www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 1. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
59. Уставы казенных управлений

59. Всего менее и теоретического и практического значения представляют законы особенные по роду дел, т. е. выделенные из общих уголовных законов по особенностям охраняемых ими интересов.

Для оценки этих изъятий не надо забывать, что на различии интересов, как объектов преступных посягательств, покоится вся систематика Особенной части Уголовного уложения. Конечно, различие не всегда предполагает особенность, но внимательно пересматривая группы отдельных преступных деяний в Уголовном уложении, мы увидим, что они отличаются от особых законов этого рода скорее количественно, чем качественно.

Обособление законов этого рода предполагает отличия, более или менее значительные, в общих признаках преступности и наказуемости, но, однако, и общие положения Уголовного уложения применяются далеко не одинаково ко всем включенным в него преступным деяниям, например к проступкам в противоположность преступлениям, а некоторые причины, устраняющие преступность, даже упоминаются лишь в Особенной части при отдельных преступных деяниях; с другой же стороны, существуют, например, особые постановления о нарушениях правил о коробочном сборе, ответственность за которые определяется вполне по правилам Уголовного уложения.

Далее, особенность может проявляться в правилах расследования и рассмотрения этих посягательств, в порядке установления виновности и применения к виновным уголовных наказаний. Но, по Уставу уголовного судопроизводства, особый порядок разбирательства установлен не только для нарушений Уставов казенных управлений, но и для преступлений государственных или по службе, и в то же время и по общим преступным деяниям, как мы знаем, этот порядок существенно разнствует при разборе дел единоличными и коллегиальными судами. Даже то обстоятельство, что применение наказания за известные нарушения возлагается не на один суд, а и на административные учреждения, не составляет исключительной принадлежности особенных законов этого рода, так как, например, по нашему праву в административном порядке могут быть разрешаемы дела о порубках в казенных лесах, постановления о которых включены, однако, в Уголовное уложение; кроме того, и такие важные преступления, как государственные, при известных условиях могут быть направляемы и разрешаемы в порядке административном.

Остается, следовательно, один признак — сам факт выделения известной группы посягательств из Уголовного уложения и включения их в особые законы. Но очевидно, что этот признак совершенно случаен и изменчив, а потому, конечно, не может придать этой группе карательных постановлений самостоятельного значения.

Это подтверждается по нашему праву исторической судьбой важнейших представителей этой^ группы— карательных постановлений о нарушениях Уставов казенных управлений и, в частности, Уставов акцизных.

При издании Свода законов они не были включены в том XV, в Свод законов уголовных, но затем, при составлении Уложения о наказаниях 1845 г., заняли подобающее место в разделе VI и, так сказать, из особенных обратились в общие.

Но по Закону 15 декабря 1883 г. из Уложения о наказаниях были выделены постановления о нарушении Уставов питейного, табачного и об акцизе с сахара, а затем, по Закону 1892 г., исключены из Уложения и нарушения уставов таможенных.

Равным образом, как было уже указано выше, Высочайшим повелением 30 апреля 1881 г. было также предуказано не вносить в проект Уголовного уложения нарушений уставов казенных управлений и других специальных уставов; на этом основании ныне, независимо от Уголовного уложения, особым источником уголовно-карательных постановлений являются прежде всего Уставы об акцизных сборах (т. V изд. 1892 г.). Все посягательства на правила сих уставов распадаются на три группы: 1) подлежащие преследованию в судебном порядке и подсудные на общем основании или единоличным судьям или окружным судам; 2) подлежащие судебному преследованию лишь в случае неподчинения виновного взысканию, наложенному на него акцизным управлением; и 3) подлежащие взысканию только в порядке административном. По отношению к первым двум группам Акцизный устав имеет значение уголовного закона в тесном смысле и является дополнением Уголовного уложения; при этом в Уставе акцизном, независимо от определения отдельных нарушений и определяемых за них взысканий, содержатся некоторые общие положения, как, например, о наложении наказаний по совокупности, о повторении и т. д. Понятно, что суд уголовный, применяя Устав акцизный, должен руководствоваться и этими постановлениями; но точно так же несомненно, что Уставы акцизные, как закон дополнительный и исключительный, должны быть применяемы в точно очерченных их пределах, а потому все вопросы Общей части, относительно коих не содержится в них особых постановлений, должны быть разрешаемы на основании Уложения[1].

Сходное значение имеет Устав таможенный (т. VI изд. 1892 г.), в котором также содержатся двоякого рода постановления о деяниях, подлежащих преследованию в порядке судебном, и о нарушениях, подлежащих исключительно ведению администрации. Ср. книгу третью о взысканиях и наказаниях за нарушения Уставов таможенных, ст. 1431—1564.

Прочие уставы казенных управлений не содержат постановлений, имеющих характер уголовных законов в тесном смысле, которые подлежали бы применению судебными установлениями, и независимо от постановлений, имеющих свои санкции в Уголовном уложении, содержат только указания на нарушения правил, за которые ответственность, согласно ст. 1124 Устава уголовного судопроизводства, назначается казенными управлениями. Таковы постановления о взысканиях за нарушение Правил о гербовом сборе (т. V, изд. 1892 г.); ст. 123— 151; постановления о наказаниях и взысканиях Устава горного (т. VII, изд. 1893 г.), ст. 1254—1266. Равным образом и новый Лесной закон 7 апреля 1897 г., предоставляя администрации налагать взыскания за преступные деяния, предусмотренные уголовными законами, не вносит в Лесной устав никаких карательных постановлений в тесном смысле.

Точно так же Уставы благоустройства и благочиния, упоминаемые в приложении к ст. 1214 Устава уголовного судопроизводства, не могут быть названы дополнительными уголовными законами, так как и они, кроме некоторых исключений[2], не содержат таких карательных постановлений, которые применялись бы судебными установлениями.



[1] К этому взгляду после длинного ряда колебаний пришел и Правительствующий Сенат в решении 1896 г. № 8 по делу Сяреля.

[2] Например, нарушения постановлений о коробочном сборе, прил. к ст. 816 т. IX; о видах на жительство, т. XIV, изд. 1895 г.; нарушения правил об охоте и рыбной ловле в Уставе о сельском хозяйстве (т. XII) и др.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19