www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Семейное право

Дипломные
Международное усыновление в Российской Федерации (автор: Чикалов Александр Александрович)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
3.1. Организационные проблемы международного усыновления и возможные пути их преодоления

Одна из главных причин того, что российские граждане неохотно усыновляют детей, – это ненадлежащий уровень социально–экономических условий, в том числе жилищные проблемы, а также отсутствие государственной поддержки детей и семей, в которых есть дети. Так, треть россиян живет за чертой бедности, половина их них – это семьи с детьми. Для российских усыновителей одним из препятствий к усыновлению является снижение эффективности детского здравоохранения. Коммерциализация медицинских услуг оставляет все меньше надежд для родителей, в том числе усыновителей, вылечить больного ребенка. Это один из серьезных факторов, тормозящих развитие усыновления внутри страны[1].

Более того, медицинские работники на практике «запугивают» потенциальных российских усыновителей страшными болезнями, имеющимися у детей, подлежащих усыновлению, которых в действительности не существует. В то же время представителям иностранных агентств в первоочередном порядке незаконно предоставляется информация о ребенке, состоянии его здоровья, проводится видео- и фотосъемка ребенка. В документах ребенка указываются «псевдодиагнозы», соответственно ребенок передается на усыновление иностранцам, как страдающий тем или иным заболеванием, по причине которого он не был усыновлен нашими гражданами. В действительности же ребенок передается за рубеж абсолютно здоровым, но за такую «услугу» (в виде несуществующего диагноза) медперсонал получает вознаграждение от усыновителей ребенка или посредников.

Так, в Рязанской области в 2003 г. возбуждено уголовное дело по п. «в» ч. 2 ст. 152 УК РФ, в ходе которого было установлено, что главный врач рязанского дома ребенка незаконно передавала представителю иностранного агентства по международному усыновлению В.А. Усову сведения о наиболее перспективных для усыновления малолетних детях. При этом она скрывала данную информацию от российских кандидатов в усыновители. В результате такого посредничества было выявлено 16 детей с «липовыми» диагнозами[2].

В настоящее время законодатель ставит новые «барьеры», препятствия для российских усыновителей в виде требований, предъявляемых к их кандидатуре. Согласно Федеральному закону «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации», кандидаты в усыновители должны иметь жилую площадь, отвечающую санитарно–техническим требованиям. При этом не учитывается, что 60% жителей страны не имеют такого жилья. Установлено требование о размере дохода усыновителя, обеспечивающего прожиточный минимум ребенку (по Москве – 3475 руб.).

Складывается впечатление, что законодатель создает все условия для стимулирования международного усыновления, а российские граждане могут усыновить ребенка только при условии, если они являются состоятельными, обеспеченными людьми. О каком приоритете можно говорить и как можно ориентироваться на международные документы, когда национальное законодательство не работает, не охраняет законные права и интересы российских граждан, в том числе при усыновлении ими детей.

Возникает вопрос: неужели новые требования могут гарантировать успешное усыновление и создание оптимальных условий для усыновленного ребенка?

Понятно, что без необходимого материального дохода и нормальных жилищных условий надлежащее воспитание усыновленного ребенка затруднено, тем не менее, недопустимо, чтобы материальный аспект преобладал над морально-этическими качествами кандидата в усыновители. Очевидно, что только взаимные отношения ребенка с усыновителями, основанные на глубоком доверии, доброте, ласке, являются главными факторами при усыновлении. Например, в Томской области практикуется передача ребенка в семью до суда, чем еще раз подчеркивается значимость личных контактов между усыновителем и ребенком. В противном случае нельзя говорить о достижении цели института усыновления как социального института.

На практике не только усыновители, но и сами дети сталкиваются с различными трудностями, особенно если усыновителями являются иностранные граждане.

Речь идет о сложностях, связанных с адаптацией усыновленного ребенка на территории иностранного государства, в чужой стране. Это уникальный способ взаимодействия, «столкновения» двух разных культур. По мнению специалистов, такое противоречие обусловлено различными материальными, социальными, психологическими ресурсами. Дело в том, что усыновители находятся в привычной для них среде, ребенок же не знает языка, обычаев, культуры новой для него страны. Многие иностранные усыновители считают, и не без оснований, что русский ребенок приезжает без так называемого культурного багажа и потому, по их мнению, может легко адаптироваться в чужой для него стране.

Представляется, что ситуация осложнена еще и тем, что ребенок не имеет в семье иностранных усыновителей той эмоциональной и культурной поддержки, которая есть в любой русской семье.

Исследования показали, что усыновленные дети ощущают неудобства из-за своего физического облика, стесняются своего происхождения, у них наблюдается «раздвоение личности», что провоцирует обострение психологических и социальных проблем, проявление симптомов душевного расстройства, чувства неполноценности, тревоги, депрессии[3].

Поэтому решение вопроса о международном усыновлении не может рассматриваться только в правовой плоскости. Усыновленные дети приезжают в страну с определенными навыками поведения, набором понятий, привычек, привитых в родной стране. В чужом окружении ребенок ощущает психологический дискомфорт. Такая ситуация влечет комплекс личностных конфликтов у ребенка, связанных с необходимостью «усвоения» культуры, традиций, обычаев страны. В связи с этим необходима адресная, целенаправленная психологическая помощь усыновленным детям.

Цель усыновления состоит не только в том, чтобы ребенок приобрел свою семью, но и в том, чтобы интересы ребенка были максимально учтены в результате усыновления. Категория «интересы ребенка» включает в себя такие структурные элементы, как культурная, этническая, национальная принадлежность, которые должны быть сохранены при усыновлении. В противном случае усыновление может быть отменено, как «не отвечающее интересам усыновленного ребенка».

Статья 20 Конвенции ООН о правах ребенка содержит условие о том, что при замене ребенку ухода необходимо учитывать преемственность воспитания ребенка и его этническое происхождение, религиозную и культурную принадлежность и родной язык[4].

Проблемы, которые возникают на практике при усыновлении ребенка иностранными гражданами, способствуют выявлению реальной ситуации, сложившейся с внутренним усыновлением. Совершенно ясно, что необходимо проводить комплекс мероприятий, направленных на стимулирование, повышение привлекательности усыновления в нашей стране.

Во-первых, необходимо стремиться к усовершенствованию действующего законодательства, в частности можно предложить облегчить процедуру усыновления для отчимов и мачех в отношении детей, которые фактически проживают в семье, предоставить возможность усыновить детей лицам, которые состоят в фактических брачных отношениях, а также расширить возможности для усыновления одиноким лицам. Упрощение процедуры в данных случаях означает, что можно вернуться к административному порядку усыновления, который существовал у нас ранее, сохранив при этом судебный порядок как общее правило.

Во-вторых, необходима реальная государственная поддержка в отношении семей, усыновивших ребенка, адресная социальная помощь усыновителям.

Совершенно очевидно, что такая поддержка со стороны государства должна проявляться в первую очередь в материальной помощи, в виде выплаты существенного единовременного пособия, а также ежемесячных выплат лицам, взявшим ребенка на воспитание в семью. Так, например, зарубежное законодательство предоставляет существенные льготы для усыновителей; в США компенсация при усыновлении ребенка достигает 10 тыс. долларов плюс выплата ежемесячного пособия на ребенка в размере 900 долларов.

Справедливости ради необходимо отметить, что в некоторых регионах предпринимаются реальные меры, направленные на социальную поддержку таких семей. В частности, по Самарской области установленная единовременная выплата приемным родителям в размере 10 тыс. руб. привела к тому, что более 50% всех усыновлений в России происходит именно в этом регионе. Противники такого рода мероприятий ссылаются на то, что такие высокие размеры пособий приведут к тому, что граждане будут усыновлять детей с целью «наживы», материальный аспект будет выступать в качестве мотивации усыновления. Конечно, с таким мнением трудно согласиться, поскольку усыновитель должен иметь необходимые средства для надлежащего воспитания ребенка[5].

В-третьих, нормы, регулирующие процедуру усыновления, нуждаются в конкретизации в части определения правового статуса представителей агентств, участвующих в процессе усыновления, а также обеспечения права на получение полной, достоверной и своевременной информации о детях усыновителями. Кроме того, необходимо внести поправки в УК РФ и КоАП РФ относительно повышения ответственности за осуществление посреднической деятельности, а также за размещение информации в сети Интернет о российских детях[6].

В–четвертых, обеспечение оптимальных условий для российских усыновителей, реализация их приоритета невозможны без подготовки кадров, узких специалистов для работы с детьми и их родителями. В частности, в США созданы так называемые адаптационные центры, где специалисты разного профиля (педагоги, врачи, социальные работники) помогают семьям, усыновившим ребенка, установить с ним межличностный контакт. Помогают они и самим детям, которые оказались в другой стране и им необходима помощь для «освоения» в чужой для них обстановке. В Германии в центре по усыновлению работают шесть социальных педагогов, два психолога, семь квалифицированных административных служащих.

В вопросах адаптации детей-сирот в новых семьях в западных странах (а теперь и в Восточной Европе) большую роль играют разнообразные религиозные организации и общины. Церковные центры помощи семьям в Западной и Восточной Европе особое внимание уделяют будущим родителям, желающим усыновить ребенка. Справедливо считается, что психологическое состояние нового члена семьи будет во многом зависеть от общего семейного климата. Архиепархиальная консультация по вопросам усыновления во Вроцлаве (Польша), например, занимается всесторонней подготовкой будущих приемных родителей к появлению ребенка в их семье. После беседы с психологом и прохождения соответствующих психологических исследований супруги приглашаются как минимум на три групповые учебные встречи с психологами, длящиеся в общей сложности около четырех часов. Главная цель этих занятий - психологическая поддержка супругов, ожидающих усыновления ребенка, изложение знаний из области практической психологии и получение сотрудниками консультации дополнительной информации о будущих родителях. Предполагаемым усыновителям могут предложить побеседовать с педиатром по проблемам психофизического развития ребенка.

В-пятых, отсутствие действенного механизма контроля за судьбой усыновленных детей на территории иностранного государства требует проведения конкретных мероприятий на международном уровне. В частности, государствам предлагается заключать двусторонние договоры между собой либо ратифицировать Гаагскую конвенцию от 29 мая 1993 г. «О защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления».

Даже если будут созданы условия для принятия решения о ратификации Конвенции от 29 мая 1993 г., оно должно осуществляться с учетом основополагающего принципа, закрепленного в этом документе, а именно: «Иностранное усыновление имеет место, если подходящая семья не может быть найдена для него в стране происхождения». Таким образом, усыновление иностранцами рассматривается только в качестве альтернативного способа устройства ребенка.

Однако сложившаяся тенденция увеличения количества усыновлений иностранцами по отношению к российским гражданам свидетельствует о прямо противоположной ситуации, сложившейся на практике. Фактически такой альтернативный способ устройства превратился для наших детей в единственный. Подобная ситуация не может оставить равнодушным ни одного человека, обеспокоенного судьбой своей страны.

Это не только «разбрасывание» генофонда нации (по оценкам Минтруда РФ, численность детского населения ежегодно уменьшается на 1 млн. человек по причине низкой рождаемости). Сам ребенок утрачивает свои корни, этническую, культурную, национальную принадлежность, что является структурным элементом категории «интересы ребенка».

Предложенные меры, направленные на повышение привлекательности усыновления, не принесут желаемого результата до тех пор, пока отношение нашего общества к усыновлению принципиально не изменится. Другими словами, необходимо учитывать социокультурную обстановку, принимать во внимание социальный контекст, в котором происходит этот процесс. На Западе усыновление – это нормальное явление, потому что всегда престижнее иметь семью и детей, если даже они не свои, нежели оставаться бездетным. К тому же перед усыновителями не возникает того ужасного психологического барьера, который приходится преодолевать нашим соотечественникам. От усыновленного ребенка не будут скрывать, что он в семье не родной. В России же усыновители предпринимают все возможные усилия, направленные на сохранение тайны усыновления: переезжают в другие районы и города, инсценируют беременность, только чтобы никто не заподозрил, что ребенок у них не родной. Страх усыновителей оказаться «разоблаченными» в кругу знакомых, друзей, других лиц оказывается сильнее по сравнению с желанием создать ребенку нормальные психологические условия для его адаптации в новой семье[7].

Очевидно, что таких проблем можно было бы избежать при адекватном отношении общества к усыновлению. Сегодня, как никогда, необходимо кардинально менять это отношение, что позволит обеспечить благоприятный социальный климат для усыновленных детей и сделать их адаптацию в новой семье более успешной.



[1] Летова, Н. В. Усыновление в Российской Федерации: правовые проблемы. М., 2006. 71 с.

[2] Летова, Н. В. Усыновление в Российской Федерации: правовые проблемы М., 2006. 77 с.

[3] Завражнов, В. Усыновление иностранцами детей - граждан РФ. // Российская юстиция. 2004. № 7. С. 25-31.

[4] Летова, Н. В. Усыновление в Российской Федерации: правовые проблемы. М., 2006. 85 с.

[5] Бабурин, С. Н., Забейворота, А. И., Глисков, А. Г., Бородич, К. Ю. Справочник по усыновлению (удочерению) и опеке в РФ: порядок, условия, правовые последствия М., МЦФЭР, 2004. 176 с.

[6] Летова, Н. В. Усыновление в Российской Федерации: правовые проблемы. М., 2006. 90 с.

[7] Проблема детей-сирот в российском общественном мнении. Социологическое исследование // Беспризорник. 2004. № 6. С. 28-31.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100