www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Уголовное право

Дипломные
Налоговая преступность
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.2 Типология налоговых преступников

Важным аспектом криминологической характеристики налоговых преступлений является изучение личности налогового преступника, его типологии. При этом весьма важную роль играют критерии, по которым определяются параметры исследования. От того, какие источники положены в основу составляемой типологии, зависит и ее достоверность.

Поскольку преступником любого человека может назвать только суд, то и для изучения типологии преступников должны использоваться материалы оконченных обвинительным приговором уголовных дел.

В то же время В. Ларичев в своей работе «Типология налоговых преступников» отмечает, что типы преступников определялись с помощью «обобщения материалов проверок налогоплательщиков налоговыми инспекциями, административного и гражданско-правового производства о нарушении налогового законодательства, уголовных дел...»[1].

Первый тип преступников, предлагаемый В. Ларичевым, - «систематически, умышленно нарушающие налоговое законодательство в расчете на то, что налоговые и правоохранительные органы не смогут этого выяснить, - руководители коммерческих банков, солидных фирм, в том числе иностранных, которые заботятся о своей репутации и избегают огласки за допущенные правонарушения. При обнаружении этого факта они без всякого конфликта погашают задолженность перед бюджетом»[2].

Насколько корректно относить к данному типу руководителей солидных иностранных фирм. Во-первых, как показывает криминологический анализ, проведенный на основе изучения практики работы территориальных органов в сферу деятельности которых входит раскрытие налоговых преступлений, иностранные фирмы, осуществляющие свою деятельность на территории России, можно разделить на две группы.

К первой относятся приблизительно 10-13% от общего количества иностранных фирм из стран, где развита налоговая и правовая культура, существует неотвратимость ответственности за совершение налоговых правонарушений и преступлений (США, европейские страны и др.). Говоря об этой группе, необходимо отметить достаточно глубокое знание российских нормативно-правовых актов в области налогообложения и ответственности за совершение налоговых правонарушений и преступлений. Представители данной группы являются, как правило, наемными работниками иностранных юридических лиц со 100% иностранным капиталом и самостоятельной предпринимательской деятельности на территории России не осуществляют. Нарушения налогового законодательства носят здесь немассовый характер. Политикой в области налогообложения у таких фирм является лозунг «Быть белее белого», т.е. максимально прозрачными для российских налоговых и правоохранительных органов, даже в том случае, если это приносит убытки самой компании. К слову, деятельность большинства известных западных компаний на российском рынке до последнего времени не приносила большой прибыли, а в некоторых случаях была убыточной. Отметим также, что подавляющее большинство этих фирм отказывается также и от участия в различных легальных схемах оптимизации налогообложения, так популярных у российских налогоплательщиков[3].

Сомнительно и утверждение, что в случае выявления налогового правонарушения иностранные компании, боясь огласки, добровольно погашают задолженность. В случае когда иностранная компания уверена в своей правоте, так как сотрудники налоговых органов довольно часто занимаются самостоятельным трактованием налогового законодательства, а крупная иностранная компания с ее огромными оборотами является, как правило, удобным объектом проверки, к делу подключаются опытные юристы, с которыми налоговым органам приходится вступать в единоборство в суде. И зачастую, такие дела налоговые органы проигрывают.

Было бы неправильно предполагать, что в крупных западных компаниях отсутствуют налоговые правонарушения. Как показывает практика, желание поиграть с налоговыми и правоохранительными органами в «найдешь, не найдешь» имеется всегда. Другое дело, что мотивация правонарушений и преступлений здесь может быть иная (например, желание сотрудника всеми силами поднять доходы компании в расчете на повышение, а также на то, что все возможные неприятности достанутся его последователю). Однако криминально настроенные личности есть в любой стране, а уж если их таланты объединяются с талантами наших правонарушителей, то здесь получается весьма «гремучая смесь». Вспомним хотя бы казавшиеся такими надежными швейцарские страховые фирмы с громкими именами, вкладывать деньги в которые считалось престижным среди столичного «высшего света». Не говоря уже о различных фирмах, осуществлявших свою деятельность в сфере многоуровнего маркетинга, а подчас и финансовых пирамид. Отнести сюда можно и представителей различных неформальных религиозных организаций, которые используют Россию для укрепления своего влияния, вовлечения в свои деструктивные движения новых членов, от которых подчас требуют жертвования своего имущества, денежные средства от реализации которого идут на личное обогащение руководителей сект[4].

Ко второй группе относятся приблизительно 87-90% иностранных налогоплательщиков - юридических лиц. Их руководителями являются граждане государств Юго-Восточной Азии и стран СНГ. Их характеризует низкая правовая культура, полное или частичное игнорирование обязанности платить налоги. В случае выявления налоговых правонарушений и преступлений они также добровольно не расплачиваются с российским бюджетом, а предпочитают скрываться от возможных санкций за рубежом[5].

Второй тип преступников, по В. Ларичеву, - «в основном, законопослушные налогоплательщики, не согласные с существующим «губительным для них» налоговым законодательством и постоянно конфликтующие по этому поводу. Они постоянно не согласны с начислениями на них, сделанными налоговыми органами, поэтому отправляют протоколы разногласий, обращаются в вышестоящие налоговые органы, арбитраж. В основном это государственные предприятия или бедные акционерные общества, возникающие на базе прежних министерств, или частные фирмы, обосновавшиеся на российском рынке. В отдельных случаях им удается добиться полного или частичного удовлетворения своих исковых заявлений либо отсрочки платежей»[6].

Довольно трудно оценить, насколько бедны акционерные общества, возникающие на базе прежних министерств. Здесь все зависит от отрасли и уровня акционеров.

Также отметим, что в большинстве случаев налогоплательщик самостоятельно исчисляет подлежащие к уплате налоги и сборы. Начисления делаются в основном в случаях несвоевременного или неправильного внесения налоговых платежей.

А губительной нашу налоговую систему считают не только представители данной категории налогоплательщиков, но и подавляющее большинство населения страны, что было услышано, наконец, законодательной и исполнительной властями, а также новым руководством страны, в результате чего взят курс на налоговое реформирование, результаты которого должны положительно сказаться на экономических показателях и инвестиционном климате России.

К данному типу очевидно должен быть отнесен «недовольный спорщик». Однако, как показывает практика, количество юридических лиц, постоянно судящихся с налоговыми органами, измеряется единицами, в то время как количество физических лиц - налогоплательщиков, отстаивающих свои права в судах общей юрисдикции, гораздо больше. Да и любому умственно здоровому представителю фирмы вряд ли захочется еще раз испытывать на себе все стадии спора с налоговыми органами. Тем более представителям АО - бывших министерств, у которых имеются значительные связи в государственных контролирующих и правоохранительных органах.

Практически любому налогоплательщику иногда удается добиться полного или частичного удовлетворения своих требований[7].

«К третьему типу относятся руководители юридических лиц, с которых скрытая прибыль или иные платежи, а также штрафные санкции взыскиваются только в безакцептном порядке путем выставления инкассовых поручений. Но это возможно, если у предприятий на банковских счетах есть деньги»[8].

Здесь, очевидно, речь идет о тех руководителях, которые отказываются выплачивать штрафные санкции, начисленные по результатам проверок налоговых органов или органов налоговой полиции. От предыдущей категории данные лица отличаются, видимо, тем, что не предъявляют иски в суд, а просто отказываются платить. Не знаю, насколько многочисленна такая группа налогоплательщиков, чтобы выделять ее в самостоятельный тип налогового преступника.

«Четвертый тип преступников - это руководители предприятий, основанных на частной форме собственности (организационно-правовая форма - ООО), осуществляющих торгово-посреднические операции и существующих только формально. На их счетах средств нет, в балансовых отчетах, поступающих в ИМНС, говорится об отсутствии предпринимательской деятельности и, соответственно, прибыли. Ликвидационный же баланс не представляется. Руководителем такого предприятия, как правило, является мужчина в возрасте 40 лет, с высшим образованием, ранее не судим, состоит в браке. Зачастую такой руководитель успел создать новые предприятия, так и не отчитавшись по старым долгам. Самый криминальный вариант, когда руководство этого предприятия при выявлении фактов уклонения от налогообложения «подается в бега»[9].

Речь в данном случае идет о брошенных фирмах, не прошедших установленную законом процедуру ликвидации. Однако, как показывает практика, бросают не только ООО, но и ЗАО. К слову, данная организационно-правовая форма является лишь ненамного менее популярной, чем общество с ограниченной ответственностью. Непонятно также, чем четвертая группа преступников отличается от пятой.

«Пятый тип - это руководство так называемой «фирмы-однодневки», работающей, как правило, в интересах третьего лица. Такое предприятие имеет не более одного-двух оборотов капитала. Получив желаемый куш, руководитель исчезает из поля зрения налоговых и правоохранительных органов»[10].

В данном случае имеется в виду, что такие фирмы используют один или два раза для проведения обналичивания. Однако, здесь действуют несколько иные характеристики фирм-однодневок. К тому же, чтобы исчезнуть из поля зрения налоговых и правоохранительных органов, надо сначала попасть в него. И, как показывает практика, найти таких хозяев удается не всегда. А кто попадается, ведет себя нагло, все отрицает, использует услуги высокооплачиваемых юристов и, к сожалению, часто остается безнаказанным. Анализ деятельности обналичивающих организаций позволяет выделить характерные особенности их регистрации и функционирования:

· по своим юридическим адресам они никогда не располагаются и связи с юридическими адресами не имеют;

· руководителями фирм являются подставные лица (бомжи, пенсионеры, студенты) либо первые лица фирм оформляются по похищенному (потерянному) паспорту;

· бухгалтерский учет не ведется;

· офисы фирм имеют сильную охрану, состоящую из вооруженных людей, в том числе в милицейской форме;

· организаторы обналичивания с целью уклонения от налогообложения используют фирмы в течение 1-2 месяцев;

· суточный оборот каждой фирмы в среднем составляет 500-900 тыс. рублей и, как правило, увеличивается к концу недели;

· фиктивные договоры, сметы и акты приемки подписываются не руководителем фирмы, а исполнителями. Указанные документы выдаются клиентам в незаполненном виде[11].

В подавляющем большинстве случаев прослеживается тесная связь некоторых банков с обналичивающими фирмами, зачастую они создаются по инициативе самих банков. Этим объясняется, что после блокировки счета сразу прекращается поступление на него денежных средств. Задерживается предоставление банковских документов по запросам, не указываются в течение нескольких дней остатки на расчетных счетах. Практически все обналичивающие фирмы после блокировки счетов нанимают аудиторов, юристов, адвокатов и других специалистов высокой квалификации с целью противодействия правоохранительным органам[12].

В составленную типологию не попали следующие лица, участие которых в налоговых преступлениях, как показывает практика работы органов налоговой полиции, встречается все чаще:

· главные бухгалтеры и работники бухгалтерии организаций;

· руководители и бухгалтеры некоммерческих организаций;

· руководители и бухгалтеры государственных организаций;

· лица, которые после выявления налогового преступления продолжают противоправную деятельность, пытаясь не загладить причиненный преступлением вред, а повлиять на предварительное следствие, «договориться» с должностным лицом;

· иные лица, служащие организации-налогоплательщика, включившие в бухгалтерские документы заведомо ложные данные о доходах или расходах либо скрывшие другие объекты налогообложения;

· лица, организовавшие совершение преступления, предусмотренного ст.199 УК РФ, или руководившие этим преступлением, либо склонившие к его совершению руководителя, главного (старшего) бухгалтера организации-налогоплательщика или иных служащих данной организации, или содействовавшие совершению преступления советами, указаниями[13].

Следует отметить, что одной из особенностей типологии налоговых преступников, предложенной В. Ларичевым, является то, что в ней характеризуется не личность самого преступника, а особенности деятельности юридических лиц, в которых интересующий нас субъект может быть руководителем.

При этом, зачастую должностные лица организации, такие как главные бухгалтера, действуют не из корыстных соображений, а по императивному распоряжению руководителя организации. Это связано с наличием конкуренции на рынке труда и боязнью потерять работу. В этом случае, как правило, они даже не получают зарплату, адекватную риску, который присутствует в работе главного бухгалтера. В последнее время такая ситуация вызвала всё возрастающую ротацию главных бухгалтеров по фирмам. Даже в городах, в которых население превышает миллион жителей, среди лиц бухгалтерской профессии известны такого рода фирмы, и особенности их криминальной деятельности. Поэтому в таких фирмах главные бухгалтера меняются по несколько раз за год, и место главного бухгалтера на протяжении продолжительного времени остается вакантным.



[1]В. Ларичев. «Типология налоговых преступников». // Вестник Академии налоговой полиции России. Вып. 1. С.92-94

[2]В. Ларичев. «Типология налоговых преступников». // Вестник Академии налоговой полиции России. Вып. 1. С.92-94

[3] Александров И. Налоговая преступность как часть организованной преступности // Уголовное право. - М.; Интел-Синтез, 2002. - № 4. - с.98-100.

[4] Волковский В.И. Налоговая преступность - это не просто уклонение от налогов // Прокурорская и следственная практика. - М., 1998. - № 1. - с.55-59.

[5] Волковский В.И. Налоговая преступность - это не просто уклонение от налогов // Прокурорская и следственная практика. - М., 1998. - № 1. - с.55-59.

[6] В. Ларичев. «Типология налоговых преступников». // Вестник Академии налоговой полиции России. Вып. 1. С.92-94

[7] Кальман А.Г. Налоговая преступность: криминологическая характеристика и проблемы противодействия // Право и политика. - М.; №ota Be№e, 2000. - № 12. - с.89-94.

[8] В. Ларичев. «Типология налоговых преступников». // Вестник Академии налоговой полиции России. Вып. 1. С.92-94

[9] В. Ларичев. «Типология налоговых преступников». // Вестник Академии налоговой полиции России. Вып. 1. С.92-94

[10] В. Ларичев. «Типология налоговых преступников». // Вестник Академии налоговой полиции России. Вып. 1. С.92-94

[11] Изосимов С.В., Кузнецов А.П. Криминологические проблемы налоговой преступности в России // Российский следователь. - М.; Юрист, 2001. - № 7. - с.25-33.

[12] Изосимов С.В., Кузнецов А.П. Криминологические проблемы налоговой преступности в России // Российский следователь. - М.; Юрист, 2001. - № 7. - с.25-33.

[13] И. Соловьев. О типологии налоговых преступников // «Российская юстиция», № 8, август 2001 г. С 41-43.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19