www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Семейное право
Семейное право: Учебное пособие. - Авторский коллектив allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.1 История развития правового регулирования заключения брака в России. Международно-правовые акты о заключении брака

Ныне действующий семейный закон – Семейный кодекс Российской Федерации не содержит легального определения брака, однако, законодатель весьма подробно урегулировал порядок и условия заключения брака, ведь надлежаще урегулировать этот вопрос - задача любого правового государства, как более крупной ячейки объединения людей.

Именно с моментом заключения брака законодатель связывает возникновение у супругов общей собственности, взаимных прав и обязанностей. Именно при заключении брака закладывается равенство сторон.

Заключение брака – важный шаг в жизни любого человека. Однако для его заключения не достаточно только желания брачующихся. Государство устанавливает ряд условий, специальный порядок, государственную регистрацию заключения брака.

Традиция связывать брак с соблюдением определенной процедуры его оформления, характерная для российского права, восходит, как это принято считать, к праву Византии, когда в конце IX столетия (около 893 г.) император Лев Мудрый издал закон, предписывающий вступать в брак не иначе как посредством церковного венчания. Только такой брак получал государственную поддержку; несоблюдение же формы, предписываемой государством и канонами государственной религии, вело к признанию заключенного союза незаконным. Спустя два столетия требование узаконения брака было распространено и на низшие слои общества — рабов и крепостных[1].

В западных христианских государствах сложилась иная, отличная от православной, трактовка брака. Римско-католическая церковь длительное время не считала обязательным для заключения брака соблюдение каких-либо особых процедур, хотя и рекомендовала католикам получение церковного благословения. Поэтому в государствах, где господствовал католицизм, признавались так называемые тайные браки, т.е. простое, не получившее церковного освящения, но обязательно основанное на взаимном согласии сожительство мужчины и женщины. Как отмечал Н.С.Суворов[2], несмотря на сложившийся к XIII в. народный обычай, по которому священник осуществлял передачу невесты жениху и объявлял их мужем и женой, только с постановлениями Тридентского собора (середина XVI в.) в западных христианских государствах юридическая действительность брака стала в полной мере связываться с соблюдением особой публичной процедуры. При этом обязательным было по-прежнему не церковное венчание, а выражение согласия на брак перед тремя свидетелями, одним из которых был приходской священник. В этот период только во Франции изданием блуасского ордонанса Генриха Третьего (1579г.) заключение брака требовало соблюдения процедуры церковного венчания.

В дореволюционном русском праве действительным признавался только религиозный брак. Однако и становлению религиозного брака предшествовали иные формы заключения брачных отношений.

Истории древней Руси известны несколько способов заключения браков. Среди них наиболее древний - похищение невесты женихом без ее согласия, однако постепенно увозу невесты начинает предшествовать сговор с ней. В древние времена существовал и такой способ заключения брака, как покупка невесты у ее родственников. При этом согласие невесты на брак не имело существенного значения, хотя уже в Уставе Ярослава содержался запрет выдавать замуж силой.

В это время различны и формы брака. Средневековые источники сообщают о многоженстве, издревле известном у славян, реже о многомужестве. В некоторых местах практиковался пробный брак, когда невеста переселялась к жениху, а свадьба откладывалась до рождения ребенка; если же супружество оказывалось неудачным, свадьба не устраивалась вовсе, и невеста возвращалась к родителям, получая вознаграждение. Молодые люди, не вступавшие в брак, подвергались осмеянию, что, однако, не распространялось на тех, кто давал обет безбрачия намеренно.

Ограничения и запреты к вступлению в брак касались возраста, родства, вероисповедания и т.д. Возрастные ограничения выражались в соблюдении очередности вступления в брак детей (особенно дочерей) согласно старшинству. Помимо обычного брака с переходом жены к мужу, встречался брак, при котором зятя брали в дом жены. Такого жениха невеста иногда сама шла сватать, он участвовал в девичнике, готовил приданое, назывался "примаком", "подживотником", "привальнем", в шутку даже "молодухой"; говорили, что он "выходит замуж", а невеста "женится" на нем.

С 988 г. с крещения Руси и присвоением церковью монополии права начали складываться нормы брачного права и серьезно меняются представления о порядке заключения брака. В России начинает действовать Номоканон - собрание византийского семейного права. Церковное венчание, введенное в ХI веке, практиковалось только среди высших слоев общества, остальное население заключало браки по традиционным обрядам.

К концу 13 в. согласие сторон на брак стало фиксироваться в брачном сговоре, составлением которого занимались сваты или родственники. Заключительной частью брачного сговора является церковное обручение. Для вступления в сам венчальный брак от сторон требовалось выполнение многих условий. Одним из них был брачный возраст. Например, для женщин, в ХIV-ХV вв. он начинался с 12 до 18-20 лет. Русская церковь препятствовала заключению браков с несовершеннолетними. За преступную связь женщины наказывались постижением в монашки, позже ограничивались штрафом. Этот запрет не распространялся на великих княжон. Ограничивалось и число замужеств, нормы христианской морали допускали только два брака. Третий разрешался только в случае смерти второго супруга и отсутствия детей.

Постепенно усиливается роль светского законодательства. Однако дореволюционная Россия так и не дошла до создания единого для всех подданных законодательства о браке. В многонациональной России браки заключались в основном по религиозным нормам, и, соответственно порядок заключения брака, например, у мусульман отличался от классического христианского брака.

До Октябрьской революции 1917 г. браком считался союз, оформленный по религиозным канонам конфессий, к которым принадлежали лица, вступавшие в брак. Исключение составляли лишь браки раскольников, получавшие юридическое признание после их регистрации в полицейских органах. Именно эти браки представляли уже в то время не что иное, как «гражданские браки», т.е. браки, оформленные в органах государственных, а не в церкви[3].

Введение гражданской формы брака, заключаемого посредством его регистрации в государственных органах, и соответственно отмена церковной формы были произведены в России Декретом ВЦИК и СНК РСФСР 18 декабря 1917 г. "О гражданском браке, о детях и о введении книг актов гражданского состояния". Исключение делалось только для религиозных браков, заключенных до образования или восстановления государственных органов записи актов гражданского состояния.

Уже 21 октября 1918 г. было издано постановление ВЧК, которое объявляло, что «пометки в паспортах о церковном венчании, присвоение на основании церковного венчания женщине фамилии лица, с которым она венчалась, отметка милицией таких лиц как состоящих в браке и выдача венчавшейся паспорта на фамилию гражданина, с которым она венчалась, является саботажем декрета о гражданском браке, присвоением чужой фамилии и звания мужа или жены, т.е. срывом декретов рабоче-крестьянского правительства, а для служащих милиции — преступлением по должности».

Однако еще долгое время регистрация «де факто» не была обязательна.

Причину такого пренебрежения к действовавшей норме можно понять из контекста заявления Я.Н.Бранденбургского: "Регистрация - пережиток, со временем она, конечно, исчезнет, но сейчас она сохраняется, главным образом, как средство борьбы с церковным браком"[4]. Идея эта не нова. Еще в 1918 г. при принятии КЗАГСа гражданский (зарегистрированный) брак понимался в НКЮ как средство борьбы с браком церковным.

Об этом говорили не только Российский цивилисты, но и зарубежные исследователи, так французский ученый Альфред Наке в своем труде «К свободному союзу» (1908 г.), разделил точку зрения советских цивилистов, что «в коммунистическом обществе люди не будут нуждаться ни в том, чтобы общество вмешивалось в союз полов, даже в виде простой регистрации, ни в том, чтобы хотя бы малейшее моральное давление оказывалось по отношению к индивидууму».

Таким образом, новая государственная власть вслед за рядом европейских государств осуществила своего рода революцию и в регулировании матримониальной сферы — переход от брака церковного к браку гражданскому. Но это был только шаг на пути к признанию юридической силы за простым сожительством. В то время, по словам Г.М.Свердлова, «признание и охрана последствий фактических, незарегистрированных брачных отношений в условиях острой борьбы за гражданский брак означали бы признание и религиозных браков, ибо церковь всемерно стремилась к тому, чтобы религиозный брак не сопровождался светской формой и, следовательно, оставался тем, что называется фактическим браком».

Стоит отметить, что введение гражданского брака было воспринято населением поначалу отрицательно. Однако жесткая политика государственной власти на повсеместное распространение гражданской формы брака на фоне широких репрессий против церкви дала результаты: к середине 20-х годов наступил следующий этап реформирования брачно-семейного законодательства.

В проекте нового Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г. содержалось правило о признании регистрации брака факультативной, о признании правовой силы и за внебрачным сожительством.

Основными аргументами в пользу этого нововведения назывались, во-первых, большое число подобных браков (по данным Народного комиссариата юстиции, их количество к 1926 г. составляло примерно 7 % от общего числа браков и имело тенденцию к росту); во-вторых, то, что непризнание их правового значения больно ударяло по интересам женщины, остававшейся еще материально зависимой от мужчины. «Признание правовой силы за фактическими брачными отношениями пресекало возможность злоупотребления материальной зависимостью женщины… классово-чуждым элементам... а также несознательным личностям из числа трудящихся, которые еще не отрешились от узкомещанских, мелкособственнических взглядов на отношение к женщине».33 Доводы тех, кто высказался против проекта и считал его шагом к разрушению семьи, а «уравнение зарегистрированных и незарегистрированных браков, направленное как будто в пользу женщины, на деле обращенным против нее», 34 не были приняты во внимание.

И все же при обсуждении проекта 60 % собраний сельских жителей и часть городских высказались за сохранение обязательной регистрации брака. Ряд советских республик, например, Узбекистан, Азербайджан, Туркмения, Таджикистан, отказались от включения аналогичных правил в свое семейное законодательство.

Тем не менее с принятием КЗоБСО РСФСР регистрация брака сохранялась «как в интересах государственных и общественных, так и с целью облегчить охрану личных и имущественных прав и интересов супругов и детей». «Фактические брачные отношения» в полной мере не были приравнены к браку. Для того чтобы влечь за собой юридические последствия, в частности, применение при разделе нажитого имущества правил об общей совместной собственности, этот факт согласно ст.12 КЗоБСО должен был подтверждаться в суде на основе следующих доказательственных фактов: совместного жительства, наличия при этом сожительстве общего хозяйства и выявление супружеских отношений перед третьими лицами, в личной переписке и других документах; также в зависимости от этих обстоятельств учитывалась взаимная материальная поддержка, совместное воспитание детей и пр. По определению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР от 10 декабря 1939 г., «отсутствие этих доказательств во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной свидетельствует о наличии между ними не брачных отношений, а случайной связи, которая не охранялась законом и наличие которой не влекло за собой никаких правовых последствий».

Согласно редакции ст. 7 и 8 КЗоБСО узаконенные сожители в отличие от супругов не имели права носить общую фамилию, претендовать на изменение гражданства в упрощенном порядке. Однако судебная практика уравняла их с супругами в наследственных правах. Пенсионное и страховое законодательство признавали за незарегистрированным супругом право на пенсию и пособия.

Возникали и проблемы: так, судебная практика стала сталкиваться с семейными и наследственными спорами, когда без юридического прекращения зарегистрированного брака или не состоя в зарегистрированном браке вовсе, один из супругов (сожителей) длительное время состоял в фактических брачных отношениях с другим или другими лицами (последовательно или даже одновременно). Государство фактически потеряло критерии для определения тех семейных союзов, которые могли получать правовую защиту, поскольку и незарегистрированное сожительство в соответствии с законом вправе было рассчитывать на нее.

Поэтому Верховному Суду приходилось неоднократно высказываться по данному поводу, причем его разъяснения носили противоречивый характер. Так, с одной стороны, было признано, что отсутствие регистрации прекращения прежнего зарегистрированного брака не должно служить препятствием для признания фактических брачных отношений с другим лицом со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями, так как формальное существование нерасторгнутого брака не может иметь значения, стороны могли бы оформить свои фактические отношения во всякое время, зарегистрировав прекращение первого брака. С другой стороны, определениями Верховного Суда РСФСР № 32927, 31325 и постановлениями Президиума Верховного Суда РСФСР от 16/17 сентября 1935 г. спустя почти десятилетие было указано, что суды не вправе допускать одновременного существования двух браков, признавать юридическое значение за фактическими брачными отношениями при одновременном существовании зарегистрированного брака. В этих случаях первый брак должен быть расторгнут, а органам ЗАГС предписывалось зарегистрировать его прекращение.

В последующем происходит окончательная отмена факультативного характера регистрации брака, что было закреплено Указом от 8 июля 1944 г. С этого времени только зарегистрированный брак порождал права и обязанности супругов, установленные кодексами о браке и семье союзных республик (ст. 19 Указа). Интерес государства в регистрации брака состоит в том, писал Свердлов Г. М., что это дает возможность воздействовать на брачные отношения в таком направлении, которое "полезно и необходимо и для общества, и для отдельного человека"[5].

Принятый в 1969г. Кодекс о браке и семье РСФСР подтвердил осуществившееся в законодательстве признание юридической силы только за зарегистрированным браком. Устанавливалось, что «права и обязанности супругов порождает лишь брак, заключенный в государственных органах записи актов гражданского состояния» (ст.17), предписывалось заключать брак в органах ЗАГС (ст.13).

В настоящее время процедура заключения брака на территории нашей страны регулируется Семейным кодексом Российской Федерации. В семейном законе выделена специальная глава 3 (ст.ст.10-15) Условия и порядок заключения брака. Наряду с СК РФ к данным правоотношениям применимы нормы Гражданского кодекса Российской Федерации (части первая, вторая и третья) (с изм. и доп. от 20 февраля, 12 августа 1996 г., 24 октября 1997 г., 8 июля, 17 декабря 1999 г., 16 апреля, 15 мая, 26 ноября 2001 г., 21 марта 2002 г.)[6]

Также необходимо выделить еще один ключевой нормативный акт, регулирующий порядок государственной регистрации заключения брака - Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. №143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" (с изм. и доп. от 25 октября 2001 г., 29 апреля 2002 г.)[7].

В отдельных случаях условия и порядок заключения брака на территории Российской Федерации определяются по законодательству иностранного государства. Подробно этот вопрос мы рассмотрим в отдельном параграфе, отметим лишь, что в таких случаях дополнительно применяются договора между Российской Федерацией и иностранным государством о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и семейным делам.



[1] Косова О.Ю. Фактические браки и семейное право // Правоведение. – 1999. - №3.

[2] Суворов Н.С. Гражданские брак. Спб. – 1896. –с.24-25.

[3] Косова О.Ю. Фактические браки и семейное право // Правоведение. – 1999. - №3.

[4] Бранденбургский Я.Н. Брак и его правовые последствия. М.: 1926. - с.6.

[5] Полянский П.Л. Развитие понятия брака в истории советского семейного правам // Вестник Московского университета. - Серия 11. – Право. – 1998. - №2.

[6] Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 5 декабря 1994 г. - №32. - Ст. 3301.

[7] Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" // Российская газета. - 20 ноября 1997 г.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100