www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Правоохранительные органы

Дипломные
Международно-правовые вопросы обеспечения региональной безопасности в области борьбы с терроризмом
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.2 Терроризм: понятие, сущность, содержание

Понятие терроризма с позиций сегодняшней мировой обстановки представляется достаточно сложным ввиду разноплановости этого явления. Современный терроризм, не будучи новым явлением, тем не менее лишь сравнительно недавно приобрел черты глобальной проблемы, требующей серьезнейшего внимания всего международного сообщества. Это определяется целым спектром факторов, среди которых:

· политические устремления некоторых экстремистских кругов;

· распространение среди широких слоев населения ряда стран всевозможных ультрарадикальных, экстремистских и террористических идей, замешанных на национализме и религии;

· углубление социально-экономической дифференциации в мире, выталкивающей ряд стран и регионов на обочину исторического процесса;

· активизация организованной преступности.

Все это усугубляется охватившим планету процессом глобализации, который, имея многочисленные плюсы, в то же время, способствуя транспарентности границ, усилению миграционных потоков и развитию информационных связей, создает дополнительные возможности для осуществления террористических актов, возрастанию угрозы терроризма.

Осознанием актуальности проблемы терроризма пронизаны многочисленные дискуссии как на национальном, так и на международном уровне, в том числе в рамках ООН, где на протяжении ряда лет данная тематика прочно закрепилась в повестке дня сессий Генеральной Ассамблеи, различных конференций, симпозиумов, семинаров. Однако, несмотря на неуклонно растущее число международных документов о борьбе с терроризмом, включая известные 13 международных конвенций и протоколов, которые будут рассмотрены в следующем параграфе, в этой области существует признаваемый всеми концептуальный пробел - отсутствие универсального общепризнанного определения терроризма, без чего крайне затруднительно эффективно и, самое важное, на подлинно коллективной основе противостоять этому злу. Не секрет, что различные страны придерживаются во многом несовпадающих взглядов на данное явление, зачастую подстраивая свои представления о нем под собственные интересы и амбиции[1].

Необходимо также соотносить терроризм и право народов на борьбу за независимость - общепризнанное право, которое необходимо уважать и содействовать его реализации. Однако, как представляется в свете современных событий такое право ни в коем случае не может служить оправданием террористических методов борьбы, которые являются преступными.

Сейчас, например, как борьба за независимость некоторыми политиками представляется террористическая деятельность некоторых палестинских организаций.

При дефинитивном определении терроризма необходимо учитывать особенности современного терроризма. Характеризуя их, многие исследователи акцентируют внимание на том, что международный терроризм в значительной степени представляет обратную сторону политики глобализации США и ряда других стран. Современная глобализация - это по существу подавление слабых стран более сильными. Глобализация по-американски - это еще и навязывание всему миру своей массовой культуры, способов жизни и мировоззрения. В таком случае терроризм может рассматриваться как уродливый ответ на этот процесс. Вместе с тем терроризм - одна из глобальных проблем человечества, это нарушение нравственности и глобальная угроза жизни.

Идеологически терроризм может быть подразделен на ультралевый - анархические и левацкие группировки типа итальянских «Красных бригад», перуанских «Сендеро луминосо», немецкой фракции «Красной армии» и т.д. и ультраправый - французская ОАС, турецкие «Серые волки», американская организация Ку-клукс-клан и т.д. Значительное распространение в XX - начале XXI в. получил терроризм на почве этнического сепаратизма, достижения независимости регионами - баскская ЭТА, Ирландская республиканская армия, Фронт национального освобождения Корсики и т.д.

С этническим терроризмом часто тесно связан религиозный - арабо-мусульмане из палестинских группировок, исламские фундаменталисты из группировок ХАМАС, «Джихад», «Хезболла», тоталитарные секты и т.п. (1) Исследователи политического терроризма отмечают, что его появление обусловлено совокупностью объективных и субъективных обстоятельств и причин, а наиболее общей предпосылкой выступают кризисные процессы. Обостряя противоречия в разных сферах общественной жизни, они создают иллюзию быстрого их решения путем террора. Процессы люмпенизации и маргинализации формируют «кадровые» предпосылки террористической деятельности. Хотя это не исключает участия в терроре выходцев из состоятельных слоев общества. Терроризм, как правило, появляется там, где государство не справляется со своими непосредственными функциями, где существует несправедливость и произвол, ограничены возможности тех или иных массовых движений бороться за достижение своих целей легальными путями, где есть дискредитация, беззаконие и нарушение прав человека[2].

Терроризм в настоящее время превратился в одно из наиболее опасных и непредсказуемых преступных деяний. Террористические акты, как показала жизнь, оборачиваются массовыми человеческими жертвами, ведут к масштабным разрушениям материальных и духовных ценностей, сеют недоверие, вражду и ненависть между социальными и национальными группами. Активизация террористической деятельности связана с внутренними и внешними факторами.

К числу внутренних факторов относятся: наличие в ряде стран значительного нелегального рынка оружия; слабое использование необходимых правовых и иных механизмов эффективного контроля и пресечения преступной деятельности; недостаточная эффективность деятельности правоохранительных и общественных органов по защите прав граждан и, как следствие, падение авторитета власти и закона; утрата значительной частью населения жизненных ориентиров и связанное с этим обострение чувства социальной неустроенности и незащищенности; пропаганда в СМИ культа жестокости и насилия.

Среди внешних факторов, способствующих распространению терроризма, можно выделить следующие: установка отдельных иностранных спецслужб и анархистских организаций на проведение террористических акций; социально-политическая и экономическая нестабильность в целом ряде государств, наличие в некоторых из них открытых форм вооруженного противостояния; рост числа международных террористических группировок и организаций; недостаточность или отсутствие надежного режима въездного контроля; относительная легкость приобретения (легального или на «черном рынке») оружия (в том числе крупных партий) в целом ряде стран.

Цель террористов заключается в том, чтобы нарушить общественную безопасность и оказать влияние на принятие определенных решений органами власти. Терроризм сопутствует совершению опасных, в том числе и государственных, преступлений, посягающих на суверенитет, территориальную неприкосновенность, государственную безопасность, политическую и экономическую систему; нередко под угрозу ставится мир и мирное сосуществование государства. Для достижения поставленных целей терроризм может быть использован как отдельными людьми, так и группами. Он является средством профессионалов для придания их деятельности или их требованиям широкой огласки в обществе. В большинстве случаев к терроризму прибегают тогда, когда другие акции (политические переговоры, массовые демонстрации) результатов не дали.

В настоящее время исследователи особое внимание обращают на следующие две особенности современного терроризма. Во-первых, объектом террористических актов являются в большинстве случаев не политические деятели, а обычные граждане и даже дети. Очевидно, эффективность террористических акций (если можно так выразиться) связывается не со статусом жертв, а с их количеством. Следовательно, террор выступает не как форма борьбы с физическим лицом - носителем неугодной идеи или позиции, как это было в прежнее время, а как форма устрашения и деморализации населения. Иными словами, терроризм имеет целью превратить народ в толпу, не способную к организованным, конструктивным действиям, охваченную паникой и подверженную хаосу. А если точнее, целью терроризма стал духовно-творческий потенциал нации как определяющий фактор развития общества. Противодействие терроризму, с этой точки зрения, предполагает необходимость усиленного воспроизводства духовно-творческого потенциала, а именно формирование определенного типа личности - с развитой ценностно-смысловой сферой, способной к самоконтролю, ответственной и устойчивой к фрустрации. Во-вторых, современную ситуацию отличает большое число пособников, соучаствующих так или иначе в террористических актах, но идеологически не связанных с террором.

Основным мотивом соучастия в терроризме является материальный мотив. Этот факт свидетельствует не только о бедности, но и о крайней ограниченности легитимных способов преодолеть бедность. Соучастие в террористических актах рассматривается как один из способов заработка или подработки, т.е. как способ социальной адаптации. В свете этой ужасающей истины следует оценивать современную экономическую политику государства. Но не только ее. Преобладание материальных мотивов социальной активности граждан есть результат представления о престижности богатства, бытующего в обществе, широкого распространения социальных идеалов, напрочь лишенных нравственного содержания. А это уже проблемы социокультурной политики[3].

Рассматривая современный терроризм как явление, обусловленное комплексом социально-экономических причин, эксперты указывают на то, что в настоящее время появляется новый по своему воздействию феномен, который не укладывается ни в понятие государства, ни в понятие этнических общностей. Речь идет о «неформальных сетях» - диаспорных, радикально фундаменталистических или наркокриминальных коалициях, которые сегодня играют огромную роль. Причем они не обязательно привязаны к какой-то одной этнической группе - появляются транснациональные и «псевдоцивилизационные» общности: исламская, арабская, тюркская, магрибская. Солидарность здесь выстраивается по причудливым принципам.

Кроме того, проявляется особая, новая функция террористических актов. «Классический» терроризм был формой шантажа властей или общества, он открыто выдвигал свои требования, например выплатить выкуп, освободить из тюрем своих единомышленников, прекратить военные действия и т.п. Но в последнее время все чаще совершаются анонимные террористические акты с неявными целями. Одной из них может быть сплочение или расширение собственных рядов в ответ на спровоцированные акты возмездия[4].

В последние годы в массовом сознании прочно укрепились чувства тревоги и страха. Так, в ходе телефонного опроса москвичей в октябре 2004 г. задавался вопрос: «Испытываете ли вы страх, находясь в многолюдных местах?» Положительно ответили 57% опрошенных, и только 28% ответили, что не испытывают. Причем среди тех, кто испытывал страх, 44% составляли мужчины[5].

В этой связи, например, В.И. Добреньков пишет: «Страх за собственную жизнь и жизнь детей своих ввергает всех людей в состояние тревоги, постепенно, медленно и неуклонно парализует их волю. Поражает не просто терпение, о котором так много говорено как о некой положительной черте характера, поражает рабская покорность, которая превращает великий и могучий русский народ в послушную, аморфную, разобщенную массу, которая мирится с реальным положением вещей, которая не способна оказывать сопротивление злу, которая боится и не хочет бороться с криминалом и бездействием властей, которая постоянно утрачивает веру в возможность торжества права на безопасную и спокойную жизнь. Молчание и покорность губят Россию. Если она не проснется, то ее бездействие приведет к величайшей катастрофе»[6].

Мнения экспертов и населения России об основаниях феномена современного терроризма являются достаточно близкими. Так, например, среди факторов, способствующих терроризму, соответственно, 48 и 59% таковых назвали новый передел мира из-за энергоресурсов и полезных ископаемых, а также рынков сбыта готовой продукции; бандитизм, разбой, грабеж - 44 и 34; неспособность политиков справиться с задачами развития человечества - 35 и 39; передел мира в свою пользу со стороны США - 35 и 39% соответственно. В несколько большей степени различались ответы респондентов и экспертов на вопрос о том, как можно искоренить терроризм (см. табл. 1). 55% респондентов и 44% экспертов считают, что необходимо беспощадно уничтожать террористов; соответственно, 49 и 71 уверены, что терроризм - это только инструмент, а следует устранять причины этого жуткого явления: неравенство, несправедливость, угнетение; 46 и 41 высказались за усиление пограничного контроля; 16 и 15%, соответственно, заявили, что победить международный терроризм можно только путем ограничения демократических свобод[7].

Реакция населения страны и экспертов на проблемы терроризма является неоднозначной, что проявляется в оценках событий, происходящих в Чечне. Так, на первое место вышел ответ, согласно которому происходящее в Чечне - это ситуация конфликта, которая выгодна определенным силам в Москве. Ранги других ответов практически совпадают. Эти данные свидетельствуют о том, что общество и эксперты не разделяют официальную точку зрения. Они склонны думать о наличии в Москве латентных интересов и факторов, которые широко не освещаются и которые питают конфликты[8].

Терроризм возникает как ответная реакция на длительное затягивание решения различных проблем, в том числе и политических. Фактически терроризм вырастает на основе значимых общественных противоречий. К террористической борьбе приводит комплекс причин. Это конфликты политического, социального, национального, территориального, религиозного, психологического (мировоззренческого) характера. Современная ситуация показывает, что порой и уголовная преступность приобретает террористические масштабы.

Международный терроризм способен спровоцировать войну цивилизаций с ее катастрофическими последствиями. «Война цивилизаций может быть одной из самых страшных войн. Нечувствительность представителей одной цивилизации к ценностям («лжеценностям») другой цивилизации может оказаться фатальной. Можно смести с лица земли все учебные центры терроризма, но если мы оставим в неприкосновенности его постоянно пополняемые источники - поразительное материальное неравенство, нечувствительность к тем, кто считает себя обиженными (справедливо или несправедливо - в данном случае это не радикально важно), фактическое неравенство при формально провозглашенном равенстве - тогда точность летчиков в ходе войны в Афганистане менее важна, чем фанатизм сентября»[9].

В современных условиях многие эксперты рассматривают борьбу с международным терроризмом как четвертую мировую войну. Третьей считается холодная война, которая привела к распаду СССР. Война эта неотделима от процессов глобализации мира, поскольку по большому счету она - одно из проявлений кризиса индустриальной фазы развития... В этой войне сражаются даже не страны, а глобальные проекты будущего: китайский, арабский, американский, германский, кельтский (европейский), японский и русский. Столкновение проектов будет происходить по большей части в пространствах геокультуры и геоэкономики. Но будут и военные действия, которые примут вид террористических актов, осуществляемых, разумеется, чужими руками, которых не жалко[10].

Как отмечает французский специалист Арно Калика, «насилие характеризуется двумя видами наступательных действий. Во-первых, это исламский джихад, зародившийся как реакция отсталой культуры на вторжение западной цивилизации. Во-вторых, это подход Соединенных Штатов, которые, получив 11 сентября 2001 г. удар в самое сердце, пытаются отомстить посредством «миссионерской кампании». Последняя направлена на систематическое уничтожение врагов Америки, «обращение» еще не определившихся в веру в американские ценности, а также на переустройство планеты в соответствии с интересами Вашингтона»[11].

Уже в середине 90-х годов исследователи проблемы борьбы с терроризмом в России отмечали такую тенденцию, как интеграция терроризма, организованной преступности и наркобизнеса, привлечение отдельными политиками уголовных группировок к борьбе за власть. Данная тенденция в последующие годы не только сохранилась, но и значительно усилилась. Именно благодаря такого рода интеграции решаются многие вопросы финансирования террористов, их прикрытия и перемещения.

Не вызывает сомнения, что питательной средой для терроризма является среда криминальная. Отсюда чаще всего рекрутируются исполнители самых жестоких акций. К тому же криминальная среда воспроизводит все в больших масштабах насилие как таковое.

При создании современной системы противодейтсвия терроризму важно учесть новейший опыт зарубежных стран, в том числе США. Так, в книге бывшего командующего Объединенными силами НАТО в Европе генерала в отставке У. Кларка отмечается, что американская стратегия должна ориентироваться на вскрытие корней терроризма: экстремистской идеологии ваххабизма; финансирования террористов со стороны Саудовской Аравии; обедневшего, разделенного на классы, коррумпированного общества в Пакистане и его медресе; наконец, на вскрытие связей террористов с палестинцами. И все же факты терроризма имеют более фундаментальное происхождение. Их исток - глубокое чувство несправедливости и бессилия в совокупности с идеологией, которая превращает это чувство в гнев по отношению к Западу. Таким образом, победа в войне требует глубоких реформ в несостоявшихся государствах Ближнего Востока: более прагматического образования, всеобъемлющего экономического развития и широкой политической вовлеченности. Кроме того, необходимо установление справедливого и окончательного урегулирования конфликта между Израилем и палестинцами. Для того чтобы США смогли осуществить перемены в этих проблемных регионах, полагает Кларк, необходима куда более интенсивная деятельность, подкрепленная значительной помощью в экономическом и политическом развитии. Учитывая опыт войны с Ираком, для Америки важно оказывать эту помощь через международные и региональные организации везде, где это возможно. Следует провести серьезные исследования и разработки, чтобы создать технологии, стратегии, организации и подготовить специалистов, которые смогут отправиться в «несостоятельные государства» и содействовать там политическим и экономическим реформам в сотрудничестве с американскими союзниками и друзьями. Эти реформы будут отвечать насущным потребностям и устранять первопричины терроризма и конфликтов[12].

Важен опыт других стран, например Алжира, Египта, Индонезии, Израиля. Масштабными и жестокими были акции террористов (исламских фундаменталистов) в Алжире и Египте в 80-х годах. Как отмечает известный исследователь этих проблем Г. Энгельгардт, общим для Египта и Алжира в борьбе с терроризмом было активное и «широкое» привлечение к противоборству с экстремистами местного населения в форме отрядов самообороны или сил «патриотов»[13].

Перспективы борьбы с современным терроризмом во многом зависят как от реализации системы силовых мер, так и от характера социально-экономических преобразований российского общества. Весьма опасной является тенденция поляризации доходов населения, которая привела к возникновению двух Россий – России богатой и России бедной. Это тем опаснее, что в страну богатых и очень богатых, включая олигархов и всякого рода магнатов, а также высокообеспеченных фактически входит политическая элита, которая не знает и не хочет знать, как существует большинство населения, как живет страна бедняков, доходы и потребление которых не достигают прожиточного минимума, сформированного на биологическом уровне. В этих двух Россиях социальные процессы имеют противоположные векторы развития, в результате чего происходит дезинформация общества, растет социальное недовольство и напряженность, активизируются асоциальные и часто криминальные формы самоорганизации. Две трети бедных испытывают ощущение несправедливости всего происходящего; более половины полагают, что так дальше жить нельзя, и одновременно чувствуют собственную беспомощность из-за невозможности изменить что-либо. Если скудные ресурсы бедных, не способные обеспечить самостоятельную адаптацию и преодоление трудной материальной ситуации, будут и дальше истощаться, то углубление их социальной деградации и маргинализации, а следовательно, рост угрозы тех или иных кризисов и социальных конфликтов в российском обществе неизбежны. В России эгалитаристские ценности всегда разделялись значительной частью населения, поэтому возможны различные проявления социального недовольства, в том числе и в экстремистских формах[14].

Россия способна реализовать курс, основанный на успешном решении насущных социально-политических и экономических проблем и создающий необходимые предпосылки для успешной борьбы с терроризмом. Оптимальным для России может стать сценарий, предложенный учеными РАН и названный «стратегией социальной солидарности». В этом случае государство будет стремиться к социально-политической интеграции общества не путем авторитарного принуждения, а путем снижения социальной поляризации и преодоления критического имущественного расслоения и распространения бедности, рождающих социальное недовольство и протест. Отношения в обществе выстраиваются на основе национального партнерства государства, наемного труда и работодателей. Социальная политика государства регулирует перераспределение общественного продукта в пользу менее трудоспособных и нуждающихся. Стратегия социальной солидарности означает отход от конфронтационных идеологий и реализацию установок на традиционные гуманистические ценности, социально-экономическое развитие в интересах большинства членов общества.

Именно стратегия социальной справедливости создает необходимые предпосылки для демократического управления и утверждения гуманистических ценностей.

Сейчас терроризм раасматривается как преступление международного характера особого вида: это международная либо внутригосударственная, но имеющая международный (охватывающая два или более государств) характер организационная и иная деятельность, направленная на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушений на убийство, нанесения телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с глумлением над личностью, применением пыток, шантажа и т.д.; терроризм может сопровождаться разрушением и ограблением зданий, жилых помещений и иных объектов.

Цель терроризма - нанесение ущерба демократическим и прогрессивным социальным преобразованиям, собственности организаций, учреждений, частных лиц; запугивание людей, насилие над ними и физическое уничтожение в угоду реакционным взглядам и идеологии фашистского, расистского, анархистского, шовинистического либо военно-бюрократического толка, а также получение преступными элементами или покровительствующими им организациями, группами, лицами материальной или иной выгоды. Целью терроризма являются также дезорганизация и нанесение ущерба нормальным отношениям между государствами.

В отечественной правовой доктрине наблюдаются значительные расхождения при определении характера и содержания международного терроризма[15].

Отличительной чертой терроризма является то, что он порождает общую опасность, возникающую в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми. Опасность при этом должна быть реальной и угрожать неопределенному кругу лиц.

Следующая отличительная черта терроризма - это публичный характер его исполнения. Другие преступления обычно совершаются без претензий на огласку, а при информировании лишь тех лиц, в действиях которых имеется заинтересованность у виновных. Терроризм же без широкой огласки, без открытого предъявления требований не существует. Терроризм сегодня - это, бесспорно, форма насилия, рассчитанная на массовое восприятие. Поэтому когда правоохранительные органы на практике имеют дело с общеопасными деяниями неясной этимологии, то чем больше неясностей, тем меньше вероятности, что это акты терроризма.

Наряду с порождением общей опасности и публичным характером действий следующим отличительным и самым важным признаком терроризма является преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности. «Совершенно разные цели, - пишет Ю.М. Антонян, - могут преследоваться при нападении на государственных и политических деятелей, сотрудников правоохранительных органов и «рядовых» граждан при уничтожении или повреждении заводов, фабрик, предприятий связи, транспорта и других аналогичных действиях, но о терроризме можно говорить лишь тогда, когда смыслом поступка является устрашение, наведение ужаса. Это основная черта терроризма, его специфика, позволяющая отделить его от смежных и очень похожих на него преступлений»[16]. Причем создается эта обстановка страха, напряженности не на индивидуальном или узкогрупповом уровне, а на уровне социальном и представляет собой объективно сложившийся социально-психологический фактор, воздействующий на других лиц и вынуждающий их к каким-либо действиям в интересах террористов или принятию их условий. Игнорирование указанных обстоятельств приводит к тому, что к терроризму порой относят любые действия, породившие страх и беспокойство в социальной среде. Однако терроризм тем и отличается от других порождающих страх преступлений, что здесь страх возникает не сам по себе в результате получивших общественный резонанс деяний и создается виновным не ради самого страха, а ради других целей и служит своеобразным объективным рычагом воздействия, причем воздействия целенаправленного, при котором создание обстановки страха выступает не в качестве цели, а в качестве средства достижения цели. Благодаря созданной обстановке страха террористы стремятся к достижению своих целей, причем не за счет собственных действий, а благодаря действиям иных лиц, на кого призвано оказывать воздействие устрашение, поэтому в отличие от других преступлений здесь наличествует страх иного рода, это страх не «парализующий», а, так сказать, «мобилизующий» на выбор варианта поведения, устраивающего виновных.

И еще одной отличительной чертой терроризма является то, что при его совершении общеопасное насилие применяется в отношении одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению оказывается на других лиц, то есть насилие здесь влияет на принятие решения потерпевшим не непосредственно, а опосредованно - через принятие (хотя и вынужденно) волевого решения самим потерпевшим лицом вследствие созданной обстановки страха и выраженных на этом фоне стремлений террористов. Именно ради достижения того результата, который террористы стремятся получить за счет действий этих лиц, и направляется их деятельность на создание обстановки страха путем совершения или угрозы совершения общеопасных действий, могущих привести к невинным жертвам и иным тяжким последствиям. При этом воздействие на лиц, от которых террористы желают получить ожидаемый результат, может быть как прямым, так и косвенным.

Таким образом, резюмируя существующие научные положения и международный опыт борьбы с терроризмом, на основании исторического опыта возможным является обобщающее определение терроризма как явления, выраженного в деянии: терроризм - это публично совершаемые общеопасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов.

Таким образом, можно сделать вывод, что терроризм – это сложная многоаспектная категория, зависящая от многих социальных политических, экономических и социальных факторов.

На сегодняшний день легальное понятие современного терроризма на уровне международного права отсутствует. Понятие действий террористического характера определено в во множестве нормативных актов. Данный аспект негативно влияет на процесс борьбы с проявлениями террористического характера.

Поэтому попытка сформулировать легальное понятие терроризма будет сделана в следующем параграфе на основе обобщения дефиниций ряда международных нормативных актов.



[1] Рыльская, О.А. Социально-политические истоки, формы и признаки терроризма : По материалам международной научно-практической конференции «Международный терроризм: истоки и противодействие» // Российский следователь. - М., 2003. - N 10. - С. 39-42

[2] Паин Э.А. О роли формальных и неформальных институтов в эскалации и терроризме // Куда идет Россия. Материалы международного симпозиума. 18-19 января 2002 г. М., 2002. С. 54.

[3] Платэ Н.А.; Коваленко Г.Я.; Шиян Ю.К. «Нет терроризму!» - говорят ученые Россия и США. Вестн.РАН, 2006; Т.76, N 2. - С. 161-165

[4] Паин Э.А. О роли формальных и неформальных институтов в эскалации и терроризме // Куда идет Россия. Материалы международного симпозиума. 18-19 января 2002 г. М., 2002. С. 55

[5] Хубулов Г.Д. Психологические аспекты терроризма. М. 2005. - С. 274-279

[6] Добреньков В.И. Нас убивают. М., 2004. С. 8.

[7] Рыльская, О.А. Социально-политические истоки, формы и признаки терроризма : По материалам международной научно-практической конференции «Международный терроризм: истоки и противодействие» // Российский следователь. - М., 2003. - N 10. - С. 39-42

[8] Хубулов Г.Д. Психологические аспекты терроризма. М. 2005. - С. 274-279

[9] Урсул А.Д., Романович А.Л. Безопасность и устойчивое развитие. М., 2001. С. 426.

[10] Пикин В.В. Современные аспекты международного терроризма. // Право и политика 2003. № 6 21-27.

[11] Калика А. Россия должна избежать «палестинизации»// НГ-Дипкурьер. 2004. 11 октября. С. 31-33.

[12] Кларк У. Как победить в современной войне. М., 2004. С. 229.

[13] Энгельгардт Г. Уроки Алжира и Египта // Независимая газета. 2004. 24 сентября.

[14] Клименко Н.Ю. Россия - новая социальная реальность. Богатые, бедные, средний класс. М., 2004. С. 11.

[15] Салимов К.И. Современные проблемы терроризма. М., 1999. С. 12 - 15.

[16] Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., 1998. С. 8.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100