www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Уголовно-процессуальное право

Дипломные
Процессуальная самостоятельность следователя
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.2 Процессуальная самостоятельность следователя при производстве допроса, очной ставки, опознания, проверки показаний

Сначала рассмотрим суть допроса, очной ставки, опознания, проверки показаний как следственных действий.

Допрос согласно с. 187 УПК проводится по месту производства предварительного следствия (ст.152 УПК). Обычно допрос осуществляется самим следователем, хотя он вправе поручить его проведение, особенно в ином по отношению к месту производства расследования месте, соответственно другому следователю или органу дознания, которые обязаны выполнить поручение в срок не позднее 10 суток (см. ч.1 ст.152 УПК).

Решение провести допрос в месте нахождения допрашиваемого следователь принимает самостоятельно исходя из сложившейся по делу следственной ситуации. Это может быть обусловлено состоянием здоровья допрашиваемого, удаленностью его места жительства, семейными обстоятельствами и т.д.

Во избежание необоснованных жалоб в протоколе допроса указывается причина выбора для его проведения места иного, нежели место расследования. Свидетель, например, может пояснить, что дает показания у себя дома, поскольку нельзя оставить без присмотра больного родственника.

Инициатором выбора места допроса, стало быть, является не только следователь, но и иные лица, заявившие соответствующее ходатайство или иным образом выразившие свои пожелания. Закон предусматривает обстоятельства, при которых ходатайство о допросе рассматривается в обязательном порядке (ч.2 ст.159 УПК).

Буквальное толкование ч.1 ст.187 УПК позволяет сделать вывод, что если следователь признает это необходимым, он вправе провести допрос в любом месте, где находится допрашиваемый. Соответственно, необходимость производства допроса становится основанием для вхождения в жилище или в иные помещения, что при определенных условиях может формально расцениваться как нарушение конституционных норм. Поэтому подобные действия возможны только при отсутствии возражений лиц, чьи права формально могут быть нарушены[1].

Между тем, не возбраняется проведение допроса, например, по месту обыска (после его завершения или одновременно с ним) или иного санкционированного следственного действия.

Порядок вызова на допрос регламентируется ст. 188 УПК. Допросу, который предполагается проводить в ином, нежели место жительства или работы допрашиваемого, месте, предшествует вызов. Как правило, вызываемому на допрос лицу сообщается об этом повесткой, которая вручается под расписку лично ему, совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы.

Обязанность уведомить о вызове на допрос следователь вправе возложить на иных лиц и организации. Дача таких поручений допустима, если по каким-либо обстоятельствам уведомление традиционными способами затруднено.

Общие правила проведения допроса регламентируются с. 189 УПК. Допрос относится к числу следственных действий исследовательского характера, посредством которых решаются задачи, связанные с выявлением, закреплением и исследованием доказательств. На предварительном следствии допрашиваются свидетели, потерпевшие, обвиняемые и подозреваемые, а в некоторых случаях также иные субъекты, например эксперт.

Регламентация допроса во многом обусловлена процессуальным статусом человека, дающего показания. В частности, в отличие от подозреваемого и обвиняемого свидетель и потерпевший предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний. В статье 189 УПК РФ содержатся предписания, устанавливающие порядок проведения допроса вне зависимости от процессуального статуса допрашиваемого лица (исключение - часть 5).

Любой допрос должен, прежде всего, быть законным, то есть производиться в рамках, строго определенных УПК. В противном случае полученные в ходе допроса фактические данные могут быть отнесены к числу недопустимых доказательств[2]. Соответственно общие правила проведения допроса обусловлены статьей 164 УПК.

В тексте ст.189 УПК все требования обращены в основном к следователю, то есть к должностному лицу, уполномоченному осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Следует учитывать, что эти же предписания в равной мере относятся и к лицам, выполняющим поручения следователя, а также к иным лицам, наделяемым в установленном порядке его компетенцией.

Тактика допроса определяется самим следователем, который ограничен запретом на использование наводящих вопросов. Это требование относится не только к следователю, но и ко всем другим участникам следственного действия (например, адвокату и др. представителям).

Таким образом, следователь не только сам обязан блюсти данный законодательный запрет, но одновременно должен следить за его соблюдением остальными участниками процедуры допроса. По мере возникновения наводящих вопросов, следователь отводит их, что отражается в протоколе следственного действия[3].

В ч.5 ст.189 УПК особо оговаривается роль адвоката, явившегося на допрос с пригласившим его свидетелем. В отличие от других представителей, права адвоката, оказывающего юридическую помощь свидетелю на допросе, ограничены. Так, он не вправе задавать вопросы свидетелю и комментировать его ответы. Имея возможность фиксировать допускаемые нарушения прав и законных интересов свидетеля, адвокат может по окончании допроса сделать следователю соответствующее заявление. Такое заявление подлежит занесению в протокол. В то же время не противоречит закону консультирование свидетеля по ходу допроса[4].

Таким образом, можно сделать вывод, что при производстве допроса в процессуальном плане следователь полностью самостоятелен и подчиняется только закону. Прокурорский надзор в соответствии со ст. 37 УПК осуществляется в фоновом режиме, что по нашему мнению не является существенным ограничением процессуальной самостоятельности следователя и соответствует требованиям соблюдения баланса процессуальной самостоятельности следователя и соблюдения законности с целью исключить нарушение прав участников производства по уголовному делу. Даже, если указанное следственное действие производится по указанию прокурора в соответствии со ст. 37 УПК, следователь сам определяет тактику его проведения и руководит его проведением.

Статья 192 регламентирует порядок проведения очной ставки. Являясь по своей сути специфической формой допроса, очная ставка производится по схожим правилам, которые, прежде всего, определены статьей 164 УПК. Однако полностью отождествлять ее с допросом нельзя.

Очная ставка проводится только между лицами, которые ранее уже были допрошены в рамках данного конкретного дела. Принятое следователем решение о проведении очной ставки не требуется облекать в форму постановления.

Проведение очной ставки - право, а не обязанность следователя. Следователь вправе назначить ее проведение по своему усмотрению в любой момент при наличии соответствующих условий, предусмотренных ч.1 ст. 192 УПК РФ. Лица, между которыми проводится очная ставка, должны быть уже допрошены в рамках этого же уголовного дела. Закон не конкретизирует, в качестве кого должны были ранее допрашиваться участники очной ставки. Это в равной мере и в любых сочетаниях могут быть свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые. Не является нарушением проведение очной ставки с участием ранее допрошенного переводчика, эксперта и др.

Важное условие - наличие существенных противоречий в показаниях тех, между кем проводится очная ставка. Существенными следует признавать такие противоречия, которые касаются предмета доказывания либо важны для оценки доказательств, которая производится исключительно следователем и дознавателем, что отражает их процессуальную самостоятельность[5].

Разумеется, в качестве существенных могут выступать и иные обстоятельства дела, которые оцениваются применительно к сложившейся следственной ситуации самим следователем.

Очная ставка проводится не только когда эти противоречия нельзя устранить при помощи других следственных действий. Даже если эти противоречия в принципе могут быть устранены другими способами, например путем проведения дополнительных допросов, экспертиз и т.д., следователь может отдать предпочтение очной ставке[6].

Обычно очная ставка представляет собой одновременный, но с соблюдением очередности, допрос двух лиц. Однако, поскольку в УПК число участников очной ставки не конкретизировано, теоретически допустимо проведение очной ставки с большим числом допрашиваемых. Правда, в этом случае возникнут проблемы организационного характера. Кроме того, такая очная ставка допустима лишь в случае, когда в показаниях каждого допрашиваемого имеются существенные противоречия показаниям всех остальных участников очной ставки.

Допустимо, чтобы очная ставка проводилась группой лиц. Если члены такой группы осуществляют процессуальную деятельность, а не просто выполняют обеспечивающие функции, все они должны быть членами следственной группы (ч.5 ст.163 УПК). Так, допрос участников могут проводить, например, два следователя (разумеется, в случае группового расследования дела)[7].

После выяснения вопроса о знакомстве и характере взаимоотношений участников очной ставки следователь непосредственно переходит к разрешению спорных обстоятельств. Следователь предлагает каждому из допрашиваемых поочередно дать показания по существу тех спорных обстоятельств, которые вынесены на очную ставку.

Таким образом, активными участниками очной ставки являются одновременно два (или более) ранее допрошенных лица. Они попеременно отвечают на одни и те же предварительно точно сформулированные следователем вопросы и с его разрешения отвечают на вопросы друг друга.

В отличие от допроса, допускающего свободный рассказ, на очной ставке такой рассказ допустим только в рамках ответа допрашиваемого на конкретно поставленный ему вопрос.

При этом правила допроса, касающиеся специфики правового статуса участников следственного действия, сохраняются. Например, свидетель предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Кроме того, на очную ставку должны распространяться требования относительно продолжительности допроса[8].

После дачи показаний следователь может задавать вопросы каждому из допрашиваемых лиц. Сравнивая их показания, следователь имеет возможность немедленно реагировать на вновь возникающие противоречия.

Очная ставка является не только средством проверки показаний допрошенных лиц, но параллельно служит проверке собранных по делу иных доказательств. Устраняя существенные противоречия, пробелы, неточности в показаниях, добиваясь их детализации и разъяснения отдельных обстоятельств, фактически производится проверка достоверности доказательственного материала по делу в целом[9]. В ходе очной ставки следователь вправе предъявить допрашиваемым вещественные доказательства и документы, что обязательно фиксируется в протоколе следственного действия.

Лица, между которыми проводится очная ставка, являются активными участниками следственного действия. В частности, они могут с разрешения следователя задавать друг другу вопросы. Через следователя вопросы могут задаться и присутствующими на следственном действии представителями сторон.

Практика показывает, что в производимых следователем очных ставках, как правило, активное участие принимают защитники. Они действуют в данном случае в рамках, определяемых правилами проведения допроса и иных следственных действий. Однако следует учитывать запрет на осуществление защиты одним лицом двух обвиняемых (подозреваемых), у которых в показаниях имеются противоречия. Такое препятствие к участию в следственном действии должно разрешаться заблаговременно, поскольку в противном случае результаты следственного действия могут признаваться процессуально ничтожными[10].

При проведении очной ставки следователь полностью процессуально самостоятелен и осуществляет всё руководство проведением этого следственного действия. Прокурорский надзор в соответствии со ст. 37 УПК осуществляется в фоновом режиме, что по нашему мнению не является существенным ограничением процессуальной самостоятельности следователя и соответствует требованиям соблюдения баланса процессуальной самостоятельности следователя и соблюдения законности с целью исключить нарушение прав участников производства по уголовному делу. Даже, если указанное следственное действие производится по указанию прокурора в соответствии со ст. 37 УПК, следователь сам определяет тактику его проведения и руководит его проведением.

Статья 193 УПК регламентирует порядок предъявления для опознания. Предъявление для опознания представляет собой следственное действие, состоящее в узнавании опознающим процессуально значимого объекта по каким-либо приметам, признакам. Опознаваться в соответствии с ч.1 комментируемой статьи может живое лицо, предмет или труп. Цель опознания стоит в определении сходства и различий объекта опознаваемого с тем, который опознающий наблюдал ранее и о котором уже давал показания.

В качестве опознающего могут выступать только свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые, предварительно допрошенные относительно обстоятельств, при которых они ранее наблюдали предъявленные для опознания лицо или предмет, а также о приметах и особенностях, по которым смогут их опознать. Поэтому не имело доказательственного значения опознание подозреваемого потерпевшим, который на предварительном допросе назвал лишь приблизительный возраст преступника и цвет его одежды[11].

Отсутствие предварительного допроса или его некачественное проведение влекут за собой утрату доказательственного значения данных, полученных при опознании.

Опознанию трупа может предшествовать эксгумация (ст.178 УПК). В этом случае опознание трупа следует проводить после необходимого в таких случаях осмотра. О каждом действии составляется отдельный протокол.

Если у следователя возникнут сомнения относительно личности покойного, требуется проведение дополнительных экспертиз, например медико-технической.

Предъявление для опознания производится в присутствии понятых и оформляется протоколом. В протоколе указываются сведения о личности опознающего, о всех лицах и предметах, предъявленных для опознания, и по возможности дословно излагать показания опознающего.

Если опознающим является свидетель или потерпевший, они перед опознанием предупреждаются об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний, что отмечается в протоколе.

В протоколе обязательно фиксируется разъяснение участвующим при производстве следственного действия лицам их процессуальных прав и обязанностей, а также ответственности за невыполнение этих обязанностей[12].

Процесс предъявления для опознания протоколируется в той последовательности, в какой оно проводилось. Часть 9 ст.193 УПК требует занесения в протокол показаний по возможности дословно. При этом особенно точно должны быть указаны те признаки и приметы, по которым опознающий узнал объект. Обязательно заносятся в протокол сведения о действиях, произведенных в целях обеспечения безопасности опознающего (ч.8 ст.193 УПК).

Из анализа норм, регламентирующих проведение опознания, мы видим, что следователь обладает полной процессуальной самостоятельностью и руководит проведением данного следственного действия. Прокурорский надзор в соответствии со ст. 37 УПК осуществляется в фоновом режиме, что по нашему мнению не является существенным ограничением процессуальной самостоятельности следователя и соответствует требованиям соблюдения баланса процессуальной самостоятельности следователя и соблюдения законности с целью исключить нарушение прав участников производства по уголовному делу. Даже, если указанное следственное действие производится по указанию прокурора в соответствии со ст. 37 УПК, следователь сам определяет тактику его проведения и руководит его проведением.

Статья 194 регламентирует процедуру проверки показаний на месте. Проверка показаний на месте фактически представляет собой совокупность ряда следственных действий, сохраняя при этом самостоятельность. Здесь есть элементы допроса, осмотра, предъявления для опознания и следственного эксперимента[13].

Цель данного следственного действия не только проверить правдивость предварительно полученных показаний, но и их уточнение, а также установление новых значимых для расследования обстоятельств дела[14]. Новыми следует считать, как те, которые совершенно неизвестны, так и те, уточнение которых может привести к их качественному изменению.

В ходе проверки ранее допрошенное лицо, давая показания, демонстрируя определенные действия и указывая на предметы, документы и следы, воспроизводит тем самым на месте проведения следственного действия обстановку и обстоятельства исследуемого события.

Местом, связанным с исследуемым событием, не обязательно является место совершения преступления. Это в равной мере может быть любое другое место, где происходили описанные в проверяемых показаниях события.

Особенностью данного следственного действия является то, что целесообразность его проведения определяется желанием допрошенного лица участвовать в проверке его показаний[15]. Инициатива принадлежит такому лицу и в дальнейшем. Закон запрещает задавать наводящие вопросы и всякое постороннее вмешательство в ход проверки. Недопустимо, например, советовать допрашиваемому избрать более удобный для участников путь к месту проверки. Однако не являются вмешательством указание следователя, адресованное специалисту или другим участникам, а также уточняющие вопросы лицу, чьи показания проверяются[16].

Часть 4 ст.194 статьи предусматривает также, что после свободного рассказа и демонстрации рассказа лицу, показания которого проверяются, могут быть заданы вопросы. Такие вопросы вправе задавать не только следователь, но и другие участвующие при производстве следственного действия лица.

Рассмотрев содержание таких следственных действий как допрос, очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний, можно сделать вывод, что при производстве этих следственных действий следователь осуществляет руководство этими следственными действиями и обладает в отношении них полной процессуальной самостоятельностью. Данное положение следователя регламентировано п.3 ч.2 ст. 38 УПК, которая определяет:

«Следователь имеет право… самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом требуется получение судебного решения и (или) санкции прокурора»[17].

Участие защитника в проведении данных следственных действий нисколько не ограничивает процессуальную самостоятельность следователя.

Адвокат, принимая участие в следственных действиях, оказывает консультационную помощь своему подзащитному и следит за соблюдением законности в отношении него[18].

При проведении следственных действий данной группы прокурорский контроль осуществляется в «фоновом» режиме. Любой участник производства по уголовному делу может обратиться к прокурору с жалобой на действия следователя при проведении следственного действия.

Функция прокуратуры по ограничению процессуальной самостоятельности следователя со стороны прокурора при проведении данных следственных действий может проявляться со стороны прокуратуры путём реализации полномочий прокурора в соответствии со ст. 37 УПК РФ. Данные полномочия прокурора реализуются в случае, если он обнаружит нарушение закона в деятельности следователя и дознавателя, выражающееся в незаконных действиях или, наоборот в проявлении бездействия, что является осуществлением функции прокурорского надзора за следствием и дознанием в «фоновом режиме», что, по нашему мнению, нисколько не ущемляет инициативы следователя или дознавателя при организации предварительного следствия и дознания в плане производства указанных следственных действий, в случае соблюдения ими законности. Прокурор может дать указание на проведение отдельных следственных действий или произвести их сам только в случае, если усмотрит недостаточную инициативность следователя при проведении предварительного следствия. Но, как показывает практика, прокуроры идут на это только после объяснений со следователем, когда следователь обосновывает тактику проведения предварительного следствия и свои действия. В случае, если прокурор усматривает нецелесообразность действий следователя, то он может дать ему указания по проведению отдельных следственных действий или провести их сам. Такое возможно и из тактических соображений, например при необходимости допроса чиновников большого ранга, когда прокурор может взять на себя проведение допроса или очной ставки. Следует отметить ещё разницу в процессуальной самостоятельности следователя при проведении следственных действий данной группы, т.е. в выборе тактики проведения данных следственных действий, - тут следователь полностью самостоятелен, а вот при принятии решения о необходимости проведения данных следственных действий, его процессуальная самостоятельность ограничивается со стороны прокурора в соответствии со ст. 37 УПК РФ. Это вполне обосновано, т.к. абсолютная процессуальная самостоятельность следователя, подразумевающая полное отсутствие контроля, может привести к грубейшим нарушениям закона со стороны следователя и дознавателя.

Что касается судебного контроля, то в данном случае действует конституционное право граждан на судебное обжалование действий должностных лиц, закреплённое в статье 46 Конституции РФ.

И опять же не стоит забывать об ограничении процессуальной самостоятельности следователя со стороны начальника следственного отдела и других вышестоящих должностных лиц, которые могут направлять действия следователя в то или иное русло, требуя от него определённых результатов. Как правило, такие указания в письменной форме никто не отдаёт, т.к. они, в большинстве случаев, противозаконны, но все эти факты, в конечном итоге, оказывают только негативное влияние на ход следствия. Если у защитника есть квалифицированный адвокат, то он не допустит нарушения закона в отношении своего подзащитного. Нарушения такого плана могут выражаться в избрании следователем запрещённых приёмов тактики проведения допроса, психологического давления на участников допроса и т.д.

Такие случае в следственной практике встречались. Начальник следственного отдела по указанию прокурора давил на следователя о необходимости допроса гражданина Н., которого следователь собирался по материалам оперативно-розыскной деятельности привлечь в качестве обвиняемого, допросить в качестве свидетеля, чтобы избежать отказа от дачи показаний, а уже после этого предъявить обвинение, что было и сделано. Адвокат гражданина Н. воспользовался этим, и в судебном заседании поставил вопрос об исключении показаний Н. из доказательств по делу как недопустимых и полученных с нарушением закона. Ходатайство судьёй было удовлетворено.Дело было закрыто. Судья вынес разгромное определение по этому делу в адрес прокурора, допустившего грубые нарушения закона при проведении предварительного следствия.

Что касается материалов официальной судебной практики, то в официальных источниках примеров ограничения процессуальной самостоятельности следователя при проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний нет. Все материалы судебной практики, в которых рассматриваются спорные вопросы по данной группе следственных действий, касаются нарушений, допущенных самими следователями, которые являются последствиями допущения грубых ошибок с их стороны или рассмотрению жалоб на их действия.



[1] Темираев О. Процессуальная самостоятельность следователя // Законность. 2000. N 4. С.28-29.

[2] "О регламентации следственных действий" (Быков В., Макаров Н., Российская юстиция", 1998, N 2)

[3] "О регламентации следственных действий" (Быков В., Макаров Н., Российская юстиция", 1998, N 2)

[4] "Участие адвоката в следственных действиях" (Милова И., "Российская юстиция", 2002, N 11)

[5] Проблемы истины на предварительном следствии / Печников Г.А.. - Волгоград; Изд-во Волгогр. акад. МВД России, 2001. – с 114.

[6] Предварительное следствие: исследование или преследование? (Ю. Деришев, "Российская юстиция", N 10, октябрь 2002 г.)

[7] Общие условия производства предварительного следствия: Учебное пособие / Шимановский В.В., Любавин А.А.. - Л., 1983. - с 38.

[8] Быков В., Макаров Н. О регламентации следственных действий// Российская юстиция. – №2. – 1998.

[9] Предварительное следствие: исследование или преследование? (Ю. Деришев, "Российская юстиция", N 10, октябрь 2002 г.)

[10] Милова И. Участие адвоката в следственных действиях // Российская юстиция - №11 – 2002.

[11] Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 31 июля 1997 г. Вестник ВС 1997 № 9

[12] Быков В., Макаров Н. О регламентации следственных действий // Российская юстиция. - №2. – 1998.

[13] Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М. 1968 с 325

[14] Уголовный процесс. Под ред. Кобликова А.С. М. Норма 2002. С 198

[15] Предварительное расследование: Учебное пособие / Рыжаков А.П.. - Тула, 1996. – с 215.

[16] Быков В., Макаров Н. О регламентации следственных действий // Российская юстиция. - №2. – 1998.

[17] УПК РФ. М.Проспект 2003 г.

[18] Милова И. Участие адвоката в следственных действиях // Российская юстиция - №11 – 2002.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19