www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Теория государства и права

Дипломные
Правопорядок и законность
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§1. Понятие законности

В советский период, наибольшее распространение получило определение законности как строгого и неуклонного соблюдения законов и основанных на законах других правовых актов Советского государства всеми без исключения органами, общественными организациями, должностными лицами и гражданами[1].

Несколько иную позицию занимал М. С. Строгович, по мнению которого социалистическая законность—это точное и неуклонное соблюдение и исполнение советских законов всеми органами Советского государства, всеми учреждениями, общественными организациями, должностными лицами и гражданами СССР. М. С. Строгович считает, что поскольку высшим выражением государственной воли является закон, то именно его соблюдение и исполнение составляют содержание законности, а иные нормативные акты государственных органов должны издаваться на основе закона, во исполнение закона, в соответствии с законом. «Поэтому их соблюдение и исполнение есть тем самым соблюдение и исполнение закона, а их нарушение — нарушение закона»[2].

Но оба вышеназванных определения распространяют понимание законности лишь на сферу осуществления права.

Поэтому уже в советской юридической литературе наметилась тенденция и к более широкому пониманию законности, которое охватывало бы и сферу правотворчества, и сферу соблюдения правовых актов[3].

П.М. Рабинович отражает главные элементы, без которых законность не может выполнить своего социального назначения, состоящего в обеспечении целей социалистического и коммунистического строительства путем установления четкой и упорядоченной организации общественных отношений. Это, во-первых, издание системы правовых норм, правильно отражающих закономерности общественного развития и волю парода; во-вторых, их строгое и неуклонное проведение в жизнь. Только единство этих составных элементов обеспечивает подлинную законность в обществе. Наличие научно обоснованного законодательства, правильно отражающего объективные закономерности общественного развития, не может обеспечить осуществления целей, стоящих перед советским обществом, если нормы законодательства не проводятся в жизнь, если его предписания нарушаются. С другой стороны, осуществление правовых актов, противоречащих законам общественного развития, общенародной воле, также приносит вред интересам социалистического общества. Научно обоснованное законодательство, его строгое и неуклонное проведение в жизнь составляют две стороны режима социалистической законности[4].

Рассматривая классическое определение советского периода, нужно отметить, что сущность законности действительно заключается в строгом, неукоснительном соблюдении и исполнении действующих законов всеми субъектами права.

Вместе с тем в публикациях последнего времени обращается внимание на то, что такая трактовка законности не отражает современных процессов политико-правовой жизни общества. В этой связи многое относительно законности требует переосмысления, иных подходов, оценок, выводов, учета правовых реалий. Соответственно, приводятся убедительные доводы.

Во-первых, традиционное понятие законности в основном отражало дореформенное (доперестроечное) состояние общественных отношений, основанных на жесткой иерархической соподчиненности.

Во-вторых, толкование законности как требование неукоснительного соблюдения норм права всеми субъектами уводит от осмысления того, что анализируемое понятие относится к части комплексной, отражающей сложный правовой характер организации общественно-политической жизни общества.

В-третьих, такая характеристика законности, по существу, сводит ее к обязательности, являющейся объективным свойством права и государственной дисциплины. Не вызывает сомнения то, что общеобязательны и приказ начальника, и приговор суда.

В-четвертых, это не только требование соблюдения норм запретов и обязывающих юридических норм, но и требование надлежащей реализации предоставленных прав и свобод гражданам[5].

В-пятых, понятие законности должно распространяться не только на поведение исполнителей закона, но и на сферу правотворчества, деятельность законодателей[6].

Отмеченные моменты так или иначе учитываются в публикациях и диссертационных исследованиях последнего времени. В частности, представляется интересным подход, согласно которому законность определяется как строгое и неукоснительное соблюдение, исполнение и применение законов, а также надлежащее использование предусмотренных в них прав (свобод) гражданами и иными субъектами права[7]. Это определение законности, представляется, верно, акцентирует внимание на требование блюсти закон и на соблюдение тех действий, которые связаны с реализацией возможностей, предусмотренных законом. Можно сказать, что такой подход не упрощает проблему, а подчеркивает ее многоаспектность, своеобразную сложность.

Обобщая сказанное, подчеркнем: законность выполняет роль “посредника”, который как бы “переносит” право в плоскость реального осуществления прав и обязанностей граждан (организаций).

Что означает нормативная основа законности?

Предпосылкой законности выступают правовые предписания, содержащиеся в законах и иных нормативно-правовых актах. Чем совершеннее такие акты, чем полнее проводятся в жизнь их требования, тем выше уровень законности.

“Первым условием законности,– пишет П.И. Стучка,– является сам закон”[8].

Важной предпосылкой законности в современной России является Конституция, которая всенародно принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. В ней нашли отражение качественные изменения российского общества, происшедшие на рубеже 90-х гг. ХХ столетия. Можно сказать, что Основной Закон России – важный фактор политической стабильности, учитывающий общепризнанные принципы и нормы международного права, инструмент, обеспечивающий необходимость демократизации общества.

Однако в самой Конституции понятие «законность» встречается всего лишь в двух статьях. В п.2 ст 72 «законность» фигурирует как предмет совместного ведения РФ и ее субъектов, а в ст.114 «меры по обеспечению законности» прописаны как одна из функций правительства РФ.

Помимо Конституции слово «законность» содержится почти в 2000 действующих нормативных актах Российской Федерации, в различных словоформах и словосочетаниях. В эти нормативных актах упоминается о соблюдении законности, о органах на которые возложена эта задача. Так, например, в ст. 2 Закона РСФСР «О чрезвычайном положении»[9] закреплено, что «целью введения чрезвычайного положения является скорейшая нормализация обстановки, восстановление законности и правопорядка, устранение угрозы безопасности граждан и оказание им необходимой помощи».

Однако ни в одном из нормативных актов не закреплено определение «законность», поэтому оно остается исключительно теоретическим. В связи с этим, важно подчеркнуть, что в нашей стране необходимо принятие специального закона закрепляющего и регулирующего «основные понятия Российского права».

Но вернемся к рассмотрению нормативности законности.

В числе отрицательных моментов, относящихся к нормативной основе законности, назовем такие, как принятие законов, которые заведомо невыполнимы, не обеспечены механизмом реализации, разработаны без учета достижений юридической техники или отражают отраслевые либо корпоративные интересы.

Очевидно, наиболее значимые отношения регулируются и законами и подзаконными актами (акты президента, правительства, министерств и др.). Такие акты по своей юридической силе стоят ниже законов и не должны им противоречить, обходить или расходиться с их предписаниями.

На страницах печати нередко пишут о необходимости повышения качества ведомственных нормативно-правовых актов. Действительно, этот вопрос актуален.

Порядок в законотворчестве, – отмечается в послании Президента Российской Федерации Федеральному собранию, – должен быть подкреплен жесткой дисциплиной ведомственного нормотворчества...

Многие ведомственные акты либо повторяют нормы законов, указов президента и постановлений правительства, либо извращают их суть.

Не искоренена практика, когда ведомственными актами вводятся дополнительные обязанности граждан. Появляется основа для ведомственного произвола. К тому же, как правило, люди узнают о существовании такой инструкции только в кабинете чиновника.

Все инструктивные документы должны быть доступны и отвечать за это должны сами ведомства[10].

В научной и учебной литературе наметились различные подходы к вопросу о том, к каким субъектам адресуется законность. Согласно одному из них, законность ограничивается сферой деятельности органов государства, обращена к должностным лицам государственного аппарата и общественным объединениям, но не относится к гражданам[11].

Другой (традиционный подход) заключается в том, что и граждане подпадают в сферу деятельности законности. Этот спор надо решить в пользу традиционного взгляда на состав субъектов законности.

Обратим внимание на часть 2 статьи 15 Конституции Российской Федерации. Здесь требование соблюдения законов в равной мере обращено как к органам государственной власти, органам местного самоуправления, должностным лицам, так и к гражданам и их объединениям. Вместе с тем в литературе отмечается, что рациональное зерно есть и в первой позиции.

Проф. А.Ф.Черданцев в этой связи отмечает: “Состояние законности, в первую очередь, определяющим образом зависит от того, насколько пропитан духом законности государственный аппарат, насколько прочна законность именно здесь. От состояния законности в сфере деятельности должностных лиц зависит состояние прав и свобод граждан, их законопослушность”[12].

Законность как бы перекрещивается с понятием “дисциплина”, определяемое в справочных изданиях как “обязательное для всех членов какого-нибудь коллектива подчинение установленному порядку, правилам (воинская дисциплина, трудовая и пр.)”[13].

Соответственно такому подходу уточняется содержание государственной дисциплины.

Она понимается как “точное соблюдение всеми организациями и гражданами установленного государством порядка деятельности государственных органов, предприятий, учреждений, организаций по выполнению возложенных на них обязанностей”[14].

Дисциплина – важнейший фактор общественной жизни. Она необходима для жизнедеятельности и организаций, и отдельных индивидов и с этой точки зрения близка к законности. Как видно, и законность, и дисциплина непосредственно связаны с состоянием упорядоченности и организованности общественных отношений.

В этой связи законность рассматривается в качестве основы дисциплины, в частности государственной. Скажем, все требования законности, обращенные к государственным служащим (к сотрудникам органов внутренних дел и др.), составляют одновременно и содержание дисциплины.

Вместе с тем эти явления (т.е. законность и дисциплина) не совпадают, как бы наполнены самостоятельным смыслом. Законность означает в основном требование соблюдения правовых предписаний. Здесь не имеет значения, чем руководствуется субъект, реализуя правовые предписания.

Особенность дисциплины в том, что она предполагает инициативное, ответственное отношение к делу, проявление активности, предприимчивости. В этой связи руководитель определенной управленческой структуры вправе расценить в качестве нарушения дисциплины безинициативное, безразличное отношение подчиненных лиц к возложенному долгу, обязанностям.

Далее, дисциплина в сравнении с законностью в большей степени связана с нормами нравственности. Скажем, ссора, взаимное оскорбление сотрудников милиции в присутствии граждан, находившихся в том или ином учреждении органов внутренних дел, есть и нарушение требований морали, и нарушение служебной дисциплины.

Необходимо отметить и то, что законность, ее требования в масштабе страны – едины.

Дисциплина отличается как бы более узкой направленностью. В зависимости от сферы деятельности субъектов, она подразделяется на трудовую, финансовую, технологическую, учебную и т.д.

Как видно, понятие “дисциплина” также весьма емкое, означающее следование определенному порядку. При этом имеется в виду соблюдение и специальных правил общего характера и индивидуальных распоряжений, приказов в рамках ведомства, учреждения, организации.

Скажем, дисциплина в системе МВД Российской Федерации – это и соблюдение правил, относящих к различным аспектам обеспечения законности, правопорядка, общественного порядка, и соблюдение приказов, распоряжений руководителей различных рангов.

Очевидно, воинская дисциплина – это соблюдение воинских уставов и приказов командира.

Трудовая – соблюдение правил внутреннего распорядка, правил по технике безопасности, технологических и иных правил, а также исполнение конкретных разовых приказов и распоряжений руководителей трудового процесса.

Режим законности неразрывно связан с демократией, в условиях которой признаются и реализуются в действительности принципы народовластия, равенства граждан, созданы условия для их участия в решении вопросов государственной и общественной жизни.

Можно сказать: законность – основа демократии, демократического режима общества.

В условиях режима законности становятся реальными демократические права граждан, общественных движений и организаций, осуществляется принцип разделения властей, принцип всеобщего избирательного права, соблюдаются необходимые, основанные на законе, процедуры как в правотворческой, так и в правоприменительной практике.

“Законность,– отмечает В.Н.Кудрявцев,– не только формальный принцип права, но и содержательная категория, отражающая демократическое существо общественного строя”[15].

Действительно, связь права, законности и демократии очевидна.

Посредством законодательства закрепляется характер соподчинения органов власти, управления, способы реализации государственной власти, диапазон прав и свобод граждан. Иными словами, демократия необходимо предполагает юридическое оформление, отражающее меру свободы человека, объединений людей в обществе.

Поэтому право и законность представляют собой элемент демократии.

Заметим, законы не признаются в условиях охлократии, а не демократии.

Охлократия (греч.– ochlos – толпа, kratos – власть,– власть толпы). Имеется в виду ситуация мятежей, крупных уличных беспорядков, в которых толпа выступает хозяином положения, отличается проявлением неосмысленных мотивов, бессмысленным разрушением материальных ценностей и т.д. Характерно, что охлократия выступает против любой правовой регламентации.

Здесь на первом плане ревущая толпа, отличающаяся проявлением жизненных побуждений и действий, не находящихся под контролем сознания и воли.

В этой связи еще раз подчеркнем, что законность – основа демократического режима общества, средство его поддержания и укрепления.

Если нарушаются законы, предоставляющие права и свободы, или нарушаются избирательные законы, порядок деятельности представительных органов, не действуют предусмотренные нормативно-правовыми актами гарантии, то о демократии можно говорить лишь с большим преувеличением. Это с одной стороны.

С другой – демократический порядок служит, в свою очередь, необходимым условием укрепления и развития законности (общественные формирования, возрождаемые в отдельных регионах страны для обеспечения правопорядка, демократическая подконтрольность исполнительного аппарата гражданам и др.).

Важную роль в этом плане играет контроль представительных органов за деятельностью исполнительных органов, судебных органов за деятельностью тех и других.

Заслуживает внимание вопрос о сочетании законности и целесообразности. Слово “целесообразность” означает “соответствующий поставленной цели, вполне разумный, практически полезный”.

В правовой сфере целесообразность проявляется в соответствии закона поставленной цели и выборе наилучшего варианта ее осуществления.

Целесообразность законности предопределяется прежде всего ценностью самого права, его направленностью на обеспечение порядка, организованности, дисциплины.

Именно в праве, в Законе выражается высшая социальная целесообразность.

Вместе с тем проблема законности и целесообразности существует в юридической литературе, она рассматривается в аспектах правотворчества и правоприменения.

Первый из них предполагает следующее: закон не может в силу своих свойств (формальная определенность и др.) изменяться одновременно с динамикой жизни и в этой связи нередко отстает от потребностей общества, становится своеобразным препятствием в разрешении юридических дел с позиции справедливости.

Но даже вновь принятые законы могут быть несовершенными, проблемными. К этому ведут недостаточно глубокое осмысление законодательно-реальной финансово-экономической ситуации в стране, неверное представление о содержании российского правового пространства, о возможностях юридической техники и др.

Такие законы не способствуют установлению “момента истины” в ходе рассмотрения юридического дела, могут вызвать негативные результаты. Это может служить основанием для следующих суждений: поскольку законы несовершенны или устарели, постольку надо решать юридические вопросы, ориентируясь не на предписания законов, а исходя из жизненных потребностей, интересов сторон, собственного понимания справедливости.

С точки зрения смысла законности, любые отступления от требования закона, чем бы они не мотивировались, не допустимы. Бесспорно то, что повсеместное отступление от требований законов по мотивам их несовершенства, устарелости повлечет за собой неопределенность, нанесет ущерб обществу и правопорядку.

Другими словами, с точки зрения правового регулирования в любой ситуации целесообразно следовать предписаниям закона, а отступление от них всегда нецелесообразно. По этому поводу проф. А.Ф.Черданцев отмечает: “Выгода отступления от законности для конкретного случая перекрывается огромным вредом расшатывания законности”[16].

Очевидно, наилучший способ предотвращения подобного “расшатывания законности” состоит в своевременном пересмотре правовых норм.

Признание этого обязывает правотворческие органы вовремя реагировать на расхождение между законодательством и требованиями реальной жизни. Законодатель призван максимально точно закреплять в нормативных актах созревшие общественные потребности, своевременно вносить изменения в устаревшие нормативно-правовые акты. В противном случае закон становится неэффективным.

Второй аспект этой проблемы заключается в том, что о целесообразности в конкретном случае судит каждый отдельный правоприменитель, исполнитель закона.

Имеется в виду ситуация, когда сам закон позволяет, не выходя за его рамки, учитывать соображения целесообразности, справедливости.

Заметим, нормативно-правовой акт, как правило, предоставляет правоприменителю возможность выбора наиболее целесообразного решения из нескольких (возбуждение или невозбуждение уголовного дела, избрание той или иной меры пресечения в зависимости от обстоятельств, возложение штрафа в определенных законом пределах и др.).

Имеется в виду то, что нормы права нередко предполагают индивидуальное регулирование, что сам закон позволяет, не выходя за его рамки, учитывать соображения целесообразности, справедливости.

Таким образом, отдельный правоприменитель, исполнитель предписаний закона непосредственно в конкретном случае судит о целесообразности принятия того или иного решения. Как отмечалось, речь идет о наиболее целесообразном решении из нескольких, такой реализации права, при которой максимально и наилучшим образом достигаются цели закона.



[1] Рабинович П.М. Упрочение законности – закономерность социализма. Львов, 1975. – с. 31.

[2] М. С. Строгович, Теоретические вопросы советской законности // Советское государство и право», 1956 г., № 4.

[3] См. Социалистическая законность в советском государственном управлении, Юриздат, 1948, с. 19-20.

[4]Рабинович П.М. Упрочение законности – закономерность социализма. Львов, 1975. - с.24.

[5] По мнению профессора С.С.Алексеева, законность – явление многомерное. Она включает не только требование строгого и неукоснительного соблюдения всеми субъектами законов и основанных на них правовых актов, но и реальное осуществление ими субъективных прав, надлежащее применение права при исключении малейшего произвола в деятельности государственных органов и должностных лиц (Проблемы теории права: Курс лекций в 2 томах. Т.1. Свердловск, 1972. С.113).

[6] Малкин Н.С. О законности в условиях переходного периода // Теория права: новые идеи. Вып.4. М.: ИГПАН, 1995. С.27; Шабуров А.С. Законность и правопорядок // Теория государства и права: Учебник для вузов, М., 1997. С.436–437.

[7] Потапов В.А. Законность и правомерное поведение граждан в условиях реформирования России (региональный аспект): Автореф. дисс. канд. юрид. наук., 1995.

[8] Стучка П.И. Учение о Советском государстве и его конституции. М., 1931. С.221

[9] Закон РСФСР от 17 мая 1991 г. N 1253-1 "О чрезвычайном положении" // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 30 мая 1991 г., N 22, ст. 773.

[10] Послание Президента РФ от 30 марта 1999 г. "Россия на рубеже эпох" (О положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации) // Российская газета, 31 марта 1999 г.

[11] Витрук Н.В. Законность: понятие, защита, обеспечение // Общая теория права: Курс лекций / Под ред. проф. В.К.Бабаева., 1993. С.526–527.

[12] Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Курс лекций. Екатеринбург, 1996. С.191.

[13] Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1987. С.136.

[14] Юридический энциклопедический словарь. М.: Энциклопедия, 1984. С.85.

[15] Кудрявцев В.Н. Право как элемент культуры // Право и Власть. М., 1990. С.249.

[16] Черданцев А.Ф. Указ. раб. С.193.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100