как от своего источника, царь имел право отбирать у патриарха данные ему полномочия по церковному управлению и, наконец, по-своему устраивать церковный суд и вручать его кому угодно".

Новопринятые Указы и Уложение воспринимают эти идеи, кроме того, как мы уже отметили, ограничивается экономическая и судебная функции церковных органов.

Однако проведенное реформирование взаимодействия государства и церкви «сводится на нет» рядом решений Собора проводившегося ежегодно в Москве.

Прежде всего, Собор коснулся Монастырского Приказа. Как было сказано, это «учреждение… успело нанести чувствительный вред Русской Церкви, к пущей выгоде нескольких привилегированных бояр[1].

На Соборе 1667 года было сформулировано следующее понимание духовной и царской власти: "Да будет признано заключение, что Царь имеет преимущество в делах гражданских, а Патриарх в делах Церковных, дабы таким образом сохранилась целою и непоколебимою стройность церковного учреждения".

Московский Собор 1675 года упраздняет действие «Монастырского приказа».

Таким образом, налицо двувластие, когда царь принимает определенный указ, а церковь, путем Собора, ограничивает его действие.

К концу 17 века духовенство и церковь является следующим после дворянства привилегированным сословием. Оно пользуется определенными сословными привилегиями: духовенство и его дети освобождались от подушной подати; рекрутской повинности; подлежали церковному суду по каноническому праву (за исключением дел “по слову и делу государеву”). По своей социально-классовой характеристике духовенство, точнее церковь, относилось к классу феодалов, так как патриаршему двору, архиерейским домам и монастырям принадлежали на вотчинном праве огромные земли и до '/5 всего крестьянства в стране. Экономическое могущество церкви обеспечивало ей определенную независимость от власти, что являлось основой для притязаний на вмешательство в государственные дела и оппозиционности петровским реформам.

Отношение самодержавной власти к церкви было двойственным. С одной стороны, церковь, осуществляя идеологическую функцию, внедряла в массы идею, что всякая власть и царская в особенности от Бога и повиновение ей является божественной заповедью. А потому и власть поддерживала и защищала церковь, а господствовавшая православная религия имела статус государственной религии. Но с другой стороны, абсолютизм не мог терпеть даже тени какой-либо власти, независимой от самодержавного монарха. Тем более, что подчинение православной церкви государству являлось исторической традицией, коренившейся в ее византийской истории, где главой церкви являлся император.



[1] История государства и права России. Учебник для вузов / Под ред. С.А. Чибиряева. – 1998. – с.238.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100