www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Теория государства и права

Дипломные
Официальное толкование права (автор: Лукшина Е.В.)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
4. Пути совершенствования процедуры официального толкования

В науке неоднократно поднимался вопрос о юридической природе актов официально толкования, о том, содержат ли они нормы права. Основания для постановки подобного вопроса дает действующее законодательство.

Однако судебные органы России не обладают правотворческой компетенцией. Их акты – это акты толкования. Судебный прецедент в нашей стране не считается источником российского права. В науке предложено учение указанного противоречия: предписания общего характера, содержащиеся в актах официального толкования, надо считать не нормами права, а правоположениями, которые имеют юридическое значение.

Последнее проявляется в том, что правоприменительные органы (например, суды) должны при решении конкретных вопросов учитывать содержание правоположений. Однако правоположения, не будучи юридическими нормами, не могут составлять основу правоприменительных решений.

Правотворческие органы в свою очередь должны следить за правоприменительной практикой и оперативно вносить изменения в действующее законодательство, базируясь на сформировавшихся правоположениях.

Поскольку интерпретационные акты – акты правовые, они имеют форму выражения и публикуются в официальных источниках. Например, интерпретационные акты Верховного Суда РФ издаются в форме постановлений Пленума Верховного Суда и публикуются в «Бюллетене Верховного Суда РФ». Конституционный Суд издает свои акты в форме постановлений, которые публикуются в «Собрании законодательства РФ» и в «Вестнике Конституционного Суда РФ». Центризбирком свои интерпретационные акты издает в форме разъяснений, которые публикуются в «Вестнике Центральной избирательной комиссии» и в «Российской газете» и т.д.

Б.П.Спасов, В.М.Хропанюк, Г.В.Назаренко считают, что обязательный характер официального толкования обусловлен компетентностью государственного органа, который выдает соответствующее разъяснениенормы права. С.С.Алексеев, Ю.Х.Калмиков и др. объясняют обязательный характерофициального толкования его самостоятельностью в системе юридической практики и правотворчим происхождением. М.М.Вопленко объясняет такой характер наличием контрольно-надзорных полномочий у органов, которые осуществляют разъяснение соответствующей действительности содержания норм права[1].

В то же время зарубежный опыт официального толкования права показывает, что данный вид деятельности может успешно приравниваться к правотворчеству. Судебные прецеденты играют важную роль в регулировании правового положения личности и порядка осуществления и защиты демократических прав и свобод. Наиболее широкое распространение судебные прецеденты получили в Великобритании и ряде других англосаксонских стран. До сих пор множество важнейших государственно-правовых вопросов решается на основе судебных прецедентов, сложившихся двести, триста и более лет назад.

Правовая природа принципа прецедента вызывает большие споры в юридической литературе. В литературе обнаруживаются два принципиальных подхода к вопросу о судебном правоприменении. Согласно первому, в ходе правонарушения суд, выступая рупором законодателя, т.е. не творцом, а лишь интерпретатором права, совершает чисто логическую операцию и подводит конкретный случай под нормы закона. В основе подобного суждения лежит идея беспробельности законодательства. При этом применение права судом изображается как умозаключение, свободное от всякого влияния оценок, чувств и желаний.[2]

Принцип решения дел тем же путем, как это было решено ранее (stare decisis), был впервые сформулирован Брактоном, который считал, что судьям принадлежит только «делегированная юрисдикция», что творцом права является король, власть которого в свою очередь основывается на правосудии.[3]

Изложенный взгляд на судебное правоприменение получил свое развитие в условиях господства доктрины так называемого юридического позитивизма, провозгласившего волю законодателя священной и нерушимой. Это учение рассматривает правовую систему как законченное целое, к которому достаточно лишь применить ряд логических приемов – и необходимое решение будет найдено.[4]

Но буквальное следование этим взглядам не позволяет в полной мере реализовать регулирующую силу правовых норм, обеспечить достижение социальных целей права. Динамизм социальной жизни требует увеличить подвижность и эластичность закона. Правовые отношения не могут выражаться в неизменной форме при каждодневной трансформации человеческих связей. Если не признавать свободу суда в нахождении права, то это означает отрицать динамику общественных отношений, втискивать их новое содержание в отжившие законодательные нормы.

Не случайно, с середины XX в. прецедент, как источник права, стал применяться в романо-германской правовой семье, в семье социалистического права (применительно к арбитражной практике). Здесь применяется термин «судейское право». Он употребляется в странах континентальной Европы и подразумевает усиление роли судебной практики. В этих странах длительное время исходили из концепции res judicata, согласно которой судебное решение является обязательным только для сторон, участвующих в деле.[5]

В результате сложилась двойственная ситуация: с одной стороны, судебная практика стала играть важную роль в развитии правовых систем, с другой стороны, она не всегда признается источником права. В крайнем случае, за судебной практикой признавалась роль вспомогательного, вторичного источника права.[6]

Вольно или невольно судебные решения приобретают функции прецедентов и в этом качестве включаются в механизм правового регулирования. Без использования судебной практики не может быть обеспечена жизнедеятельность правовой системы, а само понятие права не выйдет за рамки формально-догматического, «нормативистского» представления.[7]



[1] Быков А.А. Правоведение. М.: Издательство «НОРМА», 2003. С. 177.

[2] Цит. по: Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. Новосибирск, 1997, с.392.

[3] Брактон. Трактат о законах и обычаях Англии.// Хрестоматия памятников феодального государства и права. М., 1961, с.140 – 166.

[4] Богдановская И.Ю. Прецедентное право. М., 1993,. С.13.

[5] Ржевский В.А., Чепурова н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М., 2002, с.12.

[6] Богдановская И.Ю. Прецедентное право. М., 1993.

[7] Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. Новосибирск, 1997, с.127.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100