www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 1. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
61. Прочие специальные уголовные узаконения

61. Сборником особенных законов этой группы является также Сельско-судебный устав 23 марта 1839 г., вошедший во вторую часть XII тома. Устав этот предназначался для государственных крестьян, но на основании Общего положения о крестьянах 19 февраля 1861 г. был распространен на всех лиц крестьянского сословия, хотя вместе с тем с изданием означенного положения этот устав получил совершенно второстепенное значение, так как, согласно примеч. к ст. 102 Общего положения, волостные суды, волостные старшины и сельские старосты, применяя наказания на точном основании ст. 64, 86 и 102 Положения, при выборе меры наказания только применялись к правилам Сельско-судебного устава, да и то временно, впредь до издания общего Сельско-судебного устава; таким образом, первенствующее место в судах крестьянских занимало обычное право.

Сельско-судебный устав есть не только закон особенный, но и применимый исключительно крестьянскими судами, поэтому суд общий или мировой ни в каком случае не может применять этот устав, хотя бы ему при условиях совокупности пришлось рассматривать деяние, вполне подходящее под действие этого устава.

С изданием же Положения о земских начальниках круг его действия еще более сузился, так как в тех местностях, где оно введено, на основании Временных правил о волостном суде 12 июля 1889 г. крестьянские суды по делам уголовным, им подсудным по ст. 17—19 сих Правил, применяли Устав о наказаниях с изъятиями, в статьях 33 и след, указанными.

Далее, сельские обыватели губерний Лифляндской, Эстляндской и Курляндской за нарушение правил благочиния и благоустройства в своих селениях и мызах подвергаются взысканиям и наказаниям на основании особых о том постановлений. В 1880 г. была образована особая комиссия под председательством сенатора А. А. Книрима для пересмотра сельско-судебных законов Прибалтийского края, которая и выработала обширный проект административно-судебных местных прибалтийских законов, но проект этот остался без дальнейшего движения.

Наконец, к особенным законам этой группы относятся законы церковные; они, впрочем, не составляют одного общего кодекса, а, например, для церкви православной таковыми будут русско-церковные законы, заключающиеся в Уставе духовных консисторий, составленном в 1841 г. и вышедшем вторым изданием 9 апреля 1883 г., а равно в постановлениях Духовного регламента; общецерковные законы, заключающие в себе правила апостолов и отцов церкви, постановления Вселенских соборов и т. д., вошедшие в номоканоны и послужившие основанием нашей Кормчей книги[1]. В 1839 г. Святейший Синод издал первую часть Кормчей книги под названием «Книга правил св. апостолов, св. Соборов вселенских и поместных и св. отцов».

Церковные законы применяются только духовными судами и ни в каком случае не могут быть применяемы общими судами.

Отвечают по церковным законам, во-первых, согласно ст. 276 Устава духовных консисторий, миряне по .проступкам, обнаружившимся по делам, производившимся в епархиальном ведомстве; во-вторых, клир, т. е. лица белого и черного духовенства, священнослужители и причетники; при этом лица духовного звания отвечают: а) за дисциплинарные проступки, т. е. за нарушения исключительно церковных правил, как, например, совершение богослужения в нетрезвом виде, допущение смерти младенца или взрослого без покаяния и т. д., или же б) за проступки общие, подходящие под понятие проступков против должности, благочиния и благоповедения, как, например, обида, нарушение правил о совершении браков, о ведении метрических книг и т. д.

В этих случаях вполне возможна коллизия общих и церковных законов, а при разрешении такой коллизии решающее значение, по разъяснению Сената[2], должно иметь то положение, что пространство действия законов церковных, как законов специальных, должно быть определяемо ограничительно. Так, например, Сенат признал, что обида должностных лиц священнослужителями подсудна общим, а не духовным судебным местам, так как об этом роде обид ничего не говорится в Уставе духовных консисторий [реш. 77/10, Соловьева (Общего собрания)], равным^ образом и оклеветание священнослужителями частных лиц в официальной бумаге [реш. 92/38, Гессе (Общего собрания)].

Наконец, к этой же группе особых узаконений должны быть отнесены постановления о наказаниях за преступные деяния ссыльных, помещенные в Уставе о ссыльных.



[1] Более подробные указания — в курсах церковного права: Соколов Н. Введение в церковное право, 1874 г.; Альбов М. Краткий курс лекций по церковному праву, 1882 г.

[2] См. практику Сената в моих изданиях Уложения о наказаниях., под ст. 169.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19