www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Международное публичное право

Дипломные
Объединения государств: общетеоретические и международные вопросы (Автор: Лоханская Ольга Сергеевна)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 2. Понятие и виды формы межгосударственных объединений

Определения понятия «форма межгосударственного устройства объединения государств» в современной теории государства и права нет, поскольку как самостоятельный институт данное явление не рассматривалось. Однако в последние годы наметилась тенденция выделения видов объединений государств из общего понятия формы государственного устройства[1]. Так, В.Е. Чиркин говорит о существовании наряду с государствами международных объединений с элементами федерализма, он так же отмечает, что в современных условиях в связи с возрастающей интеграцией государств на международной арене возникли многие организации публичного международного права, имеющие некоторые конституционно-правовые элементы[2]. Причем В.Е. Чиркин не рассматривает данные объединения с позиции их формы в рамках формы государственного устройства, а только констатирует наличие таких образований. Такая ситуация возникает потому, что наряду с выделением международных образований в отдельную группу и отказом рассматривать их территориальное устройство в рамках формы государственного устройства теория государства и права не выработала нового института, необходимость появления которого уже назрела.

Следует согласиться с мнением В.С. Нерсесянца, что от формы территориального устройства государства следует отличать форму межгосударственного объединения (образования). По его мнению, межгосударственное объединение означает такой союз государств, в рамках которого существуют общие государственные или надгосударственные органы, но объединяющиеся государства сохраняют свой суверенитет[3]. Однако В.С. Нерсесянц не говорит о том, что он понимает под термином форма межгосударственного объединения.

Исходя из выработанных в теории признаков формы государственного устройства, его определения попытаемся выявить общие черты данного традиционного института с формой межгосударственный объединений, его специфические признаки и их этого вывести определение. Общим между рассматриваемыми понятиями является то, что они раскрывают и показывают внутреннюю структуру образования, взаимоотношения между частями образования, организацию власти по территории. Однако в отличие от формы государственного устройства, форма межгосударственного объединения во-первых, показывает отношения между суверенными государствами-участниками объединения. Во-вторых, взаимодействие государственных органов участников объединения и органов управления объединения. В-третьих, указывает на объем суверенитета государств – участников и возможность передачи некоторых суверенных прав объединению. В-четвертых, определяет степень интеграции государств в рамках объединения. Представляется, что межго­сударственные объединения (конфедерации, содружества и сообще­ства государств, унии, империи и др.) являются самостоятельным ин­ститутом теории государства и права и международного публичного права, который тесно связан с элемен­тами формы государства и, в частности с вопросами государственно­го устройства, однако не входит в него. Объединения государств хотя и обладают признаками государственности, но, тем не менее, не являются самостоятельны­ми государствами. Именно поэтому автор считает необходимым рассматривать их самостоятельно и выделять такое понятие как форма межгосударственного устройства.

Исходя из вышеизложенного, предлагается определить форму межгосударственного устройства объединения государств как территориальную организацию межгосударственного объединения, определяющую взаимоотношения государств-участников между собой и органами объединения, объем суверенитета государств-участников и степень интеграции в рамках межгосударственного объединения.

Государства всегда использовали различные формы, что обуславливалось наличием общих интересов – долговременных или краткосрочных, территориальной близости, однородности структур, совпадением политических курсов, та или иная близость их правителей. XVIII-XIX века характеризовались устойчивыми и временными союзами, как в масштабе мирового сообщества и регионов, так и функциональными. Порожденные интегративными процессами, научно-техническим прогрессом, эти тенденции и выражающие их структуры получили развитие в условиях проявления глобальных проблем и формирования мирового сообщества. При этом можно обратить внимание на подвижность и динамизм государственных объединений, их взаимопереходы[4].

В научной и учебной литературе выделяется довольно большое количество различных видов объединений государств, причем зачастую не проводится их классификации, не дается определения указанных понятий, не рассмотрены их признаки, что, бесспорно, имеет очень важное значение для определения природы явления. Обычно ознакомление с видами объединений государств ограничивается простым описанием, либо вообще примером без объяснения на основании чего автор отнес данное объединение государств к тому или иному виду. Основываясь на научной и учебной литературе можно констатировать тот факт, что к видами объединения государств относят империю, инкорпорацию, квазиконфедерацию, конфедерацию, кондоминиум, протекторат, содружество государств, сообщество государств, сюзеренитет, унию, фузию.

Если рассматривать межгосударственные объединения в историческом аспекте, мы не найдем двух абсолютно похожих. Как отмечает Е.Е. Сумина, можно выделить две наиболее яркие причины такого разнообра­зия. Это, во-первых, различие в юридической технике объединения государств и, во-вторых, различие между теми объединениями госу­дарств, которые ставят перед собой собственно государственные це­ли (конфедерации), и такими объединениями, целью которых являет­ся институционное преобразование международного сообщества на универсальном или региональном уровне (например, международные конференции и международные организации)[5]. При этом результатом объединения для самих государств может быть как сохранение госу­дарственного суверенитета, так и его утрата.

Интеграционные процессы между государствами не являются исключительной характеристикой международных отношений на современном этапе. Территориальные про­блемы межгосударственного устройства известны человечеству на протяжении всего времени его существования. Уже в Древнем мире как вид объединения государств находит свое отражение Римская им­перия, а в эпоху средневековья появляются Франкское государство и Византийская империя. В период Нового времени количество межгосударственных объединений увеличивается. Известны, например, унии между Саксо­нией и Польшей (1697-1763), конфедерация Соединенных Штатов Америки (1776-1777 гг. и 1788-1789 гг.), Российская империя (1721-1917 гг.); протекторат Франции над Мадагаскаром (1885-1896 гг.). Первая половина XX века ознаменовала себя юридическим оформлением Содружества Наций (Вестминстерским статутом 1931г.); установлением протектората Японии над Кореей 1905г.; появлением СССР (1922г.). Однако подавляюще большинство государственных интеграци­онных процессов XX века пришлось на вторую его половину. В ре­зультате распада государств-метрополий в 50-90-е гг. возникло более 100 новых государств в Азии, Африке, Латинской Америке, Океании. Это во многом предопределило рождение различного рода сообществ государств, таких, как Организация африканского единства (1963г.), Организация американских государств (1947г), Лига арабских госу­дарств (1945г.) и т.д. Появлением в 1949г. международной региональной организации - Совета Европы открывается новая веха в развитии сотрудничества европейских государств, некоторые из которых через образование ев­ропейского экономического сообщества на сегодняшний день пришли к Европей­скому союзу. Данные процессы не обошли стороной и Россию. После распада СССР в 1991 г. Российская Федерация становится членом Содружест­ва Независимых Государств, а в 1996г. входит в Совет Европы. Более того, события последних лет свидетельствуют о создании нового объединения - Союзного государства Беларуси и России.

Исторически первой формой интеграции государств была империя, под которой обычно понимают насильственное объединение государств, осуществленное либо путем завоевания, либо путем создания иного вида давления (экономического, политического и т. п.). Ее отличительными особенностями являются обширная территориальная основа, сильная централизованная власть, асимметричные отношения господства и подчинения между центром и периферией, разнородный этнический и культурный состав населения[6]. Империи (например, Римская, Британская, Российская) существовали в различные исторические эпохи, однако в современном мире их нет, поскольку с развитием международного права в отношениях между государствами стал преобладать исключительно добровольный, договорный метод объединения государств.

В средние века с учетом появления новых государств, при условии их различного правового и политического статуса на международной арене появились такие формы объединений государств, как сюзеренитет и протекторат. Как отмечается в литературе, протекторат означает такой правовой союз между государствами, при котором одно государство оказывает внешнеполитическое и военное покровительство другому, фактически зависимому от него государству. Во внутренней политике последнее обладает определенной самостоятельностью. При этом соответствующие органы покровительствующего государства, одновременно осуществляют компетенцию защищаемого государства. Протекторат возможен на начальном этапе отношений между бывшими колониями и их метрополией[7]. Сюзеренитет как форма международно-правовых отношений существовал между сильными и более слабыми (вассальными) государствами[8]. По сути, данные два вида схожи по характеру отношений между государствами-участниками объединений, однако при возникновении сюзеренитета, как и при империи, присутствует фактор подавления воли слабого государства. Протекторат же, наоборот возникает тогда, когда слабому государству требуется помощь. И в одном, и в другом случае такой характер объединения государств в настоящее время не встречается, поскольку в отношениях между государствами действуют такие принципы международного права, как суверенного равенства государств[9], невмешательство во внутренние дела, сотрудничества между государствами, равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой[10]. Интересна точка зрения А.В. Якушева, который полагает, что такого рода отношения между государствами существую в настоящее время и предлагает выделять такую форму межгосударственных объединений, как квазиконфедерация, по сути представляющую собой современную модель протектората. Квазиконфедерация, по мнению А.В. Якушева, является более тесным союзом, чем конфедерация, и менее тесный, чем федерация, а также союзом между неравными, и часто - отдаленными друг от друга частями. Он отмечает, что такие отношения обычно существуют либо между бывшей метрополией и ее бывшими колониями, которые уже не колонии, но и не государства, и желают сохранить экономическую и политико-правовую связь с метрополией, но в то же время обладать суверенитетом, либо в силу давних исторических традиций[11]. В качестве примеров А.В. Якушев приводит Данию и Фарерские острова, Гренландию, Голландию и Нидерландские Антильские острова (Кюрасао, Бокайро - Карибском море), США и Пуэрто-Рико, Великобританию и острова Пролива, остров Мэн (имеющие свои парламенты и вековую государственность). Однако представляется, что выделять данную форму нецелесообразно, поскольку отношения между приведенными в качестве примера государствами строятся либо на международно-правовой основе как между юридически равными субъектами, либо менее развитому государственному образованию предоставляется статус автономии в более сильном государстве.

Среди монархических государств в период Нового времени получает распространение такой вид объедения государств, как уния. Уния представляет собой общность государств, возглавляемых единым монархом[12], который исторически получил две разновидности – личная и реальная. Личная унияэто форма межгосударственного объединения, возникающая тогда, когда монарх приобретает права на корону другого государства (нескольких государств) либо в порядке престолонаследия, в результате случайного совпадения, либо вследствие того, что одно государство передает права на корону монарху другого государства. При этом конституционное право не устанавливает, что главой государства должен быть монарх другой страны. Получается, что одно и то же лицо занимает два совершенно самостоятельных поста главы государства. Примерами личной унии были уния между Саксонией и Польшей (1697—1763), возникшая вследствие передачи польской короны Августу Сильному, а также унии между Великобританией и Ганновером (1714—1837), Нидерландами и Люксембургом (1815—1890), возникшие в результате наследования монархом одного государства престола другого государства и прекратившиеся вследствие различного порядка престолонаследия в этих государствах. В противоположность личной унии реальная уния означает правовой союз государств на основе создания общего института главы государства – монарха и других общих органов государственной власти. В рамках реальной унии может сохраняться суверенитет союзных государств. Такой пример дает уния Швеции и Норвегии (1814—1905), в которой помимо общего монарха общими были только органы внешних сношений; здесь суверенитет союзных государств был ограничен только в области внешней политики[13]. Практически мировая политика не знает сейчас такого образования, как уния, это не существующая в настоящее время форма межгосударственного объединения. Интересен взгляд К.В. Арановского на данный союз. Он считает, что реальная уния актуальна и на сегодняшний день, примером которой называет отношения между некоторыми государствами из числа стран-членов Британского Содружества[14]. Но в целом эта форма объединений осталась в прошлом, а у Британского Содружество на первом месте стоят иные интеграционные связи.

С развитием международной интеграции в литературе с целью объяснения процессов интеграции стали выделяться как самостоятельные формы межгосударственного устройства на наш взгляд таковыми не являющиеся. В качестве последних выделяются кондоминиум, фузия и инкорпорация[15]. Кондоминиум - это совместное управление одной и той же территорией двумя или несколькими государствами, которые совместно осуществляют над ней свой суверенитет на основе соответствующего соглашения. В качестве примера приводится тот факт, когда соглашением 1899 Великобритания и Египет установили кондоминиум над Суданом (аннулировано Египтом 15 октября 1951)[16]. Представляется, что при таких отношениях между государствами не возникает объединения, они по сути делят сферы влияния, поскольку государство, над которым устанавливается управление в соглашении не участвует, и между государствами не наблюдается никаких, даже слабых интеграционных процессов. Фузией признается слияние государств, в результате которого появляется новое государство. В качестве примера приводится воссоединение ФРГ и ГДР[17]. Инкорпорация определяется как включение одного государства в состав другого на основании соглашения[18]. Инкорпорацией, как полагают многие, было присоединение Эстонии, Латвии и Литвы к СССР в 1940г. На наш взгляд, фузию и инкорпорацию также нельзя рассматривать в качестве форм межгосударственных объединений, т.к. в результате никакого межгосударственного объединения не возникает. Государства в данных случаях объединяются с целью полного слияния, при котором хотя бы один из участников теряет свою прежнюю государственность со всеми вытекающими последствиями (в том числе потерей суверенитета). То есть названные явления отражают процесс формирования нового государства, либо государства с новыми характеристиками, но никак не обозначают определенный вид межгосударственного объединения.

Долгое время в доктрине в качестве формы государственных союзов рассматривалась только конфедерация, наряду с такими формами государственного устройства, как унитарная и федеративная. Несмотря на то, что первые конфедерации появились еще в средние века, отличительной особенностью конфедерации от рассмотренных форм является то, что она не изжила себя, конфедеративные объединения возможны и создаются на современном этапе. Как справедливо отмечает Ю.А. Тихомиров, конфедерация служит точкой отсчета для классификации форм объединения суверенных государств[19]. Именно поэтому, на наш взгляд, в доктрине не сложилось единой позиции по поводу правовой природы, характерных признаков конфедерации. В юридической литературе советского периода вопросам конфедерации внимания практически не уделялось. В учебных курсах по государственному праву давались обычно лишь исторические сведения о конфедерациях, существовавших в Европе в XIX веке, и иногда их обобщенные характеристики. Однако трактовка понятия конфедерации не оставалась неизменной. Изданные в 80-е годы учебники, словари определяли конфедерацию как форму государственного устройства, представляющую собой постоянный союз двух или нескольких суверенных государств, созданный для осуществления определенных целей, например, для взаимной обороны, внешних сношений и т.п. То есть конфедерацию считали формой государственного устройства, не взирая на то, что конфедерация – это не государство. Представляется, что это не совсем верно. По мнению ряда авторов, конфедерация представляет собой не форму государственного устройства, поскольку речь идет не об одном, а о нескольких суверенных государствах, а созданный международным договором для достижения определенных целей союз (объединения) государств[20]. В некоторых публикациях особо подчеркивается, что конфедерация – это не государство, а форма международного объединения государств[21].

В 90-е годы в российской правовой доктрине все более настоятельно подчеркивается международно-правовой характер конфедерации. По мнению Н.А. Ушакова, конфедерация государств – это особое объединение (союз) госу­дарств, сохраняющих свое качество суверенных образований, наделенный определенными наднациональными качествами, позволяющими ему выступать в этом наднациональном качестве субъектом международно-правовых отношений[22]. Ржевский В.А. наоборот считает, что конфедерация не только не является государством, но так же не будет и над государственным образованием, а лишь достаточно слабым и неустойчивым союзом независимых государств, не имеющим международной правосубъектности[23]. Лазарев Б.Е. полагает, что конфедерация – это всего лишь союз государств, в результате которого не возникает нового, более крупного государства: отношения государств в конфедерации регулируются международным правом[24]. Лафитский А.В. утверждает, что конфедерации как формы союза государств, сохраняющих суверенитет в полном объеме, в настоящее время практически не существует нигде. Ссылаясь на опыт истории конфедераций, он указывает, что эта форма является переходной либо к полному распаду союза, либо к федеративной форме устройства. По сути, совмещая в себе черты как международно-правовой, так и государственно-правовой организации, она под воздействием тех или иных причин теряет равновесие, необходимое для ее

сохранения[25].

Понятие конфедерации, которое сложилось в западноевропейской науке дает Ф. Эмарока, который отмечает, что с XIX века конфедерациями стали называться образования, создаваемые государствами для достижения общих целей. При крайней неопределенности и расплывчатости понятия конфедерации главным является то, что это «ассоциация двух и более суверенных государств, в которых суверенитет членов сохраняется»[26]. Кроме того, Эрмакора пишет, что к конфедерациям относятся все виды объединений государств: унии, альянсы, союзы и т.д. – все то, что ныне объединяется термином «международные организации». Те из них, которые содержат черты наднациональности, приближаются к федеративному государству.

Как видно взгляды на данную форму объединения государств, несмотря на то, что она является исторически чуть ли не самой первой, разняться и довольно сильно. Думается, что помимо собственного мнения автора это зависит в основном, во-первых, от того, какой подход используется при характеристике конфедерации – государственно-правовой или международно-правовой, а во-вторых, от взглядов, господствующих в тот или иной промежуток времени. Тем не менее, на современном этапе в научной и учебной литературе утвердилось мнение, что конфедерация – это, прежде всего, союз государств. На основании этого можно сделать вывод, что это форма межгосударственного объединения, а не форма государственного устройства, хотя такое смешение понятий ещё встречается в литературе[27]. При этом, конфедерация является международно-правовым образованием с наличием черт государственности, что видно при рассмотрении ее признаков.

Выделяя признаки конфедерации следует согласиться с Ю.А. Тихомировым, который в каче­стве типичных черт конфедерации называет договорную основу ее образования, свободу выхода, отсутствие первичного суверенитета объединения, ограниченный круг предметов ведения государственных органов[28]. Среди признаков конфедерации также можно назвать право сецессии ее субъектов (т.е. право свободного выхода из конфедерации) и право нуллификации (т.е. отказа в признании или отказа в примене­нии актов союзной власти). Органы конфедераций могут принимать нормативно-правовые акты, которые чаще всего носят рекоменда­тельный характер. Общеобязательное значение такие акты приобре­тают после того, как соответствующие органы государств - членов конфедерации их одобрят.

Таким образом, конфедеративная форма межгосударственного устройства представляет собой объединение государств, как правило, на договорной основе, для дос­тижения определенных целей (экономических, политических, соци­альных и др.), позволяющее создать наиболее благоприятные усло­вия для деятельности этих государств. Эти цели могут носить как временный, так и постоянный характер. А для достижения поставлен­ных целей в конфедерации создаются необходимые органы управле­ния, которые могут издавать нормативные акты, принимать управлен­ческие решения.

Необходимо отметить, что некоторые признаки, выделяемые обычно в литературе вряд ли обоснованно считать универ­сальными. Такие традиционно выделяемые признаки конфедерации, как отсутствие общих законодательных, исполнительных и судебных органов, своей конституции, единой системы права, единого граждан­ства, единой денежной системы, единой армии, единого бюджета, единой налоговой системы[29] в настоящее время опровергаются практикой. Например, в Европейском Союзе, имеющем конфедеративные элементы, дополни­тельно к национальному введено гражданство ЕС, а в ближайшем бу­дущем планируется создание общей обороны, валютно-финансовой системы (единая валюта - евро уже создана). Безусловно, столь вы­сокая степень интеграции различных государств во многом сближает конфедерацию и федерацию. Аналогичная тенденция имеет место и в отношениях России и Белоруссии. Введение гражданства Европейского Союза, закреп­ленное Маастрихтским договором, является бес­прецедентным шагом в истории как института гражданства, так и межго­сударственных структур[30]. Настоящая тенденция нашла свое место и при создании Союз­ного государства Российской Федерации и Республики Беларусь. В Договоре о создании Союзного государства глава II полностью посвящена вопросам единого гражданства. Согласно ст.14 договора, граж­дане, государств - участников являются одновременно гражданами Союзного государства[31].

В доктрине выделяются новые формы объединений государств, сформировавшиеся уже в ХХ веке – это содружество и сообщество государств. Отношение к данным формам в литературе неоднозначное, и по большей части отрицательное. В.В. Пустогаров полагает, что данные формы не имеют конкретного юридического содержания и применимы к разным категориям объединений[32]. А.Б. Венгеров называет содружество весьма редким, еще более аморфное, чем конфедерация, но тем не менее организованным объединением государств, характеризуемых наличием общих признаков, определенной степенью однородности[33], но, к сожалению, не выделяет эти общие признаки не выделяются. Ю.А. Тихомиров отмечает, что содружество – это наиболее мягкая форма межгосударственного объединения[34]. Данный вид межгосударственного объединения требуют более глубокого анализа его признаков в доктрине. Обращаясь к его характеристике, необходимо выделить условия, которые могут играть объединяющую роль. Это и отношения в сфере экономики (одинаковая форма собственности, инте­грация хозяйственных связей, единая денежная единица и др.), общ­ность в области права (уголовного, гражданского, процессуальных норм, сходство правового статуса граждан); вопросы языка (иногда языковое единство имеет лингвистический характер, например, у сла­вянских стран СНГ, иногда же единство обусловливается его привне­сением в результате колониального господства, как, например, это было у стран Британского содружества наций); единство в культурной среде, религии[35]. К сфере совместной деятельности государств в содружестве может относиться самый ши­рокий круг вопросов, который может быть дополнен или изменен по взаимному согласию государств - членов. В содружестве могут созда­ваться и надгосударственные органы, но, скорее всего, не для управления, как в конфедерации, а для координации действий государств. Денежные средства, если это необходимо для целей содружества, объединяются добро­вольно и в тех размерах, которые субъекты содружества сочтут необ­ходимыми и достаточными. Правотворческая деятельность содружества осуществляется в форме нормативных актов, которые могут при­нимать главы государств или их представители. Как правило, в содружествах не стоит вопрос о создании единых вооружен­ных сил. Более согласо­ванные действия в содружествах наблюдаются в области охраны об­щих границ и упрощенного таможенного режима внутри содружества. В итоге необходимо отметить, что содружество как объединение госу­дарств может иметь переходный характер. Оно либо развивается в конфедерацию и даже в федерацию, либо, наоборот, при нерешенно­сти, противоречивости интересов, целей государств, образовавших его, послужит этапом окончательной дезинтеграции специфического союза государств. Корме того, можно вделать вывод, что такое образование как содружество возникает там, где ранее существовало единое государственное пространство, в целях поддержания экономических, культурных, социальных связей. Причем в зависимости от степени интеграции между государствами, что определяется в учредительных документах (Уставах, Договорах) в такой форме могут существовать как государственные объединения, так и региональные международные организации.

Обращаясь к характеристике сообществ государств, следует отметить их сходство по своим признакам с содружествами госу­дарств, но с менее прочными интегративными связями. Объектом деятельности таких объединений могут быть вопросы в рамках peгионального сотрудничества: совместная безопасность, экономическая, социальная, культурная и другие сферы. Как правило, количество государств, входящих в сообщество, довольно велико. Например, Организация африканского единства включает в себя более 50 государств Африки, Лига арабских госу­дарств - более.20 арабских государств, Организация американских государств - более 30 государств Латинской Америки и Карибского бассейна, США и Канаду[36]. Н.Л. Гранат предлагает объяснение этому явлению. Как правило, сооб­щество открыто для всех государств данного региона и нет никаких, за редким исключением, ограничений подобного членства. Об этом прямо говорится в международных договорах, лежащих в основе сообществ. Так, например, ст,4 Устава Организации Африканского единства гласит: «Членом Организации может стать каждое незави­симое и суверенное африканское государство».

Анализируя международные договоры, можно сделать вывод, что при создании сообщества лежащий в основе него международных договор предъявляет менее жесткие требования к государствам-членам сообщества по сравнению с аналогичным договором конфе­дерации либо содружества. Как правило, сотрудничество в сообще­стве ограничивается постановкой целей глобального характера типа: поддержание мира и безопасности в регионе, урегулирование споров между государствами-членами, организация совместных действий против агрессии, развитие в экономических, политических, культурных отраслях и т.п. Государства в сообществе полностью сохраняют свой суверени­тет. Нет примеров создания единой денежной системы, определения границ, формирования вооруженных сил или признания гражданства. Для координации совместных действий в сообществах создаются об­щие надгосударственные органы.

Таким образом, особенности конкретных видов межго­сударственных объединений определяются содержанием следующих их признаков: правовой основой объединения (Устав, Договор); [37]. Эта классификация наглядно демонстрирует сложность проблемы объединений государств, которая не исчерпывается изучением основных характеристик конфедераций, однако она далеко не бесспорна. На мой взгляд, во-первых, отсутствует четкий критерий классификации, во-вторых, выделяемые группы очень не равнозначны по объему, в-третьих, при всем уважении к Ю.А. Тихомирову, он не называет отличительные черты названных видов объединений, в связи с чем возникают вопросы по поводу отнесения того или иного объединения именно в данную группу.

С.А. Авакьян предлагает классифицировать виды объединений государств в зависимости от характера связей в рамках создаваемых ими образований. Согласно данному критерию он выделяет международно-правовой союз; конфедеративное объединение; союзное государство; федерацию (единое государство). Данная классификация тоже не бесспорна, хотя автор приводит обоснования выделения указанных видов.

В рамках международно-правового объединения государства полностью сохраняют свой независимый статус. Они оформляют догово­рами и соглашениями образование своего объединения для дос­тижения общих задач и целей. Государства добровольно присоединяются к созданному объединению, принимают на себя обязательства, вытекаю­щие та задач и целей объединения. Государства помогают друг другу через объединение и его структуры (органы).Возможно и создание общего воинского контингента[38]. В качестве примера С.А. Авакьян называет ООН и региональные союзы аналогичного характера.

Конфедеративное объединение государств по способу образования начинается с договора, носящего международно-правовой характер. Государства сохраняют независимый статус, собственные экономические системы, налоги и валюту, войсковые фор­мирования. Однако в определенной степени в конфедеративном объединении могут проявляться зачатки государственно-правового объединения, т.е. более тесного объединения, при котором просматриваются контуры бу­дущего государства. Кроме названных видов, С.А. Авакьян видит возможность выделения еще одного вида объединения государств — союзного государства. Он отмечает, что союзное государство — это как бы третий этап сближения государств (после международно-правового союза и конфеде­рации). Это специфический вид союза государств, при котором степень единства пошла гораздо дальше, чем это имеет место в конфедеративном, и уж тем более в международно-правовом объединении, но все-таки еще не сформировалось единое государство, в котором государства-члены обрели бы статус субъектов федерации. По мнению С.А. Авакьяна, это самостоятельный вид объединения государств, при котором союз сохраняет определенные черты международно-правового объединения, но одновременно приобретает многие черты, характерные для единого государства. Парадокс заключается в том, что понятие "союзное государство" в современной его трактовке не равнозначно по­нятию "государство" в изначальном смысле этого слова или понятию "федеративное государство". Это уже не международно-правовое объединение и еще не единое государство. Типичным примером такого союзного государства С.А. Авакьян называет Европейский союз (ЕС). Наконец, четвертой формой объединения государств указанный автор выделяет федерацию, как принципиально отличающуюся от иных образований тем, что в результате возникает новое государство, которое становится над государствами — субъектами федерации. Именно новое государ­ство обладает суверенитетом, всей полнотой государственной власти, вступления в международные отношения[39].

Ценность приведенной классификации заключается в том, что автор проводит разграничения между международными организациями и более тесными государственными объединениями. Однако, представляется спорным отнесение такой классической формы государственного устройства как федерация к формам объединений государств. Тем более, что федеративное государство может образоваться не только путем объединения самостоятельных государств, но и путем внутригосударствен­ного решения о преобразовании унитарного государства в федеративное (РСФСР, Чехословакия, Бельгия)[40]. Кроме того, вызывает сомнение правомерность выделения в самостоятельный вид так называемого «союзного государства», тем более, что автор сам пишет о парадоксальности данного понятия. По сути, в термин «союзное государство» автор вкладывает смысл и черты конфедерации с федеративными элементами, и поскольку данное объединение не обладает признаками государства, то и нет нужды его так называть, даже с определенной долей условности.

Проводя классификации, указанные авторы с учетом современных тенденций выводят новые виды государственных объединений, которые, как было показано, не бесспорны. Для классификации видов, выделенных раннее, представляется целесообразным выбрать два критерия. Первый критерий - временные рамки существования межгосу­дарственных объединений – позволяет из общей массы видов объеди­нений государств выявить только те, которые существуют в совре­менном мире. Таким образом, для последующей классификации используются только конфедерации, содружества и сообщества государств. Унии, империи, протектораты и другие выходят за рамки исследования и применительно к данной систематизации являются материа­лом для сравнения. Второй критерий - степень интеграционных связей между госу­дарствами - членами объединения, которое проявляется через уве­личение признаков государственности: объем суверенитета, наличие общей территории, создание единой денежной системы и бюджета, формирование единых вооруженных сил и аппарата управления, вза­имное признание гражданства, наличие единого гражданства. Представляется, что совокупность названных признаков позволяет клас­сифицировать современные межгосударственные объединения по ук­реплению интеграционных связей между государствами-участниками объединения. В этой связи межгосударственные объединения в по­рядке ограничения объема суверенных прав образуют следующую последовательность - сообщества государств, содружества государств, конфедерации. Бесспорно, предложенное различие яв­ляются в некоторой степени условным ввиду постоянной эволюции как межгосударственных объединений, так и отдельно взятых госу­дарств. Кроме того, следует оговориться, что не следует понимать догматически. В реальной жизни эти формы могут иметь самый широкий спектр, давать, например, такие сочетания, как конфедеративно-федеративные, поскольку в этой сфере, как и в других политико-правовых областях, действует целая система разных факторов, тенденций, которые дают разнообразные сочетания межгосударственных территориальных форм.

Таким образом, выделяя формы межгосударственного устройства объединений государств как самостоятельный институт наряду с формами государственного устройства, необходимо учитывать исторический аспект для того, чтобы вычленить из всего объема предлагаемых в доктрине форм те, которые актуальны в настоящее время. Поводить классификацию следует исходя из нескольких критериев.

Поскольку все объединения создаются и действуют с целью совместного решения государствами определенных вопросов, для чего формируются общие органы, межгосударственные объединения наделяются некоторыми полномочиями, объем и характер которых, принято определять через понятие международная правосубъектность. Вопросы международной правосубъектности, ее реализации при определении статуса международного объединения, являются первостепенными наряду с вопросами о форме и правовой природе объединений.



[1] Теория государства и права: Курс лекций./ под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. – 2-е изд., перераб. и дополн. – М.: Юристъ. – 2001. – С.86; Чиркин. В.Е. Государствоведение. – С. 159.

[2] Чиркин. В.Е. Государствоведение. – С. 187.

[3] Проблемы общей теории права и государства. Учебник для вузов. Под общ. Ред. Академика РАН, д.ю.н., проф. В.С. Нерсесянца. – М.: Изд. НОРАМ (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-Н), 2001. – С. 624.

[4] Тихомиров. Ю.А. Государственность: крах или воскрешение./ Ю.А. Тихомиров. // Государство и право. – 1992. - №9. – С.16.

[5] Сумина Е.Е. «Содружество наций: правовая природа, структура, принципы и формы деятельности»./ Автореф. дисс. на соискание уч. степ. к.ю.н./ Е.Е. Сумина. – Екатеринбург.,1999. – С. 13-14.

[6] Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. – М. Юристъ, 2001. – С.77.

[7] Проблемы общей теории права и государства. Учебник для вузов. Под общ. Ред. Академика РАН, д.ю.н., проф. В.С. Нерсесянца. – М.: Изд. НОРАМ (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-Н), 2001. – С.624-626.

[8] Больной юридический словарь./ Под. ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. – 2-е изд., перераб. и доп.. – М.: Инфра-М. – 2001. – С.607.

[9] Устав Организации Объединенных Наций (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.).// Международное частное право. Сборник нормативных документов. – М.: Изд-во «Приор», 2000. – С.8.

[10] Заключительный акт СБСЕ (Хельсинки, 1 августа 1975 г.).// Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. – М.: Юридическая литература, 1990. – С.58-80.

[11] Якушев А.В. Конституционное право зарубежных стран (курс лекций). – М.: «Издательство ПРИОР», 2000. – С.31.

[12] Арановский К.В. Государственное право зарубежных стран: Учебное пособие. – М.: ИНФРА-М «ФОРУМ». - 2000.. – С.217.

[13] Проблемы общей теории права и государства. Учебник для вузов. Под общ. Ред. Академика РАН, д.ю.н., проф. В.С. Нерсесянца. – М.: Изд. НОРАМ (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-Н), 2001. – С.624-626.

[14] Арановский К.В. – Указ. соч. – С.219.

[15] Гречко Л.В., Шинкарецкая Г.Г. Понятие конфедерации и СНГ.// Московский журнал международного права. – 1994. - №2. – С.64.; Гукепшоков М. Х. Проблемы классификации форм государства./ Автореф. дисс. на соискание уч. степ. к.ю.н.. – М., 2000. – С.15.

[16] Гукепшоков М. Х. Проблемы классификации форм государства./ Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

[17] Спиридонов Л.Т. Теория государства и права. Учебник. М. 1995. – С. 61-65.

[18] Больной юридический словарь./ Под. ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. – 2-е изд., перераб. и доп.. – М.: Инфра-М., 2001. – С.229.

[19] Тихомиров Ю.А. Государственость: крах или воскрешение. / Ю.А. Тихомиров. //Государство и право. – 1992. - №9. – С.17.

[20] Костенко М.Л, Лавренова Н.В. ЕС после Маастрихта: федерация, конфедерация или международная организация?// Государство и право. – 1994. - №4. – С.108.

[21] Златопольский Д.Л. Феномен нового государственного единства вместо СССР: перспективы развития.// Вестник Московского ун-та. Серия11. Право. – 1993. - №2. – С.12.

[22] Ушаков Н.А. Суверенитет и его воплощение во внутригосударственном и международном праве.// Московских журнал международного права. – 1994. - №2. – С.14.

[23] Ржевский В.А. О юридической природе форм нового Содружества Независимых Государств.// Государсво и право. – 1992. - №6. – С.34.

[24] Лазарев Б.Е. Федерация или конфедерация? // Новый союзный договор: поиски решений. – М. – 1990. – С.72.

[25] Лафитский В.И. Дорога, ведущая в тупик? О конфедеративной форме государственного устройства.// Народный депутат. – 1991. - №4. – С.15.

[26] Гречко Л.В., Шинкарецкая Г.Г. Понятие конфедерации и СНГ.// Московский журнал международного права. – 1994. - №2. – С. 63.

[27] Венгеров А.В. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. – 3-е изд. – М.: Юриспруденция. – 2000. – С.124.

[28] Тихомиров. Ю.А. Государственность: крах или воскрешение.// Государство и право. – 1992. - №9. – С.17.

[29] Федерация в зарубежных странах./ Колл. сотрудников Института законодательства и сравнительного правоведения при Верховном Совете РФ. – М.: Юридическая литература. – 1993. – С.6-7.

[30] Калиниченко П.А. О гражданстве Европейского Союза. // Московский журнал международного права. – 2000. - №3. – С.47-50.

[31] Косилкин С.В. Институт гражданства Союза Белоруссии и России – проблемы и перспективы.// Московский журнал международного права. – 2000. - №3. – С.10-14.

[32] Пустогаров В.В. СНГ – международная региональная организация./ Российский ежегодник международного права, 1992. – СПб.: Социально-коммерческая фирма «Россия-Нева». – 1994. – С.43.

[33] Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. – 3-е изд. – М.: Юриспруденция, 2000. – С.124.

[34] Тихомиров. Ю.А. Государственность: крах или воскрешение.// Государство и право. – 1992. - №9. – С.17.

[35] Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов./ А.Б. Венгеров. – 3-е изд. – М.: Юриспруденция, 2000. – С.125.

[36] Гранат Н Л., Цыцугин А.В. О некоторых современных видах объединения государств.// Актуальные проблемы правопорядка: Сб. научных статей. Вып. 3 / Под ред. А.И. Бобылева, Н.А. Духно. М: Юри­дический институт Московского государственного университета путей сообщения. – 2001. – С.63-64.

[37] Тихомиров Ю.А. Государство на рубеже столетий./ Ю.А. Тихомиров.// Государство и право. – 1997. - №2. – С.28

[38] Авакьян С.А. Договор между республикой Беларусь и Российской Федерацией о создании союзного государства: конституционно-правовой анализ.// Вестник Московского ун-та. Серия 11, Право. – 2001. - №1. – С.4.

[39] Там же. – С.6-7.

[40] Тихомиров Ю.А. Государство на рубеже столетий.// Государство и право. – 1997. - №2. – С.28.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100