www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Теория государства и права

Дипломные
Официальное толкование права (автор: Лукшина Е.В.)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.1 Понятие актов официального толкования, их место и роль в системе официального толкования

Акты официального толкования можно выделить в группы разъяснений, издаваемых различными компетентными органами. Чтобы получить обязательный характер, результаты официального толкования должны быть формально закреплены. Для этого существуют интерпретационные акты (акты толкования), которые можно определять как правовые акты, компетентных государственных органов, содержащие результат официального толкования.

В первую очередь нужно отметить, что данные акты являются правовыми. Они издаются компетентными государственными органами, имеют обязательный характер, формально закреплены, их реализация обеспечивается государством. В этом состоит их сходство с иными правовыми актами (нормативными и правоприменительными). По другим же признакам интерпретационные акты достаточно сильно отличаются от нормативных и правоприменительных. [1]

Так, нормативный акт содержит нормы права, а интерпретационный лишь толкует, объясняет эти нормы. Иначе говоря, толкование при всей своей значимости не может «творить» новые нормы, а интерпретатор не может заменить законодателя. Не имея норм права, интерпретационный акт неотделим от толкуемого нормативного акта.

Они разделяют общую судьбу: при утрате нормативным актом юридической силы утрачивает значение и интерпретационный акт. От правоприменительного акта интерпретационный отличается тем, что первый связан решением конкретного дела, а последний имеет общий характер.

Обязательный характер официального толкования вытекает из юридических свойств самых норм права, которые толкуются. Акты официального толкования имеют обязательный характер лишь в связи с действием норм права, содержание которых сама рада разъясняют. Тут можно кое-что согласиться с М.М.Вопленко, что считает, что обязательный характер есть следствием системоутверждающих связей официального толкования с нормой права, что разъясняется[2].

Из этого деления можно определить степень обязательности, форму и порядок доведения до сведения субъектов права. Поэтому акты толкования можно подразделить на:

. акты толкования органов государственной власти;

. акты толкования органов государственного управления;

. акты толкования органов суда, прокуратуры, МВД, арбитража;

. акты толкования общественных организаций.

Многоуровневый характер системы актов официального толкования определяется иерархичностью и сложным составом органов, осуществляющих разъяснение смысла правовых норм. Существуют следующие уровни актов:

. уровень руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ;

. разъяснения судебных коллегий Верховного Суда РФ;

. разъяснения президиумов Верховных судов автономных республик, краевых, областных, городских и районных судов;

При этом приоритет толкования осуществляется по юридической силе. Проанализировав различные официальные разъяснения, видно, что они представляют собой объективированное выражение уяснения и разъяснения структурных элементов правовых норм. Содержанием акта толкования выступают разъяснение, уточнение либо конкретизация обстоятельств, относящихся к гипотезе, диспозиции либо санкции толкуемой нормы права.

Целостность системы актов официального толкования основана на единстве их юридического содержания, и подтверждается следующими признаками:

1. Акты официального толкования обладают государственной обязательностью, т.к. это одна из форм юридической деятельности компетентных органов. Эта обязательность подтверждается конкретно-надзорными полномочиями вышестоящих органов.

Игнорирование официальных разъяснений в процессе реализации правовых норм влечёт отмену правоприменительных актов.

2. Акты официального толкования имеют форму аналогичную другим правовым актам. Они бывают в виде постановлений, указов президиума Верховного Совета РФ и автономных республик, приказы, распоряжения, письма, постановления, инструкции органов отраслевого управления, акты надзора органов суда, прокуратуры и др.

3. Иерархичность актов официального толкования. Для них характерен признак соподчиненности. Во главе системы Конституционные законы, законы и подзаконные акты, т.е. та же последовательность, что и у нормативных актов. Поэтому во главе мы имеем разъяснения конституционных законов и далее разъяснения законов и подзаконных актов.

Общая черта актов официального толкования заключается в том, что они не ставят задачу создания новых правовых норм. Их задача - логическое развитие, уточнение и конкретизация действующего права в целях эффективной реализации.

Официальное разъяснение - это самостоятельная правовая норма или составная часть разъясняемых нормативных актов? Ответ: Это составная часть.

П.Е.Нетбайло и А.В.Мицкевич считают, что неотъемлемая часть не может выходить за рамки толкуемого закона, дополняя его новыми правовыми положениями. Такое признание может привести к произвольным действиям в процессе осуществления норм права. Автор считает, что разъяснения являются частью толкуемых норм права, и их следует рассматривать, как акты правотворчества. Но законодательство рассматривает толкование и правотворчество как самостоятельные формы юридической деятельности[3].

Самостоятельность толкования имеет пределы, так как оно не может подменять собой правовую норму. Акты - это источники права. Акты толкования не могут применяться самостоятельно и действуют до срока действия толкуемых норм права. Ещё одним отличием толкования от правотворчества является внутренняя структура официального разъяснения (правила понимания и реализации права).

О вспомогательном характере актов толкования говорит отсутствие в интерпретационных правилах внутренней логической структуры, аналогичной структуре нормы права. Если же толкование содержит в себе принципиально новые положения, имеющие нормативное значение, то акт толкования рассматривают, как модификацию правовой нормы.

Из сказанного вытекает вывод с том, что акты официального толкования представляют собой проникнутую внутренним единством иерархическую систему вспомогательных правовых актов. Они служат важным средством правильной и эффективной реализации права путем установленных организациционно - вспомогательных правил понимания и применения действующего законодательства.

Внутри группы актов официального толкования, имеющих нормативный характер, следует выделить группу актов аутентического толкования (аутентическое, те основанное на первоисточнике). Они издаются органами, установившими разъясняемые нормы. Такие акты обладают повышенной степенью обязательности. Их можно рассматривать как акты правотворчества, которым придана обратная сила. Но в противоположность этому утверждению следует отметить то обстоятельство, что толкуемая норма права и после этого акта существует как основная, а разъяснение носит вспомогательный характер.

Акты казуального толкования это разъяснения смысла правовой нормы, осуществляемые компетентными органами (судебными) применительно к конкретным обстоятельствам, рассматриваемого дела. Они имеют обязательное значение только для данного случая, те имеют разовое значение. Не сделанные по принципиальным делам (особенно в условиях пробела в праве) приобретают значение прецедента толкования. Прецедент толкования - это выработанный правоприменительной практикой образец требуемого понимания и применения правовых норм, сформулированный при рассмотрении конкретного юридического дела и признанный в юридической практике (публикуется в специальных юридических журналах).

Казуальное толкование используется в правоприменительной деятельности, способствует правильности и законности решения дела. Оно служит обстоятельством, обосновывающим справедливость решения.

Внутреннее содержание казуальных актов - это индивидуализированные право положения, элементы обоснования принимаемого решения. Поэтому можно сказать, что это правообосновывающий правовой акт. Правообосновывающие положения необходимы, так как существует высокая степень обобщённости, абстрактности норм права, которое порождает конкретизацию, как способ реализации права. Поэтому казуальные акты отличаются разовым, конкретным значением.

Значением актов официального казуального характера состоит в том, что они являются образцами наиболее правильного применения правовых норм. Повторяясь, они создают устойчивые правила и служат прообразом будущих нормативных предписаний.

Необходимость актов толкования заключается в общих условиях необходимости толкования норм права и конкретными обстоятельствами, вызывающими появление актов толкования[4].

К общим условиям относятся:

1. относительная самостоятельность права, что может оказывать влияние на базис общества. Самостоятельность выражается в конкретной форме. Относительность заключается в том, что право может отставать от развития общественных отношений, или опережать ход развития. В общественной практике противоречия между юридическим и фактическим незначительные либо кажущиеся. Они могут быть устранены средствами официального толкования компетентными органами.

2. Наличие общественных противоречий, создающих трудности реализации права. Они могут быть устранены с помощью актов толкования (история практики регулирования брачно-семейных отношений; судебная практика по трудовым делам). Например, затруднённое применение норм КЗОТа без знания актов официального толкования.

3. Общие условия обосновываются потребностями юридической практики. Юридическая практика - это деятельность по внедрению права в общественную жизнь. Содержанием юридической практики является создание и реализация правовых норм, исходя из требования единообразного понимания и применения законодательства.

Частные случаи необходимости актов толкования многочисленны:

. недостаточная чёткость выражения мысли законодателя;

. несовершенство правовых норм из-за несовершенства законодательной техники;

. специфика юридической терминологии.

Проанализировав деятельность Президиума Верховного Совета А.В.Мицкевич выделил следующие случаи возникновения необходимости актов толкования[5]:

. стыковка межведомственной практики применения одних правовых норм (например, при рассмотрении трудовых споров);

. неясность смысла закона;

. возникновение конкуренции сопоставляемых законов.

Н.Н.Вопленко выделяет ещё несколько случаев возникновения необходимости в издании актов толкования[6]:

1. Неверный путь практики реализации некоторых правовых норм (те исправление ошибок юридической практики). Здесь можно выделить:

. неприменение закона, подлежащего применению в данных обстоятельствах;

. применение закона, который не должен быть применён к указанным общественным отношениям;

. неправильное истолкование смысла закона;

. противопоставление законности и целесообразности при реализации права;

. нарушение установленных процессуальным законом порядка реализации правовых норм. Например, ст. 345 УПК РФ "...Приговор подлежит отмене во всяком случае, если:

1)судом при наличии оснований, предусмотренных статьей 259 настоящего Кодекса, уголовное дело не было прекращено;

2) приговор вынесен незаконным составом суда;

3) дело рассмотрено в отсутствие подсудимого в тех случаях, когда по закону его присутствие обязательно;

4) дело рассмотрено без участия защитника в тех случаях, когда по закону его участие обязательно;

5) нарушена тайна совещания судей при постановлении приговора;

6) приговор не подписан кем-либо из судей;

7) в деле отсутствует протокол судебного заседания «ст. 308 ГПК РФ» - решение подлежит отмене в случае:

1) если дело рассмотрено судом в незаконном составе;

2) если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания;

3) если при рассмотрении дела были нарушены правила о языке, на котором ведется судопроизводство;

4) если суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;

5) если при вынесении решения были нарушены правила о тайне совещания судей;

6) если решение не подписано кем-либо из судей или если решение подписано не теми судьями, которые указаны в решении;

7) если решение вынесено не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;

8) если в деле отсутствует протокол судебного заседания"

2. Требования мотивированного разрешения юридических дел. Субъекты правоприменительной деятельности, осуществляя применение правовых норм к конкретным фактам, производят и толкование норм права (объективизация в правоприменительном акте). Это проявляется в деятельности судебных органов. Особую роль акты толкования норм права играют в деятельности кассационных и надзорных инстанций (своей деятельностью они показывают нижестоящим судам, как правильно применять правовые нормы).

Необходимость издания актов официального толкования обусловлена совокупностью объективных и субъективных факторов. В юридической практике это способствует осуществлению руководства процессами реализации права в общественной жизни.

Акты официального толкования издаются уполномоченными органами государства. Схожесть интерпретационных актов с другими правовыми актами заключается в том, что они:

. являются продуктом волевой сознательной деятельности, охраняемой государством;

. имеют целевой характер;

. существуют в строго определённой правовой форме;

. служат юридической основой и гарантией осуществления законности.

В юридической практике правовые акты подразделяются на нормативные (источники права) и индивидуальные. Нормативные правовые акты в свою очередь делятся на основные и вспомогательные.

К основным относятся законы, указы, постановления, приказы и др., те первоначальные нормы права. Вспомогательные правовые акты имеют целью уточнение, изменение, утверждение, и разъяснение смысла правовых норм. К ним относятся:

. Акты - поручения другим органам об издании правовых норм;

. акты, в которых излагаются нормы, установленные вышестоящими органами;

. акты, в которых сообщается о частичном или полном изменении отдельных правовых актов;

. акты конкретизации и разъяснения того, как следует понимать и применять ранее изданные правовые нормы;

. акты контроля и надзора, которые обеспечивают эффективную реализацию права (те соблюдение норм права, исполнение норм права, использование норм права и применение норм права).

Действие вспомогательных правовых актов постоянно, а субъект их применения индивидуально не определён. Индивидуальные правовые акты, основанные на персонификации и отношении к конкретной ситуации, делятся на акты применения, соблюдения и использования казуального толкования права.

П.Е.Нетбайло отмечает, что кроме нормативных и индивидуальных актов толкования, есть ещё интерпретационные акты толкования. Они конкретных правоотношений не вызывают, но и новых правовых норм в себе не содержат[7].

И.С.Самощенко считает, что интерпретационные акты не содержат новых правовых положений, но сами заключённые в них разъяснения законов могут быть как общими (нормативными), так и конкретными (индивидуальными), так как разъяснения облекаются в ту же форму, что и другие акты[8].

По мнению С.С.Алексеева[9] по содержанию интерпретационные акты являются особым видом правовых актов. Акты толкования осуществляют функцию контроля и надзора, а значение актов официального толкования в общественной жизни обусловлено многогранностью выполняемых ими функций. Основная функция заключается в том, что интерпретационный акт является разновидностью вспомогательных правовых актов, обеспечивающих единство правового регулирования, те единство процесса воздействия государства на общественные отношения с помощью юридических норм (норм права).

Акты толкования подключаются к разным звеньям механизма правового регулирования и выполняют функции обслуживания, влияя на эффективность действующих правовых норм. Интерпретационные акты могут быть рассмотрены с разных сторон:

. как одна из правовых форм осуществления государством своих функций;

. как средстве укрепления законности в деятельности правоприменительных органов;

. как форма правовой пропаганды;

. как метод повышения эффективности правового регулирования.

Формулируясь в общедоступной форме акты официального толкования способствуют выработке у граждан устойчивого правосознания, что служит укреплению законности и правопорядка.

Наиболее спорным в отечественной юридической литературе является вопрос правового режима актов официального толкования Конституции Российской Федерации. Функция официального толкования федеральной конституции важна для поддержания единого режима конституционной законности на всей территории федеративного государства. В условиях конституционной системы, возникшей после 1993 года, эта функция впервые была передана органу конституционного правосудия. Советская правовая система обходилась без института официального толкования конституции, закрепляя за высшим органом государственной власти право толковать законы. Такое положение соответствовало правовой идеологии, в соответствии с которой правом толковать правовой акт наделялся орган, его издавший. При этом игнорировалась специфика процедуры толкования: ее юридический характер и возможность квалифицированного осуществления только профессионалами юристами. Как показывает опыт многих демократических государств, воспринявших вызревшую в недрах американской правовой системы традицию, интерпретация конституционных норм органом судебной власти более квалифицированна и отвечает требованиям современного правосознания, хотя и несвободна от политических влияний. Тем не менее давление, оказываемое на судей, несопоставимо с возможностями политических дебатов и столкновений в парламенте.

Одной из проблем отечественной теории права является то, что официально постановления Конституционного Суда РФ не признаются источником права, однако общепризнанно и законодательно определено, что постановления Конституционного Суда РФ обязательны к исполнению. В то же время решение Конституционного Суда может выходить и даже противоречить закону, так как одной из функций Конституционного Суда является функция толкования и дача разъяснений законодательства. Решение о неконституционности того или иного нормативного акта, принятое Конституционным Судом влечет однозначное исключение его из правоприменения. Однако сам закон может считаться действующим, соответствующие поправки могут и не приниматься органами законодательной власти, или приниматься много позже.

Так, 15 октября 1995 г. Конституционный Суд[10] огласил решение о том, что норма закона о пенсионном обеспечении, отказывающая лицам, отбывающим лишение свободы, в праве получать пенсию, противоречит Конституции РФ и фактически является дополнительным наказанием и препятствует погашению задолженности осужденного потерпевшему. В результате этого решения Конституционного Суда осужденные стали получать пенсии, что нашло в дальнейшем свое закрепление в УИК РФ, принятом по истечении более года.

Интерпретация конституции является разновидностью юридической герменевтики. В целом проблема толкования свойственна правовым системам, в которых норма права понимается как общее правило поведения. В этом случае сущность истолкования правовой нормы видится в подведении конкретного случая под всеобщий закон. Однако распространение писаных конституций сделало эту проблему всеобщей. Конституционным нормам в большей степени чем другим присущ общий характер. В конституции чаще встречаются нормы-принципы, нормы-цели, нормы-задачи – все они носят общерегулятивный характер. Потребность в интерпретации конституционных положений обусловливается возможностью неодинакового понимания норм конституции и неадекватной их реализации в процессе правотворчества или правоприменения. Герменевтические усилия призваны устранять подобную многозначность. Вместе с тем, по-видимому, односторонним является чисто техническое понимание юридической герменевтики, которая, по словам Г.Г.Гадамера, “ставит своей целью исключительно поддержку узаконенного правопорядка”.[11]

Герменевтика служит и правильному (истинному) истолкованию и верному применению конституционных норм. В России функция толкования конституции является самостоятельной и осуществляется по специально предусмотренной ФКЗ “О Конституционном Суде РФ” процедуре. В этом ее существенное отличие от американского порядка, который предполагает только казуальное толкование Верховным судом США федеральной конституции. Несомненно, что казуальное толкование применяется и в нашей стране при реализации контроля за конституционностью какого-либо правового акта, выполняя подчиненную задачу обоснования судебного решения[12].

Круг субъектов, обладающих правом обращения в Конституционный Суд с запросом о толковании конституции, значительно сужен по сравнению с теми, кто обладает правом запроса о проверки конституционности нормативных актов. Это определяется особой значимостью последствий интерпретации конституции для правоприменительной деятельности. В соответствии со ст.106 ФКЗ толкование федеральной конституции, данное Конституционным Судом РФ, является обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. По существу это означает нормативность официального толкования. При этом процесс интерпретации может привести к появлению новых норм равных по юридической силе нормам Конституции РФ.

При этом возникает проблема следующего порядка: насколько даваемое толкование конституционных норм неотделимо от самих интерпретируемых положений и каковы правовые границы и объем толкования.

Использование юридического механизма пересмотра положений конституции может привести к обновлению отдельных конституционных норм или целых глав. В этом случае интерпретация разделяет судьбу истолкованного положения. Однако нормотворческая деятельность органов законодательной и исполнительной власти ограничивается решениями о толковании конституции. Последние порождают обязанность всех органов государственной власти, которая впрочем не всегда исполняется, не принимать нормативные и иные правовые акты, противоречащие смыслу интерпретационных актов Конституционного Суда РФ. Несомненно, что в данном случае не действует традиционное в теории права соотношение нормативно-правовых актов и актов толкования права. Конституция – правовой акт особого рода, обладающий целым рядом только ей присущих юридических свойств. Поэтому высшая юридическая сила положений основного закона распространяется и на решение органа конституционного правосудия об их толковании[13].

Вопрос о правовых границах и объеме толкования очень важный не только с юридической, но и с политической точки зрения не был разрешен ни в Конституции РФ, ни в соответствующем ФКЗ. Однако это не означает, что воля судей не связана фундаментальными конституционными принципами. Закрепленным в главе 1 основам конституционного строя не могут противоречить никакие другие положения Конституции РФ. Следовательно, толкование положений глав 2-9 не должно приводить к противоречию с нормами главы 1. При осуществлении толкования судьи не вправе выйти за пределы, установленные основами конституционного строя. В этом суть требования системности толкования[14].

Другой сопутствующий вопрос возникает в отношении возможности пересмотра Конституционным Судом собственных решений о толковании. Из смысл ст.73 ФКЗ вытекает право этого органа в пленарном заседании принять решение, не соответствующее раннее выраженной правовой позиции. Это правило в условиях социальной напряженности позволяет более гибко влиять на содержание конституционных норм, учитывая потребности времени, эволюцию правовой культуры общества и правового сознания отдельных социальных слоев.

Вместе с тем пересмотр собственных интерпретационных актов органом конституционной юстиции при наличии особо жесткого характера конституционных норм кажется необходимым, т.к. вполне пригоден служить альтернативой чрезвычайно усложненной и пока не использованной процедуре принятия поправок. Деятельность Конституционного Суда в этом направлении может привести к возникновению “живой реально действующей конституции” без изменения ее текста или буквы. Главное при этом, чтобы Конституционный Суд сохранял приверженность основополагающим нормам федеральной конституции, обеспечивая процесс демократизации и социального реформирования.



[1] Эбзеев Б. С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: теоретические и практические проблемы // Государство и право. 1998. № 5.

[2] Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. Новосибирск, 1997, с.127.

[3] Черданцев А. Ф. Теория государства и права. М., 1999. С. 283.

[4] Ржевский В.А., Чепурова н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М., 2002, с.12.

[5] Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. М., 1999. С. 501-502.

[6] Эбзеев Б. С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: теоретические и практические проблемы // Государство и право. 1998. № 5

[7] Сырых В. М. Теория государства и права. М., 2001. С. 233.

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 8 от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия"//Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 1. С. 3-4.

[11] Эбзеев Б. С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: теоретические и практические проблемы // Государство и право. 1998. № 5.

[12] Суслов В.В. Герменевтика и юридическое толкование. Государство и право №6, 2000г

[13] Ржевский В.А., Чепурова н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М., 2002, с.14.

[14] Суслов В.В. Герменевтика и юридическое толкование. Государство и право №6, 2000г

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100