www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 1. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
24. Теория единства неправды

24. Эти соображения и побудили современную доктрину отказаться от попытки принципиально различать оба вида неправд, а вынудили ее поставить иное положение: что неправда едина и что то, что мы называем неправдой уголовной и гражданской, составляет только различные моменты или стороны одного и того же правонарушающего посягательства[1].

Всякая неправда, как посягательство на правовую норму, заключает в себе уголовный момент, т. е. виновное посягательство на охраненный правом интерес, неисполнение велений права может вызвать применение карательного права государства; но, как было уже указано выше, не всякая уголовная неправда вызывает такое применение, не всякая неправда наказуема: для этого необходимо известное нарастание вреда и опасности, известное значение неправды для общественного порядка и спокойствия. Такое посягательство может иногда не затрагивать ничьих материальных имущественных интересов, может сопровождаться вредом идеальным, или хотя и реальным, но не имеющим имущественного характера, или же такое посягательство сопровождается, прямо или косвенно, разрушением или повреждением имущества или имущественного интереса, сопровождается ущербом или убытком. Этот момент посягательства и составляет неправду гражданскую, и подобно тому как уголовный момент требует устранения и возмещения ущерба наказанием, так гражданский требует или восстановления нарушенного права, или уплаты вреда и убытков. С этой точки зрения, неправда гражданская не есть новый род неправды, а только ее момент; она или конкурирует с наказуемой неправдой, или конкурирует с неправдой уголовной, но не наказуемой[2].

Если в неправде заключается как наказуемое посягательство на норму в ее реальном бытии, так и причинение имущественного ущерба, то мы имеем сложную неправду, заключающую в себе и уголовно наказуемую, и гражданскую неправду; таковы, например, случаи кражи, поджога; если неправда заключает в себе только наказуемое посягательство на норму без имущественного ущерба, то мы говорим о неправде чисто уголовной — богохуление, покушение на убийство; наконец, если в посягательстве, имеющем имущественный характер, момент уголовный признается маловажным, ненаказуемым, то деяние будет исключительно неправдой гражданской, как, например, неосторожное повреждение вещей, неплатеж долга и т. п.

Далее, так как граница между неправдой уголовно наказуемой и уголовно безразличной изменяется исторически, зависит от культурных условий данного народа, то понятно, что и границы, отделяющие неправду сложную, т. е. заключающую в себе и момент наказуемой неправды, и момент гражданский, от неправды чисто гражданской, определяются также исторически. Только в этом смысле можно согласиться с Листом, что граница между гражданской и уголовной неправдами определяется по соображениям целесообразности, что то, что сегодня было исключительно подсудно, как гражданский спор, суду гражданскому, завтра может быть признано деянием уголовно наказуемым. Мы можем себе представить в связи с условиями общественной культуры, что, например, в одном периоде уголовного законодательства всякий обман при купле-продаже остается ненаказуемым и влечет обязанность гражданского вознаграждения; в другом — признаются уже наказуемыми особенно тяжкие торговые обманы, например обманы с особыми приготовлениями; а в третьем — становится наказуемым всякий торговый обман, подходящий под общие условия наказуемого мошенничества, так что, следовательно, при подобных изменениях неправда гражданская переходит мало-помалу в неправду сложную; но мы не можем сказать, что если наказуемое ныне деяние, не заключающее в себе имущественного ущерба, как, например, недонесение о совершении некоторых преступных деяний, самоубийство и т. п., перестает быть наказуемым, то оно становится всегда гражданской неправдой: оно или остается уголовной, но не наказуемой неправдой, или перестает быть за исчезновением самой правовой нормы правонарушением.

Каждый из моментов неправды имеет самостоятельную юридическую структуру, отражающуюся на условиях констатирования и разбирательства неправды, а в особенности на ее юридических последствиях, на вознаграждении и наказании. При этом, конечно, они сохраняют по общему правилу эти особенности независимо от того, являются ли эти моменты самостоятельными, отдельными друг от друга, или совместными; но нельзя не заметить, что по крайней мере действующее право знает и отступления от этого начала. Так, гражданское право допускает последствия гражданской неправды, имеющие карательный характер, как, например, личное задержание, и наоборот, в уголовном праве встречаются, хотя и в виде изъятия, последствия гражданского характера, как poena privata[3], уничтожение договоров, пеня за фискальные нарушения[4].



[1] Это начало нашло себе выражение, хотя и в весьма различных построениях, в трудах и криминалистов, и цивилистов, как, например, Merkel, Bar, Hertz, Schütze, Liszt, H. Meyer, Janka, Binding в 1-м издании Normen, а в сущности и во 2-м, Jhering, Thon, Dahn и др., из наших криминалистов — Н. Сергеевский — «Пособия». Уже многие из прежних криминалистов, например Генке, ставили твердо то положение, что всякая неправда заключает в себе момент преступности, но не всякое преступное деяние становится наказуемым.

[2] Ср. Janka, § 26.

[3] Частное наказание (лат.).

[4] Так же, по моему мнению, конструируется отношение неправд уголовной и гражданской к другим видам неправд — процессуальной и даже дисциплинарной, поскольку последняя совмещает в себе нарушение норм права, а не норм нравственности или требований добрых нравов и общепринятого житейского обихода. Особенность интересов процесса или известного единения людей, образовавшегося в силу родства, единства религии, занятий, обязанностей и т. д., интересов, нарушаемых каким-либо посягательством на охраняющую их правовую норму, вызывая последствия карательно-процессуальные или дисциплинарные, создает особый момент этого рода посягательства или особую их сторону, но не образует особого, принципиально отличного от уголовно наказуемого рода неправды. Если в нарушении заключается неправда уголовно наказуемая, гражданская и дисциплинарная, то мы имеем неправду смешанную; если первые два момента отсутствуют, то мы имеем неправду исключительно дисциплинарную и т. д.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19