www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Семейное право

Дипломные
Международное усыновление в Российской Федерации (автор: Чикалов Александр Александрович)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
3.3. Судебные поручения по семейным делам с участием иностранного элемента

По семейным делам с иностранным элементом часто возникает необходимость совершить отдельные процессуальные действия за пределами Российской Федерации: вручить проживающим за границей лицам извещения и другие документы, получить от таких лиц свидетельские показания, провести судебную экспертизу и т.п. Такие действия не могут быть выполнены российским судом, так как его власть ограничена пределами территории России, поэтому он вынужден обращаться с поручениями о выполнении подобных действий к иностранным судам. В свою очередь, российские суды исполняют переданные им поручения иностранных судов.

В западной доктрине вручение документов (включая внесудебные документы) часто рассматривается как отдельный вид правовой помощи, близкий к выполнению отдельных процессуальных действий, но все же самостоятельный. Из такого разделения исходят обычно и международные договоры: Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г. и заменившие часть ее положений (в отношениях стран-участниц) Гаагские конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам от 15 ноября 1965 г. и о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам от 18 марта 1970 г. В Межамериканских конвенциях тоже выделяется получение за границей свидетельских показаний (Конвенция о получении свидетельских показаний за границей, Панама, 30 января 1975 г., с Дополнительным протоколом к ней, подписанным в Ла-Пасе 24 мая 1984 г., а также принятая тогда же Конвенция о судебных поручениях, Панама, 30 января 1975 г., с Дополнительным протоколом к ней, Монтевидео, 8 мая 1979 г. ). В российской доктрине и законодательстве эти виды помощи обычно объединяются. Статья 407 ГПК РФ предусматривает исполнение судами поручений иностранных судов о совершении отдельных процессуальных действий, включая вручение извещений и других документов[1].

ГПК РФ не обусловливает исполнение поручений (в том числе по семейным делам) наличием у России международного договора на этот счет с соответствующим государством. Из практики общения между государствами, предполагающей соблюдение международной вежливости, вытекает, что российские суды могут исполнять поручения независимо от того, заключен ли с соответствующим государством международный договор об исполнении таких поручений. Такой подход соответствует мировой практике, принципу взаимодействия и сотрудничества государств. Требуется лишь соблюдение установленного порядка передачи поручений. Если иной порядок не установлен в международном договоре, поручения исполняются российскими судами при получении их через Министерство иностранных дел РФ.

Исполнение поручений по семейным делам судов государств, с которыми Россию не связывают обязательства по международному договору, производится в соответствии с правилами ст. 407 ГПК РФ. Исполнение поручения осуществляется в порядке, установленном российским правом, в частности, на основании процессуальных норм ГПК РФ. Отказать в исполнении можно в следующих случаях: 1) если исполнение поручения может нанести ущерб суверенитету Российской Федерации или угрожает безопасности нашей страны; 2) если исполнение поручения не входит в компетенцию суда[2].

Отказ в исполнении поручения по мотивам противоречия исполнения суверенитету России или угрозы ее безопасности (как это указано в ГПК РФ), по существу, является одним из проявлений оговорки о публичном порядке, действующей обычно в сфере гражданского процесса в суженном виде. Практически такой отказ крайне редок. Он возможен, например, если поручение направлено иностранным судом в связи с находящимся в его производстве делом о привлечении в качестве ответчика российского государства в нарушение его судебного иммунитета. Некомпетентным исполнять поручение российский суд может быть признан, если дело ему неподведомственно. Например, если просьба, обращенная к суду общей юрисдикции, касается ведущегося за границей производства по экономическому спору, поручение передается для исполнения в соответствующий арбитражный суд. Если же полученная судом просьба не может быть выполнена, например, в связи с переездом свидетеля в другой город, поручение передается в компетентный суд по новому месту жительства лица.

Поскольку семейные отношения с участием иностранцев попадают в поле зрения и нотариусов (в связи с заключением брачного договора, соглашения об уплате алиментов, разделом общего имущества супругов), возникают вопросы, связанные с выполнением нотариусом поручений иностранных органов и с направлением соответствующих поручений за границу. Согласно ст. 107 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате порядок взаимоотношений нотариуса с органами юстиции других государств определяется законодательством Российской Федерации и международными договорами России. Законодательство не содержит нормы, обязывающей нотариусов исполнять поручения иностранных органов при отсутствии соответствующего договора (действовавший ранее Закон РСФСР о государственном нотариате 1974 г. предусматривал такую норму). На наш взгляд, это не означает запрещения исполнять поступившие просьбы, даже если с соответствующим государством нет международного договора на этот счет, исходя из общего принципа международной вежливости. Но обязанности, которая возлагалась в СССР на государственных нотариусов, нынешние нотариусы, очевидно, не несут[3].

Хотя в мире и сложилась практика исполнения иностранных судебных поручений на началах международной вежливости и при отсутствии на этот счет соответствующего международного договора, все же только международный договор обеспечивает обязательность исполнения поручений, предписывая выполнение необходимых процессуальных действий при соблюдении установленных в этом договоре правил. Участие в международных договорах способствует развитию сотрудничества учреждений юстиции стран-участниц, обеспечивает, в конечном счете, более быстрое и надежное рассмотрение судебных дел.

Россия является в настоящее время участницей договоров, охватывающих очень широкий круг стран. В этом смысле важным этапом было присоединение в 1967 г. к упомянутой Гаагской конвенции от 1 марта 1954 г., а в 2001 г. – к двум указанным Гаагским конвенциям 1965 и 1970 гг. Последние, развивающие тематику Конвенции от 1 марта 1954 г. и заменяющие ее положения относительно правовой помощи, рассматриваются как уже «четвертое поколение», если учесть предыдущие редакции Конвенции 1954 г. Для отношений со странами на постсоветском пространстве трудно переоценить роль Минской конвенции 1993 г. Правила об исполнении судебных поручений содержат и все связывающие Россию двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, первые из которых были заключены еще в 1957-1962 гг. С Австрией - в 1970 г., ФРГ - в 1956 г., США - в 1935-1936 гг., Францией – в 1936 г. были заключены (как правило, путем обмена нотами) соглашения, предусматривающие исполнение судебных поручений. Сейчас эти страны, как и Россия, участвуют в названных Гаагских конвенциях 1965 и 1970 гг.

В Гаагской конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам от 15 ноября 1965 г. участвует 55 государств, в числе которых – европейские страны, США, Китай, Япония, Республика Корея, Пакистан, Израиль, Венесуэла, ряд стран Африки, Австралия и др. В отношениях между государствами, ратифицировавшими конвенцию, последняя заменяет собой ст. 1-7 Конвенции от 1 марта 1954 г., поскольку эти государства являются одновременно участниками обеих конвенций. Следовательно, и для России ст. 1–7 Конвенции от 1 марта 1954 г. в отношениях со странами – участницами обеих конвенций перестали действовать[4].

Заключившие данную конвенцию государства ставили своей целью добиться того, чтобы документы, подлежащие вручению за границей, своевременно доводились до сведения получателя. Положения конвенции направлены на упрощение и ускорение процедуры. Имелось также в виду выработать правила, которые устраивали бы не только страны континентальной Европы, но и страны общего права, в частности США, внутреннее законодательство которых в отношении вручения документов существенно отличается от европейской практики (в Конвенции от 1 марта 1954 г. ни США, ни Великобритания не участвуют).

Главным новшеством в отношении порядка вручения документов (по сравнению с порядком, предусмотренным Конвенцией 1954 г.) является назначение каждой страной-участницей (в соответствии со своим правом) Центрального органа, призванного принимать просьбы о вручении, поступающие из других стран-участниц, и распоряжаться об их исполнении (ст. 2). Подлежащие вручению судебные документы направляются этому органу компетентным (в соответствии с правом места составления документов) органом; они не нуждаются в легализации (ст. 3). Федеральные государства вправе назначить несколько Центральных органов (ст. 18).

В России Указом Президента РФ от 24 августа 2004 г. № 1101 Центральным органом, принимающим и рассматривающим запросы иностранных судов, назначено Министерство юстиции РФ, в течение длительного времени, организующее и контролирующее исполнение в России поручений иностранных судов. Следует заметить, что участвующие в данной конвенции государства назначили в качестве центральных различные органы, чаще всего - министерство юстиции. Аргентина, Великобритания, Япония и некоторые другие страны назначили у себя Центральным органом министерство иностранных дел.

Центральный орган запрашиваемого государства вручает или доставляет документ самостоятельно либо иным образом обеспечивает его вручение. Здесь возможны следующие пути:

1) вручение в порядке, предусмотренном законодательством этого государства (основной способ). В России Министерство юстиции передает поручение компетентному суду для осуществления вручения документа адресату в соответствии с положениями гл. 10 ГПК РФ;

2) вручение по ходатайству заявителя в особом порядке, если такой порядок не является несовместимым с законодательством запрашиваемого государства (в поручениях, исходящих из России, просьб применить особый порядок вручения обычно не содержится).

Кроме того, документ (за исключением случая применения особого порядка вручения) может быть непосредственно доставлен адресату, который согласен добровольно его принять (вручение - без соблюдения формальных требований - согласно части второй ст. 5 конвенции).

Конвенция допускает вручение документов находящимся за границей лицам и непосредственно через свои дипломатические представительства или консульские учреждения (без применения мер принуждения). Но каждое государство может (в соответствии со ст. 21 Конвенции) заявить, что оно возражает против такого вручения на своей территории, кроме случаев, когда документ вручается гражданину того государства, откуда поступил документ (ст.8). Такое заявление сделала и Россия. Следует сказать, что и другие договоры России допускают вручение судебных документов через дипломатические представительства и консульские учреждения только применительно к собственным гражданам соответствующих иностранных государств (ст. 12 Минской конвенции 1993 г., соответствующие статьи всех двусторонних договоров России о правовой помощи). Если того требуют исключительные обстоятельства, может быть использован и дипломатический путь (ст. 9).

Поскольку государство места вручения не заявит возражений, конвенция не препятствует: 1) пересылке судебных документов почтой непосредственно лицам, находящимся за границей; 2) осуществлению вручения судебных документов по усмотрению должностных лиц, судебных чиновников или других компетентных лиц непосредственно соответствующими работниками государства места вручения; 3) праву участника судебного процесса организовать вручение судебного документа непосредственно должностными лицами, судебными чиновниками или другими компетентными лицами государства места вручения (ст. 10).

Организация вручения судебных документов каждым участником судебного процесса непосредственно должностными лицами государства места вручения соответствует порядку, принятому в странах общего права. В российской практике, как и в практике многих европейских стран, данный способ вручения обычно не применяется. Поэтому Россия сделала Заявление о недопущении вручения документов указанными в ст. 10 способами.

Конвенция исходит из того, что вручение документов не может служить поводом для взимания или возмещения сборов или издержек в связи с услугами, предоставленными запрашиваемым государством (ст. 12). Россия сделала Заявление о том, что взыскание любым государством – участником конвенции подобных сборов (за исключением оговоренных в ст. 12 конвенции случаев, в частности, при применении особого порядка вручения) будет рассматриваться в нашей стране как отказ от применения конвенции в отношении Российской Федерации, соответственно, и Россия не будет применять конвенцию в отношении такого государства-участника. К сожалению, имеется основание для практического применения данного подхода: в США несколько лет назад был введен платный порядок исполнения поручений в рамках конвенции, что, очевидно, не соответствует положениям ст. 12 конвенции, если только речь не идет о случаях особого порядка вручения. Поскольку бесплатность исполнения поручений является важным преимуществом конвенции, облегчающим оказание правовой помощи и служащим интересам граждан, наше государство рассматривает введение в США платы за вручение документов, так же как и передачу функций своего Центрального органа частной компании Process Forwarding International как нарушение положений конвенции. В связи с этим оказание правовой помощи между Россией и США в данной области фактически приостановлено.

Отказать во вручении документа согласно ст. 13 конвенции можно лишь в том случае, если запрашиваемое государство считает, что исполнение запроса может нанести ущерб его суверенитету или безопасности. Нельзя отказать во вручении только на том основании, что запрашиваемое государство обладает согласно его законодательству исключительной компетенцией по рассмотрению данного дела. Если, например, российский суд по просьбе суда одной из стран – участниц конвенции, рассматривающего дело о расторжении брака, должен вручить извещение о дне слушания дела проживающему в России ответчику, он не может отказать во вручении только потому, что данное дело, например, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 403 ГПК РФ, относится к исключительной подсудности российского суда. Предусмотренные конвенцией основания отказа в исполнении просьбы о вручении близки к правилам Конвенции 1954 г., но в отличие от последней в ней есть еще специальные правила, направленные на защиту интересов не явившегося по вызову в суд ответчика. Согласно ст. 15 судья в этом случае приостанавливает производство до тех пор, пока не будет подтвержден факт вручения ответчику судебного документа по правилам, действующим в стране места вручения, или по правилам, предписанным конвенцией. При этом документ должен быть вручен своевременно – чтобы ответчик имел возможность себя защитить. Статья 16 содержит норму об обжаловании решения, вынесенного в отсутствие ответчика: при соблюдении определенных условий допускается восстановление судьей пропущенного срока на обжалование. Нормы ст. 15 и 16 конвенции отвечают интересам российских граждан, против которых в судах стран, в ней участвующих, ведутся гражданские дела. Они соответствуют общим принципам российского гражданского процесса и действующему российскому законодательству. Следует иметь в виду, что направление российскими судами находящимся за границей участникам процесса извещений о судебном разбирательстве и копий вынесенных решений в силу нашего закона (ст. 113 ГПК РФ) обязательно, безотносительно к гражданству сторон. Суды заинтересованы в быстрейшем получении из-за границы подтверждений вручения таких документов.

Важны правила конвенции относительно языка, на котором составлены вручаемые судебные документы. Если документы предназначены для вручения на территории Российской Федерации, они в соответствии с Заявлением России принимаются, только если составлены на русском языке или сопровождены переводом на русский язык. Признается желательным, чтобы на русском языке заполнялись и формы (бланки) запроса и подтверждения о вручении документов. Это не относится к вручению документа, если получатель согласен добровольно его принять (часть вторая ст. 5 конвенции).

Верховный Суд РФ разъяснил судам, что «документы, подлежащие вручению на территории России, в соответствии с частью 2 статьи 408 ГПК РФ должны сопровождаться переводом на русский язык. Таким образом, в случае, если документы представлены без перевода, суд вправе отказать в исполнении такого судебного поручения». Вместе с тем судам было указано, что в тех случаях, когда международный договор допускает возможность вручения документов без их перевода с добровольного согласия адресата, если лицо в достаточной мере владеет языком, на котором составлены подлежащие вручению документы, и адресат согласен их принять, «суд не может отказать в исполнении такого судебного поручения»[5].

На основании Заявления России по конвенции Министерство юстиции РФ возвращает без исполнения некоторые просьбы иностранных судов о вручении документов на территории России.

При необходимости вручения за границей документов по семейному делу, находящемуся в производстве российского суда, поручения могут направляться минуя Министерство юстиции РФ. В качестве органов, компетентных обращаться в рамках своих полномочий с запросом о правовой помощи в Центральные органы стран – участниц конвенции, в Заявлении Российской Федерации по конвенции указываются федеральные суды (Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции), конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации. Кроме того, согласно Заявлению допускается обращение на основании конвенции с запросом о вручении документов и других органов, в частности, загсов, нотариусов и других должностных лиц, уполномоченных на осуществление нотариальных действий, органов опеки и попечительства, а также адвокатов. Указание в поручении адреса получателя обязательно.

Конвенция 1965 г. действует в России всего несколько лет. Но имеется большой опыт применения ее другими странами-участницами. Анализ и обобщение этого опыта привели к созданию Постоянным бюро Гаагской конференции по международному частному праву весьма ценного постоянно обновляемого документа – «Практического руководства по применению Гаагской конвенции от 15 ноября 1965 г. о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам». Российские суды, рассматривающие, в частности, семейные дела, могут найти в этом руководстве общий комментарий к конвенции и ответы на многие возникающие на практике вопросы, касающиеся: сферы действия конвенции; способов передачи поручений о вручении документов (соотношение различных способов передачи, допустимость использования иных каналов передачи документов, помимо тех, которые предусмотрены конвенцией, и др.); порядка передачи документов с использованием основного канала передачи (кто может направлять запрос о вручении и какому Центральному органу, кто должен заполнять бланк образца, в каких случаях необходим перевод на другой язык, каковы сроки исполнения запроса, сообщается ли заявителю о надлежащем исполнении или неисполнении запроса и т.д.); альтернативных каналов передачи (каковы альтернативные каналы передачи, должен ли использоваться в этом случае бланк образца, приложенный к конвенции, необходим ли перевод на язык запрашиваемого государства, что понимать под прямыми связями с судебными и иными должностными лицами и другими компетентными лицами, возможно ли направление документов по почте и др.); возможности в целях защиты ответчика применения отсрочки вынесения решения (ст. 15 конвенции) и освобождения от последствий истечения срока обжалования (ст. 16 конвенции).

В руководстве отражены позиции стран–участниц, их заявления, приводятся и оцениваются конкретные решения, вынесенные судами этих стран, а также библиография[6].

Рассмотрим, в частности, разъяснения, касающиеся понимания судебных и внесудебных документов (п. 65-70). К судебным документам для целей конвенции относятся документы, касающиеся рассмотрения судами дел по спорам между сторонами и бесспорных дел, а также исполнительные документы. Сюда включаются приказы о вызове в суд, возражения ответчика, судебные решения, повестки, вручаемые свидетелям и экспертам за границей, истребование у сторон доказательств. Нередко при этом бывает трудно определить, распространяется ли на случаи направления, например, повестки находящемуся за границей свидетелю данная конвенция или Конвенция 1970 г. о получении доказательств. В руководстве указано, что в случае «конкуренции» между этими двумя документами применяется Конвенция о получении доказательств, поскольку она обеспечивает защиту свидетелей.

Внесудебные документы отличаются от судебных документов тем, что они не связаны непосредственно с судебным процессом, а от «сугубо частных» документов – тем, что они исходят от органов или судебных должностных лиц (ст. 17 конвенции). Виды внесудебных документов многочисленны. Для целей ст. 17 сюда включаются требования о платеже, уведомления о расторжении договора найма жилого помещения или трудовых договоров, протесты по простым и переводным векселям, при условии, что такие документы выданы органом или секретарем суда. Возражения против заключения брака, согласие на усыновление (удочерение) и документы о признании отцовства также, в соответствии с руководством, относятся к этой категории при условии соблюдения некоторых формальностей. Квалификация документа как судебного или внесудебного зависит от законодательства запрашивающего государства, поскольку оно определяет полномочия органов и судебных должностных лиц по составлению соответствующего документа. В некоторых государствах нотариус рассматривается как судебное должностное лицо, при условии, что он выступает в своем профессиональном качестве, а не как частное лицо[7].

Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам от 18 марта 1970 г. Одобрена на ХI сессии Гаагской конференции по международному частному праву. Ее участниками являются 44 государства - европейские страны, Австралия, Аргентина, Венесуэла, Израиль, Китай, Мексика, США, ЮАР и др.

В отношениях между государствами-участниками она заменяет собой статьи 8-16 Конвенции от 1 марта 1954 г., поскольку эти государства являются участниками обеих конвенций.

Конвенция посвящена вопросам исполнения судебных поручений о получении за границей доказательств (в том числе по семейным делам) или выполнении отдельных процессуальных действий. Поручения, таким образом, могут исходить только от судов. Речь идет о допросе свидетелей, производстве судебного осмотра, получении заключений экспертов и т.п. Под выполнением других процессуальных действий может пониматься, например, получение копии свидетельства о рождении, о браке, получение выписки из публичного реестра. Конвенцией не охватывается принятие временных или защитных мер (арест имущества, принудительная продажа и т.п.). Базируясь на соответствующих положениях Конвенции от 1 марта 1954 г., данная конвенция предусматривает ряд новых норм, многие из которых связаны с поиском решений, удовлетворяющих и страны общего права.

Как и в рассмотренной выше Конвенции 1965 г., предусмотрен упрощенный порядок пересылки - через Центральные органы стран-участниц (ст. 2). В России таким органом является Министерство юстиции РФ.

Наряду с оказанием правовой помощи в связи с уже возникшим судебным делом конвенция предусматривает возможность оказания ее и в связи с «намечаемым» судебным процессом (ст. 1). Цель таких действий - сохранение, например, показаний свидетелей на будущее, если есть основания опасаться, что получение доказательств, будет впоследствии невозможным или затруднительным (тяжелая болезнь, пожилой возраст, отъезд и т.п.). Хотя российское законодательство говорит об исполнении поручений иностранных судов только по уже возникшим делам, в практике встречаются отдельные случаи допросов российских граждан по полученной из-за границы просьбе с целью сохранения их показаний на будущее[8].

Документы, посылаемые в связи с поручением, освобождаются от легализации (ст. 3). Способы и процедура исполнения поручения определяются законодательством запрашиваемого государства. Возможно применение по просьбе и особой формы исполнения (ст. 9).

Основания для отказа в исполнении поручения, предусмотренные в конвенции (ст. 12), близки к тем, которые содержатся в ст. 11 Конвенции 1954 г. (исполнение поручения не входит в компетенцию судебной власти; запрашиваемое государство находит, что оно может нанести ущерб его суверенитету и безопасности). Кроме того, предусмотрено, что в исполнении не может быть отказано только по тому мотиву, что согласно внутреннему законодательству дело, в связи с которым направлено поручение, относится к исключительной компетенции запрашиваемого государства, или потому, что внутреннее законодательство «не предусматривает права на иск в данном случае».

Исполнение судебного поручения, как правило, осуществляется бесплатно, без возмещения каких бы то ни было сборов или расходов. Однако может быть потребовано возмещение запрашивающим государством вознаграждения, выплаченного экспертам и переводчикам, и расходов, возникших в связи с применением по просьбе этого запрашивающего государства особой процедуры исполнения.

Доказательства могут быть получены и дипломатическими или консульскими представителями и уполномоченными лицами (гл. II конвенции). Хотя выполнение иностранных судебных поручений отнесено в России к ведению судов, российскому законодательству не противоречит совершение в России отдельных процессуальных действий (без применения мер принуждения) по гражданским делам, ведущимся в иностранных судах, и дипломатическими или консульскими представителями стран-участниц, но только если речь идет о гражданах представляемого государства (абз. 1 ст. 15). В некоторых международных договорах России, например в договорах, о правовой помощи, в Минской конвенции 1993 г. (п. 2 ст. 12) тоже предусмотрена возможность совершения консулом подобных действий. И российские консулы за границей, в соответствии с действующим в России Консульским уставом СССР, наделены аналогичным правом.

Но конвенция (ст. 16) допускает совершение дипломатическими или консульскими представителями подобных действий и в отношении граждан страны пребывания или граждан третьих стран, правда, лишь при наличии разрешения компетентного органа страны пребывания (общего характера или по конкретному делу) и при соблюдении указанных этим органом условий. Специальное разрешение, очевидно, должен давать назначенный Россией Центральный орган с участием Министерства иностранных дел[9].

Совершение предусмотренных в ст. 17 конвенции отдельных процессуальных действий «в помощь судебному разбирательству» (в частности, проведение допросов) уполномоченными (ими могут быть любые лица, надлежащим образом уполномоченные иностранным судом, ведущим дело) соответствует принятой в США практике назначения американскими судами иностранных судей в качестве уполномоченных с предоставлением им права без принуждения допрашивать свидетелей на своем языке и в соответствии с принятой в данном государстве процедурой. Указанный порядок отличается от действующего в России порядка исполнения иностранных судебных поручений. Не предусмотрено исполнение иностранных судебных поручений в таком порядке и другими действующими международными договорами России. Однако следует иметь в виду, что конвенция связывает такие действия уполномоченных (как и в отношении действий дипломатов и консулов) с обязательным получением разрешения компетентного органа (в России им, очевидно, является и в этом случае назначенный Центральный орган), даваемого по конкретному делу либо имеющего общий характер, а также с соблюдением указанных в разрешении условий. При выдаче разрешений и определении условий получения доказательств должно, очевидно, предусматриваться время и место совершения действий и другие обстоятельства. Центральный орган может потребовать, чтобы дата, время и место получения доказательства были сообщены ему заранее в разумный отрезок времени; в этом случае представитель указанного органа может присутствовать при совершении соответствующего действия.

Получивший разрешение дипломатический или консульский представитель либо уполномоченный может истребовать все виды доказательств, если это не противоречит законам государства места исполнения или условиям разрешения. Показания могут быть получены и способом, предусмотренным законом страны, где ведется основное производство, если только этот способ не запрещен законами страны места исполнения. Если почему-либо получить доказательства указанным путем не удается, поручение может быть в дальнейшем направлено обычным путем.

Основное правило о языке сформулировано в конвенции следующим образом: судебное поручение составляется на языке запрашиваемого органа или сопровождается переводом на этот язык. Однако государство должно принять судебное поручение, составленное на английском или французском языке либо сопровожденное переводом на один из этих языков, если по этому поводу в момент подписания, ратификации или присоединения не сделано оговорки (ст. 4, 33). Такая оговорка сделана, например, Аргентиной, Болгарией, Германией, Польшей, Финляндией. В Федеральном законе от 12 февраля 2001 г. № 11-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам» о такой оговорке не упомянуто (в некоторых договорах России, например, в Договоре с Ираком о правовой помощи, возможность применения языка-посредника тоже допускается)[10].

В рассмотренных конвенциях, принятых еще в 1965 г. и 1970 гг., отсутствуют ссылки на возможность использования современных технологий. Могут ли при оказании международной правовой помощи применяться такие технологии, в первую очередь электронная почта и факсимильная связь? Вопрос исследовался Специальной комиссией по вопросам практического действия Гаагских конвенций об апостиле, получении доказательств и вручении документов (2003 г.). Комиссия отметила, что, несмотря на то, что во время принятия трех конвенций предвидеть подобную эволюцию было невозможно, современные технологии являются неотъемлемой частью жизни нынешнего общества, и их использование представляет собой существующую реальность. Дух и буква конвенций, по мнению комиссии, не препятствуют использованию современных технологий. При этом, однако, следует разграничивать предусмотренный внутренним законодательством способ исполнения поручения (конвенции в принципе не влияют на это законодательство, например, на установленный им порядок вручения документов) и предусмотренный конвенциями порядок передачи поручения. Обращалось также внимание на необходимость развития технических ресурсов, которые могли бы соответствовать стандартам безопасности, обеспечивать конфиденциальность сообщения, его неизменность, возможность идентифицировать отправителя сообщения, фиксацию точной даты отправления и получения сообщения. Есть и другие сложности практического характера. Тем не менее, некоторые государства-участники уже сообщили, что они согласны принимать запросы о вручении документов, направленные по факсу, правда, в большинстве случаев, – при условии последующего направления оригинала таковых (п. 245-256 упомянутого руководства).

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. принята в Минске. Участники – Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина. 28 марта 1997 г. в Москве теми же странами принят Протокол к названной конвенции, которым в последнюю внесены некоторые изменения[11].

Правовая помощь, под которой понимаются, в частности, составление и пересылка документов, проведение экспертизы, пересылка и выдача вещественных доказательств, допрос сторон и свидетелей, вручение документов (ст. 6), оказывается учреждениями юстиции, включая и иные учреждения, к компетенции которых относятся гражданские и семейные дела (например, нотариат). Сношения осуществляются через центральные, территориальные и другие органы, если самой конвенцией не установлен иной порядок сношений. Каждая страна–участница определяет перечень своих центральных и иных органов. До принятия Протокола 1997 г. поручения пересылались в России только через Министерство юстиции. С учетом большой территории нашего государства возможность использовать и другие пути пересылки упрощает оказание помощи. Документы об актах гражданского состояния истребуются и пересылаются через МИД России.

Устанавливаются реквизиты поручения. Если просьба заключается во вручении документа, необходимо указание точного адреса получателя. Если точный адрес неизвестен, запрашиваемое учреждение принимает в соответствии со своим законодательством меры для установления адреса (ст. 8).

Конвенция содержит и специальное правило об оказании Сторонами друг другу помощи в установлении адресов лиц, проживающих на их территориях, если это требуется для осуществления прав их граждан. Помощь оказывается и в отношении установления места работы и доходов, проживающих на территории запрашиваемого государства лиц, к которым в другом государстве предъявлены имущественные требования (ст. 16). Это правило практически оказывается востребованным, например, при предъявлении исков о взыскании алиментов на детей, если ответчик скрывается от суда. Помощь в розыске ответчика по таким делам оказывается, когда есть основание полагать, что ответчик находится на территории другой страны - участницы конвенции и судом вынесено определение об объявлении его розыска (п. 5 ст. 32 в редакции Протокола 1997 г.).

Порядок исполнения поручения определяется законодательством запрашиваемого государства. Но по просьбе могут быть применены и процессуальные нормы запрашивающего государства, если только они не противоречат законодательству запрашиваемого государства.

Правило о возможном применении при исполнении поручения иностранных процессуальных норм является одним из немногочисленных случаев отступления от основного принципа применения в вопросах процесса закона страны суда. Целесообразность данного правила основывается на том, что запрашивающий правовую помощь иностранный суд получает возможность оценить и наилучшим образом использовать результаты совершенных другим судом действий с позиций своего законодательства. Противоречие процессуальных правил, о применении которых просит иностранный суд, российскому законодательству можно было бы усмотреть, например, в случае, когда российское законодательство содержит безусловные требования предоставления каких-либо гарантий для стороны или свидетеля, которые при применении иностранных норм могут оказаться нарушенными.

По общему правилу поручения исполняются судом, в районе деятельности которого должны быть совершены процессуальные действия. Например, поручение о допросе свидетеля выполняется районным судом по месту жительства свидетеля; поручение об осмотре на месте - судом по месту нахождения объекта осмотра.

Отказ в правовой помощи (полный или частичный) согласно ст. 19 возможен, если оказание помощи может нанести ущерб суверенитету или безопасности либо противоречит законодательству запрашиваемого государства (см. об этом выше с. 70-71)[12].

Конвенция предусматривает возвращение документов запрашивающему учреждению после выполнения поручения; если последнее не может быть выполнено, обязательно уведомление запрашивающего учреждения о препятствующих выполнению обстоятельствах (ст. 8).

Для свидетелей, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков, их представителей и экспертов, которые по врученному им вызову являются в учреждение запрашивающей стороны, предусмотрены определенные гарантии от привлечения к ответственности, в частности, в связи с их показаниями в суде (ст. 9).

При оказании помощи используются государственные языки стран-участниц или русский язык. Специальное правило о языке действует применительно к вручению документов: вручение осуществляется в соответствии с порядком, действующим в запрашиваемом государстве, если вручаемый документ написан на языке этого государства или на русском языке либо снабжен переводом на эти языки. В противном случае документ передается получателю, если он согласен добровольно его принять (ст. 10). Правовая помощь оказывается бесплатно (ст. 18).

Подписанная 7 октября 2002 г. странами - участницами Минской конвенции 1993 г. в г. Кишиневе новая конвенция с тем же названием регулирование правовой помощи путем исполнения судебных поручений сохранила, в общем, в том же объеме и на тех же условиях, что и Минская конвенция 1993 г. Внесенные изменения являются, как правило, лишь уточнением прежнего текста.

Применительно к уточнениям, которые могут затронуть и семейные дела, можно указать на новое правило п. 5 ст. 7 Кишиневской конвенции 2002 г., согласно которому в случаях, не терпящих отлагательства, поручение о правовой помощи, оформленное в соответствии с правилами, установленными данной статьей, может быть направлено по факсимильной связи, а также с использованием иных средств коммуникации. Одновременно оригинал поручения должен быть направлен почтой или курьером. Тем самым, как видно, сделан определенный шаг в направлении использования современных технологий – в вопросе, который, как уже отмечалось, привлекает к себе внимание при применении и других конвенций, касающихся оказания правовой помощи.



[1] Марышева, Н. И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007. 102 с.

[2] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ М.: НОРМА. 2007. 184 с.

[3] Марышева, Н. И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007. 110 с.

[4] Марышева, Н. И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007. 116 с.

[5] Марышева, Н. И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007. 126 с.

[6] Марышева, Н. И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007. 129 с.

[7] Марышева, Н. И. Международное частное право. Учебник для вузов. М., 2005. 218 с.

[8] Марышева, Н. И. Международное частное право. Учебник для вузов. М., 2005. 221 с.

[9] Марышева, Н. И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007. 132 с.

[10] Аблезгова, С. В. Международное частное право. Ответы на экзаменационные вопросы: Учебное пособие для вузов. М., 2004. 192 с.

[11] Марышева, Н. И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007. 139 с.

[12] Марышева, Н. И. Международное частное право. Учебник для вузов. М., 2005. 298 с.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100