www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Семейное право
Однополые браки. Гринюк М., 2004.
Содержание   
Однополые браки

Достаточно важную роль в процессе легализации "однополой семьи" в мировом сообществе сыграла Каирская международная конференция ООН по народонаселению и развитию 1994 г., в которой принимала участие и Россия. Каирская конференция утвердила Программу действий по регулированию народонаселения. Принцип 9 Программы закрепил равноправие и равноценность разных типов половых союзов, включая однополые союзы. Провозглашенный Каирской конференцией постулат вызвал резко негативную оценку со стороны делегаций из Ватикана и Латинской Америки. Российская делегация не высказалась по данному вопросу в связи с тем, что в то время в России он был неактуален: в силу ст.121 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. гомосексуализм (мужеложство) рассматривался как уголовное преступление. На сегодняшний день данный уголовный запрет снят, и российское общество вплотную встало перед проблемой легализации "однополой семьи".

В новом Уголовном кодексе РФ мужеложство и лесбиянство не рассматриваются в качестве самостоятельных уголовных преступлений, в чем нетрудно усмотреть презрение к исконной традиции отечественного уголовного права. Дело в том, что в России еще с 1551 г. "содомские грехи" мужеложства, лесбиянства и скотоложства рассматривались в качестве уголовных преступлений (согласно п.33 постановления Стоглавого собора). В наши дни государство, отказавшись от традиционно криминальной оценки упомянутых явлений, санкционировало их.

Обратимся к действующему семейному законодательству.

Характерно, что определения брака и семьи Семейный кодекс не содержит. Если обратиться к дореволюционому законодательству, то при определении брака использовали каноническое определение, данное в Кормчей книге. Такая связь канонической и юридической трактовок брачных отношений объясняется тем, что дореволюционные российские законы, и прежде всего составленный в 1833 г. Свод законов Российской империи, регулировали брачные отношения исключительно с участием лиц православного вероисповедания. В "Курсе русского гражданского права" Г.Ф. Шершеневича, брак определялся как "союз мужчины и женщины с целью сожительства, основанный на взаимном соглашении и заключенный в установленной форме".

Если обратиться к современным изданиям по семейному праву традиционное определение брака вообще не упомянуто. Приведем мнение одного из разработчиков нового Семейного кодекса, автора первого учебника по современному семейному праву России М.В. Антокольской: "В современном плюраллистическом обществе невозможно навязывание всем его членам единого представления о браке. Поэтому право должно охватывать лишь ту сферу брачных отношений, которая поддается правовому регулированию. Этическая оценка брака сугубо личное дело каждой супружеской пары. Навязывание таких представлений извне (т.е. государством или законом. - К.Ч.) есть нечто иное, как посягательство на свободу мировоззрения личности. Постепенно осознание этих обстоятельств пробивает себе дорогу". Согласно достаточно распространенному в современном правоведении мнению, моральные ценности стоят вне закона, закон не должен касаться сферы морали. По мнению той же М.В. Антокольской в будущем лица, вступающие в брак, получат право с помощью договора выработать для себя ту модель брака, которая для них наиболее приемлема, а государство будет лишь регистрировать их выбор".

Итак, получается, что разработчики Семейного кодекса сочли традиционное для отечественного семейного права определение брака пустым морализаторством, не имеющим юридического значения. Семейный кодекс РФ, не внося в этом отношении ничего принципиально нового, содержит в двух своих статьях, а именно в ст.1 и 12 крайне лаконичное упоминание о принципе добровольности брачного союза мужчины и женщины. Таким образом, прямое указание на то, что брак является союзом лиц разного пола, в современном отечественном праве отсутствует.

Центральным событием 2002 г., продемонстрировавшим позицию государства, уровень развития законодательства, а также степень зрелости гражданского сознания самих гомосексуалистов, явилась законодательная инициатива по рекриминализации добровольных сексуальных отношений в частной обстановке между мужчинами, достигшими легального возраста согласия.
22 апреля 2002 г. группа депутатов Государственной Думы, входящих во фракцию «Народный депутат» во главе с Г. Райковым, внесла пакет поправок в Уголовный кодекс РФ, устанавливающий уголовную ответственность в виде лишения свободы на срок от одного года до пяти лет за «противоестественное удовлетворение половых потребностей мужчины с мужчиной (мужеложство)», под которым, в соответствии с пояснительной запиской к законопроекту, понимается анальная пенетрация (другие формы сексуальной активности между мужчинами, а также сексуальные отношения между женщинами преступления не образуют). В пояснительной записке к законопроекту также отмечается, что поправки направлены на «укрепление общественной нравственности, института семьи и здоровья граждан России», должны способствовать борьбе с распространением венерических заболеваний и СПИДа, а также противодействовать вовлечению несовершеннолетних в занятия проституцией и распространению порнографии.

Реакция большинства парламентариев, которые высказали свое отношение к этой инициативе, была негативной. Некоторые депутаты из фракции СПС открыто защищали права гомосексуалистов. А. Вульф позднее даже выступил с предложением ввести законодательный запрет дискриминации на основании сексуальной ориентации. Однако отдельные политики поддержали Г. Райкова и других депутатов. От лица исполнительной власти высказалась вице-премьер правительства В. Матвиенко, которая осудила инициативу. Впервые за всю новейшую историю России предложение группы депутатов сделало гомосексуальность предметом активного обсуждения в СМИ, большинство которых осудило его. Сам факт выдвижения подобной законодательной инициативы в парламенте страны и последовавшие затем высказывания весьма красноречиво характеризуют ситуацию с признанием прав сексуальных меньшинств в России. Реакция коллег авторов законопроекта была хотя и негативной, но достаточно сдержанной.

Прямо дискриминационным в отношении гомосексуалистов на настоящий момент является лишь один нормативный документ - Приказ министра здравоохранения от 14 сентября 2001 г. «Об утверждении порядка медицинского обследования донора крови и ее компонентов» (зарегистрирован в Министерстве юстиции РФ 31 октября 2001 г. под № 3001), фактически воспроизводящий формулировки прежнего аналогичного документа - «Инструкции по медицинскому освидетельствованию доноров крови, плазмы, клеток крови» от 16 ноября 1998 г. В соответствии с приказом, лица, «относящиеся к группам риска (гомосексуалисты, наркоманы, проститутки)», не могут являться донорами крови и (или) ее компонентов.

Наиболее значительным недостатком российской законодательной базы следует признать отсутствие законодательного запрета дискриминации на основании сексуальной ориентации в различных отраслях права (прежде всего в уголовном, а также трудовом праве), что создает предпосылки для нарушений прав и случаев дискриминации гомосексуалистов в самых различных сферах.

Между тем уровень терпимости российского общества (особенно в провинции) к сексуальным меньшинствам один из самых низких в Европе. Отсутствие регулярных исследований не позволяет точно оценить динамику уровня толерантности к гомосексуалистам, а также восприятие общественным мнением отдельных аспектов прав сексуальных меньшинств.

В зарубежных странах, таких как Дания, Норвегия, Швеция, Голландия, Франция в течение последних лет были приняты специальные законы, разрешающие так называемые зарегистрированные партнерства лиц одного пола. За рубежом однополые партнерства хотя и влекут за собой целый ряд правовых последствий действительного брака, все же не преследуют тех целей, которые традиционно считаются определяющими для семьи; речь идет о рождении и воспитании детей. Так, в соответствии со шведским законом от 1994 г. "зарегистрированные однополые пары не могут иметь в совместном воспитании ребенка, не могут ни вместе, ни порознь усыновить ребенка, не имеют доступа к медицинским процедурам по искусственному оплодотворению". В настоящее время от этого принципа отступила лишь Голландия. В 2001 г. в нормах голландского семейного законодательства была закреплена возможность усыновления и удочерения детей однополыми парами.

Гринюк Марина, 2004.

Содержание   




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100