www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Уголовное право

Дипломные
Влияние и значение социальных факторов на причины преступлений в уголовном законодательстве РФ (автор: Егоров О.А.)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
3.2. Организованная преступность в молодежной среде

Психологические особенности возраста создают благоприятные условия к тому, что молодежь чаще, чем лица зрелого возраста, создает устойчивые криминальные формирования, ориентированные на совершение не одного, а массы преступлений, которые могут быть не объединены единым умыслом и целями. Преступления они воспринимают как стиль поведения, поэтому они всегда нуждаются в тех, кто мог бы оценить этот стиль.

Причиной появления молодежных преступных сообществ является деформация механизма социализации, который, как было сказано выше, в этот период жизни человека ориентирован на определение основных ценностей и смысла жизни.

Одной из причин, по которой несовершеннолетние оказываются в преступных группах и в их составе совершают преступления, как было сказано выше, являются особенности процесса их социализации. Эти особенности приводят к кризисам, которые в свою очередь могут оказаться причиной психопатической акцентуации, являющейся основой криминализации личности. Кризис подросткового возраста и другие кризисы, характерные для молодежного возраста, как указывает на то современная психология, оказываются приуроченными «не к созреванию организма, а к особенностям «социализации» в современной культуре»[1]. Это позволяет сделать вывод о том, что причины, лежащие в основе приобретения склонности к преступному поведению у формирующейся личности, связаны не с конкретным биологическим возрастом, а с процессами ее социализации, которая не может быть жестко привязанной к определенному возрасту. Поэтому преступность, причиной которой являются сложности процесса социализации, следует связывать не с понятиями «совершеннолетие» и производного от него - «несовершеннолетие», а с понятием «молодежь», под которым традиционно понимаются люди, чья личность еще продолжает формироваться и адаптироваться к социальным условиям жизни. Закономерным является то, что «только к 30 годам человек, как правило, начинает осознавать всю глубину ответственности за совершаемые им поступки»[2]. Поэтому молодежь как возрастную группу следует ограничивать 30 годами.

Объединение молодежи в группы - это простейший акт ее социализации. Наиболее опасными являются те из этих групп, которые ориентированы на преступную деятельность. Первая из особенностей молодежной организованной преступности - это то, что преступные группировки закрепляют за собой определенные территории, в пределах которых осуществляется их основная деятельность. Так, в Казани «некоторые организованные преступные группы (далее - ОПГ) своеобразно метили свою территорию. Например, ОПГ «Чайники» на столбах вокруг своего района повесили несколько чайников. Лишь через год они были сняты оперативными сотрудниками»[3].

Другой особенностью молодежных преступных группировок является наличие у них своей особой идеологии. Правда, здесь следует сразу оговориться. Речь не идет о полноценной идеологии, а о наборе ценностных суждений, которым предлагается следовать всем членам группы и которые выражают интересы молодых людей, входящих в ее состав. То есть эти суждения призваны, во-первых, регулировать поведение членов группировок. Во-вторых - они призваны идеализировать образ этих группировок и ее членов. С этой целью, к примеру, ими всячески поддерживаются широко распространенные среди простых людей взгляды на благородство некоторых деяний членов этих групп. Не случайно при расследовании одного из уголовных дел было установлено, что член преступной группировки В. с гордостью говорил своим близким, что он занимается экспроприацией экспроприаторов. Подобного рода заявления являются весьма показательными, с ними сталкивались все, кто так или иначе знаком с деятельностью молодежных преступных групп и их членов. В этих заявлениях отчетливо проявляется, с одной стороны, незрелость высказывающих их молодых людей, с другой - подтверждается вышевысказанная мысль о том, что названные группы имеют систему суждений, выполняющих идеологическую роль.

Идеология молодежных преступных группировок является криминальной[4] так как идеи и взгляды, которые ее составляют, призваны побуждать молодых людей к совершению преступлений. Хотя эта идеология и не является непосредственной причиной совершения конкретных преступлений и потому не подлежит оценке как действие, подпадающее или не подпадающее под действие статей УК РФ, тем не менее ее опасность определяется тем, что под ее влиянием формируется у конкретных молодых людей готовность к совершению преступлений.

Стремление к идеологической привлекательности налагает свой отпечаток на преступную деятельность рассматриваемых группировок.

Примечательным является следующий случай. К Ф., Ж. и Д. обратился предприниматель Тычев, который сообщил, что он отдал в долг другому предпринимателю, Дулову, 3 тысячи долларов США, которые последний не вернул в оговоренный срок. Тычев попросил оказать ему содействие в возврате названной суммы. Ф., Ж. и Д. согласились выполнить эту просьбу за определенное вознаграждение. С этой целью они подкараулили Дулова и вывезли его за пределы города, где в процессе избиения потребовали вернуть долг и проценты за просрочку его возврата. Дулову в результате избиения был причинен тяжкий вред здоровью. Данный факт стал известен правоохранительным органам, в связи с чем было возбуждено уголовное дело. В ходе расследования, а затем судебного разбирательства сложилась необычная ситуация, когда обвиняемые не признавали себя виновными, но при этом рассказывали о совершенном ими преступлении все вплоть до несущественных деталей. Такая позиция обвиняемых немало удивила лиц, расследовавших это уголовное дело и принимавших участие в его судебном рассмотрении. В ней усматривалась явная непоследовательность. Однако сами Ф., Ж. и Д. так не считали, поскольку были убеждены в том, что совершали социально полезные действия, а именно возврат долга. Они были уверены в том, что Дулов сам виноват в случившемся, так как если бы он был добросовестным в исполнении взятых на себя долговых обязательств, то никакие телесные повреждения ему не были бы причинены. Эту свою позицию названные обвиняемые легко обосновывали вопросом, который обращали вначале к следователю, а затем и к суду: «А как иначе вернуть долг, если все получаемые доходы Дулов передавал своим родственникам, а сам формально не имел никакого имущества, на которое можно обратить взыскание?». В данном вопросе легко усматривается определенный вызов представителям власти, суть которого в том, что последние не могут решить тех важных социальных вопросов, которые не представляют сложности для организованных преступных группировок. В остроте постановки этого вопроса просматривается также максимализм, присущий молодежи, которая еще продолжает усваивать социальную действительность и подходит с повышенной требовательностью к оценке отдельных явлений в обществе.[5]

Приведенный пример не является единичным. Напротив, он один из многих, иллюстрирующих то, как организованные преступные группировки оспаривают право на восстановление справедливости у правоохранительных органов. Это принципиальный момент для группировок, так как является одним из способов заявить о привлекательности своей социальной позиции и своих идеологических установок.

Третьей особенностью молодежной организованной преступности являются причины, по которым молодежь объединяется в преступные группировки. Мотивом объединения в данном случае является не стремление получать в результате совместных преступных действий материальные блага. Это коренным образом отличает ее от прочей организованной преступности, в основе которой лежит экономический интерес, в связи с чем ее принято рассматривать как социально-экономическое явление. Причина молодежной организованной преступности несколько глубже, и лежит она в особенностях психологического развития молодежи. И хотя преступные молодежные группировки не чужды получения в результате преступной деятельности материальных благ, все же не это является основой возникновения и существования данных группировок.

То, что причиной образования молодежных преступных группировок являются психологические особенности конкретных молодых людей, стало очевидным еще до появления фундаментальных работ[6], раскрывающих суть организованной преступности. Так, И.С. Кон, подчеркивая психологические причины возникновения молодежных преступных группировок, отмечал, что «бороться с такого рода мафией трудно»[7]. Трудность эта состоит в том, что психологические механизмы, лежащие в основе возникновения таких группировок и составляющие основу их сплоченности, не всегда поддаются рациональному объяснению, а это порождает целый ряд проблем, связанных с подысканием методов и средств борьбы с ними.

Группировки, по существу, паразитируют на некоторых вполне нормальных процессах психического развития. В частности, таких, как стремление к себе подобным, процессы социальной адаптации, дружба, эмоциональная привязанность и подобные им. При этом, правда, используются трудности и противоречия, возникающие в процессе этого развития. К примеру, сложности адаптации в формальных группах (класс, трудовой коллектив и т.п.) и возникающее в результате этого ощущение отчуждения заставляет молодого человека искать альтернативную группу, которой может стать молодежное преступное формирование.

Криминализация молодежных группировок происходит в силу рассмотренных выше объективных социальных факторов, взаимосвязанных с особенностями психического развития молодежи.

Четвертая особенность молодежных организованных преступных группировок - в особенностях ее развития. Группировки развиваются вместе с молодежью, входящей в ее состав. Они так же, как и молодежь, взрослеют и перестают быть молодежными. Как правило, эти группировки приобретают устойчивую криминальную направленность. Членство в них начинает ассоциироваться с высокими материальными доходами. Романтика уходит на второй план. Группировки больше не рассматриваются как средство решения внутренних, психологических проблем. В них видят лишь средство решения сугубо меркантильных потребностей. То есть происходит трансформация группировок, их перерождение в качественно иные группировки взрослых.

Эти группировки либо продолжают существовать, либо могут, в силу того, что не отвечают больше потребностям своих членов, распадаться либо поглощаться преступными формированиями взрослых. Такое прекращение деятельности этих группировок правоохранительные органы часто необоснованно приписывают собственной деятельности по развалу. К сожалению, это далеко не так. Методов, с помощью которых можно развалить молодежные группировки, практически нет. А те, что применяются, малоэффективны. Тем более что всякое силовое воздействие на молодежную группировку с целью ее развалить обыкновенно действует не во вред, а на пользу. В результате такого воздействия группировка, напротив, становится еще более сплоченной, а ее деятельность - более скоординированной и целенаправленной.

Молодежные преступные группировки можно рассматривать как определенный этап становления преступных группировок мафиозного типа, объединяющих преступников-профессионалов. Такая точка зрения представлялась бы отчасти правильной, но все же она не отражает действительности. Это обусловлено, прежде всего, тем, что механизмы образования этих группировок все же различаются. Так, в основе формирования и существования молодежных преступных группировок лежит целый комплекс социально-психологических факторов, которые были уже рассмотрены выше. Многие из этих причин, как правило, самими членами этих группировок либо не осознаются, либо осознаются, но не полностью, то есть данные причины лежат за пределами рационального осмысления самими молодыми людьми. Совершенно иная ситуация имеет место при формировании и в основе существования организованных преступных группировок мафиозного типа. Здесь в основе лежат вполне осознаваемые мотивы объединения и совместной преступной деятельности - стремление к наживе, корысть и тому подобное. Именно поэтому отождествление названных двух видов преступных группировок как разных этапов развития одного преступного сообщества неверно, хотя и дает некоторое представление о повышенной общественной опасности молодежных преступных группировок.

Таким образом, можно отметить, что психологические особенности возраста создают благоприятные условия к тому, что молодежь чаще, чем лица зрелого возраста, создает устойчивые криминальные формирования, ориентированные на совершение не одного, а массы преступлений. Преступления они воспринимают как стиль поведения, поэтому они всегда нуждаются в тех, кто мог бы оценить этот стиль. Причиной появления молодежных преступных сообществ является деформация механизма социализации, который, как было сказано выше, в этот период жизни человека ориентирован на определение основных ценностей и смысла жизни. Большую роль в этом процессе играет та субкультура, под влияние которой попадает конкретная асоциальная группировка. Так, на сегодняшний день очевидно существование молодежной субкультуры, которая стремится противопоставить себя культуре в целом, заявив о себе как о вызове всему уже существующему. При этом она заявляет о себе как о недоступной для понимания многих.

Криминализация молодежных группировок происходит в силу рассмотренных выше объективных причин, связанных с особенностями психического развития молодежи. Связь между этими группировками и прочей организованной преступностью действительно устанавливается, однако инициатива в этом всегда обоюдная. Тем более что контакты устанавливаются обычно только тогда, когда конкретная группировка уже основательно приняла антисоциальную направленность в своей деятельности. Поэтому и деформация общечеловеческих моральных ценностей происходит, конечно, не без влияния иной организованной преступности, но вместе с тем нельзя и преуменьшать роль в этом внутренних процессов, протекающих в группировках. На значение этих внутренних процессов в формировании криминального морального сознания указывает и то, что деформированные моральные ценности являются социальным фактором, влияющим на сплоченность группировки. Причем этот фактор может действовать в отдельных случаях без другого - материального, корыстного интереса. Именно этим объясняются отдельные преступные деяния, кажущиеся на первый взгляд безмотивными.

Далее, в контексте рассматриваемых задач исследования обратимся к статистическим данным уровня преступности в РФ и в отдельных территориальных образованиях.



[1] Бреслав Г.М. Эмоциональные особенности формирования личности в детстве: Норма и отклонения. М.: Педагогика, 1990. - С. 43.

[2] Ли Д. Молодежная преступность: структурно-функциональный анализ // Уголовное право. 2002. № 3. - С. 112.

[3] Ли Д. Молодежная преступность: структурно-функциональный анализ // Уголовное право. 2002. № 3. - С. 113. Там же, С. 113.

[4] Лисовский В.Т., Лисовский А.В. Социализация молодежи // Возрастная психология: Детство, отрочество, юность: Хрестоматия. М.: Издательский центр "Академия", 1999. - С. 533.

[5] Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М., 1996. - С. 151.

[6] Лисовский В.Т., Лисовский А.В. Социализация молодежи // Возрастная психология: Детство, отрочество, юность: Хрестоматия. М.: Издательский центр "Академия", 1999; Социология молодежи / Под ред. В.Т. Лисовского. СПб., 1996.

[7] Кон И.С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989. -С. 143.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19