www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 1. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
4. Литература уголовного права

4. Указанное различие методов разработки уголовного права подтверждается и обозрением его литературы[1].

Уголовное право как наука возникло только у новых народов: даже римские юристы не дали ни одного систематического исследования по уголовному праву; отдельные фрагменты по этим вопросам мы встречаем только в 47-й и 48-й книгах дигест.

Открытие юридических факультетов в Италии также не придало самостоятельного значения уголовному праву, так как везде, не исключая Болонского университета, вопросы уголовного права излагались в общем курсе римского права, как экзегеза «libri terribiles»[2] пандект, или 9-й книги кодекса и последней книги институций. Даже великий переворот в юриспруденции в начале XVI века, начавшийся под влиянием французских юристов, и в главе их Куяция, время замены глоссы так называемым методическим (систематическим) изучением права, появление работ гуманистического направления — все это осталось без особенного влияния на уголовное право потому, как замечает Штинцинг, что эта отрасль права представляла мало практического интереса сравнительно с правом гражданским вследствие незначительного участия ученых-юристов в уголовном правосудии той эпохи.

Древнейший труд[3], дошедший до нас от конца XIII столетия, специально посвященный уголовному праву, принадлежит итальянскому писателю Альберту Гандину — Libellus de maleficiis[4] (Гос полагает, что написано в 1262 г., а по исследованию L. Gandini (G. 1885) — в 1285 г.; напечатано в первый раз в 1491 г.); из XIV столетия следует упомянуть сочинение Якова Бельвизия (ум. 1335) Practica criminalis, получившая у позднейших писателей прозвище «aurea»[5]; из XV столетия — труд Ангелуса Аретина, Tractatus de maleficiis[6] (написан около 1437 г., но напечатан в первый раз по указанно Гюнтера в 1470 г.)[7].

Более обстоятельная разработка уголовного права начинается только с XVI столетия; к этому же времени появляются в Тюбингенском и Йенском университетах отдельные курсы по этому предмету.

В литературе уголовного права XVI и XVII вв. господствовало влияние двух школ — итальянской и голландской. Из итальянских писателей по тому авторитету, которым они пользовались, заслуживают особенного упоминания Юлий Клар (ум. в 1575 г.) с его сочинениями Practica criminalis, 1560 г., и Sententiae recepti (первое издание—1565 г., последнее—1739 г.), и теперь еще цитируемый итальянскими юристами, и Проспер Фаринаций (ум. 1613; полное собрание его сочинений в 9-ти томах напечатано во Франкфурте в 1597—1616 гг. и в Лионе в 1634 г.). Фаринаций пользовался особенной известностью у французских писателей и даже ныне, как, например, в трудах Эли, постоянно цитируется как представитель средневековой юриспруденции[8].

Из голландцев особенно популярными были: Дамгудер (ум. 1581) с его сочинением Praxis rerum criminalium, 1554 г. (по указанию Госа было издание в 1551 г.), переведенным на языки голландский, немецкий, итальянский и французский и имевшим огромное количество изданий (Haus, № 18), и Антон Маттей (ум. 1654), представитель mos Gallicus (голландской школы), в противоположность mos Italiens (итальянской школы), с его сочинением De criminibus, ad lib. 47 и 48 Dig. commentarius, 1644 г. О нем проф. Гелыпнер говорит: Маттей в области уголовного права первый отбросил экзегетически-глоссаторский способ разработки, состоявший в разъяснениях отдельных мест источников и в собирании по каждому вопросу бесконечного количества цитат из всевозможных сочинений больших и маленьких авторитетов, и дал действительно догматическую разработку учениям римского уголовного права.

В Германии работы по уголовному праву приобретают самостоятельный характер еще позднее, в XVII столетии, в так называемых «заключениях»[9] (соnsilia responsa consultationes[10]) юридических факультетов и в школе саксонских юристов. О работах этих немецких писателей Гейб (§ 52) дает такой отзыв: «Недостаток всякого научного духа и вообще низкая степень образования специалистов-криминалистов выражалась, прежде всего, в слепом пристрастии к чужому праву, и именно к римскому, и в полном невнимании к элементам национального уголовного права; к этому присоединялась рабская зависимость первоначально от итальянских, а позднее от голландских писателей. В действительности во всей совокупности сочинений этого периода не содержится и зародыша истинно научной обработки предмета; вместо того чтобы научно переработать материал и сделать его действительно пригодным и плодотворным для практики, писатели довольствовались чисто внешним сопоставлением этого материала». Из писателей саксонской школы первое место занимают Матвей Берлих с его Conclusiones practicabiles, в 5 частях, 1614—1618 гг., и Бенедикт Карпцов, Practica nova imperialis Saxonica rerum criminalium, в 3-х частях, 1632 г. Особенной известностью пользовался последний, бывший судьей в Лейпциге и на долгое время остававшийся важнейшим авторитетом в Германии[11], хотя труды Берлиха сравнительно с Карпцовым по их самостоятельности представляют несравненно большее значение. «Бесчисленные подробности, которыми Карпцов так понравился практикам,— говорит Вехтер[12],— его ученые рассуждения, которыми он так блещет, в особенности по отношению к римскому праву, его выдержки из других писателей, почти дословно, иногда с теми же самыми ошибками, взяты из Берлиха; в своих рассуждениях и в самом изложении он разукрашивается способом, весьма близко стоящим к плагиату, перьями Берлиха, и вся его работа по уголовному праву относится к работе Берлиха, как специальная разработка к очертанию основных начал».

Заключения юридических факультетов, крайне разнообразные и весьма распространенные, играли большую роль в практике и, несомненно, являлись пра-восозидающим источником того времени, почему, например, Штинцинг называет этот период временем «Juristenrecht»*[13]. Практический характер носили заключения университетов Йенского (Engau), Виттенбергского (Berger, John), Гальского (Bohmer); напротив того, наиболее знаменитые заключения Тюбин-генского университета (в особенности Harpprecht) имели по преимуществу теоретический характер. По содержанию одни из них, как, например, заключения Йенского факультета, проводили взгляды саксонских юристов и, разумеется, Карпцова, а другие, напротив, старались освободиться от его тяготеющего значения. Особенное влияние оказывали публикуемые сборники этих решений[14]; многие из этих заключений перешли и в труды немецких догматиков XVIII века.

В литературе труды Берлиха и Карпцова были последним цветом экзегетической литературы. Первые работы догматического направления появляются в XVIII столетии. Таковы в особенности: в Германии — сочинения Бёмера, Medi-tationes in constitutionem Carolinam, 1770 г. и Elementa jurisprudentiae crimi-nalis, 1733 г. (5-е изд., 1794 г.); работы Koch и Kress no Каролине; Квисторпа, Grundsätze des peinlichen deutschen Rechts, 1770 г.; Kleinschrod, Systematische Entwickelung, 1794 r. (3-е изд., 1805 г.); Klein, Grundsätze des deutschen Strafrechts, 1799 г.; равно как и первые учебники Бейера (1711), Гертнера (1729) и др.[15]; во Франции — Мюяр Вульян (Muyart de Vouglans), Instituts du droit criminel, 1747 г.; его же Les lois criminelles de France, suivant leur ordre naturel, 1780 г.; Жусс (Jousse), Traite de la justice criminelle de France, 1771 г.; в Италии— Ренацци, Elementa juris criminalis, 1733 г.

Восемнадцатый век не был пригоден для догматических работ: начавшаяся переделка всего общественного и государственного строя, выдвинувшееся на первый план учение о правах личности и гарантиях свободы в государстве и т. п. не могли примириться с законодательством, коренившимся в принципах инквизиционного процесса, в эпохе суеверий и религиозной нетерпимости. Все стремления выдающихся умов того времени, проникнутых верой в прогресс, в развитие человечества, были направлены не к тому, чтобы выяснить существующее, уложить его в определенную рамку, создать систему действующего права, а, наоборот, к тому, чтобы расшатать и потрясти железные цепи и каменные оплоты, которыми ограждались деспотизм и невежество[16].

Сухой догматик нашего времени Гейб дает такую беспощадную характеристику трудов этого направления: «Презрение ко всему завещанному историею рядом с безграничным самообольщением превознесенного собственного достоинства и силы; филантропически-космополитические бредни рядом с преследованием и унижением всякого национального чувства; неудержимое стремление к гуманности и непомерная жестокость в осуществлении этих стремлений; энтузиазм пред всем эфемерно великим и прекрасным и отвращение от всякого серьезного исследования»; но беспристрастный историк найдет объяснение этих крайностей в условиях эпохи борьбы старого порядка с нарождающимися новыми чаяниями человечества и помянет с благодарностью этих эпигонов мысли за те посевы, которые дали так много здоровых всходов в позднейшей истории личности и общества.

По самому свойству подобной борьбы критическая литература XVIII в. должна была разбросаться в бесчисленном количестве мелких брошюр, листков, но ее как бы центральным устоем является сделавшееся бессмертным вкладом в гуманистическую литературу исследование маркиза Чезаре Беккариа о преступлениях и наказаниях (Dei delitti e delle репе, 1764 г.)[17], критический памфлет на существующие уголовные и процессуальные законы, горячий протест против злоупотреблений судебной практики и застарелости законодательных определений. Известен отзыв об этой книге одного из крупных защитников старого порядка в уголовной литературе Жусса: «Эта книга содержит в себе систему самых опасных новых идей, усвоение коих может привести только к ниспровержению существующего порядка в образованных нациях; эта книга нападает на религию, нравы, на самые священные обязанности». Геттингенский профессор Клапрот в своем проекте законодательства 1474 г. по поводу труда Беккариа говорит, что итальянский маркиз недостаточно знаком с уголовным правом, чтобы о нем сколько-нибудь основательно рассуждать. Сам Клапрот был проникнут иными идеями; достаточно указать на предполагаемое им наказание за богохуление — отрезание языка, руки или вообще того члена, которым было совершено преступление, затем отрезанный орган должно было сжечь пред глазами виновного и после того отсечь голову, тело сжечь и прах развеять по ветру. Но иначе отнеслось к труду Беккариа общественное сознание: книга Беккариа получила громадное распространение в Италии и тотчас же после ее выхода была переведена на другие языки; причем во Франции аббат Мореллет не только перевел, но и значительно переделал ее внешний порядок, так что его переделка была позднее усвоена и самим автором. Книга Беккариа была неоднократно переводима и на русский язык[18].

Из трудов этого направления в Германии нельзя не упомянуть о ряде исследований первого десятилетия XVIII века по вопросам уголовного права знаменитого представителя школы естественного права — Христиана Томазия, направленных против пытки, инквизиционного процесса, преследования колдовства и ересей. Далее, не меньшее значение имели с свое время сочинения, представленные на соискание премии Бернского экономического общества 1777 г., а в особенности увенчанное премией сочинение Глобига и Густера, Abhandlung von der Criminalgesetzgebung, 1783 г.; такое же значение имели работы Гоммеля, Виланда, Зодена, Зонненфельса и др.[19]

Но всего сильнее выразилось это направление во Франции, где главную роль играли труды Монтескье, в особенности его Esprit des lois, 1748 г., и произведения энциклопедистов, послужившие основанием и вышеназванной работы Беккариа[20]. Из исследований этого направления, специально посвященных уголовному праву, можно указать на Brissot de Warville, Theorie des lois criminelles, 1781 г.; Servan, De la legislation criminelle, 1782 г.; Pastoret, Les lois penales, 1790 г., и в особенности Scipion Bexon, Developpement de la theorie des lois cri-iminelles, 1802 г.; не лишена также интереса оригинальная" брошюра Diderot, Code de la nature on le veritable esprit de ses lois, de lout temps neglige ou meconnu, 1755 г. В Италии — Филанджиери, Scienza della legislazione, 1780— 1785 гг. Не менее сильное влияние в этом отношении оказали позднее и труды Бентама, в особенности его Theorie des peines et des recompenses.

Но, кроме политических рассуждений об основных принципах наказуемости, эта эпоха представила несколько не менее важных критических работ по специально юридическим вопросам в учении о преступлении, работ, послуживших отправной точкой всей новейшей доктрины уголовного права; таковы в особенности труды германских криминалистов: Фейербаха, Revision der Grundsätze und Grundbegriffe des positiven peinlichen Rechts, 1799—1800 гг., и Штюбеля, Ueber den Thatbestand der Verbrechen... 1805 г.; его же System des allgemeinen peinlichen Rechts, 1795 г.; а также, хотя сравнительно позднейший, труд итальянского писателя Пелегрино Росси, Traite du droit penal, имевший большое влияние и много изданий во Франции и Италии (первое издание в 1829 г.)[21].

Чисто критическая литература конца XVIII века разрешилась переработкой уголовного законодательства почти во всех важнейших государствах Европы. На долю XIX века выпала главным образом догматическая и отчасти догматико-критическая обработка права. Из обширной общей литературы этого столетия назову только некоторые учебники и руководства, которые могут служить пособием и при теоретическом изучении русского уголовного права.

Германская и австрийская литература[22]

A. Feuerbach, Lehrbuch des gemeinen in Deutschland gültigen peinlichen Rechts, 1-е изд. 1801 г.; 14-е изд. 1848 г., сделанное К. Миттермайером с обширными библиографическими примечаниями и указаниями на новейшие законодательства; особенный интерес представляет издание этого учебника под именем Ausführlicher kritischer Commentar zu Feuerbachs Lehrbuch, предпринятое Морштадтом и оконченное Озенбрюггеном, с остроумным и ядовитым разбором различных учений немецких криминалистов, в особенности Миттермайера. Учебник Фейербаха переведен был на русский язык Лодием, Цебриковым и Полонским под заглавием «Фейербаха Павла уголовное право, с приложением российских уголовных законов, к каждому преступлению относящихся», 3 части, 1810—1827 гг.

Grolmann, Grundsätze der Criminalrechtswissenschaft, 1-е изд. 1798 г., 4-е изд. 1825 г. Ch. Martin, Lehrbuch des deutschen gemeinen Kriminalrechtes, 2-е изд. 1829 r.

Rosshirt, Lehrbuch, 1821, и Geschichte und System des deutschen Strafrechtes, 3 ч., 1838 и 1839 гг.

Wächter, Lehrbuch des römisch-deutschen Straf rechts, 1825 г.; его же Das Sächsische und Thüringische Straf recht, 1857 г. (не окончено); его же по смерти изданные Vorlesungen über deutsches Straf recht, 1881 r.

Henke, Handbuch des Criminalrechts, 4 B. 1823—1838 гг.

Heffter, Lehrbuch des gemeinen deutschen Strafrechtes, 6-е изд. 1857 r.

Jarkee, Handbuch des gemeinen deutschen Straf rechtes, 3 ч., 1827—1830 гг.

B. Köstlin, System des deutschen Straf rechts, 1855 г., только Общая часть; в дополнение к нему Abhandlungen aus dem Strafrechte, 1858 г.; его же, Neue Revision der Grundbegriffe des Criminalrechts, 1845 г.— более подробное, по чисто метафизическому методу построенное исследование важнейших вопросов Общей части.

G. Geib, Lehrbuch des deutschenStrafrechts, 2 т., 1861 г.; история и Общая часть, главным образом богатая выборка взглядов и положений из литературы уголовного права; нечто вроде хрестоматии.

A. Berner, Lehrbuch des deutschen Strafrechts, 1-е изд. 1857 г., 17-е изд. 1895 г.; с третьего издания сделан перевод на русский язык Н. Неклюдовым, 1863—1865 гг., с приложениями. После издания Германского уложения Бернер существенно изменил не только содержание учебника, но даже и метод обработки, и учебник его утратил ныне значение.

H. Hälschner, Das preussische Strafrecht, 3 т., 1835—1868 гг.; история, Общая часть и посягательства на личность; его же Das gemeine deutsche Strafrecht, 3 т., 1881—1887 гг.; в этом последнем труде Гельшнер существенно изменил многие из своих основных взглядов.

F. Holtzendorff, Handbuch des deutschen Strafrechts, 4 ч., 1871—1877 гг.; составлен из монографических работ отдельных авторов.

L. Bar, Handbuch des deutschen Strafrechts, 1882 г.; вышел один том, в котором находятся история и очерк теорий уголовного права.

Schütze, Lehrbuch des deutschen Strafrechts, 2-е изд. 1874 г. с дополнением 1877 г.

H. Meyer, Lehrbuch des deutschen Straf rechts, 1-е изд. 1875 г.; 5-е, весьма дополненное издание 1895 г.

Liszt, Lehrbuch des deutschen Strafrechts, 1-е изд. (под названием Reichsstrafrecht) 1881 г., 10-е изд. 1900 г.

Binding, Handbuch des Straf rechts, 1885 г.; пока вышел один том (более 900 с.), содержащий неполною обработку Общей части, абстрактно-догматического характера. Его же, Grundriss des gemeinen deutschen Strafrechts. Allgemeiner Theil, 5-е изд. 1897 r. Besonderer Theil, 1900—1901 гг.

A. Merkel, Lehrbuch des deutschen Strafrechts, 1889 r.

Из австрийских учебников в особенности Herbst, Handbuch des österreichischen Strafrechts, 7-е изд. 1884 r.

K. Janka, Das österreichische Strafrecht, 1-е изд. 1884 г.; 3-е (посмертное) — 1894 г.

A. Finger, Das Straf recht, 2 т. 1894—1895 гг.

Французско-бельгийская литература

A. Bertauld, Cours de code penal et lecons de legislation criminelle, 4-е изд. 1873 г.; как и другие учебники французские, содержит только Общую часть, но Берто не включает в курс общих положений процессуальных.

E. Trebutien, Cours elementaire de droit criminel, 2 т., 2-е изд. 1878—1883 гг.

I. Tissot, Le droit penal etudie dans ses principes, dans ses usages et les lois de divers peuples du monde, 3-е изд. 1887 г.; сочинение, не имеющее строго юридического характера; его же Introduction philosophique dans l etude du droit penal et de la reforme penitentiaire, 1874 г.

Boitard, Le9ons de droit criminel, 13-е изд. 1890 г. par Linage et Willey; лекции Буатара занимают среднее место между руководством и комментарием, они обнимают как Общую, так и Особенную часть.

Ortollan, Elements de droit penal, 5-е изд. в двух томах 1885 г.; его же сокращенное изложение курса Resume des elements de droit penal, 1874 г.

Le Selleyer, Etudes historiques, theoriques et pratiques sur le droit criminel, 6 т., 2-е изд., 1874—1875 гг.

Villey, Precis dun cours de droit criminel, 1-е изд. 1877 г.; 5-е изд. 1891 г.

Lefort, Cours elementaire de droit criminel, 1-е изд.. 1877 г; 2-е изд. 1879 г.

A. Laine, Traite elementaire de droit criminel, вышло только два выпуска, 1879—1881 гг.

Garraud, Precis de droit criminel, 6-е изд. 1898 г.; его же Traite theorique et pratique du droit penal franfais, 1888—1894 гг., б т., 2-е изд. 1898 г. (цит. 1-е изд.).

Molinier, TYaite theorique el pratique de droit penal, изд. par G. Vidal 1893 r.

Laborde, Cours elementaire de droit criminel, 1891 г., 2-е изд. 1898 г. (цит. 1-е изд.).

Normand, Traite elementaire de droit criminel, 1896 г.

Из бельгийской литературы — Haus. Principes generaux de droit penal beige, 1-е изд. 1879 г.; 3-е изд. 1885 г.

F. Thiry, Louis de droit criminel, 2-е изд. 1895 г.

A. Prins, Science penale et droit positif, 1899 r.

Итальянская литература

Carmignani, Teoria delle leggi della si curezza sociale, 1834 r.

A. Buccellati, Sommi principii del diritto penale, 1885 г.; его же Institutioni di diritto penale, 1884 r.

G. Tolomei, Diritto e proceduro penale, 3-е изд. 1875 г.

Zuppetta, Corso completo di diritto penale, 8-е изд. в 2 т., 1869 и 1870 гг.

F. Canonico, Introduzione allo studio del diritto penale, 1872 r.

Pessina, Elementi di diritto penale, в 2-х томах, 5-е изд. 1885—1887 г.

Brusa, Saggio di una dottrina generale del diritto penale, 1887 г.; его же, Prole-gomini al diritto penale, 1888 r.

Carrara, Programma del corso di diritto criminale, всего 8 томов, некоторые 4-м, другие 5-м изданием 1879 г.; несмотря на название, содержит в себе полное исследование как Общей, так и Особенной части; Общая часть была переведена на французский язык Baret в 1876 г. Дополнением к этому труду служит собрание отдельных исследований Carrara, Opuscoli di diritto criminale, в 7-ми т., 1878—1887 гг.

Русская литература

В России литература уголовного права, как и вообще вся наука правоведение, началась с переводов с иностранных языков, причем прежде всего при Петре Великом и Екатерине II были переводимы сочинения, касающиеся вопросов уголовного права лишь как части государственного права вообще, а с Александра I появились переводы и специальных исследований по уголовному праву.

Так, при императоре Петре I были переведены, отчасти и для занятий царевича Алексея Петровича, Самуила Пуффендорфа, De oficio hominis et civis[23] (перевод напечатан уже после смерти Петра I) и его же, «О законах естества и народов»; Гуго Гроция, «О законах брани и мира», 3 книги.

При Екатерине II были переведены, между прочим: Юсти «Изображение народных обществ и всякого рода законов», пер. Волкова, 1770 г., 2-е изд. 1812 г.; другой перевод Богаевского, 1772—1778 гг.; Зонненфельс «Начальные основания полиции или благочиния», 1787 г.; Мармонтель «Велизарий», 1777 г.; Блакстон «Истолкования английских законов», переведенные Десницким, 3 т., 1780—1782 гг.; Монтескье «О духе законов», 1705 г., другое издание 1809— 1814 гг.; Неттельбладт «Начальное основание всеобщей естественной юриспруденции, приноровленное к употреблению положительной юриспруденции», 1770 г.; сочинение, служившее долгое время главным руководством для студентов Московского университета, между прочим и по уголовному праву, а именно: член 3-й этого сочинения «о криминальном праве, в рассуждении вещи», где помещены общие положения о преступлении, о наказании и т. п.[24]; Эразмус «Слово о происхождении и свойстве высшего криминального суда и что употребление оного рассуждать надлежит по различному состоянию гражданства и по намерению, которое в наказании людей иметь должно», 1767 г.; Servin «Речь о производстве уголовного правосудия», пер. Трипольского, 1788 г.; Беккариа «Рассуждение о добродетелях и награждениях», пер. Карина, 1769 г. и др.

При Александре I специально из сочинений, относящихся к уголовному праву, были переведены: Беккариа, «О преступлениях и наказаниях», пер. Языкова, 1803 г., и Хрущева, 1806 г.; Вентам, «Рассуждение о гражданском и уголовном законоположении», 1805—1810 гг., пер. Михайлова с дополнениями, от Дю-мона сообщенными; А. Фейербах «Право уголовное», кн. 1: «Философская или всеобщая часть», 1810 г.; кн. 2: «О преступлениях и наказаниях», 1811; кн. 3: «О процессе», 1827 г.; он же, «Исследование о государственной измене», 1812 г.; Шлецер «Начальные основания права римского, гражданского и уголовного, основанные на естественном праве и политике», пер. Вельяминова-Зернова и др.

С эпохи Екатерины появляются у нас и самостоятельные работы по юриспруденции, причем научное движение до эпохи Свода тесно связано с основанием университетов и развитием преподавания в них права.

В учрежденной в 1725 г. по мысли Петра Великого Академии наук уголовное право самостоятельно не преподавалось, а входило в общую кафедру правоведения. Из бывших в ней по этой кафедре профессоров — Бакенштейн, Гросс, Штрубе де Пирмонт и Федорович — не оставили никаких работ, относящихся до этой науки. В составленном Штрубе де Пирмонтом «Кратком руководстве к российским правам» хотя и были включены и Воинский устав, и Уложение 1649 г., но само это руководство осталось в архивах Академии[25].

По основании 12 января 1755 г. Московского университета сначала был единственный преподаватель права — доктор Венского университета Филипп Дильтей (ум. 1781), впоследствии преподаватель естественного, государственного, гражданского и уголовного права по Пуффендорфу и Неттельбладту. Из сочинений его, имеющих отношение и к уголовному праву, можно указать «Исследование юридическое о принадлежащем для суда месте, о судебной власти, о должности судейской, о челобитной и доказательстве судебном», 1779 г.; «О дедукциях судебных дел», 1781 г. Преемником его по кафедре уголовного права был ученик Дильтея, занимавшийся потом в Англии, в Глазго, у Адама Смита, отец русской юриспруденции Семен Ефимович Десницкий (ум. 1789)[26]. Десниц-кий кроме уголовного права читал также государственное, римское и гражданское право, он оставил после себя ряд публичных речей: по общим вопросам юриспруденции, о прямом и ближайшем способе изучения юриспруденции, 1768 г.; о пользе знания отечественного законоискусства, 1778 г.; по гражданскому праву — о родительской власти над детьми, 1768 г., о начале и происхождении супружества, 1774 г., о разных понятиях о собственности, 1781 г., и по уголовному праву о причинах казней в делах криминальных, 1770 г.; о вещах священных, святых и принятых в благочестие, 1772 г. Десницкий получил образование в Глазговском университете и первый стал читать лекции на русском языке, проявляя в них и обширную ученость, и блистательное красноречие; Десницкий первый провозгласил необходимость вместе с теорией изучать и положительное право. Преемники Десницкого — выписанный из Галльского университета Христиан Штельцер и россиянин Малов — никаких вкладов в русскую науку уголовного права не сделали. Из трудов других профессоров Московского университета, имеющих отношение к уголовному праву, нужно упомянуть о последователе Локка — Лангере: «Речь о происхождении и свойстве вышняго криминальнаго суда, и что употребление онаго разсуждать надлежит по различному состоянию гражданства, и по намерению, которое в наказании людей иметь должно», 1767 г.; Цветаев Лев (ум. 1835), один из выдающихся профессоров и юристов Московского университета, писавший и по теории права — «Речь о взаимном влиянии наук на законы и законов на науки», 1805 г., и «Начертание теории законов», 3 ч., 1810 г., 2-е изд. 1816 г., и по римскому праву, и напечатавший небольшой труд по уголовному праву: «Начертание теории уголовных законов», 1825 г. (82 стр.). Равным образом нельзя не указать на труды преподавателей в Московском университете русского практического законоискусства, в особенности Захария Аникиевича Горюшкина и Сандунова. Наиболее известным трудом первого из них, самоучки, сделавшегося из канцелярских чиновников профессором,—его «Руководство к познанию российского законоискусства»[27], 4 кн., 1811—1816 гг., содержащее вместе с теорией и указания на историю русского права, а также «Описание судебных действий», 2 ч., 1805 и 1807 гг.; 2-е изд. 1814—1815 гг.; преемник его, знаменитый в Москве знанием законов Сандунов был главным представителем практически-экзегетического метода и требовал от юристов, чтобы они отрекались от всяких теоретических «фантасмагорий и пустословия». Сандунов в юридической литературе оставил только «Слово о необходимости знать законы гражданские и о способе учить и учиться российскому законоведению», 1822 г.

В открытом в 1805 г. Казанском университете первым преподавателем был Нейман, начинавший свою деятельность в Дерптском университете, а потом бывший в комиссии составления законов у Сперанского; он издал свои лекции под названием «Начальные основания уголовного права», 1814 г. (пер. в Дерпте на немецкий язык), 74 страницы маленького формата, никакого отношения к русскому праву не имеющие. Помощником Неймана был Врангель, перешедший потом в Петербург, но ничего не напечатавший по уголовному праву (известна только его рукопись «История уголовного права»); также бесследно прошел преемник их Солнцев, читавший в Казани общее германское уголовное право (по Грольману).

В Харьковском университете первым преподавателем уголовного права до 1812 г. был талантливый юрист Тимковский, а после него — Успенский, работавший по русским древностям, но и они не оставили следов в литературе уголовного права.

В Петербургском университете при его открытии в 1819 г. юридические науки все совмещались в двух кафедрах: прав общих и прав положительных; в состав последних входило право римское и русское, подразделявшееся на уголовное и гражданское. Кафедру общих прав занимал Куницын, известный своим трудом «Естественное право», 1818—1820 гг., в двух частях, а вторую кафедру— Кукольник, занимавшийся по преимуществу гражданским правом и оставивший обширный учебник российского частного гражданского права, 1815 и 1816 гг. Сверх того, в философско-юридическом факультете состоял профессором Петр Лодий, читавший в педагогическом институте, а потом и в университете право естественное и уголовное и оставивший сочинение «Теория общих прав», 1828 г., в котором особое отделение (4-е, с. 115—178) посвящено учению об уголовной судебной власти и содержит общие понятия о преступлении и наказании; лекции теории уголовного права Лодий, как и другой преподаватель того же права, Елпатьевский, излагал по Фейербаху. Сам Елпатьевский, как и его преемник по кафедре Врангель, никаких трудов по уголовному праву не оставил.

Университеты Виленский и Дерптский хотя и имели нескольких хороших преподавателей по уголовному праву (в Дерпте — Osenbriiggen, Ziegler), но их труды относятся к польской, немецкой и остзейской литературе[28]; университеты же Киевский и Варшавский возникли уже после Свода.

Из сочинений этого периода, имевших отношение к уголовному праву и вышедших не из университетов, следует указать: В. Т. Золотницкий «Сокращение естественного права», выбранное из разных авторов для пользы российского общества, 1764 г.; Артемьев (ученик Десницкого) «Краткое начертание римских и российских прав с показанием купно обоих, равномерно как и чиноположения оных историй», 1777 г.; Правиков «Грамматика юридическая, или Начальные правила российского правоведения», 1801—1805 гг.; Наумов «Начертания естественного права», 1808—1809 гг.; он же, «Разделение преступлений против права гражданского и против права уголовного», 1813 г.[29]; Чиляев «Начертание права природного», 1812 г.; Филимонов «Система естественного права», 1811 г.

Специальные очерки уголовного права: Шлецер «Начальные основания права римского, гражданского и законоположения уголовного», пер. с фр. Вельяминова-Зернова, 1810 г.; у него на с. 23 изложены общие положения о преступлениях, наказаниях, о доказательствах и даже история уголовного права (4 с.); Осип Горегляд, «Опыт начертания российского уголовного права», ч. 1: «О преступлениях и наказаниях вообще», 1815 г. Это сочинение, в отличие от чисто теоретических очерков Цветаева и Неймана, содержит преимущественно изложение постановлений нашего законодательства о преступных деяниях, с подведением и соответствующих цитат; труд Горегляда послужил вместе с проектом Уголовного уложения 1813 г. источником при составлении 1-го раздела Свода законов уголовных 1832 г.; такой же практический характер имела и работа Гуляева «Российское уголовное право», 1826 г., вышедшая 2-м изданием в 1830 г., излагающая постановления об отдельных преступлениях; Васильев, «Извлечения из уголовных законов», «Вестник Европы», 1823 г., т. III, с. 3—14.

Свод законов хотя и значительно оживил нашу литературу, но преимущественно в области историко-юридических исследований и мало отразился на догматической разработке права. Даже труд профессора уголовного права в Московском университете С. И. Баршева «Общие начала теории и законодательства о преступлениях и наказаниях» 1841 г., долгое время бывший единственным руководством по уголовному праву, излагал учение о преступлении и наказании отвлеченно, без соответственной разработки нашего права. Такая разработка началась только с эпохи Судебных уставов и под их несомненным влиянием, хотя первые труды по общей части, вышедшие во время подготовки Уставов: Ч. Д. (Чебышев-Дмитриев). Очерк теории уголовного права, в Юридическом журнале Салманова; Жиряев. Уголовное право. Часть общая, в «Юридическом вестнике» 1863 г.; В. Спасович. Учебник уголовного права. Часть Общая, 1863 г.,— отводили русскому праву второстепенное место. Даже у Спасовича разбор Общей части Уложения о наказаниях сделан в виде особой дополнительной главы.

Иначе поставлен этот вопрос в позднейших трудах:

П. Калмыков. Учебник уголовного права, 1866 г. (посмертное издание лекций, читанных в училище правоведения, сделанное Любавским);

А. Лохвицкий. Курс русского уголовного права, 1-е изд. 1867 г.; 2-е изд. 1871 г.;

Я. Яеклюдов.-Общая часть уголовного права, 1875 г.;

Я. Таганцев. Курс уголовного права, 3 выпуска, 1874—1880 гг. (содержит только учение о преступлении);

A. Кистяковский. Элементарный учебник общего уголовного права. Часть общая, 1-е изд. 1875 г.; 2-е изд. 1882 г.;

Я. Сергеевский. Русское уголовное право (пособие к лекциям), 1887 г.; 4-е изд. 1900 г.;

Л. Владимиров. Учебник русского уголовного права, 1889 г.;

И. Фойиицкий. Учение о наказаниях в связи с тюрьмоведением, 1889 г. Часть Особенная, 1-е изд. 1890 г.; 2-е изд. 1893 г.;

B. Есипов. Очерки русского уголовного права. Часть Общая, 1894 г.: 2-е изд. 1898 г.

Комментарии к кодексам указаны при изложении источников действующего уголовного права.

Пособия по библиогафии уголовного права: Böhmer, Handbuch der Litteratur des Criminalrechts, 1816 г.; Kappler, Handbuch der Litteratur des Criminalrechts, 1838 г.; Engelman, Bibliotheca juridica, 1840 г.; продолжение ее Wuttig, т. 1, с 1849 по 1867 г.; в 1867 г. и 2-й том Rossberg, 1867—1876 гг.; Mühlbrecht, Wegweiser durch die neuere Litteratur der Staats und Rechtswissenschaft, 1886 r. (собственно книгопродавческий каталог, а не библиография), Nypels, Bibliotheque choisie du droit criminel, 1863 г. Существенное пособие представляют периодические литературные обзоры всех работ по уголовному праву, помещаемые в L. Z. и в Centralblatt für Rechtswissenschaft, отдельный оттиск из последнего: V. Kirchenheim, Litteratur des Strafrechts und der Kriminalpolitik, 1884—1894, 1896 гг.

Из юридических журналов и газет особенное значение имеют[30]: «Журнал Министерства юстиции» — с 1859 по 1871 г., вновь возобновлен с 1895 г.; «Судебный вестник» — с 1866 по 1872 г.; «Юридический вестник» — с 1867 по 1892 г.; «Юридическая летопись» — с 1890 по 1892 г.; «Журнал гражданского и уголовного права» — с 1871 г., с 1899 г.— под именем «Вестник права»; «Право»— с 1898 г.; «Тюремный вестник» — с 1892 г.; Revue critique de legistation et de jurisprudence — с 1851 г.; Journal de droit criminel — с 1829 г.; Le Journal de ministere public—с 1886 г.; Archiv des Criminalrechts (1799—1807) — продолжение Neues Archiv с 1816 по 1857 г.; Gerichtssaal — с 1849 г.; Allgemeine deutsche Strafrechtszeitung v. Holtzendorf, 1861—1873 гг.; Archiv des preussischen Strafrechts v. Goltdammer, основан в 1853 г.; с 1871 г.—-Archiv für gemeines deutsches und für preussisches Strafrechts, с 1887 г. просто называется Archiv des Strafrechts; Zeitschrift für die gesammten Strafrechtswissenschaften — с 1881 г., основана v. Liszt und Dochow.



[1] Подробно изложен этот отдел в курсе А. Кистяковского «Главнейшие моменты истории науки уголовного права»; Stintzing, Geschichte der deutschen Rechtswissenschaft, 1880 и 1884 г., глава XIV; а также у Bar, Handbuch, с. 112 и след.; у Haus, № 15 и след.; Loening, L. Z. III, прим. 1; Günther, Wiedervergeltung, II, с. 74, 268.

[2] Страшные книги (лат.).

[3] H. Meyer, цитирует как первое сочинение по уголовному праву труд Roland de Romanciis (ум. 1284) De ordine maleficiorum.

[4] Книга о злодеяниях (фр.).

[5] «Золотой» (позолоченный, драгоценный) (лат.).

[6] Трактат о злодеяниях (лат.).

[7] Cp. Allard, Histoire de la justice criminelle au XVI Siecle, 1868.

[8] У французов, Pierre Lizet, Pratique civile et criminelle 1584; Jean Jmbert, La pratique judiciaire (institutiones forenses, 1535), французский перевод 1604 (Ср. Jousse, preface с. L VI); Pierre Ayrault, L'ordre, formalite et instruction judiciaire 1587—1591; edit par Jeanvrot, 1881.

[9] Cp. Seeger, Die strafrechtliche Consilien Tubingensiena 1877; A. Hegler, die praktische Thätigkeit der Juristenfacultäten des 17 und 18 lahrhunderts, 1899.

[10] Советы на запрашиваемые консультации (лат.).

[11] Cp. A. Lobe, Die allgemeinen strafrechtlichen Begriffe nach Carpzow. 1894.

[12] Gemeines Recht Deutschlands, 1844, c. 101; Berner, § 19. Gerstäcker назвал Карпцова, прочитавшего, по собственному заявлению, 53 раза всю Библию и подписавшего 20 тыс. смертных приговоров—«ein juristischer Ungeheuer»; к этому нельзя не прибавить, что Карпцов наложил печать своего духа на уголовное правосудие Германии в течение целого столетия.

[13] Юридическим правом (нем.).

[14] Важнейшие для уголовного права собрания заключений приведены у Hegler.

[15] До начала XVIII века в университетах уголовное право читалось в виде приложения к курсам гражданского права.

[16] Ср. у Gerraud, § 11, Du droit penal francais avant la revolution.

[17] Ср. Cesare Cantu, Beccaria e il diritto penale, 1862 г.; французский перевод этого исследования о Беккариа и его влиянии сделан Lacointa в 1885 году; Frank Die Wolfsche Strafrechtsphilosophie und ihr Verhältniss zur kriminalpolitischen Aufklärung in XVIII Jahrh., 1887 r.

[18] Древнейший Аеревод Языкова: Беккариа «Рассуждение о преступлениях и наказаниях», переведено с итальянского языка на французский Андреем Мореллетом, а с оного на российский — Дмитрием Языковым, 1803 г.; затем, в 1806 г., издан перевод Хрущовым, в 1878 г. Соболевым, а в 1879 г. С. Зарудным под заглавием «Беккариа о преступлениях и наказаниях в сравнении с главой X Наказа Екатерины II и с современными русскими законами»; из французских переводов лучшим считается перевод Фостен Эли, 1856 г. (2-е изд. 1870 г.). В Германии перевод книги Беккариа явился еще в 1765 г.; наиболее известный из старых переводов под редакцией и с примечаниями НоттеГя, которого Бемер называет немецким Беккариа, под заглавием: Des Herren Marquis von Beccaria unsterbliches Werk von Verbrechen und Strafen, 1778 г.; из новых переводов лучшим считается перевод Глазера, 1851 г. (2-е изд. 1876 г.); в Италии было более 32 изданий книги Беккариа.

[19] Hommel (V. Joch), Principis cura legis, 1765 г.; его же, Belohnung und Strafen nach türkischen Gesetzen, 1772 г.; его же, Philosophische Gedanken über das Criminalrecht, изданные после его смерти Rossig в 1784 г.; Wieland, Geist der peinlichen Gesetze, 1783—1784 гг.; V. Soden, Geist der peinlichen Gesetzgebung Deutschlands, ч. 2, 1772 г.; подробное изложение этого труда у Frank.

[20] В особенности Voltaire, Prix de la justice et de l'humanite, 1778 г.; ср. прекрасный труд Hertz, Voltaire und die franzüsische Strafrechtspflige, 1887 г.; Вольтер, как и Беккариа, особенно останавливался на недостатках уголовного процесса, и Парижская академия не раз предлагала процессульные вопросы темами для конкурса; ее лауреатами, между прочим, были М. Robespierre, тогда адвокат в Arras, за сочинение Memoire sur le prejuge qui etend ä la famille du coupable la honte des peines infamantes, 1784 г. (другое издание 1785 г. под заглавием— Discours sur l'origine de 1'opinion и т. д.) и Marat за сочинение Plan de legislation cri-minelle (1-е изд. Newchatel, 1780 г. и 2-е, Paris, 1790 г.); ср. также брошюру, L'avocat-general Servan — L'administration de la justice criminelle, 1766 г.; Mably, De la legislation ou principes des lois, 1776 r.

[21] Этой же эпохе принадлежат попытки создать всемирные уголовные кодексы; ср., например, труд ближайшего ученика ВольфаEngelhardt, Versuch eines allgemeinen peinlichen Rechtes, aus den Grundsätzen der Weltweissheit und besonders des Rechtes der Natur hergeleitet... 1756 г. Подробное изложение и разбор этого сочинения у Frank, Ch. Dufriche-Valaze, Lois penales dans l'ordre naturel des devoirs, des vices et des crimes, 1-е изд. 1784 г., 2-е изд. 1802 г., посмертное, после осуждения автора конвентом на самоубийство.

[22] Более подробные указания в учебнике Бернера.

[23] О долге человеческом и гражданском (лат.).

[24] Любопытны по отношению к тому времени некоторые положения, изложенные, впрочем, в виде ничем не подтвержденных теорем: § 403. Преступления разделяются на такие, которые без коварства и вины погрешающего бывают и называются преступлениями, в особливости так названными, и на такие, которые с коварством и виной преступающего бывают и называются пороками (crimina); § 405. Помышление о преступлении (cogitatio delicti) есть рассуждение, должно ли и каким образом делать преступление; намерение погрешить (animus delinquendi) есть определение и намерение грешить... § 406. Помышление о преступлении и намерение погрешить не заключают в себе преступления... § 407. Преступление называется попыткой (attentatum), если кто учинил одни только приготовления к преступлению; начатым (inchoatum), если кто в самом действии преступления находился, только оного не исполнил; совершившимся же (consumatum), если все действие, которое заключает в себе преступление, окончено было; § 408. Попытное и начатое преступления заключают в себе одно только старание погрешить... § 410. Всяк может преступить; виноватым же в преступлении может быть токмо тот, кто имел понятие о коварстве и вине в то время, когда преступление учинено. § 411. Преступления суть или против должностей в рассуждении нас, или против должностей в рассуждении других, или против должностей в рассуждении Бога. § 417. Если кто желает оскорбить тебя, то в таком случае приличествует тебе совершенное право не терпеть того, чтобы он делал сие. § 418. Право безопасности есть право не терпеть того, чтобы кто нас обидел, и таким образом сие право приличествует всякому человеку (вообще у Неттельбладта отведено много места учению об обороне). § 427. Наказание естественное есть, ежели оно необходимо следует из действия неестественное ж, если оно от кого по силе права наказывать причиняется; и, сверх того, наказание есть или для исправления, или для примера служащее, и т. д.

[25] Ср. Н. Коркунов «История философии права», 2-е изд. 1898 г., с. 281.

[26] Ср. Н. М. Коркунов — «С. Е. Десницкий, первый русский профессор права» в «Журнале Министерства юстиции», 1894—1895, № 2. Насколько значительна была слава Десницкого даже в последующих за ним поколениях, можно видеть из отзыва о нем проф. Морошкина: «Ему недоставало только читателей и иностранного имени для занятия места близ Монтескье с Блакстоном, Потье и другими юристами прошедшего века».

[27] Горюшкин о себе в предисловии говорит: «В отрочестве моем, не имевши предварительного понятия ни об одной из наук, содержащих сии способы, и, следовательно, более удален будучи от тех, которые предписывают оные наблюдать при сочинении самых наук, с одним только обыкновенным понятием читать и писать по-российски вступил к отправлению должностей в гражданскую службу». В университете он слушал Десницкого и, вспоминая о нем в своем труде, говорит, что под его влиянием познал суету одного практического изучения юриспруденции; при этом нельзя не прибавить, что Горюшкин ввел в свое изложение не только общие понятия о праве и законах, но и указания на исторические основания отдельных институтов русского права. Горюшкин даже, указывая на значение обычного права, ссылался как на источник на русские пословицы. Любопытные данные о нем в статье Н. М. Коркунова «3. А. Горюшкин, российский законоискусник» в «Журнале Министерства юстиции», 1895. № 7.

[28] Дерптский университет дал, впрочем, ряд профессоров, разрабатывавших историю русского права вообще, а вместе с тем и права уголовного: Neuman, Entwickelung des russischen Rechts nach der ersten bis zum zweiten Pravda, 1830; Ewers, профессор филологического факультета, Das älteste Recht der Russen [Эверс, Старейшее право русских (нем.)], 1826, 1826; Reiz, Versuch über die geschichtliche Ausbildung des russischen Staats und Rechtsverfassung [Райц, Эксперимент исторического формирования русского государства и основного закона (нем.)], 1829; Tobien, Die Blutrache nach altem russischen Rechte [Тобиен, Кровная месть согласно старому русскому праву (нем.)], 1840.

[29] Иван Макеевич Наумов, бывший в Москве стряпчим казенных дел, открыл в июне 1812 г. «Дом практического правоведения, в котором могли бы получить желающие образование в практической юриспруденции или в стряпчестве. Дом действовал недолго; Наумов принял на себя хозяйство по делам частным и стал вмешиваться в производство дел не только в местных, у губернаторов, но и в центральных учреждениях, и к 1816 г. прекратил свое существование. Ср. Г. Репинский «Исторические материалы», в «Журнале Министерства юстиции», 1899, X, с. 270 и след.

[30] Первым русским юридическим журналом, кроме указанного выше «Театра судоведения» Новикова, был «Журнал правоведения» барона Беллинсгаузена (1812, вып. 1); второго выпуска нет в публичной библиотеке. С 1813 г. Наумов стал издавать журнал для практического правоведения по предмету образования стряпчества; вышло два томика. А затем наступает в нашей юридической литературе любопытный показатель эпохи — перерыв до 1859 г.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19