www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Теория государства и права

Дипломные
Юридические коллизии
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§2. Толкование и разъяснение как способ разрешения юридических коллизий

Разночтения в текстах законов подчас приводят к ошибочным правовым взглядам и действиям. Много сил затрачивается на их преодоление.

Знание юридических ошибок, которые часто возникают на практике, позволяет заблаговременно избегать их на стадии подготовки, принятия и выполнения любого правового акта.

К типичным юридическим ошибкам можно отнести: противопоставление законности и целесообразности; неверный выбор предмета законодательного регулирования; неправильное определение формы правового акта; несоблюдение процедуры подготовки и обсуждения проекта закона или иного акта; неудачное формулирование и использование нормативных понятий и терминов; необоснованная юридическая квалификация фактов и явлений; неправильный выбор акта и норм, относящихся к субъекту и объему его прав; неодинаковое понимание статуса граждан и юридических лиц; неправильное построение правовых норм; произвольные разъяснения и толкования норм; неправильное обращение за правовой защитой; ложное представление о своих неправомерных поступках, якобы не являющихся правонарушениями; неверное применение средств реализации права; неприменение мер ответственности[1].

Преодолеть юридическую коллизию можно путем анализа практики реализации законов и оценки применения актов в целом либо их отдельных норм. Очень часто это делается по запросам государственных органов разных уровней, по обращениям общественных объединений и граждан. Основанием для запросов и обращений служат неясности в понимании понятий и терминов, отдельных норм, разные позиции в отношении сфер Их применения, круга субъектов, на которых распространяется их действие. Разнобой в действиях органов и организаций также дает повод обращаться за официальной оценкой нормативного акта.

Концептуальное правопонимание права и закона различно. С этим связано неодинаковое использование общих и специальных юридических понятий и терминов в законодательстве. Ряд ученых уже давно высказываются о необходимости принятия Закона «О законах», в котором бы были закреплены юридические понятия и термины законодательства. Нечеткость и неточность терминов и норм, противоречивость, произвольное толкование часто ведут к юридическим противоречиям. "Закладываются" они в концепциях проектов законов, и недооценка понятий и терминов потом мстит за себя юридическими ошибками, ложными взглядами и ошибочными позициями правоприменителей. Если же в законах дается определение нормативного значения понятий, то качество правовых норм улучшается. Когда общие понятия используются в однородных законах, ими как бы пронизывается содержание всех институтов и норм. Тогда прочнее выявляются системные связи разных актов. Ведь не секрет, что слабость последних способствует зарождению юридических коллизий.

Приведем пример. Во многих законах, действующих в экономической сфере, часто используются понятия "предприятие", "хозяйствующий субъект", "предприниматель". Не всегда они идентичны по объему и содержанию. Так, в ст. 1 ФЗ "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" используются понятия "предприятия", "организации", "учреждения", "филиалы", "другие обособленные подразделения". Далее же говорится преимущественно о предприятиях, что дает повод думать о неприменении статей к другим субъектам, перечисленным в законе. Подобных случаев нельзя допускать, поскольку внешне неуловимые терминологические различия потом вызывают споры, сомнения, порождают бездействие и т.д[2].

В законах субъектов Федерации встречается множество понятий, отличающихся либо дублирующих аналогичные понятия, содержащиеся в федеральных законах. Едва ли оправдано такое положение.

Далеко не однозначны оценки других правовых явлений. Скажем, строгие классификации правонарушений и преступлений, содержащиеся в КоАП РСФСР, в ГК РФ и УК РФ, не всегда адекватно воспринимаются на практике. Считать ли поступок правонарушением, как квалифицировать преступление, относится ли коррупция к должностным преступлениям или решительная борьба с ней возможна только после принятия соответствующего закона? Конечно, в подобных разночтениях норм и неодинаковой мотивации правового поведения людей можно усмотреть различные причины и в том числе несхожие политические взгляды и правовые установки.

Какие каналы используются для преодоления разных правоприменительных позиций? Важное значение имеет конституционное правосудие. Как известно, Конституционный Суд РФ дает толкование Конституции РФ, что следует из п. 5 ст. 125 Конституции РФ и ст. 105, 106 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации". Поскольку существуют обстоятельные комментарии к данному закону, доступные обзоры и решения Конституционного Суда[3], отметим лишь то, что непосредственно относится к нашей теме.

Выявлению типичных расхождений в понимании конституционных и законодательных норм служит обобщение практики Конституционного Суда РФ. Его роль в преодолении подобного рода противоречий и в толковании Конституции весьма велика, и в этом можно без труда убедиться. Приведем в качестве иллюстрации краткий перечень "расхождений" и "неопределенностей", которым были посвящены его постановления в 1998-1999 гг. Имеются в виду:

а) неопределенности в вопросе о том, соответствуют ли Конституции РФ положения ч. 1 ст. 325 ГПК РСФСР об объеме участия граждан в судебном процессе;

б) спорность норм ст. 266 Таможенного кодекса РФ и, ч. 2 ст. 85 и ст. 222 КоАП РСФСР по поводу прав уполномоченных органов на конфискацию имущества граждан в качестве санкции за совершенные правонарушения;

в) неприменение норм закона в связи с изменением статуса органов государственной власти после принятия Конституции;

г) правомерность установления в конституциях республик дополнительных требований для избрания гражданина депутатом парламента и председателем правительства;

д) объем полномочий Правительства РФ в расходовании средств федерального бюджета на судебную систему;

е) толкование отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ о способах разрешения дел, о соответствии Конституции законов и иных нормативных правовых актов по вопросам разграничения предметов ведения внутри Федерации;

ж) разное понимание конституционных понятий "система органов исполнительной власти", "структура органов исполнительной власти";

з) принятие решений с учетом места закона в правовой системе, с учетом правопреемственности и ранее сформулированной правовой позиции Конституционного Суда.

Много спорных вопросов возникает в практике государственного строительства. Ведутся острые дебаты о функциях и взаимоотношениях различных властей, о характере устройства Российской Федерации, об отношениях центра и регионов, о статусе субъектов Федерации.

В практике Конституционного Суда РФ выработано и успешно применяется понятие "правовая позиция". Специалисты трактуют правовую позицию как интерпретацию конституционной нормы в мотивировочной части постановления Конституционного Суда, причем именно той нормы, которая положена в основу резолютивной части постановления. Это скорее логическая операция, предшествующая окончательному выводу. Исследование в судебном заседании материалов судебного дела и правовых позиций сторон, конституционное толкование принципов конституционного строя, принципов и норм международного права, иных конституционных норм служат формированию правовых позиций Конституционного Суда. Тем самым конституционный текст приспосабливается к меняющимся общественным условиям[4]. Применительно к экономической сфере эти проблемы обстоятельно разработаны.

Судьи Конституционного Суда РФ все более настойчиво аргументируют высокую роль его правовых позиций. Их рассматривают своего рода прецедентным источником права. Правовые позиции коррелируют с правом, а постановления с оценкой оспоренной нормы - с законодательством. И это весьма конструктивная оценка.

Возникают спорные вопросы в практике правоприменения и в субъектах Федерации. Толкованию подлежат как положения конституций и уставов, так и региональных законов.

Приведем решение Московской городской Думы от 27 марта 1996 г. о толковании отдельных положений Устава города Москвы, относящихся к порядку принятия и вступления в юридическую силу правовых актов г. Москвы.

Установлено следующее толкование ст. 10, 46, 50, 59, 99 и 101 Устава города Москвы:

а) по всем без исключения вопросам, относящимся в соответствии со ст. 14 и 15 Устава города Москвы к предметам совместного ведения Российской Федерации и г. Москвы и к предметам ведения г. Москвы, Московская городская Дума принимает законы города Москвы. Постановления Московской городской Думы о введении в действие законов города Москвы составляют с ними единое целое имеют юридическую силу законов города Москвы в части, устанавливающей порядок введения в действие законов города Москвы;

б) по всем без исключения вопросам, относящимся к предметам ведения и компетенции Московской городской Думы в соотвстствии с Уставом города Москвы, Московская городская Дума принимает по своему усмотрению постановления и законы города Москвы;

в) по всем вопросам, относящимся к предметам ведения и компетенции Московской городской администрации в соответствии с Уставом города Москвы, Московская городская администрация, руководствуясь законами города Москвы, по мере необходимости принимает нормативные и иные правовые акты г. Москвы.

Настоящее толкование положений Устава города Москвы может являться основанием для судов всех инстанций, арбитражных судов и органов прокуратуры при установлении юридической силы и правомочности принятия правовых актов города Москвы, а также квалификации совершенных на их основе гражданско-правовых и иных юридических действий.

Этим дело не кончилось. Мэр Москвы внес протест на постановление Московской городской Думы "О толковании положений Устава города Москвы, относящихся к порядку принятия и вступления в юридическую силу правовых актов города Москвы". Отмечено, что принятое постановление противоречит ряду норм Конституции РФ, Устава города Москвы и иных законов города Москвы. Постановление Думы не является разъясняющим документом, а фактически устанавливает новые нормы либо изменяет действующие. Установление же новых норм или изменение действующих должно производиться в виде изменений и дополнений нормативным актом равной юридической силы. В данном случае это может, быть сделано только законом города Москвы.

Перечень толкуемых статей Устава города Москвы, указанный в , п. 1 постановления, слишком широк и включает- в себя статьи, не имеющие прямого отношения к предмету постановления. Из текста постановления не ясно, какие конкретно статьи Устава толкуются. Толкование не может сужать нормы Устава. Таким образом, абз. 1 подп. "а" п. 1 противоречит- ст. 76 Конституции РФ и ст. 14 и 15 Устава города Москвы. Часть 4 ст. 76 Конституции РФ и ст. 15 Устава города Москвы устанавливают, что по предметам ведения города Москвы принимаются не только законы, но и иные нормативные правовые акты города Москвы.

После обсуждения протеста Мэра и заключения Прокурора Москвы на постановление Московской городской Думы "О толковании положений Устава города Москвы, относящихся к порядку принятия и вступления в юридическую силу правовых актов города Москвы" от 27 марта 1996 г. городская Дума рассмотрела протест Мэра, который по итогам голосования не был отклонен. В результате указанное постановление Московской городской Думы утратило свою юридическую силу.

Толкование - не единственный способ преодоления юридических коллизий путем формирования правопонимания, адекватного целям правовой системы и законодательства. Действенным способом служат разъяснения неясных и спорных вопросов законодательства. Они связаны как с трактовкой, правильным уяснением содержания законов, подзаконных актов и их точного смысла, так и с опытом их реализации. Причем не все, а только управомоченные органы могут давать разъяснения на основании положений о них либо поручений Президента и Правительства.

Потребность в разъяснении и толковании законов и иных актов зарождается, как правило, не в кабинетах, а в повседневной действительности с ее непредсказуемыми ситуациями и противоречивыми процессами. Комитеты и комиссии парламента по собственной инициативе, а также с учетом предложений регионов, федеральных и исполнительных органов готовят проекты постановлений по вопросам толкования. И все же надо сказать, что уровень толкования законов, процедуры и оценочные критерии пока развиты в нашей стране слабо, хотя потребность в этом очевидна.

Одним из каналов воздействия на судебную практику с целью разрешения возникающих спорных вопросов является соответствующая деятельность Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в соответствии со ст. 125 и 126 Конституции РФ, п. 5 ст. 19 и п. 5 ст. 23 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации". Эти суды в пределах своих полномочий дают разъяснения по вопросам судебной практики. Это могут быть разъяснения по поводу применения отдельных федеральных законов и их положений.

Весьма полезны постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по конкретным делам, обобщения и обзоры судебной практики по тем или иным категориям дел, информационные письма, разъяснения специалистов. В качестве примера можно сослаться на материалы, содержащиеся в Вестнике Высшего Арбитражного Суда РФ, 1999 г., № 6.

Федеральные органы исполнительной власти нередко дают разъяснения правовых актов. На практике возникает много разных подходов к пониманию видов собственности, их объектов, а также порядка использования имущества. Поэтому Министерством государственного имущества РФ издано 23 апреля 1999г. Распоряжение "Об утверждении Разъяснений о применении законодательства о приватизации и нормативных правовых актов, регулирующих порядок разграничения собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность". Приказом Министерства юстиции РФ от 17 апреля 1998 г. утверждены Разъяснения о применении правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации. В случае обнаружения несоответствия нормативного акта конституции, законам, указам и постановлениям Правительства, Министерство юстиции в течение трех дней представляет в Правительство предложения об отмене такого акта с обоснованием и проектом соответствующего постановления. Еще раз обращено внимание на недопустимость издания нормативных актов в виде писем и телеграмм, документов структурных подразделений федеральных органов.

Довольно распространенными являются разъяснения министерствами подзаконных актов - как правительственных, так и ведомственных. Например, Министерство труда РФ в связи с поступающими запросами о порядке установления доплат и надбавок работникам учреждений, организаций и предприятий, находящихся на бюджетном финансировании, утвердило разъяснение "О порядке установления доплат и надбавок работникам учреждений, организаций и предприятий, находящихся на бюджетном финансировании". Юридической базой для него явилось постановление Правительства о дифференциации в уровнях оплаты труда работников бюджетной сферы на основе Единой тарифной сетки. Одновременно было признано утратившим силу собственное постановление "О размерах надбавок и доплат работникам образования". В данном случае разъяснение норм и практики их применения сочеталось с корректировкой актов, которые непосредственно влияют на данный процесс.

Выполнение названной функции может быть еще более успешным, если соответствующие органы будут систематически изучать противоречивые аспекты реализации нормативно-правовых актов, внимательно относиться к обращениям предприятий и граждан по поводу трактовок правовых норм и институтов. Нужно серьезно анализировать юридическую информацию, оперативно принимать меры, понимая, сколь важно опережающими разъяснениями предвосхищать возможные коллизионные ситуации.

Предотвращению ненужных различий в правопонимании осложняющих практику реализации законов и иных актов, отвечает и доктринальное толкование. Подготавливаемые научными юридическими учреждениями, вузами, коллективами и отдельными учеными-юристами комментарии законов, статьи с разъяснениями ошибок правоприменительной практики и рекомендациями очень полезны.

Одна из сложных проблем в формировании массива правовых актов и в пользовании ими заключается в многочисленных терминологических противоречиях. Фирма "Инвента", занимаясь упорядочением терминов и их унификацией для режима электронной обработки и использования, выявила, что словосочетание "член семьи" содержится в 1100 актах из 80000. Лексические образы данного понятия встречаются в 2300 актах и лишь в таможенном законодательстве в 230 актах понятие "член семьи" определяется в 124 правовых актах и его объем устанавливается по-разному минимум в 11 отраслях законодательства. Соответственно каждую нормативную дефиницию можно отнести к одному или нескольким видам правоотношений. Для преодоления подобных терминологических коллизий решено готовить терминологический словарь для обозначения существующих определений терминов выбранной предметной сферы, отрасли на бумажных или иных носителях.

Сделаем следующий вывод. Необходимо объективно оценивать различные правовые взгляды и неодинаковое правопонимание. В них заложено не только содержание будущих законов и иных правовых актов, но и отношение к ним правоисполнителей и их возможные разногласия и споры. Выяснение правовых позиций позволяет использовать те способы толкования и разъяснений спорных правовых положений, которые служат первым препятствием на пути движения права в жизни. Устранение его легальными путями способствует также повышению правовой культуры депутатов, должностных лиц и служащих, всех граждан, а значит, укреплению правового порядка в стране.


[1] См., например: Е.С. Урумова. Разночтения в официальных текстах Налогового кодекса. - Законодательство, № 3, 1999.

[2] Ю.А. Тихомиров Коллизионное право. М.: 2000. – с.145.

[3] См.: Федеральной конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации". Комментарий. - М., Юридическая литература, 1996; Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 1992-1996. - М., Новый юрист, 1997.

[4] См.: Г.А. Гаджиев, С.Г. Пепеляев. Предпринимательство, Налогоплательщик, Государство. - М., ФБК-Пресс, 1998, с. 51-62.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100