www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

История государства и права России

Дипломные
Взаимоотношения государства и церкви в 18 веке по уложениям, указам и артикулам Петра I
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.1 Уложения, артикулы и указы, принятые в период царствования Петра I

Реформирования основ взаимодействия государства и церкви протекало в течение всего царствования Петра Первого. Условно данную реформу можно разделить на два этапа на каждом из которых принимались акты направленные на изменение правового положения церкви, создания новых государственных органов и институтов.

Первый этап (1701-1710гг.). На первом этапе фактически дублируются указы, ранее изданные царем Алексеем Михаловичем.

Царским указом от января 1701 г. был восстановлен "Монастырский Приказ", который учредил Алексей Михайлович и упразднил в 1675 г. Московский Собор.

Соответственно, Петр приказал распустить "Патриарший Приказ", а управление церковными людьми и землями, печатание духовных книг, руководство духовными школами — все это было передано Монастырскому Приказу.

Указом 30 декабря 1701 г. царь отнял у монастырей право распоряжаться своими доходами, сбор коих был поручен тому же Монастырскому Приказу.

Монастырский Приказ, по воле Петра, вмешался и во внутренний уклад монастырской жизни. Велено было устроить перепись монашествующих, переходы из одной обители в другую запрещать, равно как и совершение новых пострижений без разрешения государя.

Большинство из принимаемых Петром Первым указов – указы дублирующие Уложение, а также ранее издаваемые указы Алексеем Михайловичем. Заметим, что параграфы о судебной компетенции Приказа фактически дословно совпадают с пунктами "Уложения" царя Алексея Михайловича (см.Приложении №1).

На втором этапе реформирования создаются новые государственные органы, вновь «пролонгируется» действие актов времен царствования Алексея Михайловича.

В 1711 г. вместо консилии министров (наследнице Боярской Думы), Указом от 22 февраля 1711 года «Об учреждении Правительствующего Сената и бытии при оном розрядному столу вместо Розряднаго приказа, и по два комиссара из губерний» был учрежден Сенат.

Указ гласил: «Определили быть для отлучек Наших Правительствующий Сенат, для управления...»

То есть, первоначально он должен был заменить царя на время его отсутствия в столице на время Прутского похода. Но затем Сенат получает функции высшего органа, координировавшего деятельность всех центральных органов управления и непосредственно рассматривавшего по поручению царя дела текущего управления.

Вскоре принимается Указ Петра Первого «О послушании всех Сенату и его указам» от 2 марта 1711 года, который закрепляет:

«1. Повеливаем всем, кому о том ведати надлежит, как духовным[1], так и мирским, военного и земского управления высшим и нижним чинам, что мы для всегдашних наших в сих войнах отлучках, определили Управительственный Сенат, которому всяк и их указам да будет послушен так, как нам самому под жестоким наказанием или смертию, по вине смотря.

2. И ежели оной Сенат, чрез сове ныне пред Богом принесенное обещание, неправедно что поступят в каком партикулярном деле, и кто про то уведает, тооднакож, да молчит до нашего возвращения».

Таким образом, Сенат становится и высшим судебным органом и “хранилищем законов”. Дело в том, что, исходя из принципа неограниченности власти царя, каждое его слово являлось законом. Но, чтобы отделить законы от текущих управленческих распоряжений, установился порядок, что законом являются лишь нормативные акты, утвержденные царем, зарегистрированные и опубликованные Сенатом в качестве законов. При Сенате учреждается ряд контор: рекетмейстерская по принятию прошений на имя царя и жалоб на действия чиновников; герольдмейстерская, контролировавшая службу дворян и регистрировавшая дворянские фамилии и ряд других, создававшихся по мере надобности. Канцелярию Сената возглавлял обер-секретарь, который контролировал исполнение сенатских решений.

Указом 15 июня 1714 г. Петр Первый подтверждает действие Соборного Уложения: «повелел всякого чина судьям всякие дела делать и вершить все по Уложению».

Как образец для дальнейшей государственной и церковной реформы, был взят опыт европейских протестантских государств, где, наряду с прочими государственными аппаратами, существовал подобный аппарат и в церковной сфере. Прежде всего Швеции.

В то время особенно были модны так называемые "коллегии". Со времени первой своей заграничной поездки в Англию Петр сразу заинтересовался коллегиальной системой управления и с тех пор непрерывно собирал материал для коллегиальной реформы.

В подтверждение сказанного достаточно привести текст Указа Петра Первого о сочинении Коллегиями законопроектов регламентов на основании шведских законов, от 28 апреля 1718 года: «Всем коллегиям надлежит ныне на основании Шведского Устава сочинять во всех делах и порядках по пунктам, а которые пункты в Шведском Регламенте неудобны, или с сетуацией сего государства несходы, и оные ставят по своему разумению».

В 1717 году по Указу Петра первого вводится институт армейских священников во главе с обер-священником.

В октябре 1717 года после очередной поездки за границу Петр назначает десять президентов в 10 спроектированных коллегий, среди которых пока ещё предусмотрительно нет коллегии по делам церковным. А параллельно он приказывает Феофану писать проект и для духовной коллегии, так называемый "Духовный регламент" И это все делается пока в тайне от церковной иерархии. Петр Первый окончательно утверждается в мысли, что "в государстве с монаршинским правлением соборная форма (коллегиальная) совершеннее и лучше единоличного правительства"[2].

К февралю 1720 года проект Духовного регламента был подготовлен, и 23 февраля Петр посылает Указ обер-секретарю Сената, чтобы Сенат и архиереи выслушали проект и высказали по этому поводу своё мнение, «чтоб ремарки поставили i на каждой ремарке экспликацию вины дела».

Уже 24 февраля 1720 Петр Первый издает Указ Сенату о подписании Регламента Духовной Коллегии. «Понеже вчерас от вас я слышал, что проэктъ Духовной Колегиi как архиеереi, так i вы слушали i приняли все за благо, того ради надлежит архиеером i вам оной потписат, которой потом i я закреплю».

В целях принятия Регламента Духовной Коллегии, Правит. Сенат издает Указ от 9 марта 1720 года «О собирании подписей епископов и архимандритов Московской губернии под текстом Регламента Духовной Коллегии». Текст Регламента с посльными рассылался всем духовным лицам. И как закреплено в Указе, «А буде кто подписыватца не станет, и у того всять на писме за рукою, какой ради причины онои не подписываетца, чтоб о том показали имянно».

В результате, проект был принят 25 января 1921 года с несколькими дополнениями. В числе подписавших проект было 6 епископов и 3 архимандрита. После такой решительной победы Петра над духовенством он даёт год срока для того, чтобы под этим подписались и остальной епископат. Через семь месяцев были собраны подписи 19-ти епископов, 48-ми архимандритов, 15 игуменов и 5 иеромонахов. Возражений и поправок к регламенту не наблюдалось. Как отмечают исследователи-историки, иерархи, которые пытались воспротивиться подписанию документа, после определенной порции угроз ломались, и их подпись появлялась под Регламентом.

Духовный регламент получили официальное название – «Регламент или устав духовной коллегии» (далее по тексту – Регламент).

Основная есть суть видна из следующей цитаты из Регламента:

«...Понеже в единой персоне не без страсти бывает; к тому ж не наследственная власть, того ради вящшее не брегут. Уставляем Духовную Коллегию, то есть Духовное Соборное Правительство, которое по следующем зде Регламенте, имеет всякия Духовныя дела во Всероссийской Церкви управлять...

Должна же есть Коллегия сия, и новыми впредь правилами дополнять Регламент свой, яковых правил востребуют разные разных дел случаи. Однакож делать сие должна Коллегия Духовная не без Нашего соизволения.

Определяем же в сей Духовной Коллегии быть именованным зде Членам: единому Президенту, двоим Вице-Президентам, четырем Советникам, четырем Ассесорам...»[3].

Таким образом, без какого бы то ни было Собора, даже без подобия Собора, была произведена реформа Высшего церковного управления. И сделано было все в необычном для Церкви порядке, но уже обычном для государства - манифестом императора за подписью Сената.

Фактически Духовная коллегия дополнила реестр ранее утвержденных коллегий:

«Реэстр Коллегиям. О должности Коллегий, что в которой управлять надлежит:

1. Чужестранных дел (что ныне Польской Приказ). Всякия иностранныя и посольския дела и пересылка со всеми окрестными Государствы, и приезды Послов и Посланников, и приезды курьеров и других иноземцев.

2. Камор (или казенных сборов). Всякое расположение и ведение доходов денежных всего Государства.

3. Юстиция (то есть расправа гражданских дел). Судныя и розыскныя дела; в той же Коллегии в ведении и Поместной Приказ.

4. Ревизией. Счет всех Государственных приходов и расходов.

5. Воинской. Армия и гарнизоны и все воинския дела, которыя были ведомы в Военном Приказе, и которыя прилучаются во всем Государстве.

6. Адмиралтейской. Флот со всеми морскими воинскими служители, к тому принадлежащими морскими делами и управлении.

7. Коммерц. Смотреть над всеми торгами и торговыми действии.

8. Штатс-Контор (казенный дом). Ведение всех Государственных расходов.

9. Берг и Мануфактур. Рудокопные заводы и все прочие ремесла и рукоделия и заводы оных и размножение, при том же и артиллерия»[4].

С этого времени этот список можно было дополнить Духовной коллегией.

Вместо патриарха теперь правил Российской Церковью «Коллегиум Духовное», состоявший из президента, двух вице-президентов, трех советников из архимандритов, четырех асессоров из протопопов…». Каждый из них приносил присягу Государю.

Таким образом, церковь подпадает под государственную централизацию.

В полномочия Духовной коллегии передали следующие вопросы:

· духовного суда (по преступлениям против веры и благочестия);

· цензуры;

· рассмотрение сектантских учений, с целью доклада государству о допустимости их присутствия в России;

· испытание кандидатов на епископские звания;

· надзор за церковным имуществом; защита духовенства перед мирским судом;

· проверка подлинности завещаний;

· благотворительность и искоренение нищенства;

· борьба с различными злоупотреблениями в церковной среде.

Ограничена была «законотворческая деятельность» Духовной коллегии. Как мы уже отметили, «Должна же есть Коллегия сия, и новыми впредь правилами дополнять Регламент свой, яковых правил востребуют разные разных дел случаи. Однакож делать сие должна Коллегия Духовная не без Нашего соизволения». То есть, фактически любое изменение регламента могло произойти только с утверждением царя и сената.

С 25-го января по 14-е февраля 1721 года назначенные 11 членов Коллегии являлись в Сенат, получали указ и приводились к присяге, как и члены прочих коллегий. Причем, духовная Коллегия возглавлялась Сенатом, к которому можно было при случае апеллировать на духовную Коллегию, а в присяге члены коллегии клянутся в верности возглавлению Церковной иерархии светским монархом и обязуются доносить об ущербе интересам Его Величества и хранить служебные тайны[5].

Крайним судьей по вопросам церковным теперь становится монарх. Присяга членов Духовного коллегии по «Регламенту», гласила: «Исповедую же с клятвою крайняго судию духовных сея коллегии быти самого всероссийскаго монарха, государя нашего всемилостивейшаго»...

На 14 февраля 1721 года было назначено открытие новой государственной Коллегии. Первое заседание Коллегии, начавшееся после молебна в Троицком Соборе, задуманное как формальное и только церемониальное, а не деловое, стало, поистине, историческим. Иерархи, чувствуя унижение в нахождении под Сенатом, который не был миропомазан на царство, как государь, а был просто светским коллективом, созданным для замещения царя в случае его отсутствия, не могли всё оставить так, как это было на данный момент. И внезапно в день своего рождения Духовная Коллегия умирает, и вместо неё рождается Святейший Синод.

Первое возражение, которое лежит "на поверхности" - как поминать "коллегию" за богослужением? Провозглашать на ектениях чуждое латинское слово было дико для того времени. Иерархами было предложено "Святейшее Собрание", которое Петр (видимо, под влиянием Феофана) исправил на "Святейший Правительствующий Синод".

В вопросе о том, в каком соотношении будут Синод и Сенат, Петр пошел ещё дальше и формально поставил Синод de juro на одну ступень с Сенатом. Таким образом, из простой Коллегии, которая, наряду с другими десятью, подчинялась Сенату, Синод формально уравнялся с Сенатом. Другое дело, что de facto Синоду пришлось ещё долгое время выдерживать борьбу с Сенатом за равноправие, и борьба эта была не всегда удачной. Ведь, Сенат был создан на добрый десяток лет раньше Синода как орган, замещающий императора во время его отсутствия, а Синод таким органом никогда не мог бы стать, тем более, что подспудно постоянно чувствовалось изначальное предназначение Синода, как рядовой коллегии, подчиненной Сенату. Правда, ненормальным было такое положение вещей, что Синод в своей борьбе с Сенатом победил ценой отказа от церковной природы своей власти. Природа синодальной власти сведена к государственному источнику - императору. При этом забывалась иноприродность, несравнимость власти государственной и власти церковной, а через это Церковь становилась только лишь одним из ведомств государства[6].

О том, что Сенат юридически стоял на ступень выше над Синодом говорит и ряд фактов. Достаточно привести выдержку из Резолюции Петра Первого на докладные пункты Свят.Синода об установлении подсудности архиерейских и монастырских крестьян в отношении гражданских и уголовных дел и денежных сборов и о порядке разрешения дел, составляющих ведение Синода, но требующих генерального определения, от 19 ноября 1721 года: «Какое дело позовет о новом каком определении генеральном, то не должно ни в Синоде, ни в Сенате без подписания моей руки чинить. А буде в отлучении моем такое дело случится, а обождать до прибытия моего будет невозможно, то Синоду согласиться с Сенатом и подписать и потом публиковать».

13 июля 1722 года Петр Первый издает еще один Указ Свят.Синоду «О решении дел, не терпящих отлагательства, временно, до утверждения царем, совместно с Правит. Сенатом, в соответствии с которым: «А ежели впредь будут дела такие, что времени не терпящие, хотя о оных и писать будете, однакож только для ведома нам, а решить можете обще с Сенатом до нашей опробации, понеже как возможно и с такой дальности мне указы на дела давать».

А между тем разногласия между Сенатом и Синодом были. В качестве примера можно привести Доклад Свят.Синода Петру Первому об утверждении царем указа, оспариваемого Сенатом, о непринуждении родителями и господами своих детей и рабов ко вступлению в брак против их воли, от 12 апреля 1722 года, в котором Синод сетует Петру Первому на отказ в утверждении Сенатом уже подписанного Указа.

Чтобы поставить точку в решении вопроса о компетенции Синода и Сената, достаточно вспомнить содержание Указа от 22 февраля 1711 года «Об учреждении Правительствующего Сената…», в соответствии с которым, именно Сенат занимал правительствующее положение в России, в момент отлучки Петра Первого. Именно Сенат наделялся широким комплексом полномочий, когда как Синод таким полномочиями не наделялся ни в какой из ситуаций.

Но вернемся к рассмотрению истории принятия Духовного регламента.

После того, как были усмирены российские иерархи, надо было добиться признания нововведений у Восточных патриархов. Феофан составил послание, в котором расписал "прекрасные" реформы, которые произвел монарх, а не церковная власть. Петр был достаточно мудр, чтобы не пустить это послание в ход, и 30 сентября 1721 г. сам написал обращение к патриарху Константинопольскому от своего имени, в котором, туманно упомянув о реформах, смиренно просил о признании нового учреждения. 1 февраля 1722 года патриарх Иеремия прислал предварительный положительный ответ, а 23 сентября 1723 года - грамоту, дублированную почти тождественной грамотой патриарха Антиохийского Афанасия. В этой грамоте Святейший Синод приравнивается к прочим четырем патриархам[7].

К этому моменту система государственной власти в России представляет следующую иерархию:

Как видно из этой схемы, Духовная коллегия вписывается в государственный аппарат.

К слову сказать, на деятельность Духовной коллегии распространялись и все ранее принятые Указы Петра Первого, в том числе и Указ от 11 декабря 1717 года «О штате коллегий и о времени открытия оных», в соответствии с которым, «Реэстр людям в Коллегия в каждой по сему:…Русские: Президент, Вице-Президент (Русской или иноземец); 4 Коллегии Советники, 4 Коллегии Ассесоры, 1 Секретарь, 1 Натарий, 1 Актуарий, 1 Регистратор, 1 Переводчик…». То есть нормировалось участие в коллегиях людей разных национальностей[8].

Уже после того, как Синод стал частью государственного аппарата, в набор его прав возвращается Монастырский приказ и ряд судебных полномочий.

Издается Указ правит. Сената Свят. Синоду об установлении Петром I подсудности архиерейских и монастырских крестьян в отношении гражданских и уголовных дел и денежных сборов и о порядке разрешения дел ведения Синода, требующих генерального определения, от 6 декабря 1721 года.

«Всепресветлейший, державнейший Петр Великий, император и самодержец всероссийский, будучи в Сенате прошедшего ноября 19 дня, указал:

1) Архиерейским и монастырским крестьяном судом сежду собой и кто на них будет бить челом, кроме криминальных дел, также и податми ведомым быть в Синод; отколь подати государственные подлежат отсылать туда, куда со всех крестьян сбирают.

А крестьяном и прочим ведения синодского, как духовным, так и мирским на светских, которые не ведомы с Синод, бить челом там, где их суперники ведомы. А криминальным делам быть в Юстиц-Коллегии, как и прочим».

Указом Петра Первого Свят. Синоду об учреждении, под его ведением, судебного органа – Коллегии и об определении Синодом ее компетенции и лиц, подсудных ей, от 8 февраля 1723 года.

«Для розыскных дел на духовных и их междо себя чтоб учинит Коллегию. И какими делами тут быть, поговоря, определить, каким лицам судимым быть и которым в гражданстве. И чтоб им судить, а ежели недовольны будут их судом, взносить в Синод вершенные дела».

На третьем этапе реформ (1722-1725гг.) проводится реорганизация социальной структуры духовенства (унификация иерархии церковных чинов, учреждение штатов церковнослужителей) и наметилась тенденция лишения духовенства прав владения и управления своими вотчинами и передачи этих прав государству.

В частности происходит унификация чинов духовенства находит отражения и в Табеле о рангах (24 января 1722 года) (см. Приложение №4).

В последующем данные подушной переписи населения были использованы государством для учета и классификации низшего духовенства. Для церковнослужителей были определены штаты: один священник на 100-150 дворов прихожан. Священники, не нашедшие вакантных мест, и причетники (самый низший духовный сан) переводились в податное сословие, приравнивались к крепостным.

В этот период принимается Положение о должности Сената, которое окончательно закрепило его правительствующий статус (см.Приложение №5).

Еще одним симптомом превращения церковной власти в государственный институт стало появление синодальной прокуратуры. Для наблюдения за правильностью исполнения Духовного регламента, течением дел и дисциплиной в Синоде, Указом Петра Первого Сенату от 11 мая 1722 года «О выборе из офицеров кандидата в обер-прокуроры Свят.Синода, о снабжении его инструкцией…» был назначен специальный светский чиновник, обер-прокурор Синода. Он должен был стать "оком государевым" в высшем церковном управлении. Обер-прокурор подчинялся генерал-прокурору Сената и должен был докладывать о состоянии дел в Синоде непосредственно императору. Таким образом, при реорганизации высшего управления церковью была значительно ограничена ее самостоятельность. Но по-прежнему церковь обладала значительными богатствами, судебными функциями и сильным влиянием на население страны. Кроме того, сумев расположить к себе монарха и оказав на него сильное влияние, духовенство могло добиться благоприятных условий для защиты своих интересов.



[1] Мы намеренно выделили слово «духовным», чтобы в последующем разграничить компетенцию Сената и Духовенства

[2] Затем эти слова войдут непосредственно в текст Духовного регламента.

[3] Полное собрание законодательства Российской Империи, 1830 г. т. VI. п. 3718.

[4] Полное собрание законодательства Российской Империи, 1830 г. т. V, п. 3255.

[5] Кедров Н. Духовный регламент, в связи с преобразовательною деятельностью П. Великого - М.: 1886. – с.41.

[6] Кедров Н. Духовный регламент, в связи с преобразовательною деятельностью П. Великого - М.: 1886. – с.48.

[7] Никольский Н.Церковная реформа Петра I. Сборник Три века. т.III – М.: 1912. – с.27.

[8] Лучше было бы сказать «гражданств», но институт гражданства еще не скоро будет известен государственному праву России.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100