www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Уголовно-процессуальное право

Дипломные
Процессуальная самостоятельность следователя
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.4 Процессуальная самостоятельность следователя при производстве осмотра, освидетельствования, следственного эксперимента, экспертизы

Осмотр – это следственное действие, состоящее в непосредственном обозрении следователем различных объектов с целью обнаружить следы преступления и установить иные обстоятельства, имеющие значение для дела[1].

Статья 176 определяет основания производства осмотра. Осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

Осмотр относится к таким следственным действиям, производство которых позволяет обнаружить, исследовать и закрепить доказательства, устанавливающие событие преступления и виновность конкретного лица, выявить обстоятельства, способствовавшие совершению преступления[2].

Осмотр может быть составной частью таких следственных действий, как обыск, выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления и их выемка, следственный эксперимент; проверка показаний на месте, контроль и запись переговоров. Его результаты фиксируются в общем протоколе соответствующего следственного действия[3].

Для производства осмотра не выносится каких-либо специальных постановлений, за исключением осмотра жилища.

УПК в зависимости от объекта осмотра предусматривает следующие его виды: осмотр места происшествия, местности, жилища, предметов и документов (ст.176), помещений (ст.177), трупа (ст.178), почтово-телеграфных отправлений (ст.185), фонограммы записи переговоров (ст.186).

Осмотр места происшествия является важным следственным действием, несовершение которого может повлечь существенную неполноту расследования. Место происшествия представляет собой место, где произошло событие, связанное с катастрофическими последствиями, несчастным случаем, в том числе свидетельствующее о наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Происшествие по своему смысловому значению представляет собой событие, нарушившее обычный ход вещей. Этот вид осмотра является главным источником наиболее объективной информации о преступлении. Исследование и анализ собранной в процессе его проведения информации позволяют выяснить вопросы о наличии (отсутствии) в происшедшем признаков преступления, его механизме и обстоятельствах совершения[4]. Анализ положений, содержащихся в статье 176, а также в ст.177 и 180, показывает, что целью осмотра места происшествия является:

· обнаружение следов преступления, других вещественных доказательств;

· выяснение обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела;

· фиксация всего обнаруженного в той последовательности, в которой это происходило, в том виде, в каком наблюдалось во время осмотра.

Результативность осмотра зависит напрямую от продолжительности времени, прошедшего с момента совершения преступления. Не случайно, поэтому осмотр места происшествия является тем следственным действием, которое в соответствии с ч.4 ст.146 УПК может производиться до возбуждения уголовного дела.

Неотложность проведения осмотра обусловлена возможностью необратимого изменения первоначального состояния обстановки и объектов осмотра, а также тем, что в ходе осмотра следователь может получить такие сведения, которые повлияют на весь дальнейший ход расследования. Осмотр является не только неотложным, но и незаменимым следственным действием, ибо невозможность непосредственного обозрения и восприятия обстановки, ее многих существенных для исследования деталей не могут быть впоследствии компенсированы даже самыми подробными показаниями свидетелей и иными материалами уголовного дела[5].

Осмотр местности, как самостоятельное следственное действие, проводится вне места происшествия (например, осмотр участка лесного массива, куда водитель, совершивший наезд на пешехода, вывез и спрятал его труп).

УПК РФ наряду с осмотром помещения предусматривает такой вид осмотра, как осмотр жилища. Для этого в случае отсутствия согласия проживающих в нём лиц требуется судебное решение согласно ст. 165 УПК.

Осмотр предметов производится в тех случаях, когда они имеют отношение к расследуемому преступлению.

Говоря об осмотре документов, следует иметь в виду, что в качестве доказательств они допускаются в тех случаях, когда изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст.84). Документы осматриваются в первую очередь для получения сведений, имеющих значение для уголовного дела, установления тех или иных данных для последующего их сопоставления со сведениями, содержащимися в других документах.

Осмотр трупа, как самостоятельное следственное действие, производится, как правило, в тех случаях, когда труп перемещен с места его обнаружения до прибытия следователя (например, отправлен в морг). Самостоятельно такой осмотр может проводиться и при эксгумации. Во всех остальных случаях он является составной частью осмотра места происшествия, местности, помещения.

К случаям, не терпящим отлагательства можно отнести случаи, когда промедление с осмотром может привести к невосполнимой утрате следов и вещественных доказательств, невозможности восстановления объективной картины происшедшего, своевременного установления и задержания лица, совершившего преступление, и др.

Чтобы не ограничивать процессуальную самостоятельность следователя при производстве осмотра, законодатель дал ему возможность осмотра до возбуждения уголовного дела, для которого в соответствии со ст.146 УПК РФ необходимо согласие прокурора.

Освидетельствование – это следственное действие, производимое с целью установить на теле обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего следов преступления, телесных повреждений или особых примет, если для этого не требуется производства судебно-медицинской экспертизы[6].

Освидетельствование производится в соответствии с общими правилами производства следственных действий с изъятиями, установленными статьей 179 УПК, которая регламентирует проведение освидетельствования.

Освидетельствование является разновидностью наружного осмотра, специфика которого обусловлена объектом производимых действий - телом человека.

В результате освидетельствования могут быть обнаружены следы, пятна крови и химические вещества, царапины, другие телесные повреждения, шрамы, татуировка, дефекты телосложения, родимые пятна и т.п. специфические признаки (особенности), посредством которых может быть установлена причастность лица к расследуемому преступлению.

При освидетельствовании может быть одновременно произведен осмотр одежды и обуви. Обычно эти действия фиксируются в одном протоколе.

Освидетельствованию могут быть подвергнуты:

· обвиняемый (подозреваемый);

· потерпевший;

· свидетель в случае необходимости оценки достоверности его показаний.

В тех случаях, когда освидетельствование проводится не для оценки достоверности показаний свидетеля, а с другими целями, оно может производиться только с его согласия.

Освидетельствование производится только в тех случаях, когда для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, а также выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, не требуется производство судебной экспертизы[7].

Часть 2 статьи 179 предусматривает, что освидетельствование производится следователем (дознавателем) на основании вынесенного им постановления, которое является обязательным для освидетельствуемого лица. В случае отказа от выполнения постановления следователя (дознавателя) освидетельствование производится принудительно. При этом необходимо установить причину отказа и производить принудительное освидетельствование лишь в исключительных случаях.

Часть 4 статьи 179 устанавливает запрет на производство следователем (дознавателем) освидетельствования лица другого пола, если освидетельствование сопровождается обнажением данного лица. Следователь (дознаватель) не может присутствовать при освидетельствовании лица другого пола, сопровождающемся его обнажением, даже если оно не возражает против этого. То же самое относится и к понятым.

В соответствии со ст.146 УПК освидетельствование обвиняемого (подозреваемого), потерпевшего, свидетеля относится к числу таких следственных действий, которые могут производиться до возбуждения уголовного дела, что также способствует приданию процессуальной самостоятельности следователя должного уровня, необходимого для эффективного проведения предварительного следствия.

Следственный эксперимент — это следственное действие, производимое в целях получения, проверки и уточнения фактических данных, имеющих значение для дела, путем воспроизведения обстановки и обстоятельств определенного события, совершения необходимых опытных действий[8].

Статья 181 УПК устанавливает особенности производства следственного эксперимента, который следует отличать от осмотра. Основное назначение осмотра состоит в обнаружении доказательств. Следственный эксперимент проводится главным образом с целью проверки или уточнения уже собранных доказательств, в том числе и тех, которые получены при осмотре. Если во время осмотра следователь обнаруживает вещественные доказательства и следы преступления, выясняет обстановку и иные обстоятельства происшествия, то при проведении следственного эксперимента он наблюдает и оценивает воспроизведенные участниками процесса действия, обстановку и обстоятельства события, а также необходимые опытные действия и их результаты. Осмотр, как правило, бывает неотложным следственным действием. Следственный эксперимент в качестве неотложного следственного действия проводится редко. Процессуальный порядок производства следственного эксперимента не совпадает с процессуальным порядком производства осмотра.

Следственный эксперимент может проводиться как с целью проверки имеющихся сведений о возможности совершать определенные действия, слышать и наблюдать какие-либо события, так и для выяснения механизма его происхождения или следообразования[9].

Результаты следственного эксперимента независимо от того, являются ли они положительными или отрицательными, имеют равное доказательственное значение.

При проведении следственного эксперимента с участием обвиняемого (подозреваемого) в соответствии с п.5 ч.1 ст.53 УПК может присутствовать защитник.

Для обеспечения достоверности выводов, к которым приводят опытные действия, необходимо, чтобы:

· условия, в которых проводится следственный эксперимент, были максимально приближены к тем, в которых происходило проверяемое событие;

· были обеспечены надлежащая полнота и точность воспроизведения самих действий, выполняемых иногда многократно, с соответствующими вариациями, а также правильность оценки их результатов.

Особенностью следственного эксперимента является то, что для восприятия его результатов, отражаемых в протоколе, не применяются специальные познания (иначе следует назначать судебную экспертизу).

Следственный эксперимент не может проводиться в тех случаях, когда при этом возникает опасность для здоровья участвующих в нем лиц. Кроме того, необходимо учитывать, что его производство не должно сопровождаться причинением ущерба чужому имуществу, нарушением общественной безопасности, а также норм нравственности[10].

При проведении следственного эксперимента присутствуют понятые.

Следователь руководит как подготовительными мероприятиями, так и самим ходом следственного эксперимента.

Если в процессе производства предварительного расследования требуются специальные познания в науке, технике, искусстве, ремесле, назначается экспертиза.

В соответствии с ч.1 ст. 195 УПК необходимость назначения судебной экспертизы определяется следователем самостоятельно. Следователь должен признать назначение судебной экспертизы необходимым, если существенные для уголовного дела факты могут быть установлены не иначе, как путем применения специальных знаний. Предыдущее обнаружение такого рода фактов с помощью ревизий, проверок, ведомственного контроля, медицинских обследований не исключает необходимости назначения судебной экспертизы, поскольку ей присуща процессуальная форма, гарантирующая достоверность выводов и соблюдение интересов участников судопроизводства.

В то же время ст.196 содержит перечень некоторых фактов, для установления которых в обязательном порядке должна быть назначена следственная экспертиза, независимо от того, что эти факты подтверждаются другими собранными по уголовному делу доказательствами. Это происходит в следующих случаях:

· причины смерти;

· характер и степень вреда, причиненного здоровью;

· психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;

· психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;

· возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

Судебная экспертиза назначается постановлением следователя.

Таким образом, законодатель в п.1 ч.1 ст. 195 обязал следователя мотивировать обоснование назначения судебной экспертизы. Для этого в постановлении о назначении экспертизы предусмотрена отдельная графа. Можно ли считать это ограничением процессуальной самостоятельности следователя?

Следователь законодателем обязан в ходе предварительного следствия собирать доказательства с соблюдением порядка, установленного УПК, чтобы они имели законную силу. Для назначения экспертизы как и любого процессуального акта требуется мотивировать основания вынесения постановления. То есть, в данном случае, можно сказать, что законодатель ограничил процессуальную самостоятельность следователя, обязав его в постановлении мотивировать назначение экспертизы. Но также, следователь обязан мотивировать в постановлении и назначение переводчика, и приостановку следствия и т.д. Для проведения любого процессуального акта необходимо основание, которое следователь должен привести в мотивировки. Таким образом можно сказать, что следователь ограничил процессуальную самостоятельность следователя в подчинении его уголовно-процессуальному закону.

От мотивировки зависит также правильная постановка вопроса перед экспертами, для получения адекватных результатов экспертизы.

Так Амурским областным судом от 24 ноября 1994 г. Борисов оправдан по п. "и" ст. 102 УК РСФСР за недоказанностью его вины в совершении преступления.

Борисов как лицо, ранее совершившее умышленное убийство, обвинялся в умышленном убийстве военнослужащего Хомлева, совершенном при следующих обстоятельствах.

Около 2 час. 20 ноября 1992 г. в п. Лесной Амурской области Борисов в состоянии алкогольного опьянения в своем доме из чувства мести умышленно нанес Хомлеву три удара ножом в грудь, ранив сердце, что повлекло смерть потерпевшего. С целью сокрытия преступления Борисов расчленил труп Хомлева и бросил его в реку.

Коллегия Верховного Суда РФ отметила, что ни органы предварительного следствия, ни суд не ставили вопрос перед экспертами о времени наступления смерти человека, чьи части тела были обнаружены, не выяснили причины противоречий в заключениях экспертов относительно возраста погибшего.

Оправдательный приговор был отменён, дело направлено на доследование[11].

При необходимости направить обвиняемого (подозреваемого), не содержащегося под стражей, на судебную экспертизу в медицинский или психиатрический стационар следователь выносит одно постановление, соединяющее в себе два решения: о назначении судебной экспертизы и о возбуждении ходатайства перед судом о помещении обвиняемого (подозреваемого), не содержащегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы. В данном случае процессуальная самостоятельность следователя ограничивается в судебном порядке.

На основе анализа статей УПК, регламентирующих производство осмотра, освидетельствования, следственного эксперимента, судебной экспертизы, можно сделать вывод о том, что при производстве данных следственных действий следователь обладает определённой долей процессуальной самостоятельности, достаточной для эффективного проведения предварительного следствия на этом этапе. Исключением является необходимость получения постановления суда на производство осмотра жилища и проведения судебной экспертизы лица, не содержащегося под стражей, в медицинском или психиатрическом стационаре. При этом следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве этих следственных действий не самостоятельно, минуя прокурора, а с его согласия в соответствии со ст. 165 УПК.

Такая степень процессуальной самостоятельности следователя при производстве следственных действий этой группы вполне оправдана. Следователь согласно ст. 38 УПК самостоятельно, на своё усмотрение организует процесс расследования и руководит им. Поэтому он должен в этом плане иметь максимум полномочий и возможностей для проявления инициативы, что должно способствовать успешному проведению расследования. При этом следователь несёт всю полноту ответственности за проведение расследования и соблюдение законности.

Такая процессуальная самостоятельность следователя при проведении указанных следственных действий не исключает контроля со стороны прокуратуры.

При проведении следственных действий данной группы прокурорский контроль осуществляется в «фоновом» режиме. Функция прокуратуры по ограничению процессуальной самостоятельности следователя со стороны прокурора при проведении данных следственных действий может проявляться со стороны прокуратуры путём реализации полномочий прокурора в соответствии со ст. 37 УПК РФ. Данные полномочия прокурора реализуются в случае, если он обнаружит нарушение закона в деятельности следователя и дознавателя, выражающееся в незаконных действиях или, наоборот в проявлении бездействия, что является осуществлением функции прокурорского надзора за следствием и дознанием в «фоновом режиме», что, по нашему мнению, нисколько не ущемляет инициативы следователя или дознавателя при организации предварительного следствия и дознания в плане производства указанных следственных действий, в случае соблюдения ими законности. Прокурор может дать указание на проведение отдельных следственных действий или произвести их сам только в случае, если усмотрит недостаточную инициативность следователя при проведении предварительного следствия. Но, как показывает практика, прокуроры идут на это только после объяснений со следователем, когда следователь обосновывает тактику проведения предварительного следствия и свои действия. В случае, если прокурор усматривает нецелесообразность действий следователя, то он может дать ему указания по проведению отдельных следственных действий или провести их сам. Это вполне обосновано, т.к. абсолютная процессуальная самостоятельность следователя, подразумевающая полное отсутствие контроля, может привести к грубейшим нарушениям закона со стороны следователя и дознавателя.

При этом участники производства по уголовному делу никоим образом не лишаются возможности обжаловать прокурору действия следователя и дознавателя. И опять же, за ними сохраняется право на обжалование действий должностных лиц в судебном порядке, закреплённое в ст. 46 Конституции РФ.

Полемики по вопросу процессуальной самостоятельности следователя при проведении осмотра, освидетельствования, следственного эксперимента, судебной экспертизы в литературе нет, т.к. законодатель адекватно отобразил в законе степень процессуальной самостоятельности следователя при проведении данных следственных действий. Это такие авторы как Гаврилов Б.Я.[12], Громов Н.А.[13] и др.

В целом материал второй главы является предметом совместного исследования наук уголовного процесса и криминалистики, в частности, её раздела «криминалистическая тактика», которые неразрывно связаны между собой. Соответственно, предметом споров в данной области, которые отражают материалы судебной практики, является соблюдение законности при применении следователями и дознавателями тактических приёмов при проведении соответствующих следственных действий.

Данный факт, также обуславливает тот постулат, что процессуальная самостоятельность следователя и дознавателя на этой стадии производства по уголовному делу должна быть достаточно высока, т.к. производство очень многих следственных действий требует быстроты и гибкости.

Поэтому положение ч.1. ст.165 УПК, требующее согласования с прокурором согласование ходатайства в суд на проведение определённых следственных действий лишено всякого смысла, т.к. необоснованно ограничивает процессуальную самостоятельность следователя и отрицательно влияет на процесс проведения предварительного следствия[14]. С этим утверждением согласны все учёные и практики, противоположных мнений в литературе не встречается.

Более того, некоторые авторы идут ещё дальше, называя следователя, благодаря сегодняшнему законодательно закреплённому уровню его процессуальной самостоятельности, делопроизводителем, писарем и т.д., который выполняет распоряжения прокурора при производстве по уголовному делу[15].

Но при этом необходимо помнить, чтобы оправдывать доверие законодателя по представлению следователю и дознавателю достаточных процессуальных полномочий и достаточного уровня процессуальной самостоятельности, они должны иметь достаточный уровень подготовки как юристы и обладать соответствующими моральными качествами.



[1] Быков В., Макаров Н. О регламентации следственных действий // Российская юстиция. - №2. – 1998.

[2] Предварительное расследование: Учебное пособие / Рыжаков А.П.. - Тула, 1996. – С 136.

[3] Криминалистика. Под ред. Данильяна Л.А. М. 2002 С. 476

[4] Предварительное расследование: Учебное пособие / Рыжаков А.П.. - Тула, 1996. - с 137.

[5] Предварительное расследование: Учебное пособие / Рыжаков А.П.. - Тула, 1996. – с 137.

[6] Быков В., Макаров Н. О регламентации следственных действий // Российская юстиция. - №2. – 1998.

[7] Предварительное расследование: Учебное пособие / Рыжаков А.П.. - Тула, 1996. – с 139.

[8] Быков В., Макаров Н. О регламентации следственных действий // Российская юстиция. - №2. – 1998.

[9] Предварительное расследование: Учебное пособие / Рыжаков А.П.. - Тула, 1996. - с 147.

[10] Предварительное расследование: Учебное пособие / Рыжаков А.П.. - Тула, 1996. - с 147.

[11] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1995 году. Вестник ВС № 3 1996 г.

[12]Гаврилов Б.Я. О процессуальной самостоятельности следователя: история, реальное состояние, перспективы развития // Право и политика. - М.; Nota Bene, 2001. - № 2. - с.92-99

[13] Громов Н.А. О принципе процессуальной самостоятельности следователя // Следователь. - М.; Юрист, 1997. - № 6. - с.19-21

[14] Дармаева В.Д. О процессуальной самостоятельности следователя // Следователь: Федеральное издание. - М., 2002. - № 10. - с.43-46

[15] Самостоятельность следователя: быть или не быть? (Д.Ю. Гончаров, "Журнал российского права", N 9, сентябрь 2002 г.)

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19