www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Уголовно-процессуальное право

Дипломные
Следственные действия, проводимые до возбуждения уголовного дела
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1. Требования к следственному действию как источнику получения доказательства

Следственные действия имеют своей целью сбор доказательств по уголовному делу.

Предмет доказывания как институт уголовного процессуального права имеет особое значение. Все обстоятельства, входящие в него, имеют уголовно-правовой или уголовно-процессуальный смысл. Установление их означает важный этап в принятии решения по существу дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 73 УПК предмет доказывания - обстоятельства, которые должны доказываться, как правило, по всем уголовным делам - охватывает следующие обстоятельства:

· событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

· виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

· обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

· характер и размер вреда, причиненного преступлением;

· обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

· обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

· обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Этот перечень обстоятельств призван обеспечивать полное и всестороннее исследование уголовного дела и принятие правильных решений как в ходе предварительного расследования, так и в суде.

К предмету доказывания не относятся другие многочисленные обстоятельства, которые исследуются по делу: факты и события, имеющее отношение к проверке и оценке конкретных доказательств, родственные связи, неприязненные и иные взаимоотношения участников процесса, незнание языка судопроизводства, а равно другие факты и события, имеющие вспомогательное значение. В контексте выполнения конкретных процессуальных действий они, безусловно, должны исследоваться, но они сами по себе не могут служить основанием для принятия итоговых решений.

Для правильного разрешения дела результаты проведения следственных действий должны отвечать всем критериям оценки доказательств, предусмотренным УПК РФ.

Оценка доказательств имеет своим назначением определение относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств для разрешения уголовного дела (ст. 88 УПК).

Оценку доказательств нельзя относить к завершающему этапу доказывания. Она охватывает всю уголовно-процессуальную деятельность по собиранию и проверке доказательств[1].

Оценка доказательств - непрерывный процесс определения свойств и значения доказательств для установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК. В пределах одной стадии можно говорить о предварительной и окончательной оценке доказательств субъектом доказывания. Оценка может быть предварительной потому, что нет еще необходимой совокупности доказательств для окончательного определения значения и качества доказательств. Как только такая совокупность появляется, дознаватель, следователь, прокурор, суд получают возможность дать окончательную оценку, в результате которой формируется вывод по делу.

Относимость доказательства - одно из свойств, которое свидетельствует прежде всего о его связи с существом дела, а равно с т.н. промежуточными фактами, т.е. с фактами, установление которых необходимо для подтверждения или опровержения обстоятельств, включаемых по закону в предмет доказывания.

Другими словами, доказательство должно иметь значение для правильного разрешения конкретного дела. Оно считается относимым, когда имеет отношение к делу, т.е. к установлению или опровержению обстоятельств, входящих в предмет доказывания в целом, а следовательно, к принятию законного, обоснованного и справедливого итогового решения.

Под допустимостью доказательства обычно понимается его процессуальная доброкачественность, соответствие закону. Как отмечено в ч. 2 п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г.[2], доказательства считаются полученными с нарушением закона, недоброкачественными (недопустимыми), когда при их "собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами". Это разъяснение дано Верховным Судом РФ на основании ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, установившей, что "при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона".

Существуют ключевые требования к проведению следственных действий применительно к критериям допустимости их производства: надлежащее лицо, надлежащий источник и надлежащая процессуальная форма.

Следственные действия должны быть выполнены надлежащим субъектом.

Наиболее распространенный характер носят нарушения, связанные с оформлением протокола изъятия вместо протокола обыска, составлением протокола добровольной выдачи - вместо протокола выемки, представлением медицинских справок об осмотре обвиняемых, подозреваемых, потерпевших и свидетелей - вместо протоколов медицинского освидетельствования, чистосердечные признания - вместо записи показаний обвиняемого.

Согласно ч.4 ст.80 УПК показания специалиста - сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями ст.53, 168 и 271 УПК РФ. Данное положение имеет большое значения для оценки результатов следственных действий, осуществленных до возбуждения уголовного дела, т.к. успех следственного осмотра зачастую зависит от правильных рекомендаций специалиста.

Тем самым законодателем поставлена точка в научном споре о необходимости введения института сведущего свидетеля[3].

Предметом ожесточенных дискуссий является вопрос о допустимости использования в качестве доказательств результатов оперативно-розыскной деятельности. Данный вопрос имеет большое значение, т.к. оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ) в большинстве своем проводятся до возбуждения уголовного дела, но их результаты зачастую несут достаточно много информации по расследуемому преступному деянию. Результаты ОРД могут использоваться в доказывании лишь при наличии определенных условий.

Методика их проверки представляется следующей: нормативную основу деятельности прокурора по обеспечению результатов оперативно-розыскной деятельности помимо законодательства, устанавливающего общие положения допустимости доказательств (ст.50 Конституции, ст.75 УПК), составляет ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации" от 12.08.95[4].

Полученные оперативным путем данные в соответствии со ст.11 Закона могут использоваться в доказывании в силу положений уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих собирание, проверку и оценку доказательств.

Представляется, что методика проверки допустимости результатов ОРМ должна включать выяснение следующих вопросов:

· соответствуют ли проведенные оперативно-розыскные мероприятия целям и задачам ОРД (ст.1, 2 Закона об ОРД);

· проведены ли ОРМ уполномоченным на то органом (ст.13 Закона об ОРД);

· предусмотрены ли Закона об ОРД оперативно-розыскные мероприятия, в ходе которых была получена соответствующая информация;

· имелись ли предусмотренные Закона об ОРД основания для производства ОРМ (ч.1 ст.7 Закона об ОРД);

· были ли дополнительные условия к производству ОРМ (ст.8 Закона об ОРД);

· соблюден ли установленный Закона об ОРД порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий;

· выдержаны ли требования законодательства об иммунитетах;

· соблюдены ли требования Закона об ОРД о применении в ходе ОРМ надлежащих технических средств;

· в наличии ли в материалах уголовного дела постановление начальника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность о представлении материалов следователю (ст.11 Закона об ОРД)[5].

Следственные действия могут производиться только по возбужденному уголовному делу, т.е. после дачи прокурором согласия на его возбуждение в соответствии с ч.4 ст.146 УПК.

Исключение составляют те следственные действия, которые законодатель разрешает выполнять до возбуждения уголовного дела в порядке проверки заявления или сообщения о преступлении, а также по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего.

УПК, однако, не дает четкого ответа на вопрос, может ли следователь после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, но до получения согласия прокурора производить другие следственные действия. Также не ясно, что будет с протоколами следственных действий, если прокурор откажет в даче согласия на возбуждение уголовного дела.

Можно твердо утверждать, что если в УПК РФ исчерпывающе перечислены следственные действия, производство которых допустимо до возбуждения дела, то расширительному толкованию их перечень, установленный в ч.4 ст.146 УПК, не подлежит.

В случае отказа прокурора в даче согласия на возбуждение уголовного дела протоколы уже проведенных следственных действий и иные материалы должны находиться в том производстве, которое представлялось прокурору.

Проверяя обоснованность производства следственных действий, требующих в соответствии с ч.2 ст.29 УПК обязательного разрешения суда, но проведенных без получения этого согласия с последующим уведомлением, суд не должен исходить из принципа "победителя не судят". Если не будет усмотрено достаточно оснований для проведения без решения суда следственного действия, результаты последнего в соответствии с ч.1 и п. 3 ч.2 ст.75 УПК должны быть признаны не имеющими юридической силы.

Что касается вопроса о допустимости осмотра места происшествия в жилом помещении, то необходимо пояснить следующее.

Из содержания ч.1 ст.176 УПК можно сделать вывод, что это самостоятельный вид осмотра и разрешение суда на его проведение в случае отсутствия согласия проживающих в данном жилом помещении лиц не требуется. С другой стороны, он одновременно зачастую является и осмотром жилища, для проведения которого необходимо разрешение суда в соответствии с п.5 ч.2 ст.29 УПК.

Поскольку неприкосновенность жилища гарантирована Конституцией, а также нормами международного права, она должна соблюдаться субъектами расследования. В связи с этим при отказе лиц, проживающих в жилом помещении, являющемся полностью или частично местом происшествия, следователь или иное должностное лицо, проводящее расследование преступления, должны вынести постановление о производстве осмотра данного помещения с последующим уведомлением суда через прокурора о его проведении. Это не будет противоречить закону.

Того же порядка нужно придерживаться, когда осмотр производится до возбуждения уголовного дела.

Важной представляется необходимость проверки соблюдения требований закона о надлежащем порядке применения технических средств при производстве следственных действий.

Первая группа вопросов относится к обеспечению объективности расследования.

Некоторые из допустимых при расследовании технических средств перечисляет ст. 166 УПК. С развитием технического прогресса стали возникать вопросы о правомерности использования в расследовании, в том числе и при допросах, новых технических разработок и соответствующих дополнениях в УПК.

Сейчас отчетливо прослеживается тенденция к компьютеризации. Но если говорить о конкретных цифровых устройствах фиксации звука и изображения, то возникают сомнения в возможности использования их в качестве средств собирания, проверки и оценки доказательств. Цифровые системы позволяют значительно изменять характеристики и параметры фиксируемых объектов уже в процессе съемки.

Представим ситуацию, при которой недобросовестный следователь, используя возможности цифрового фото или видео, умышленно изменяет параметры фиксируемого изображения в ходе осмотра места происшествия, обыска, следственного эксперимента, проверки показаний на месте и т.д. При этом присутствуют понятые, и с их точки зрения следователь все делает правильно. Нетрудно представить, какой вред интересам правосудия может быть нанесен.

Таким образом, вопрос о правомерности использования того или иного технического средства в доказывании должен решаться законодателем дифференцированно с учетом эффективности, степени защищенности результатов применения тех или иных технических средств[6].

Следующая группа вопросов касается выполнения предписаний закона о порядке применения дополнительных средств фиксации результатов следственных действий.

Очень редко, как правило, за отсутствием времени, при направлении уголовных дел в суды просматриваются видеозаписи следственных действий. Следует отметить, что практически в каждом без исключения сюжете имеют место нарушения процессуального порядка проведения того или иного следственного действия или применения видеосъемки. При наличии заявленного в суде ходатайства со стороны заинтересованных лиц о просмотре таких "видеосюжетов" могут возникнуть самые серьезные сомнения не только в их допустимости, но и в допустимости самих протоколов следственных действий со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Кроме того, следователи зачастую сами грешат повторением за допрашиваемым той части его показаний, которую считают значимой для дела. Нередко, прерывая видеозапись по каким-либо чисто техническим причинам, следователи не оговаривают их, не делают впоследствии соответствующих записей в протоколе следственного действия.

В свою очередь, распространены нарушения требований закона, связанные с окончанием производства следственного действия. Например, по окончании допроса звукозапись не воспроизводится допрашиваемому и соответственно он фактически лишается права сделать дополнения к звукозаписи показаний на фонограмму и заявление, удостоверяющее ее правильность. Нетрудно предположить, что такие нарушения могут также повлечь в суде исключение целого ряда доказательств из дела как недопустимых.

УПК допускает возможность для указанных лиц снимать копии с документов, содержащихся в деле, в том числе и с помощью технических средств. Каких именно - законодатель не оговаривает.

Необходимо категорически выступить против включения в закон данной нормы, так как она дает возможность для откровенных злоупотреблений со стороны защиты (количество фактов такого рода продолжает увеличиваться).

Адвокат заклеивает в отснятом протоколе подписи понятых, изготавливает повторную копию, а в судебном заседании заявляет ходатайство об исключении из дела недопустимого доказательства, утверждая, что в момент ознакомления с делом этих подписей не было. Подтвердить или опровергнуть данное утверждение практически невозможно.

Отсутствие законодательных барьеров позволяет недобросовестному защитнику сделать совершенно легально копии видеокассет, дискет, компакт-дисков и других носителей информации, имеющих статус приложений к протоколам следственных действий, иных документов и вещественных доказательств, что представляется совершенно недопустимым. К сожалению, на сегодняшний день алгоритма противодействия такой недобросовестности законодателем не выработано[7].

Обеспечение субъектами доказывания допустимости доказательственной информации прежде всего означает необходимость получения фактических данных, сведений, составляющих содержание доказательства только от определенных лиц и с соблюдением установленной законом процедуры проведения этого следственного действия.

Таким образом, можно сделать вывод, что любое следственное действие, а, тем более, следственное действие, проводимое до возбуждения уголовного дела, должно соответствовать требованиям УПК РФ. Данный тезис имеет очень важное значение, т.к. в большинстве уголовных дел следственные действия, осуществленные до возбуждения уголовного дела, имеют решающее значение в построении доказательной базы. И здесь очень важно, чтобы лицо, осуществляющее данное следственное действие, руководствовалось не только положениями закона, но и принципами морали, т.к. основной целью уголовного судопроизводства является не получение обвинительного приговора, а установление истины и воздание всем по заслугам.



[1] Теория доказывания в уголовном судопроизводстве: Монография / Белкин А.Р.. - М.; Норма, 2005. С. 74

[2] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" // "Российская газета" от 28 декабря 1995 г.

[3] Предварительное расследование по УПК России (процессуальные и организационно-правовые аспекты): Монография / Малышева О.А.. - Рязань; Академия права и управления Минюста России, 2004. С. 27

[4] Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (с изменениями от 18 июля 1997 г., 21 июля 1998 г., 5 января, 30 декабря 1999 г., 20 марта 2001 г., 10 января, 30 июня 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г.) // "Российская газета" от 18 августа 1995 г.

[5] Сиваев В.С. Следственные действия до возбуждения уголовного дела: теория и практика применения // Уголовное досудебное производство: проблемы теории практики: Материалы межвузовской научно-практической конференции (6 октября 2004 года). - Омск; Изд-во Омск. юрид. ин-та, 2004. - с.165-170

[6] Кальницкий В. "Санкционирование" и проверка судом законности следственных действий в ходе досудебного производства не эффективны // Уголовное право. - М.; Интел-Синтез, 2004. - № 1. - с.73-75

[7] Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве: Учебник / Гармаев Ю.П., Карагодин В.Н.. - М.; Экзамен, 2005. С. 122

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19