www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Уголовное право

Дипломные
Классификация мошенничества в сфере недвижимости
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.1 История развития уголовной ответственности за мошенничество в сфере недвижимости

В течение последнего десятилетия законодатель неоднократно реформировал нормы о преступлениях против собственности. Объяснить это просто: существенное изменение экономических отношений с неизбежностью влечет изменение системы их уголовно - правовой охраны. Но это верно лишь отчасти. Существенное изменение экономического порядка имеет место лишь в сравнении с несколькими десятилетиями советской государственности. В более крупном историческом масштабе речь идет о восстановлении традиционных отношений. И хотя реставрация традиционного экономического порядка не является его простым воспроизведением, вряд ли можно говорить о радикальном изменении имущественных отношений. Поэтому нет необходимости и в радикальном изменении норм о преступлениях против собственности[1].

Исследование этих норм и практики их применения показывает, что в течение последних нескольких столетий данные нормы остались во многом неизменными.

Стабильность традиционной системы имущественных преступлений объясняется ее логичностью, внутренней и внешней целесообразностью. Реформировать ее можно лишь в том смысле, что ее можно только уточнить, но не изменить порядок и взаимосвязь элементов.

Традиционная система имущественных преступлений вполне отвечает потребностям современной экономики, нисколько не противоречит уголовному закону и почти всегда находит поддержку в судебной практике. В полной мере это относится и к пониманию недвижимого имущества в качестве предмета указанных преступлений.

Следует отметить, что знание этого вопроса в отечественном правоведении в значительной степени утрачено, что и приводит к разнообразию и неопределенности в толковании закона. Декрет ВЦИК «О социализации земли» 19 февраля 1918 г. предусмотрел, что «всякая собственность на землю, недра, воды, леса и живые силы природы... отменяется навсегда»[2]. Примечание к статье 21 ГК РСФСР 1922 г. решило вопрос окончательно: «С отменой частной собственности на землю деление имуществ на движимые и недвижимые упразднено»[3]. Поскольку правоведение отказалось от самого понятия недвижимого имущества, естественно утратила всякий смысл и проблема недвижимости как предмета преступлений против собственности. Деление имуществ на движимые и недвижимые было восстановлено лишь Законом РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 г.[4] Однако к этому времени выросло поколение юристов, незнакомых с уголовно - правовой доктриной по этому вопросу.

Например, М.А. Гельфер в учебном пособии, изданном в 1987 году, отмечал, что «предметом преступления при краже, как и при других преступлениях против личной собственности, является чужое движимое имущество»[5].

Федеральным законом Российской Федерации от 1 июля 1994 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР»[6] из Особенной части УК РСФСР[7] была исключена глава вторая «Преступления против социалистической собственности», и все нормы о преступлениях против собственности, независимо от ее форм, объединены в главе пятой, которая стала именоваться «Преступления против собственности». Названным законом в эту главу включена, наряду с другими, ст. 148 (2) «Неправомерное завладение чужим недвижимым имуществом».

Введение этой правовой нормы связано с возникновением новых общественных отношений по поводу недвижимого имущества, которые государство поставило под защиту уголовного закона.

Анализ диспозиции ст. 148(2) УК РСФСР позволял уяснить волю законодателя и избежать ошибок, особенно недопустимых в уголовном праве, нормы которого непосредственно затрагивают основную конституционную ценность - человека, его права, свободы и законные интересы.

Помещение ст. 148(2) УК РСФСР в главу «Преступления против собственности» на первый взгляд определял родовой объект данного преступления как общественные отношения собственности.

Однако изучение понятия «собственность» порождает сомнение в однозначности содержания этого объекта, так как понятие «собственность» имеет два значения:

· имущество, принадлежащее кому-либо;

· принадлежность чего-либо кому-либо.

Сомнение в однозначности объекта устраняется тем, что объектом правового регулирования всегда являются общественные отношения по поводу чего-либо, а материальные предметы объектом преступления быть не могут и рассматриваются только как предметы, по поводу которых оно совершается[8]. И все же, поскольку юридическая техника избегает применения неоднозначных понятий, возникает необходимость замены понятия «собственность» понятием «право собственности», которое состоит из права владения, пользования и распоряжения имуществом, абстрактность которых позволяет конструировать четкие и вместе с тем универсальные юридические правила.

Что касается непосредственного объекта преступления, то согласно ст. 148(2) УК РСФСР им являлись общественные отношения по поводу нарушения права владения недвижимым имуществом независимо от того, кому оно принадлежит. Естественно, что непосредственный объект преступления по объему должен быть уже родового объекта, поскольку характеризуется дополнительными признаками.

Но в нашем случае имеет место обратное соотношение - родовой объект уже непосредственного. И причина этого в соотношении объемов гражданско-правовых понятий, которые используются в уголовном праве: родовой объект представляет собой право собственности, а непосредственный - вещные права, в которые право собственности входит как одно из составляющих (ст. 216 ГК РФ). Этой парадоксальной ситуации не было бы, если глава пятая Особенной части УК РСФСР была бы озаглавлена «Преступления против вещных прав». Следует заметить, что использование в уголовном праве гражданско-правовых понятий должно производиться с учетом их содержания, объема и взаимосвязи[9].

Чужим является имущество, на которое лицо не имеет ни вещных прав, круг которых очерчен законом, ни обязательственных прав, которые могут создаваться по усмотрению самих лиц. К вещным правам, например, относятся: право собственности, право пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, сервитуты и т.п., а к обязательственным правам относятся право аренды, найма, хранения и т.п.

Статья 148(2) УК РСФСР защищала права любого законного владельца недвижимого имущества, независимо от того, на каком правовом основании он этим имуществом владеет и какова форма собственности имущества. Права владельца имущества защищаются от неограниченного круга субъектов, обязанных не нарушать его право владения имуществом. В частности, арендатор наделен правом защиты своего владения даже против собственника (арендодателя).

Понятие «недвижимое имущество» определено в ст. 130 ГК РФ: «К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество».

Нужно заметить, что воздушные суда исключены из числа предметов, указанных в ст. 148(2) УК РСФСР, поскольку незаконное завладение ими квалифицируется как угон воздушного судна по ст. 213(2) УК РСФСР. Напротив, морские суда и суда внутреннего плавания юридически не могут рассматриваться как транспортные средства, хотя на самом деле таковыми являются, и быть предметом неправомерного завладения транспортным средством по ст. 148(1) УК РСФСР.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 148(2) УК РСФСР, образуют действия, выраженные в неправомерном завладении чужим недвижимым имуществом без указания на последствия или какие-либо позитивные особенности в виде места, времени совершения преступления и т.п. Такая конструкция получила название в уголовно-правовой литературе «формальной», а состав преступления признается оконченным с момента завладения имуществом. Вместе с тем можно рассматривать как «негативную» особенность указание на то, что завладение чужим имуществом не должно подменяться хищением этого имущества. Понятие «хищение» определялось в ч. 1 примечания к ст. 144 УК РСФСР: «Под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и(или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества». При этом хищение, будучи понятием обобщающим, может быть совершено различными способами: кража, грабеж, разбой, мошенничество, присвоение вверенного имущества. Различие между хищением и незаконным завладением в том, что при хищении завладение носит не временный характер, а является окончательным.

«Неправомерное завладение» означает самовольное, не основанное на законе завладение имуществом, даже если имущество является спорным, поскольку правомерный способ изъятия имущества из чужого незаконного владения - это гражданско - правовая процедура виндикации (ст. 301 ГК), а само выражение «завладение» производно от понятия владеть, т.е. реально обладать имуществом. Способ завладения (обман, насилие, тайное, открытое и т.д.) как элемент объективной стороны не указан.

Объективная сторона ст. 148(2) УК РСФСР становится наглядной, если представить ситуацию незаконного завладения квартирой, дачей, яхтой и т.п. в качестве средства давления для получения долга (возможна сдача такого имущества внаем, в аренду или использование другим способом, дающим материальную выгоду).

Субъект рассматриваемого преступления - вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

В ст. 148(2) УК РСФСР субъективная сторона определяется не только виной в форме прямого умысла, когда субъект предвидит и желает неправомерного завладения чужим недвижимым имуществом, но и корыстной целью, отсутствие которой выводит неправомерное завладение чужим недвижимым имуществом из числа уголовно наказуемых деяний. Под корыстной целью понимается стремление извлечь незаконную имущественную выгоду. Причем не имеет правового значения, для кого виновный стремится извлечь выгоду - для себя или других лиц.

Часть 2 ст. 148(2) УК РСФСР содержала квалифицирующие признаки преступления: совершение вышеуказанных преступных действий группой лиц по предварительному сговору либо с использованием служебного положения.

Разъяснение первого квалифицирующего признака содержалось в ст. 17(1) УК РСФСР, где говорилось, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении. Что касается второго квалифицирующего признака, то под служебным положением следует понимать тот объем обязанностей и прав, которыми лицо наделено в силу занимаемой должности. Использование служебного авторитета не может рассматриваться как использование служебного положения.

Законодатель выделил недвижимость из других видов имущества и уголовную защиту недвижимости усилил, установив, что помимо «традиционных» преступлений против недвижимости, таких как уничтожение или повреждение имущества, хищение, вымогательство и т.п., признается преступлением и незаконное завладение недвижимостью, что прежде к числу преступлений не относилось. Причина усиления защиты недвижимости независимо от формы собственности и вида вещных прав в экономической и социальной политике государства.

Однако, исходя из вышеизложенного выделение отдельного состава преступления хищения недвижимости нецелесообразно, т.к. здесь возникают проблемы квалификации по объективной стороне.

С 1 января 1997 г. вступил в действие УК РФ. В нем подобная норма отсутствует. Видимо законодатель решил, что для уголовно-правовой охраны прав граждан на недвижимое имущество, достаточно составов преступления хищения, установленных в УК РФ. Как показала правоприменительная практика, такое конструирование уголовной ответственности против собственности является правильным во взаимоувязке с гражданским законодательством.

Таким образом, можно сделать вывод, что уголовный закон до начала 1990-х годов не выделял отдельно состав преступления за хищение недвижимости. Такая попытка была сделана в 1994 году, когда в УК РСФСР была введена статья, устанавливающая уголовную ответственность за хищение недвижимости. В действующем УК РФ данный состав абсолютно оправданно исключен из Особенной части, т.к. с 1995 года действует ГК РФ, который определяет недвижимость как разновидность объектов вещных прав. И в этом случае наличие в действующем с 1 января 1997 г. УК РФ такого состава преступления недопустимо, т.к. родовой объект состава преступления будет уже непосредственного. В данном случае абсолютно оправданно учтен тот фактор, что система российского законодательства едина, а её отрасли и институты взаимосвязаны.

Далее будет рассмотрен правовой режим недвижимости как объекта уголовно-правовой охраны.



[1] Клепицкий И. Собственность и имущество в уголовном праве // Государство и право. 1997. N 5. С 74 - 80.

[2] Декрет ВЦИК «О социализации земли» // СУ РСФСР. 1918. N 43. Ст. 524.

[3] Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. N 71. Ст. 904.

[4] Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 г. (в ред. 1 июля 1994 г.) // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР от 27 декабря 1990 г. N 30 ст. 416

[5] Гельфер М.А. Преступления против личной собственности граждан. М., 1987. С. 10

[6] Федеральный закон от 1 июля 1994 г. N 10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» (в ред. 18 декабря 2001 г.) (утратил силу) // «Российская газета» от 7 июля 1994 г.

[7] Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (в ред. 18 июля 1995) // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1960, N 40, ст. 591

[8] Гаухман Л.Д. Объект преступления. М., 1992. С. 64.

[9] Клепицкий И.А. Недвижимость как предмет хищения или вымогательства // Государство и право. - М.: Наука, 2000, № 12. - С. 11-19

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100