Распечатать

<На главную страницу портала>
<На главную страницу библиотеки>




Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 1. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.



40. Вступление закона в силу / Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 1. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.


40. Совпадает ли момент обнародования с моментом вступления закона в силу? Прежде всего, существуют случаи, когда при самом обнародовании закона определяется точно тот срок, с которого этот закон вступает в силу. Так, Свод законов, опубликованный 31 января 1833 г., вступил в силу с 1 января 1835 г., Уложение о наказаниях, обнародованное 15 августа 1845 г., вступило в действие с 1 мая 1846 г.

При этом условии с того дня, который назначен в законе, данный закон вступает в силу: 1) если он относится к отдельной местности или его введение ограничено отдельной местностью, то в этих ограниченных пределах; 2) если такого ограничения в нем не содержится, то во всей Империи, а равно и за пределами территории, насколько, конечно, он касается лиц и деяний, за пределами государства учиненных.

Во всех других случаях, когда в законе не определен точно день вступления его в силу, установление этого столь важного практического вопроса в нашей практике возбуждало значительные недоразумения.

Впрочем, и в западноевропейских законодательствах решение этого вопроса представляется весьма различным. Так, во Франции, по ст. 1 Code civil, закон вступал в силу в столице на другой день после его публикации, а в департаментах — по истечении этого срока, с прибавлением по одному дню на каждые десять мириаметров (около 20 лье) расстояния от места публикации; но эта система была совершенно изменена Законами 1870 и 1875 годов. Теперь все законы и важнейшие декреты публикуются в «Journal Officiel» и в «Bulletin des lois» и только второстепенные декреты в одних бюллетенях; для последних сохранился прежний порядок вступления в силу, а для первых принято такое начало: в месте пребывания правительства закон вступает в силу на другой день по выходе «Journal Officiel», а в департаментах — на другой день после его получения в главном городе округа (аи chef-lieu de l arrondissement)[1]. B Германии, согласно ст. 2 Имперской конституции 1871 г., общий срок действия закона, если в самом законе не обозначено другого срока, начинается через 14 дней после того, как закон обнародован в Берлине[2].

В Основных законах по этому предмету нет определенных начал, но несомненно, что этот момент не совпадает с моментом напечатания закона в Собрании узаконений, так как ст. 59 Законов основных говорит: «В присутственных местах, каждый закон восприемлет свою силу и должен быть прилагаем к делам не прежде, как со дня получения его в том месте, к исполнению коего оный подлежит»; следовательно, при условиях рассылки Собрания узаконений, даже в столичных присутственных местах закон вступит в силу не ранее как на другой день после выхода, а для провинциальных мест срок этот будет зависеть от расстояния их от Петербурга.

Но при этом закон оставляет без разрешения вопрос о том, следует ли считать этим моментом в губернии момент получения собрания узаконений губернским правлением[3] или же каждым отдельным присутственным местом. Казалось бы, нужно принять последнее: во-первых, к такому выводу приводит указанный выше текст ст. 59 Законов основных; во-вторых, то соображение, что распределение судебных округов не совпадает с административным делением, и окружные суды, не говоря уже о судебных палатах, не стоят в отношении подчиненности к губернским правлениям; в-третьих, ст. 858 Учреждений губернских (по изд. 1857 г.), в которой говорилось о рассылке губернским правлением печатанных законов другим присутственным местам, ныне отменена. Поэтому нужно признать, что закон уголовный вступает в силу на другой день по получении собрания узаконений подлежащим судебным местом, собрания, выписываемого всеми сими местами, согласно с ст. 534 Учреждений губернских, обязательно. Такое толкование усвоено и Первым департаментом Сената, коего указ от 20 ноября 1884 г. внесен в примеч. 1 к ст. 19 Учреждения Правительствующего Сената. В этом примечании сказано: «Распубликование закона, по определению о том Правительствующего Сената, в Собрании узаконений и распоряжений правительства имеет значение официального его обнародования, и в присутственных местах каждый закон восприемлет свою силу и должен быть прилагаем к делам со дня получения в том месте листов Собрания узаконений и распоряжений правительства, в коих он припечатан»[4].

Если закон сделался известным в данной местности ин4гм путем ранее этого срока, то тем не менее он не может служить основанием для постановления судебного решения. Но и ныне остается неразъясненным, как определяется момент получения закона в губернии или в присутственном месте: фактическим ли получением, слушанием закона присутственным местом, отметкой в реестре входящих или же фиктивным моментом, выводимым на основании общего срока прихода почты в Данную местность. Ввиду ст. 529 Учреждений губернских, можно бы было склониться в пользу момента фактического получения, но такая система введет в практику крайнюю (иногда и злонамеренную) неопределенность, а потому практичнее принять момент фиктивного исчисления срока[5].

Наконец, вовсе остается без ответа вопрос о том, с какого дня вступает в силу закон по отношению к деяниям, учиненным за пределами русской территории. Таким моментом надо, казалось бы, признать день выхода собрания узаконений в Петербурге.



[1] Folleville, De la promulgation, с. 23, T. Ducrocq, De la formule actuelle de promulgation des lois, 1877 г.; а в особенности С. Demolombe, Traite de la publication, des effets et de l'ap-plication des lois en general, 6-е изд. 1880 года. Vareilles-Sommieres, с. 18 и след., высказывается за старую систему.

[2] Martitz, Ueber den konstitutionellen Begriff des Gesetzes, в Zeit. f. d. gesammte Staat-swiss, 1880 г.; Binding, Handbuch, § 50.

[3] А. Градовский—«Начала» в томе I полагает, что в губерниях закон вступает в силу со дня заслушания его губернским правлением, а в уездах — уездных полицейских управлениях. За толкование, усвоенное в тексте — К. Малышев — «Курс общего гражданского права России», 1878, § 17, пр. 21. Практика уголовного кассационного Сената по своему разнообразию не могла содействовать правильному решению вопроса. Так, решениями по делам Поливки (70/856) и Однопозова (70/1242) Сенат установил, что в губерниях закон получает обязательную силу со дня обнародования его губернским правлением и даже, как видно из второго решения, со дня напечатания в губернских ведомостях, хотя Сенат не обратил внимания, что в ведомостях обязательно печатаются только законы, подлежащие всенародному объявлению (ст. 530 Учреждения губернские), а из остальных по ст. 533 только указы особенной важности, так что напечатание в ведомостях, как акт исключительный, не может считаться обнародованием. Далее, из решения Сената по делу Постникова (68/162) и по делу Макаровой (68/603) можно заключить, что Сенат признает моментом вступления в силу опубликование в Собрании узаконений, а из решения по делу Петрушина (69/440), хотя и в специальном применении к сенатским решениям — получение судом «Сенатских ведомостей», при которых эти решения прилагаются.

[4] На практике допускалось иногда ml особому Высочайшему повелению введение в действие законов, например Новых таможенных правил, по телеграммам министра финансов до получения соответствующего номера собрания узаконений.

[5] И. Цитович — «Курс гражданского права» — отказывается от всякого решения этого вопроса за юридической невозможностью такового; К. Малышев, Курс, склоняется, по-видимому, в пользу фиктивного вычисления срока получения.




"ВСЕ О ПРАВЕ" © :: Информационно-образовательный юридический портал ::
Аllpravo.Ru 2019г. По всем вопросам пишите:info@allpravo.ru
TopList Rambler's
Top100 Rambler's Top100