www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Конституционное право России

Дипломные
Конституционный механизм разграничения полномочий Российской Федерации и её субъектов по вопросам государственной собственности
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Глава 3. Проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации по вопросам государственной собственности

Участвуя в гражданском обороте, хозяйственные публичные организации способны вступать в различные правоотношения с другими лицами. Не препятствует закон возникновению и гражданских правоотношений, участниками которых являются только хозяйственные публичные организации. Такие правоотношения с 1991 г. стали обычным явлением и связаны с разграничением собственности между Российской Федерацией, субъектами РФ и муниципальными образованиями.

В законодательстве широко используется термин «разграничение государственной собственности». Однако явление, для обозначения которого этот термин предназначен, в юридической науке остается малоизученным[1].

В соответствии с Конституцией РФ разграничение государственной собственности — это предмет совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ (п. «г» ч. 1 ст. 72).

По мнению Конституционного Суда РФ под разграничением государственной собственности «имеется в виду прежде всего, законодательное и иное нормативно-правовое регулирование порядка отнесения объектов государственной собственности к тем или иным уровням (видам) этой собственности — Федеральной, собственности республик, других субъектов Российской Федерации».

С точки зрения Конституционного Суда РФ нормотворческая составляющая не исчерпывает всего понятия разграничения государственной собственности как предмета совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Но даже отраженная в нем часть понятия разграничения собственности вызывает много вопросов и сомнений. Определяя разграничение собственности как регулирование порядка отнесения объектов к тому или иному уровню собственности, мы не отвечаем на вопрос по существу, поскольку невыясненным остается значение выражения «отнесение объектов».

По мнению Конституционного Суда РФ, разграничить собственность означает в первую очередь установить порядок отнесения объектов к определенному уровню собственности. Процесс разграничения собственности, таким образом, рассматривается не в качестве объекта правового регулирования, а в качестве правового регулирования как такового применительно к обособленной сфере общественных отношений, именуемой отнесением объектов к одному из «уровней государственной собственности»[2].

В комментарии к Конституции РФ утверждается, что разграничение государственной собственности «охватывает вопросы определения собственника, передачи объектов госсобственности из ведения федерации ее субъектам, порядок оформления такой передачи, правомочия федеральных органов и субъекта федерации, органов, уполномоченных решать эти вопросы либо делегировать полномочия в этой сфере иным государственным органам (министерствам, ведомствам и т. д.)»[3]. Взятая в контексте всего комментария данная цитата может быть понята как указание на совокупность действий, на совокупность стадий изменения субъектного состава отношений собственности (прекращение права собственности Российской Федерации и приобретение права собственности субъектами РФ). Авторы комментария не сводят все содержание предметов ведения Российской Федерации и субъектов РФ к правовому регулированию общественных отношении.

Одной из сфер совместного ведения, где правоприменительная деятельность выходит на первый план, является разграничение государственной собственности.

Что же касается совместной деятельности Российской Федерации и субъектов РФ по вопросу разграничения государственной собственности, то нельзя исключать применение в этом случае федеральных законов, принятых в соответствии со ст. 71 Конституции РФ. По этой причине допустимо предположение, что разграничение собственности, в той или иной мере, регулируется гражданским законодательством.

Особый предмет правового регулирования образуют отношения, связанные с разграничением муниципальной собственности. Эти отношения отличаются от разграничения государственной собственности и регулируются как федеральным законодательством, так и законодательством субъектов РФ[4].

Конституция РФ называет три формы собственности, оставляя этот перечень открытым (ст. 8). Наряду с частной формой собственности упоминаются государственная и муниципальная формы собственности. Следовательно, разграничение муниципальной собственности не может быть составной частью разграничения государственной собственности уже только по формальным соображениям различия государственной и муниципальной собственности.

В соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» разграничение объектов муниципальной собственности производится законами субъектов РФ (п. 3 ст. 6).

Наряду с разграничением государственной собственности и разграничением муниципальной собственности существует еще одна группа аналогичных отношений между хозяйственными публичными организациями, которую можно обозначить термином «разграничение государственной и муниципальной собственности». Речь идет об отношениях:

· между Российской Федерацией и муниципальными образованиями (разграничение федеральной и муниципальной собственности);

· между субъектами РФ и муниципальными образованиями (разграничение собственности субъектов РФ и муниципальной собственности). Такие отношения подвержены правовому регулированию не в меньшей степени, чем разграничение государственной собственности (отношения между Российской Федерацией и субъектами РФ) и разграничение муниципальной собственности (отношения между муниципальными образованиями).

Совокупность всех вышеназванных отношений между хозяйственными публичными организациями, возникающих в связи с разграничением собственности, можно обозначить термином «разграничение публичной собственности». Этот термин законодательству России не известен, как не известен и термин «публичная собственность». Но понятие публичной собственности — реально существующее понятие. Таким же реально существующим является и понятие разграничения публичной собственности[5].

Социально-экономическая значимость процесса разграничении собственности воплощена в норме ч. 1 ст. 72 Конституции РФ, в соответствии с которой разграничение государственной собственности находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ. Само по себе такое в высшей степени авторитетное нормативное установление, к сожалению, не сообщило текущему законодательству и практике существенной новизны.

В 1993-1995 гг. изданы и другие нормативные акты направленные на разграничение публичной собственности. Здесь следует упомянуть Указ Президента РФ от 28 октября 1994 г № 2027 «О полномочиях Правительства Российской Федерации по осуществлению передачи объектов федеральной собственности в государственную собственность субъектов Российской Федерации»[6]. Речь идет о полномочиях Правительства РФ утверждать порядок передачи в собственность субъектов РФ и муниципальных образований отдельных объектов федеральной собственности, не включаемых в состав приватизируемого имущества государственных предприятий. Процедура смены собственника в отношении таких объектов прежними нормативными актами о разграничении публичной собственности не предусматривалась. Во исполнение Указа Президента РФ 7 марта 1995 г. Правительством РФ принято Постановление № 235 «О порядке передачи объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральной собственности в государственную собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность»[7]. Действие этого нормативного акта ограничивается объектами социально-культурного и коммунально-бытового назначения; речь идет лишь о тех объектах соцкультбыта, которые не вошли в состав имущества приватизируемых или приватизированных федеральных государственных унитарных предприятий.

В отношении объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральных государственных унитарных предприятий, не подлежащих приватизации, специальный порядок смены собственника Постановлением Правительства от 7 марта 1995 г. № 235 не установлен. В соответствии с п. 4 Постановления эти объекты передаются в государственную собственность субъектов РФ и муниципальную собственность в порядке, установленном Положением «Об определении пообъектного состава...»

Качественно новый подход к регулированию имущественных ношений между Российской Федерацией и субъектами РФ выражен в Указе Президента РФ от 27 февраля 1996 г. № 292 «О передаче субъектам Российской Федерации находящихся в федеральной собственности акций акционерных обществ, образованных в процессе приватизации»[8] и принятом в развитие этого Указа Постановлении Правительства РФ от 8 мая 1996 г. № 554[9], которым утвержден Порядок передачи субъектам Российской Федерации находящихся в федеральной собственности и подлежащих продаже акций акционерных обществ, образованных в процессе приватизации. Появление данных нормативных актов отражает состоявшиеся в процессе приватизации изменения в составе публичной собственности. Хозяйственные публичные организации стали собственниками акций многочисленных акционерных обществ. Их вещное право на предприятия и другие объекты постепенно вытеснялось обязательственным правом в отношениях с акционерными обществами. Это обстоятельство требовало реакции со стороны нормотворческих органов. Прежние нормативные акты не регулировали отношения хозяйственных публичных организаций по поводу акций и по аналогии не применялись. Специфика Указа Президента РФ от 27 февраля 1996 г. № 292 и Постановления Правительства РФ от 8 мая 1996 г. № 554 заключалась в том, что Правительство РФ получило право «по согласованию с субъектами Российской Федерации проводить зачет стоимости указанных акций как поступлений средств от приватизации и расходов федерального бюджета по взаимным расчетам и другим передаваемым в бюджеты субъектов Российской Федерации средствам в объеме, установленном в федеральном бюджете».

Межбюджетные взаимоотношения хозяйственных публичных организаций и прежде сопутствовали процессу разграничения публичной собственности, но носили при этом компенсационный характер в пользу будущего собственника.

При передаче федерального имущества в муниципальную собственность во многих случаях сохранялись финансовые обязательства прежнего собственника (Российской Федерации). Новые собственники — хозяйственные публичные организации, приобретая федеральное имущество, получали право требования в финансовых отношениях с Российской Федерацией. При передаче федерального имущества в муниципальную собственность финансовые отношения устанавливались у нового собственника (муниципального образования) и с субъектом РФ. Межбюджетные отношения, носящие компенсационный характер в пользу нового собственника публичного имущества, складываются и в настоящее время. Например, ст. 60 Федерального закона «О федеральном бюджете на 2003 год»[10] установлено, что передача находящихся в федеральной собственности объектов жилищно-коммунального хозяйства и социально-культурной сферы из федеральной собственности в собственность субъектов РФ, в муниципальную собственность и наоборот производится в соответствии с решениями Правительства РФ, определяющими источник возмещения затрат на обеспечение функционирования переданных объектов в текущем году. При осуществлении указанной передачи уточняется сводная бюджетная роспись по соответствующим разделам функциональной классификации расходов бюджетов Российской Федерации.

Финансовые взаимоотношения хозяйственных публичных организаций, регулируемые Указом Президента РФ от 27 февраля 1996 г. № 292 и Постановлением Правительства РФ от 8 мая 1996 г. № 554, имеют качественно иной характер, а именно компенсационный в пользу стороны, передающей имущество (акции). Переход права собственности на акции от Российской Федерации субъекту РФ сопровождается погашением части финансовых (бюджетных) обязательств Российской Федерации перед субъектом РФ.

С 1999 г. компенсационный характер в пользу стороны, передающей имущество, получили отношения хозяйственных публичных организаций и по поводу другого федерального имущества. Статьей 41 Федерального закона «О федеральном бюджете на 1999 год»[11] было установлено общее правило: размер средств, перечисляемых из федерального бюджета субъектам РФ, уменьшается на сумму стоимости имущества, передаваемого на договорной основе в соответствии с действующим законодательством из федеральной собственности в собственность субъектов РФ, а также на сумму стоимости находящихся в федеральной собственности акций, переданных на договорной основе в соответствии с законодательством Российской Федерации субъектам РФ для последующей продажи. Подобная практика финансовых взаимоотношений Российской Федерации с субъектами РФ при разграничении государственной собственности сохранилась и в дальнейшем. Приведенные нормы бюджетного законодательства развиты Постановлением Правительства РФ от 9 декабря 1999 г. № 1366 «О передаче федеральных государственных унитарных предприятий в собственность субъектов Российской Федерации».

Рассмотренное законодательство о федеральном бюджете по отношению к нормативным правовым актам о разграничении публичной собственности является более поздним и вторичным в том смысле, что этим законодательством не устанавливается особая процедура разграничения собственности. Законодательством о федеральном бюджете определяются лишь условия передачи федерального имущества в собственность субъектов РФ. В связи с этим весьма примечательным является тот факт, что в бюджетном законодательстве давно существующие отношения между хозяйственными публичными организациями недвусмысленно характеризуются как договорные отношения. Такой определенности в федеральном законодательстве о разграничении публичной собственности никогда не было.

Если федеральные правовые акты, касающиеся разграничения публичной собственности, издавались и принимались преимущественно в первой половине и середине 90-х годов, то в дальнейшем регулирование этих отношений смещается на региональный уровень.

В соответствии со ст. 73 и 76 Конституции РФ вопросы управления государственной собственностью субъектов РФ находятся в ведении самих субъектов РФ. Однако законы и другие правовые акты субъектов РФ должны соответствовать Конституции РФ и федеральному законодательству. При этом важной задачей, стоящей перед субъектами РФ, является решение следующих вопросов:

· определение органов, через которые субъекты РФ действуют в качестве собственников имущества, и установление их компетенции;

· выбор наиболее предпочтительного для субъекта РФ варианта владения, пользования и распоряжения собственным имуществом. В гражданском законодательстве много диспозитивных норм, собственнику предоставлена возможность выбирать способ осуществления своего права на имущество. В большинстве случаев субъекты РФ делают выбор публично, фиксируя его в своем законодательстве[12].

Передача имущества в муниципальную собственность, создание акционерных обществ, доверительное управление имуществом и многие другие имущественные отношения регулируются федеральным законодательством. Но значит ли это, что субъект РФ как собственник не вправе публично заявить о том, каким образом он будет применять нормы федерального законодательства, в частности нормы гражданского законодательства? Очевидно, что субъект РФ такой возможностью обладает. Предпочтительным способом публичного самоопределения субъекта РФ в сфере имущественных отношении является издание соответствующих законов и подзаконных актов.

Как и указы, постановления, распоряжения федеральных органов государственной власти, законы субъектов РФ являются универсальной формой выражения воли публичных организаций, будь то властная или хозяйственная организация. Такое положение дел обусловлено уже отмеченным выше единством управления публично-властными и хозяйственными публичными организациями.

Воздействие законов субъектов РФ о государственной собственности на других лиц носит опосредованный характер. Гражданин, юридическое лицо или муниципальное образование, ознакомившись с законом субъекта РФ, получит представление о том, в какие отношения и в каком порядке можно вступить с этим субъектом РФ. Точно так же, зная содержание устава конкретного акционерного общества, мы узнаем, через каких лиц и в каком порядке принимаются акционерным обществом те или иные решения. Ознакомление с уставом организации обеспечивает нам возможность совершения правомерных действий. Каждый вправе определиться, в какие отношения он будет вступать, а в какие нет. Субъекты РФ сообщают о своей позиции неопределенному кругу лиц посредством издания законов. Например, в законе субъекта РФ может содержаться правило о необходимости заключения договора с муниципальным образованием путем составления одного документа, а не посредством обмена документами. Тем самым субъект РФ информирует муниципальные образования о том, что он желает заключать с ними договоры определенным способом.

Региональное законодательство несет основную нагрузку в регулировании разграничения муниципальной собственности.

В соответствии с ГК РФ юридическая дифференциация объектов (отнесение имущества) при разграничении государственной собственности осуществляется в порядке, установленном федеральным законом. Примечательно, что подобной нормы в ГК РФ не существует применительно к взаимоотношениям Российской Федерации и субъектов РФ с муниципальными образованиями (т. е. применительно к процессу разграничения государственной и муниципальной собственности). И не случайно. Юридическая дифференциация имущества в этих случаях не нуждается в установлении особого порядка на уровне федерального законодательства. Дело в том, что такой порядок нужен там, где требуются согласованные действия нескольких лиц. Разграничение государственной собственности — предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Ни на одной из стадий процесса разграничения государственной собственности недопустимы односторонние действия Российской Федерации или субъектов РФ[13].

Порядок отнесения государственного имущества к федеральной собственности и к собственности субъектов РФ нуждается в нормативном закреплении именно как порядок совместного участия Российской Федерации и субъектов РФ в правовой дифференциации объектов. Это процедура принятия решений по одному из вопросов совместного ведения (ст. 72 Конституции РФ). Существующая юридическая дифференциация имущества произведена Российской Федерацией (публично-властной организацией) в одностороннем порядке, посредством принятия федеральных нормативных правовых актов.

Вправе ли субъекты РФ (публично-властные организации) принимать участие в выборе и нормативном утверждении процедуры юридической дифференциации имущества? Возможна ли ситуация, когда правовая дифференциация объектов являлась бы одним из случаев реализации гражданской правосубъектности Российской Федерации и субъектов РФ (хозяйственных публичных организаций)? Или решение данного вопроса находится в сфере деятельности суверена и прочих публично-властных организаций? Вопросы эти отнюдь не риторические, и речь идет о способах определения юридической судьбы не только федерального имущества. Организованное движение собственности возможно и в направлении, противоположном тому, которое имело место до сих пор. Разграничение публичной собственности не единовременная акция, а постоянно существующая система отношений между Российской Федерацией, субъектами РФ и муниципальными образованиями.

Каждому очередному шагу в распределении полномочий между органами Российской Федерации и субъектов РФ по предметам совместного ведения может сопутствовать и разграничение публичного имущества, обеспечивающего осуществление указанных полномочий. Статьей 60 Федерального закона «О федеральном бюджете на 2003 год» установлено, что передача находящихся в федеральной собственности объектов жилищно-коммунального хозяйства и социально-культурной сферы из федеральной собственности в собственность субъектов РФ, в муниципальную собственность и наоборот производится в соответствии с решениями Правительства РФ, определяющими источник возмещения затрат на обеспечение функционирования переданных объектов в текущем году. В этой статье интерес представляет упоминание о возможном движении имущества из муниципальной собственности в собственность субъектов РФ, из собственности субъектов РФ в федеральную собственность. Статьей 112 этого же Закона предусмотрена передача имущества одного из субъектов РФ в собственность Российской Федерации: Республика Ингушетия может погасить задолженность перед Российской Федерацией посредством передачи в федеральную собственность некоторых объектов, созданных за счет средств бюджета Республики Ингушетия.

В юридической литературе отмечается, что участие субъектов РФ в подготовке федеральных законов может быть одной из форм совместной деятельности по предметам совместного ведения[14].

Рассматривая в сентябре 1993 г. дело о проверке конституционности Указа Президента от 15 августа 1992 г. «Об организации управления электроэнергетическим комплексом Российской Федерации в условиях приватизации»[15], Конституционный Суд РФ пришел к следующему выводу: «Федеративный договор и пункт "г" части первой статьи 84.11 Конституции, наделившие край, область правом участия совместно с федеральными органами в решении вопросов разграничения государственной собственности на территории края, области, по сути, предоставили и этим субъектам Российской Федерации материальное конституционное полномочие, предусматривающее обязательное выявление и учет их интересов при решении проблем, отнесенных к данной сфере совместного ведения. Игнорирование федеральными органами этого права недопустимо и должно рассматриваться как нарушение Федеративного договора и Конституции Российской Федерации». По мнению Конституционного Суда РФ, «процесс выработки правовых норм по вопросам, отнесенным к совместному ведению федеральных органов власти и органов власти субъектов Российской Федерации, должен носить взаимосогласованный характер и строиться на основе взаимоуважения и взаимной ответственности». Конституционный Суд РФ также указал, что возникающие в таких случаях споры между Российской Федерацией и ее субъектами «должны разрешаться с обязательным использованием согласительных процедур, как того требует статья VII Федеративного договора». Акты, подобные Постановлению ВС РФ от 27 декабря 1991 г., должны приниматься в указанном выше порядке.

Однако, рассматривая другой спор в условиях действия Конституции РФ, Конституционный Суд РФ признал лишь право Государственной Думы Федерального Собрания РФ устанавливать порядок участия субъектов РФ в работе над федеральными законопроектами. Основанием для такого вывода явился п. «а» ст. 71 Конституции РФ, в соответствии с которым принятие и изменение всех федеральных законов находится в ведении Российской Федерации, а не в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Таким правом Государственная Дума, и в целом Российская Федерация, воспользовалась, дополнив в 2003 г.

Принимая во внимание существующую практику нормотворчества, когда федеральный законодатель поручает разработку соответствующих нормативных правовых актов Правительству РФ, ставя под сомнение возможность участия субъектов РФ в федеральном нормотворчестве, следует отметить, что в плане учета интересов и согласования позиций Российской Федерации и ее субъектов вполне приемлема процедура договорной дифференциации объектов права государственной собственности. Речь здесь идет о заключении предварительных договоров о последующем отчуждении имущества одной хозяйственной публичной организацией в собственность другой хозяйственной публичной организации (ст. 429 ГК РФ). В отличие от процесса нормативно-правовой дифференциации имущества, участниками договорной процедуры являются Российская Федерация и ее субъекты как лица гражданского права.

У федерального законодателя и российского общества в целом есть возможность выбрать наиболее приемлемую модель разграничения государственной собственности. Недопустимы ссылки на то обстоятельство, что юридическая дифференциация объектов права государственной собственности — сфера лишь государственно-правового регулирования, что потенциал гражданского права не может быть задействован в такой важной сфере федеративных отношений, как разграничение государственной собственности[16].

Существующая в настоящее время нормативно-правовая дифференциация выражается в государственно-правовых нормах. Процесс и результат такой дифференциации — предмет государственного (конституционного) права. Но государственно-правовые отношения как первая стадия разграничения государственной собственности вовсе не аксиома.

ГК РФ предусмотрена возможность заключения предварительных договоров, в том числе договоров о последующем отчуждении имущества в собственность (ст. 429 ГК РФ). Стороны основного договора (договора об отчуждении имущества) совместно участвуют в создании обязательных для них юридических предписаний (условий предварительного договора). Отнесение государственного имущества к объектам права федеральной собственности и собственности субъектов РФ есть создание предварительных условий для последующего изменения отношений собственности. Поскольку разграничение государственной собственности является предметом совместного ведения, то совместная деятельность Российской Федерации и ее субъектов не должна сводиться лишь к совместному изменению отношений собственности на условиях, продиктованных Российской Федерацией.

Различные действующие лица (публично-властные и хозяйственные публичные организации) являются результатом персонификации одних и тех же групп населения. Интересы граждан могут быть выражены и в гражданских правоотношениях при разграничении государственной собственности. Известное Конституции РФ совместное ведение — это в конечном счете совместное ведение различных объединений граждан. В процессе совместной деятельности объединения граждан могут быть представлены не только в качестве публично-властных организаций, но и в качестве хозяйственных публичных организаций. Деятельность по такому предмету совместного ведения как разграничение государственной собственности может регулироваться нормами различных отраслей права. Отраслевая принадлежность общественных отношений должна соответствовать интересам общества на каждом этапе его существования.



[1] 2. Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в гражданских правоотношениях: на примере разграничения публичной собственности: Монография / Пятков Д.В.. - С.-Пб.; Юрид. центр Пресс, 2003. С 141.

[2] Постановление Конституционного Суда РФ от 10 сентября 1993 г. № 15-П по делу о проверке конституционности Указа Президента от 15 августа 1992 г. «Об организации управления электроэнергетическим комплексом Российской Федерации в условиях приватизации» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1994. № 4-5.

[3] Комментарий к Конституции Российской Федерации / Общ. ред. Ю. В. Кудрявцева. М.: Фонд «Правовая культура», 1996. С. 329.

[4] Уваров А.А. Муниципальная собственность: проблемы формирования и управления // Журнал российского права. - 1999. - №3/4. - С.33.

[5] Подвальный И.О., Шпачева Т.В. О некоторых вопроса разграничения публичной собственности в Российской Федерации // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. - 2000. - №1.

[6] Указ Президента РФ от 28 октября 1994 г. N 2027 "О полномочиях Правительства Российской Федерации по осуществлению передачи объектов федеральной собственности в государственную собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность" // Собрание законодательства Российской Федерации от 31 октября 1994 г., N 27, ст. 2858

[7] Постановление Правительства РФ от 7 марта 1995 г. N 235 "О порядке передачи объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральной собственности в государственную собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность" (с изм. и доп. от 27 августа 1999 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 13 марта 1995 г., N 11, ст. 995

[8] Указ Президента РФ от 27 февраля 1996 г. N 292 "О передаче субъектам Российской Федерации находящихся в федеральной собственности акций акционерных обществ, образованных в процессе приватизации" // "Российская газета" от 2 марта 1996 г.

[9] Постановление Правительства РФ от 8 мая 1996 г. N 554 "О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 27 февраля 1996 г. N 292 "О передаче субъектам Российской Федерации находящихся в федеральной собственности акций акционерных обществ, образованных в процессе приватизации" // "Российская газета" от 29 мая 1996 г.

[10] Федеральный закон от 24 декабря 2002 г. N 176-ФЗ "О федеральном бюджете на 2003 год" (с изм. и доп. от 23 июня, 7 июля, 11 ноября 2003 г., 10 ноября 2004 г.) // "Российская газета" от 28 декабря 2002 г.

[11] Федеральный закон от 22 февраля 1999 г. N 36-ФЗ "О федеральном бюджете на 1999 год" (с изм. и доп. от 5, 17 июля, 25 октября, 20 ноября, 31 декабря 1999 г., 2 января, 27 декабря 2000 г., 23 декабря 2003 г.) // "Российская газета" от 25 февраля 1999 г.

[12] Котелевская И., Тихомиров Ю. Государственная собственность: юридические режимы и управление // Право и экономика. - 1998. - №12. - С.4-8.

[13] Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в гражданских правоотношениях: на примере разграничения публичной собственности: Монография / Пятков Д.В.. - С.-Пб.; Юрид. центр Пресс, 2003. С. 154.

[14] Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в гражданских правоотношениях: на примере разграничения публичной собственности: Монография / Пятков Д.В.. - С.-Пб.; Юрид. центр Пресс, 2003. С. 156.

[15] Постановление Конституционного Суда РФ от 10 сентября 1993 г. N 15-П "По делу о проверке конституционности Указа Президента РФ от 15 августа 1992 г. "Об организации управления электроэнергетическим комплексом Российской Федерации в условиях приватизации" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации, 1994, N 4-5

[16] Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в гражданских правоотношениях: на примере разграничения публичной собственности: Монография / Пятков Д.В.. - С.-Пб.; Юрид. центр Пресс, 2003.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100