www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Есберген Алауханов, Кайрат Ахмедин. Налоговые преступления: аспекты борьбы и профилактики. Учебное пособие. – Алматы, 2008. – 130 с.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.1. Понятие и структура криминологической характеристики преступлений в сфере налогообложения

Содержание и элементы характеристик зависят от целей и задач конкретной отраслевой дисциплины.

В теории уголовного права основными элементами уголовно-правовой характеристики выступают объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона преступления. Задача уголовно-правовой характеристики преступных посягательств состоит в правильном применении уголовно-правовых норм и установлении в действиях лица, совершившего правонарушение, признаков состава преступления и его квалификация.

В криминалистическую характеристику входят элементы, раскрывающие совершение преступления, основным из которых является способ совершения преступного деяния. Конечная цель изучения способов совершения преступления в криминалистической науке - выявление закономерностей возникновения доказательств. В качестве структурных элементов криминалистической характеристики выступают признаки преступления способные развить такие направлении криминалистики, как тактика и методика раскрытия преступлений, криминалистическая техника и т.д.

Элементы криминалистической характеристики преступления выделяют систему действий по подготовке, совершению и сокрытию преступлений, свойства личности, связанные с обстоятельствами преступного посягательств [7, с.11].

Изучение способов совершения преступлений способствует разработке методик по раскрытию преступлений; получению доказательств, изобличающих преступника; выявлению неизвестных эпизодов преступной деятельности и лиц, причастных к совершению преступления; выявлению причин и условий способствующих совершению преступления [8, с.63].

Понятием характеристики того или иного предмета, явления, процесса охватывается комплекс признаков, выражающих сущность исследуемого объекта и позволяющих решать определенные задачи, достигать конкретных теоретических и практических целей. Криминологическая характеристика, как совокупность признаков преступных деяний, значение которых необходимо для осуществления эффективной борьбы с ними – важнейший инструмент определения ведущих направлений активизации деятельности по профилактике преступлений [9, с.316].

Понятие «криминологическая характеристика», используемое в криминологических исследованиях, это «совокупность данных (достаточная информация) об определенном виде (группе) преступлений либо конкретном особо опасном деянии, используемых для их предупреждения» [10, с.211].

Существенный момент криминологической характеристики - всестороннее и полное понимание такого социального явления, как преступность, - выступает необходимым условием успешного контроля данного явления и залогом эффективной деятельности по профилактике преступности. Поэтому важное значение уделяется конкретному содержанию криминологической характеристики, т.е. элементам, составляющим в своей совокупности и взаимосвязи ее структуру.

По данному вопросу существует широкий разброс мнений и взглядов.

Так, Р.М. Булатов и А.В. Шеслер, раскрывая криминологическую характеристику преступности в сфере экономической деятельности, ограничились лишь криминологической классификацией преступлений [11, с.175] и характеристикой лиц, занятых криминальным предпринимательством

В.Е. Эминов в структуре криминологической характеристики выделяет три группы признаков:

Криминологически значимые признаки преступления;

· Данные, раскрывающие криминологическую ситуацию (типы таких ситуаций, совершения преступлений);

· Признаки, определяющие специфику деятельности по предупреждению преступлений.

Компонентами первой совокупности признаков, по его мнению, являются:

1) причины преступления, объект и механизм преступления;

2) преступник, мотив и цель;

3) виктимогенные факторы (потерпевший); последствия преступления.

Вторую группу составляют данные, которые характеризуют криминологическую ситуацию совершения преступления, среду проявления преступного деяния, социально-экономические условия и т.п.

В третью группу признаков входят:

1) выбор объектов и субъектов предупреждения преступлений, методов и средств профилактики;

2) источники информации о признаках (элементах) криминологической характеристики преступлений.

По характеру проявления и своей сущности элементы криминологической характеристики подразделяются на три группы: субъективные, объективные и комплексные, соединяющие в своей сути признаки первых двух категорий.

К первой группе относятся:

- свойства личности преступника;

- мотив и цель преступления;

- свойства личности потерпевшего.

Ко второй:

- статистика преступлений;

- сведения о социальных условиях (обстановка) преступления (социально-политическая; социально-экономическая; время; география; социальная среда и т.п.).

К третьей:

- причины преступлений;

- последствия преступлений;

- механизм преступления;

- обстоятельства, способствующие преступлениям [10, с.220].

Данная структура криминологической характеристики вряд ли применима на практике в полном объеме, поскольку нет четкого выделения элементов криминологической характеристики, а отдельные элементы отнесены одновременно к разным группам.

Так, в первую группу включены объект и механизм преступления, а ко второй группе отнесены ситуация совершения преступления, среда проявления преступного акта.

Понятие финансовой безопасности является важнейшим элементом более широкого понятия – «экономическая безопасность».

Так, одной из важнейших проблем обеспечения экономической безопасности государства является состояние финансовой системы (государственного бюджета и других институтов), способность этой системы обеспечивать государство финансовыми средствами, достаточными для выполнения внутренних и внешних функций.

Финансовая безопасность – это условия существования и развития объекта отношений, а также процесс его создания и поддержания; способность (свойство) финансовой сферы гарантированно удовлетворять соответствующие потребности, непрерывно развиваясь и функционируя с минимальным риском возможных нарушений.

Содержание финансовой безопасности – это способность его органов:

§ обеспечивать устойчивость платежно-расчетной системы и основных финансово-экономических параметров;

§ нейтрализовывать воздействие мировых финансовых кризисов и преднамеренных действий субъектов мировых экономического хозяйства (государств, транснациональных корпораций и т.д.), теневых структур на национальную экономическую и социально-политическую систему;

§ предотвращать крупномасштабную утечку капиталов за границу;

§ предотвращать преступления и административные правонарушения в финансовой сфере [12, с.6].

Основными сегментами системы финансовой безопасности являются:

§ бюджетно-налоговый;

§ денежно-валютный;

§ кредитно-банковский.

Криминологическая характеристика экономических преступлений сложна уже хотя бы потому, что формы и способы этих преступлений отличаются разнообразием и способностью быстро адаптироваться к изменяющимся условиям в обществе, особенно, в экономике.

В области финансовой политики и денежного обращения в стране приоритеты Концепции правовой политики связаны с укреплением современного стабильного финансового рынка, как реального инструмента защиты интересов государства, граждан и юридических лиц функционированием эффективной финансовой системы, как одной из составляющих государственной политики [13, с.3].

Д.Н. Ветров и А.Д. Чернов раскрывают криминологическую характеристику хищений в банковской сфере с использованием следующих позиций:

- общие тенденции развития преступности в условиях создания и развития банковской системы;

- криминологический анализ противоправного использования электронных безналичных расчетов, включающий в себя предмет противоправного деяния;

- условия, способствующие появлению предмета противоправного деяния;

- предмет противоправного деяния, его специфика;

- контингент лиц, совершающих данные деликты;

- характеристика основных форм и способов хищений из банковской системы и лиц, их совершивших;

- особенности преступлений в банковской системе [14,с.45].

В свою очередь, Ю.В. Трунцевский и О.Ш. Петросян под финансовыми преступлениями понимают общественно опасное деяние, посягающее на финансово-экономические отношения, урегулированные нормами финансового (в т.ч. налогового, валютного) права, по формированию, распределению, перераспределению и использованию фондов денежных средств (финансовых ресурсов) государства, органов местного самоуправления, иных хозяйствующих субъектов [12, с.7].

Наряду с другими элементами в структуру криминологической характеристики включены основные формы и способы совершения преступлений, а также их особенности. Такая структура криминологической характеристики приемлема, поскольку способ совершения преступления - это основной элемент криминалистической характеристики, служащий для установления механизма совершения преступления и выявления закономерностей возникновения доказательств его совершения.

Сами по себе способы совершения преступлений не могут выступать криминогенными факторами. Но, через закономерности способов совершения преступлений можно установить и детерминирующие их факторы. Познание причин распространенности того или иного способа совершения преступления большинстве случаев позволяет установить и явления, имеющие криминогенное значение. Как практика показывает, способ совершения налоговых преступлений во многом зависит от особенностей личности, которая совершила указанное преступление в сфере экономической деятельности.

Таким образом, между криминологической и криминалистической характеристиками существуют определенные взаимосвязи.

Впервые в 1991 г. на это обратил внимание К.К. Горяинов. По его мнению, изучение преступности возможно не только с криминологических или криминалистических позиций, но и в их совокупности. Им определено, что криминолого-криминалистическая характеристика преступлений – это совокупность взаимосвязанных общих и особенных признаков уголовно-правовых деяний, проявляющихся в способах, механизме, обстановке и иных обстоятельствах их совершения, причинно-следственных связях с окружающей средой, в особенностях личности преступников и потерпевших) [15, с.49].

Мы также считаем, что комплексное изучение преступности придает деятельности по борьбе с ней большую целеустремленность, повышает эффективность обнаружения, раскрытия и предупреждения преступлений.

К.К. Горяинов утверждает, что комплексное изучение преступности следует вести в тех случаях, когда рассматриваются общие вопросы борьбы с преступностью. Для предупреждения же преступности первостепенное значение имеет криминологическая характеристика, в которую способы совершения не входят.

В ряде работ отмечается, что криминологическую характеристику преступления составляют следующие элементы:

- состояние, структура и динамика конкретного вида преступлений;

- характеристика лиц, совершивших преступления;

- факторы, детерминирующие данный вид преступных посягательств;

- профилактическая деятельность и субъекты профилактики [15, с.56].

Данную структуру криминологической характеристики преступления вряд ли можно признать обоснованной. Криминологическая характеристика - это исходный этап оптимизации процесса разработки и реализации мер профилактики преступлений, в том числе и в сфере налогообложения. Если рассматривать предупреждение преступлений, как целостную систему, то криминологическая характеристика ее составная часть, а другой составной частью является разработка и реализация профилактических мероприятий.

Поэтому к криминологической характеристике преступлений следует отнести лишь первые три элемента характеристики. Аналогичная позиция подтверждается и другими авторами, которые раскрывают криминологические характеристики преступности несовершеннолетних и молодежи, насильственных преступлений и хулиганства, организованной, рецидивной и других видов преступности по следующим параметрам:

§ уровень, структура, динамика преступности;

§ характеристика личности преступников;

§ причины и условия преступности.

Иногда к структуре криминологической характеристике относят последствия преступной деятельности или ущерб от данного вида преступных посягательств [16, с.110-112].

Некоторые авторы, описывая элементы криминологической характеристики преступления, исключают из их числа факторы (обстоятельства), детерминирующие определенный вид преступления.

Так, Р.М. Булатов и А.В. Шеслер отдельно рассматривают криминологическую характеристику преступности в сфере экономической деятельности и самостоятельным разделом раскрывают причины преступности в сфере экономической деятельности [17, с.24].

Данная позиция мотивируется рядом авторов тем, что характеристика системы детерминант не является собственно характеристикой преступности. Поэтому причины и условия преступности выступают в качестве объекта самостоятельного рассмотрения. В соответствии с данной позицией преступность рассматривается, как феномен из двух явлений - совокупности преступлений и совокупности лиц, совершивших преступления. Вследствие этого криминологическая характеристика преступности либо отдельных видов преступлений должна состоять из значимых, характеристик вышеуказанных аспектов преступности[18, с.18-19].

Однако, обстоятельства, детерминирующие явление, непосредственно взаимосвязаны с сутью данного явления и должны являться неотъемлемым элементом характеристики любого массового процесса или явления, в том числе и криминологической характеристики преступности или отдельных видов преступления.

Часто состав элементов криминологической характеристики зависит от целей и задач конкретного исследования.

Цель нашего исследования - разработка предложений (рекомендаций) по предупреждению налоговой преступности подразделениями финансовой полиции, что предполагает знание обстоятельств, детерминирующих либо способствующих совершению этого вида преступлений.

Таким образом, структуру криминологической характеристики преступности можно представить следующими элементами:

- состояние, структура и динамика преступности;

- характеристика лиц, совершивших преступления;

- причины и условия (обстоятельства), способствующие совершениюпреступлений в сфере налогообложения.

Два последних элемента применительно к налоговым преступлениям не вызывают сомнений, а по поводу первого отметим следующее.

Многие зарубежные и отечественные криминологи отмечают взаимосвязь и взаимообусловленность административной деликатности (проступки, правонарушения) и преступности. По данным Н.Г. Угрехелидзе, около 1/4 из обследованных им 2000 лиц, допустивших административные правонарушения, впоследствии совершили преступления [19, с.99]. В.В. Лунеев также показал корреляционные связи между нарушениями воинских уставов и воинскими преступлениями, нарушениями правил дорожного движения и автотранспортными преступлениями[20, с.148].

В значительной степени это относится к правонарушениям с пограничными (к соответствующим преступлениям) составами, а также правонарушениям, которые сами по себе создают условия для совершения преступлений. Например, криминологи отмечают наличие корреляционных зависимостей между показателями динамики корыстных преступлений и административных правонарушений корыстной направленности.

Налоговые правонарушения и преступления и относятся именно к такой группе. Укрытие доходов от налогообложения - одна из наиболее массовых форм противоправного накопления капитала. Такие преступные проявления тесно связаны с правонарушениями административного и финансового характера, которые являются своеобразной их «предкриминальной ступенью» [21, с.11-13].

В свою очередь, Е.О. Алауханов относит преступления в сфере налогообложения к преступлениям против основ экономики [9, с.317].

По мнению И.И. Кучерова, налоговая преступность - это «…общественно опасное социально-правовое явление, в основе которого лежит конфликт по поводу бюджетно-налогового перераспределения денежных средств, одной стороной которого выступают государство и общество в целом, в лице налоговых органов, а другой – налогоплательщики, и включающие в себя совокупность преступлений, объектом которых являются охраняемые уголовным законом отношения по поводу взимания налогов и иных обязательных платежей, а также осуществления контроля за своевременность и полнотой их уплаты» [22, с.6-7].

Как мы видим, приведенное понятие является громоздким и к тому же не включает в себя некоторые основные признаки преступности: это совокупность уголовно-наказуемых деяний, совершенных и совершаемых в данном государстве, регионе, населенном пункте за тот или иной период времени, обладающая количественными и качественными показателями.

В западной литературе в качестве синонима понятию налоговая преступность используются понятия хозяйственная преступность, респектабельная или беловоротничковая преступность[23, с.12]. Выделение налоговой преступности в качестве самостоятельного вида основывается на специфике сферы деятельности, в которой совершаются данного вида преступления, а именно сферы налогообложения.

Б.В. Волженкин среди группы преступлений в сфере экономической деятельности отдельной строкой отмечает преступления против установленного порядка уплаты налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды (налоговые преступления):

1) Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды – ст. 198 УК РФ;

2) Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организаций – ст. 199 УК РФ [24, с.156].

По действующему УК РК к налоговым преступлениям относятся виновно совершенные общественно опасные деяния, предусмотренные ст. 221 УК (Уклонение гражданина от уплаты налога) и ст. 222 УК (Уклонение от уплаты налогов с организации). Они выделены в отдельную группу на основе сходства признаков объекта посягательства – общественных отношений, возникающих по поводу уплаты физическими и юридическими лицами налогов. Субъектами этих отношений являются, с одной стороны, налогоплательщики, а с другой стороны – органы государства в лице налоговых органов.

С учетом сказанного налоговую преступность можно определить, как причиняющие имущественный ущерб массовое социально-правовое явление, представляющее собой совокупность налоговых преступлений, совершенных или совершаемых на определенной территории за установленный период времени.

По материальному содержанию финансовые преступления бывают:

§ бюджетные;

§ налоговые;

§ в области страхования;

§ в сфере кредита (государственного и банковского) и расчетов;

§ связанные с валютными отношениями.

Основанием для применения финансовых, административных и уголовных санкций в данном случае является уклонение налогоплательщика от уплаты налога (сборов).

Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов – это противоправное деяние, направленное на занижение или неуплату установленных законом налогов и (или) сборов в бюджет государства.

Таким образом, термин «уклонение от уплаты налогов» указывает на умышленный характер свершаемых деяний.

В данном случае налог (сборы) выступают в качестве предмета преступления.

Под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на паве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований[25, с.201].

Налоги являются основным источником доходов государства, предназначенных для удовлетворения потребностей общества и государства. За счет налогов на 80 % формируется доходная часть бюджета[26, с.6].

Кроме того, налоги стимулируют или сдерживают развитие определенных экономических процессов, отраслей экономической деятельности, например, путем предоставления налоговых льгот, повышения или снижения ставок налогов, введения новых налоговых платежей и другими методами.

Налоговая база определяется, как сумма выплат и иных вознаграждений, начисленных налогоплательщиками – организациями и индивидуальными предпринимателями за налоговый период в пользу физических лиц.

Различаются следующие виды налогов, существующих в ряде стран ближнего и дальнего зарубежья, в т.ч. и Казахстане:

1. федеральный (республиканский);

2. региональный (областной);

3. местный.

Уплачиваются они физическими лицами:

1) федеральные (республиканские) налоги – НДС, акцизы, налог на доходы физических лиц, единый социальный налог, налог на добычу полезных ископаемых, единый сельскохозяйственный налог, единый налог на вмененный доход (к примеру, ст. 13 НК РК);

2) региональные налоги – транспортный налог, налог на игорный бизнес (к примеру, г. Щучинск Акмолинской области, г. Капшагай Алматинской области);

3) местные налоги – земельный налог, налог на имущество физических лиц.

Объектами налогообложения признаются следующие операции:

1) реализация товаров (работ, услуг) на территории страны, в т.ч. реализация предметов залога и передача товаров (результаты выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав;

2) передача на территории страны товаров (выполнение работ, оказание услуг) для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету (в т.ч. через амортизационные отчисления) при исчислении налога на прибыль организации;

3) выполнение строительно-монтажных работ для собственного потребления;

4) ввоз товаров на таможенную территорию страны;

5) доходы и прибыль;

6) стоимость определенных товаров и т.д.

Освобождаются от налогообложения суммы единовременной материальной помощи, выплачиваемые в целях возмещения материального ущерба или вреда здоровью физическим лицам, пострадавшим в результате стихийных бедствий или от террористических актов на территории Республики Казахстан, и членам семьи умершего работника или работнику в связи со смертью члена его семьи и т.д.

Не подлежат налогообложению государственные пособия, выплачиваемые в соответствии с законодательством Республики Казахстан, в том числе пособия по временной нетрудоспособности, пособия по уходу за больным ребенком, пособия по безработице, беременности и родам, а также все виды компенсационных выплат, связанных с:

1. возмещением вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья;

2. бесплатным предоставлением жилищных помещений и коммунальных услуг, питания и продуктов, топлива или соответствующего денежного возмещения;

3. оплатой стоимости и (или) выдачей полагающегося натурального довольствия, а также с выплатой денежных средств взамен этого довольствия;

4. оплатой стоимости питания, спортивного снаряжения, оборудования, спортивной и парадной формы, получаемых спортсменами и работниками физкультурно-спортивных организаций для учебно-тренировочного процесса и участия в спортивных соревнованиях;

5. увольнением работников, включая компенсации за неиспользованный отпуск;

6. возмещением иных расходов, включая расходы на повышение профессионального уровня работников;

7. трудоустройством работников, уволенных в связи с осуществлением мероприятий по сокращению численности или штата, реорганизацией или ликвидацией организации;

8. выполнением физическим лицом трудовых обязанностей (в том числе переезд на работу в другую местность и возмещение командировочных расходов).

Налоговым периодом признается календарный год, отчетными считаются первый квартал, полугодие и девять месяцев календарного года.

Криминологические исследования показали, что переход от правонарушения к совершению преступления совершается неосознанно, как бы незаметно[27, с.9]. На формирование личности правонарушителя влияет фактор систематичности совершения асоциальных поступков. Такое поведение, в конечном счете, как правило, приводит к серьезным качественным изменениям свойств конкретной личности, детерминируя ее будущее преступное поведение. Такая личность переходит от наименее общественно опасных (вредных) проступков к преступлениям [28, с.6].

На «скорость» и характер изменения качественных характеристик личности и перехода от правонарушений к преступлениям влияет представление этой личности о степени допустимого поведения в пределах отклонения от общепринятых запретов и нравственных принципов.

Наряду с субъективными факторами на формирование негативных свойств личности влияют и объективные. Проводимая в Казахстане социально-экономическая реформа в качестве побочного явления «расшатала» нравственные устои общества, сложившиеся к концу 80-х-началу 90-х гг., породила значительные деформации массового общественного сознания и общественной морали. Среди граждан распространились представления о допустимости отклонений от тех или иных норм поведения. В общественном сознании допускается совершение многих видов правонарушений.

Общественная опасность налоговых преступлений заключается в нарушении принципов осуществления экономической деятельности, в умышленном невыполнении конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы. Все это, в конечном итоге, приводит к не поступлению денежных средств в бюджет страны.

Юридические лица составляют отдельную категорию налогоплательщиков, обязанных, прежде всего, уплачивать так называемые корпоративные налоги. В отличие от физических лиц организации в большинстве своем имеют боле высокую налоговую способность, поэтому уклонение от исполнения ими обязанностей по уплате налогов (сборов), как правило, причиняет больший ущерб финансовой системе государства. Соответственно такие действия характеризуются повышенной общественной опасностью.

Рост количества налоговых преступлений заставил говорить не о единичных преступлениях, а о налоговой преступности.

По данным органов финансовой полиции Республики Казахстан, в 2001-2003 г.г. первенство в интенсивности коррупционных взаимоотношений принадлежало правонарушениям в сфере налогообложения и трансфертного ценообразования, нелегальному вывозу капитала, ложному и преднамеренному банкротству, незаконному производству и реализации подакцизных товаров, правонарушениям в бюджетной сфере, на рынке финансовых инструментов и в сфере электронных операций[29].

«Налоговые» правонарушения и преступления имеют общие детерминанты противоправного поведения, общую правовую природу, схожесть механизма формирования личности преступника и деликатной личности. Они совершаются в одинаковых, типичных условиях, порождены сходными причинами и имеют единую направленность.

Признаком общности совершения налоговых правонарушений и преступлений является общественная опасность содеянного. По этому основополагающему признаку в теории уголовного и административного права либо по показателю интенсивности его проявления («степень общественной опасности») в законе проводится дифференциация различных форм противоправного поведения, т.е. отнесение их либо к преступлениям, либо к проступкам.

Уклонение от уплаты налогов с организаций путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо путем сокрытия других объектов налогообложения, совершенное в крупном размере (сумма неуплаченного налога превышает одну тысячу минимальных размеров оплаты труда) - является преступлением. Если сумма неуплаченного налога ниже этого размера, такое деяние является правонарушением.

Именно повышенная степень общественной опасности в данном случае главный материальный признак, позволяющий признать противоправное деяние преступлением. Гражданин, предприниматель и/или руководитель предприятия, систематически совершающие налоговые правонарушения и полагавшие, что их разовая малозначительность не влечет уголовной ответственности, могут незаметно перейти «порог» суммы неуплаченного налога и стать преступниками[30, с.52-55].

Таким образом, налоговые правонарушения могут перерастать в преступления в рамках того же состава проступка. Для этого достаточно наступления одного из нескольких отягчающих ответственность обстоятельств.

Общность налоговых правонарушений и преступлений выражается и в мотиве, являющимся основным личностным детерминантом любого поведения, в том числе и преступного. Мотив оказывает значительное влияние на весь механизм преступного поведения. В криминологии и уголовном праве мотив почти всегда рассматривается, как осознанное побуждение. Для экономических, в том числе налоговых преступлений, мотив имеет корыстную направленность.

Таким образом, стереотипы поведения в механизме перерастания налоговых правонарушений в преступления не срабатывают автоматически, т.е. здесь нет фатальной неизбежности.

Тем не менее, систематичность и характер предшествующего антиобщественного поведения, несомненно, формируют психологическую готовность субъекта к преодолению рубежа, отделяющего проступок от преступлений. Иными словами, между различными формами противоправного поведения налогоплательщиков имеются объективные взаимозависимости, а зачастую - и взаимообусловленность. «При таком подходе сам факт совершения определенного правонарушения имеет прогностическое значение, поскольку может рассматриваться как фактор, свидетельствующий о повышенной вероятности дальнейшей эволюции противоправной направленности поведения конкретной личности» [28, с.46].

Поскольку отдельные правонарушения обычно предшествуют переходу на преступный путь и вызываются теми же причинами, что и преступления, изучение этих правонарушений позволяет уточнить прогноз тенденций преступности[31].

Можно констатировать, что такой элемент структуры криминологической характеристики налоговой преступности, как состояние, структура и динамика преступности не представляет полную совокупность данных о налоговых преступлениях, используемых для них предупреждения[32].

Для успешного контроля данного явления и эффективной деятельности по профилактике налоговой преступности помимо этих данных, важное значение имеют сведения об административных и финансовых правонарушениях.

При реализации уголовной политики в сфере налогообложения необходимо сосредоточение правоохранительных усилий на наиболее важных направлениях:

1. На наиболее собираемых видах налогов.

Так, основную часть доходов бюджета составляют поступления от пяти видов налогов: НДС, налог на прибыль, налог на доходы физических лиц, акцизы, платежи за пользование природными ресурсами.

2. Проявление особой осторожности при внесении изменений и дополнений в налоговое законодательство.

Принятие популярных, с точки зрения налогоплательщиков, поправок в налоговое законодательство по снижению налогового бремени, изменению условий налогового администрирования, созданию благоприятного налогового режима для отдельных категорий налогоплательщиков, помимо планируемого эффекта, может привести к существенному повышению криминогенных возможностей по уклонению от уплаты налогов и сборов.

3. Недопустимость предоставления индивидуальных налоговых льгот, как на республиканском, так и на местном уровнях.

4. Проведение криминологических и иных опросов, исследований, направленных на выяснение и установление реальной картины, складывающейся в сфере налогообложения, состояния криминогенных тенденций.

5. Четкое определение временных рамок проведения мероприятий в рамках реализации мер уголовной политики.

6. При реализации мер уголовной политики в сфере налогообложения необходимо учитывать, что уголовное преследование всегда негативно влияет на имидж налогоплательщика.

7. Создание на первоначальном этапе максимально благоприятных налоговых условий (желательно единого налога), а также условий налогового администрирования для развития малого бизнеса и предпринимательства.

8. Создание максимально эффективных механизмов налогового контроля и администрирования, которые, с одной стороны, должны выполнять свою роль и не мешать законопослушным налогоплательщикам, а с другой, максимально предотвращать саму возможность совершения налоговых правонарушений и преступлений.

9. Своевременное реагирование правоохранительных органов на выявленные причины и условия совершения налоговых правонарушений и преступлений.

10. Исключительно важным является проведение научных исследований налоговой преступности.

11. Разработка эффективных методов выявления налоговых преступлений является важной частью уголовной политики в сфере налогообложения.

12. Необходимо тщательное изучение и многосторонний анализ складывающейся судебной практики в сфере налогообложения. Налоговые и, в большей степени правоохранительные органы (финансовая полиция), имея общие сведения о правонарушениях в сфере налогового законодательства и используя познания об алгоритмах перерастания правонарушений в преступления, могут более обоснованно выбрать объект проверки и осуществить ОРМ с целью выявления и предупреждения налоговых преступлений. Состояние, структура и динамика преступности, а также сведения об административных и финансовых правонарушениях в сфере налогообложения характеризуют состояние правонарушений в налоговой сфере, что и является одним из элементов криминологической характеристики налоговых преступлений.

Представляется, что необходимой предпосылкой прогноза уголовной политики в сфере борьбы с налоговой преступностью является криминологический прогноз, который должен охватывать во взаимосвязи следующие тенденции:

- социальные процессы, непосредственно влияющие на налоговую преступность;

- саму налоговую преступность;

- борьбу с налоговой преступностью.

При этом прогнозу подлежат:

- количество налоговых преступлений и лиц, совершивших преступления;

- распространение криминогенных ситуаций, порождающих совершение налоговых преступлений;

- способы совершения налоговых преступлений;

- последствия налоговой преступности;

- развитие и результаты профилактики и уголовно-правовой борьбы с налоговой преступностью.

Проведенное исследование показало, что для создания видимости активной работы широко практикуется необоснованное и преждевременное возбуждение уголовных дел ст.ст. 221-222 УК без актов документальных ревизий, либо по заведомо непригодным актам, что приводит к прекращению дела.

Таким образом, только уголовно-правовые показатели борьбы с налоговой преступностью не всегда верно отражают фактическое положение дел. Состояние, структура и динамика преступности, а также сведения об административных и финансовых правонарушениях в сфере налогообложения нивелируют отдельные негативные моменты в деятельность правоохранительных органов и более реально отражают фактическое положение дел [33].

Резюмируя сказанное в данном подразделе, необходимо отметить следующее. Многие авторы, раскрывая понятие и содержание криминологической характеристики преступлений, дают различный перечень элементов, составляющих в своей совокупности и взаимосвязи ее структуру.

Большинство ученых-криминологов включают в структуру криминологической характеристики следующие элементы:

· состояние, структура и динамика конкретного вида преступления;

· характеристика лиц, совершивших преступления;

· факторы, детерминирующие данный вид преступных посягательств.

По нашему мнению, криминологическая характеристика налоговых преступлений представляет собой типовую информационную модель криминогенных объектов – причин и условий совершения отдельных групп, категории налоговых преступлений, а также носителей этих причин и условий.

Данная характеристика содержит описание и объяснение значимых для осуществления предупредительной деятельности в налоговой сфере проявлений налоговой преступности, типологических свойств лиц, психологически готовых к совершению налоговых преступлений либо восприимчивых к такой готовности, механизма преступного поведения, обстоятельств, порождающих преступления в налоговой сфере либо способствующих или облегчающих совершение данных преступлений.

Таким образом, структурными элементами криминологической характеристики налоговых преступлений является:

· количественно-качественная характеристика данного вида преступности;

· свойства личности налогового преступника, значимые для прогнозирования индивидуального преступного поведения отдельных лиц или оказания на них предупредительного воздействия;

· механизм преступного поведения;

· обстоятельства объективного и субъективного характера, формирующие личность налогового преступника;

· обстановка совершения налоговых преступлений (время, место, конкретные жизненные ситуации пр.);

· формы проявления умысла на совершение налогового преступления;

· свойства личности потерпевшего (социально-правовые, нравственно-правовые, психологические и иные признаки), значимые для осуществления общей и индивидуальной профилактики, предотвращения и пресечения налоговых преступлений.

Применительно к криминологической характеристике налоговой преступности такой элемент характеристики налоговой преступности, как состояние, структура, динамика преступности не представляет полную совокупность данных о налоговых преступлениях, используемых для их предупреждения. Для успешного контроля данного явления и эффективной деятельности по профилактике налоговой преступности важное значение имеют такие сведения об административных и финансовых правонарушения [6, с.79]. Соотношение административных правонарушений и преступлений свидетельствует о существовании между ними относительно сильной корреляционной зависимости. Поэтому анализ преступности должен сочетаться с анализом правонарушаемости. Только на этой основе можно более адекватно отслеживать тенденции преступности и ее отдельные группы, изучать ее связи с другими социальными явлениями и процессами, прогнозировать криминологическую обстановку в стране и ее регионах, разрабатывать взаимосвязанную стратегию и тактику борьбы с преступностью и правонарушаемостью [20, с.166].

Состояние, структура и динамика преступности, а также сведения об административных и финансовых правонарушениях в сфере налогообложения характеризуют состояние правонарушений в налоговой сфере, что и является одним из элементов криминологической характеристики налоговых преступлений.

Таким образом, можем считать, что структура криминологической характеристики налоговой преступности состоит из следующих элементов:

- состояние правонарушений в налоговой сфере;

- характеристика лиц, совершивших налоговые, преступления;

- факторы, детерминирующие налоговую преступность.

Причины правового характера налоговой преступности, можно выявить в наличии огромного количества нормативно-правовых актов, регулирующих налоги и сборы, что приводит к запутанности законодательства о налогах и сборах, его нестабильности и противоречивости.

В связи с этим мы солидарны с мнением В.Д. Ларичева и А.П. Бембетова, считающих, что «запаздывание с принятием основополагающих и иных законов, несвоевременное устранение противоречий в действующем законодательстве, декларативность провозглашаемых норм, а также громоздкость законодательства в совокупности с причинами объективного и субъективного толка создают «дополнительные» условия для совершения налоговых преступлений» [30, с.75].

Одновременно полагаем, что указанные выше причины правового характера налоговой преступности вытекают из причин экономического (множество пробелов в законодательстве приводит к проникновению в экономику организованной преступности и установлению ею своего контроля над целыми отраслями экономики; существующее положение дел в налоговой сфере напрямую стимулирует предпринимателя к сокрытию прибыли и неуплате налогов и сборов, что, в свою очередь, порождает нестабильность экономики в целом), социального (сильное расслоение общества, изменение его структуры; отсутствие связей между социальными группами; стремление любой ценой перейти из своей социальной группы в другую, более высшую группу), а также морально-нравственного характера (отсутствие основополагающей ценностей, подмена их сиюминутными желаниями; зависть и подозрительность по отношению к конкурентам, соседям, родственникам; низкое правосознание и невысокий уровень правовой культуры).

Элементы криминологической характеристики налоговой преступности рассматриваются ниже.

Финансовая деятельность государства состоит в осуществлении публичных расходов и получении для этого необходимых финансовых средств. Расходы, необходимые для деятельности государства, устанавливается в бюджете.

Бесспорно, функциональная значимость налогов и вред бюджету являются критерием определения общественной опасности уклонения от уплаты налогов, однако, они не могут до конца раскрыть весь спектр признаков, характеризующих данную проблему. Формирование доходной части бюджета из налоговых поступлений – обязательное условие существования государства. Таким образом, обязанность платить налоги является безусловным требованием государства и имеет публично-правовой характер, что обусловлено публично-правовой природой государства и государственной власти [34].

В работе нами приводятся количественные показатели налоговых правонарушений, но при характеристике преступлений криминологи прибегают к различным относительным показателям, более удобным для сравнения. Один из них - коэффициент преступности, определяемый отношением числа фактов преступлений к численности населения, достигшего возраста уголовной ответственности. Этот показатель применяется к общеуголовным преступлениям. Для налоговой преступности таким относительным показателем может быть коэффициент налоговых преступлений, характеризующий уклонение от налогообложения. Его можно определить отношением количества налоговых преступлений к численности налогоплательщиков (физических и юридических лиц).

Для расчета этого показателя необходимы данные об общем количестве и структуре налогоплательщиков (распределение по юридическим и физическим лицам, по формам собственности, организационно-правовым формам и другим параметрам).

Только за I квартал 2007 года за нарушения налогового законодательства, правил торговли, сокрытия торговой выручки и не использования кассовых аппаратов на предпринимателей наложены санкции в размере 50 млн. 120 тыс. тенге.

По данным Агентства по статистике Республики Казахстан в стране зарегистрировано 111 тыс. частных и малых предприятий [35]. На 1 января 2003 года в Казахстане насчитывалось 9 тыс. фермерских хозяйств, что на 3 тыс. больше, чем в 2001 году [36]. В 2002 году было создано около 18 тысяч микрофирм, малых и средних предприятий, общее количество которых сегодня составляет порядка 115 тысяч [37]. За счет развития предпринимательства создано около 75 тысяч новых рабочих мест. Общее количество юридических лиц, выступающих в качестве налогоплательщиков, составило в стране около 1 миллиона единиц.

С начала экономических реформ в Республике Казахстан в составе налогоплательщиков по формам постоянно происходили структурные изменения. Они обусловлены сокращением государственных предприятий и более быстрым формированием субъектом частных и смешанных форм хозяйствования. В 2002 году изменили свою форму собственности около 2160 государственных предприятий.

Так, количество государственных предприятий составило 1260 единиц, которые были целиком реализованы в частную собственность. Физическими лицами было приобретено акций приватизированных предприятий в 2,6 раза больше, чем 2001 году. Количество предприятий за рассматриваемый период осталось практически на одном уровне.

Таким образом, относительные показатели свидетельствуют, что интенсивность налоговых преступлений квалифицированных по ст.ст. 221-222 УК РК в последние годы увеличивается. В определенной степени это следствие повышения эффективности деятельности финансовой полиции.

Налоговые преступления и правонарушения, как и другие правонарушения в экономической сфере, характеризуются исключительно высокой латентностью [38]. Выявленное количество преступлений в сфере налогообложения составляет не более 5 % от реально совершаемых уголовно наказуемых фактов нарушений налогового законодательства [39].

При этом среди основных причин высокой латентности, выделяемых учеными-криминологами применительно к экономическим преступлениям [20, с.258], на счет преступлений в сфере налогообложения, в частности, следует отнести отсутствие потерпевших и иных лиц (кроме органов налогового контроля), заинтересованных в их выявлении.

Далее, одной из основных причин высокого уровня латентности налоговых преступлений, является и то, что данные преступления, прежде всего, затрагивают интересы государства. Население же, в основной массе, относится к нарушителям налогового законодательства терпимо или даже сочувственно и не только не оказывает содействия государственным контролирующим и правоохранительным органам в их выявлении, но и подобным «умолчанием о фактах» способствует совершению данных преступлений.

Таким образом, определить истинный размах латентной части налоговой преступности практически невозможно.

Констатируя резкий рост налоговых преступлений в нашей стране, отметим недостаточно высокое качество и эффективность проведенных расследований уголовных дел, поскольку лишь небольшая их часть была рассмотрена судами и по ним были вынесены приговоры.

Известный криминолог В.В. Лунеев утверждает, что 9 из 10 налоговых преступников уходят от уголовной ответственности [20, с.259]. На большую латентность налоговых деликтов указывает и тот факт, что из 2,7 млн. юридических лиц только к 436 тыс. из них нет серьезных претензий по уплате налогов. Половина организаций имеет долги перед бюджетом. Более трети организаций (882 тыс.) вообще никаких налогов не платят [40].

Анализ основных закономерностей и тенденций в динамике рассматриваемых явлений затруднен, по крайней мере, по трем причинам:

1. неполный учет правонарушений;

2. несопоставимость данных за различные периоды из-за изменений в законодательстве и практике его применения3;

3. существование латентных (скрытых) правонарушений, точные размеры которых не известны.

Учет этих факторов и «поправки» на них позволяет, тем не менее, достаточно полно прогнозировать и оценивать тенденции преступности.

Негативные последствия массового уклонения юридических лиц и физических лиц от уплаты налогов состоят в следующем.

Подрывается устойчивость бюджетной системы государства и государственных внебюджетных фондов, поскольку сокращается их доходная часть и создается дефицит государственного бюджета.

Создается социальная напряженность и политическая нестабильность в обществе, поскольку задерживается выплата заработной платы, пенсий, пособий, стипендий, недостаточно финансируется армия, правоохранительные органы, суды, другие бюджетные организации, целевые государственные программы и т.д.

Нарушаются принципы равенства и социальной справедливости, поскольку одни лица несут налоговое бремя, а другие обращаются за счет неуплаты налогов и бесплатно пользуются защитой государства, результатами его деятельности, социальными благами.

Скрытие от налогообложения средства зачастую питают преступность, служат финансовой базой деятельности организованных преступников, уходят в теневую экономику.

Получить представление об истинном состоянии налоговой преступности можно лишь на основе методов экономико-правового анализа с использованием различной экономической информации [41].

О реальных масштабах налоговой преступности в той или иной степени свидетельствуют следующие показатели:

- значительный разрыв между официальными и реальными доходами населения;

- очевидная разность между расходами отдельных граждан на потребление (приобретение в больших объемах валютных ценностей, недвижимости, автомобилей, предметов обстановки и дорогостоящих услуг) и декларируемыми ими доходами;

- скрытая занятость населения (наличие значительного числа лиц, работающих на предприятиях, не зарегистрированных в налоговых органах или осуществляющих незаконную предпринимательскую деятельность);

- рост объема денежной наличности, находящейся во внебанковскомобороте (использование «черного нала» в расчетах с другими предприятиями и при оплате труда);

- обострение кризиса неплатежей, заключающегося в неспособности или нежелании организаций рассчитываться деньгами с другими хозяйствующими субъектами в рамках коммерческой деятельности (преобладание бартерных операций, использование в расчетах векселей и иных ценных бумаг), а также с бюджетом (зачеты, натуральная уплата);

- снижение собираемости налогов даже в период ожидания сезонногороста поступления налогов в бюджет,

- увеличение из года в год значительными темпами размера бюджетнойнедоимки;

- повышение объемов капиталов, незаконно вывозимых за рубеж (открытие счетов в зарубежных банках, приобретение компаний и ценных бумаг за рубежом) [42, с. 15].

Отмеченные выше показатели позволяют в определенной степени судить лишь опосредованно о фактическом состоянии налоговой преступности. Некоторые ученые установили определенные корреляционные связи между административными правонарушениями и преступными проявлениями. Очевидно, что такие связи существуют и между налоговыми правонарушениями и преступлениями. Например, по аналогии с методикой расчета коэффициента налоговой преступности может быть выведен и коэффициент административных налоговых правонарушений, показана взаимосвязь между уголовными и административными правонарушениями, а также между уголовными и финансовыми правонарушениями. Однако, отсутствие либо недоступность указанных статистических данных не позволяют сделать этого [43].

Результаты проведенного исследования показали, что среди экономических преступлений, значительную часть составляют факты уклонения от уплаты налогов с организаций. В структуре таких преступлений удельный вес фактов уклонения от уплаты налогов с организаций составил 74,3 % всех преступлений в сфере налогообложения, 25,7 % - уклонение от уплаты налога физическим лицом [44]. В сфере экономических преступлений «…специфическими признаками организованной преступной деятельности являются: уклонение от налогового обложения (мошенническое занижение прибыли)…» [45].

Такое положение объясняется тем, что основную налоговую нагрузку в Казахстане несут организации. Поэтому наибольшее распространение получили преступления, связанные с исчислением и уплатой налогов с юридических лиц.

Нередко, налоговые преступления сочетаются с другими экономическими и «служебными» преступлениями: незаконным предпринимательством (ст. 190 УК), экономической контрабандой (ст. 209 УК), взяточничество (ст. ст. 311-312 УК), хищениями и пр.

Изучение налоговых преступлений показало, что они совершаются в различных хозяйствующих субъектах независимо от форм их собственности. Наибольшее их количество совершается на предприятиях частной формы собственности - 66,4 %, государственной - 11,7 %, совместной собственности с иностранным капиталом - 5,9 %, на предприятиях с прочей формой собственности - 16 %.

В организациях, основывающихся на частной форме собственности, выявляется более 80 % таких преступлений. Такая закономерность определяется тем, что функция управления на предприятиях, основанных на частной форме собственности, обычно осуществляется ограниченные кругом лиц. Руководящие органы на таких предприятиях возглавляются их фактическими владельцам, а должный внутренний финансовый контроль отсутствует [42, с.17].

Так, в 1999 года из общего количества предприятия частной формы собственности составляли примерно 62 %, а в 2002 г.- 73 %.

По данным российских источников, по сферам деятельности преступные нарушения налогового законодательства распределяются следующим образом.

Так, на долю организаций:

· занимающихся торговлей продуктами питания, приходится 24 % преступлений;

· торгующих другими товарами народного потребления – 16 %;

· занимающихся оказанием услуг – 12 %;

· осуществляющих финансово-кредитные операции – 9 %;

· торгующих недвижимостью – 8 %;

· производящих металлопереработки и машиностроения – 8 %;

· осуществляющих нефтедобычу и нефтепереработку – 6 % [46].

На приведенные данные следует обратить внимание работникам налоговых и правоохранительных органов при выборе объектов проверок и проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Наибольшее количество активных предприятий находится в г. Алматы (29,7 %) и г. Астана (9,4 %), а также в Южно-Казахстанской (7,2 %), Восточно-Казахстанской (7 %) и Карагандинской (6,5 %) областях. Цифры 2003 года свидетельствуют о повышении (на 13,5 %) числа зарегистрированных предприятий малого бизнеса в сравнении с 2000 годом. Из них 72 % являются действующими (40% - в сфере торговли, ремонта автомобилей и изделий быта, 12,5 % - в промышленности, 12,4 % - в сфере операций с недвижимым имуществом, аренде и услугах предприятиям, 11,3 % - в строительстве) [47].

Сопоставление доли предприятий с различными формами собственности к их общему количеству и процентное соотношение преступлений, выявленных на этих предприятиях к общему количеству, показывает, что в общих чертах они совпадают.

Таким образом, на основе проведенного исследования и примененного при этом метода сопоставления (сравнения) можно сделать следующий вывод: на уровень и частоту совершения налоговых преступлений форма собственности предприятия не оказывает существенного влияния либо оказывает в незначительной степени.

Такой вывод противоречит распространенному мнению, что налоговые преступления чаще совершаются на предприятиях с частной формой собственности.

Причины экономической, в том числе налоговой преступности, в современный период лежат:

- в экономических отношениях, в их противоречиях, несбалансированности хозяйственного механизма, просчетах и недостатках экономического развития;

- в социальных отношениях, их сложностях и противоречиях;

- в нравственном состоянии общества, в наличии или потере тех или иных моральных ценностей и установок [10, с.61].

Они характерны для любых предприятий и коллективов. Целью коммерческих предприятий, основанных на различных формах собственности, как известно, является получение прибыли. От этого зависит материальное состояние всех работников предприятия. Однако, для значительных слоев общества совершение преступления становится нормой жизни, способом достижения уровня социальной «справедливости». Если работники предприятия хотят повысить его за счет совершения правонарушения, то они могут сделать это на любом предприятии независимо от формы собственности.

Работники государственных предприятий не являются в этом плане исключением.

При проведении исследования учитывалась также организационно-правовая форма налогоплательщика (юридического лица), допустившего преступное нарушение налогового законодательства.

Распределение зарегистрированных налоговых преступлений в зависимости от организационно-правовых форм хозяйствующих субъектов выглядит следующим образом. На долю товариществ с ограниченной ответственностью приходится 41,2 % преступлений, акционерных обществ - 9,3 %, государственных предприятий - 14,6 %, индивидуальных (семейных) частных предприятий - 15,7%, фермерских хозяйств - 2,1 %, предприятий (организаций) иных организационно-правовых форм - 14 %.

Как видно из приведенных выше данных, 50,5 % всех налоговых преступлений приходится на долю акционерных обществ и товариществ. Такое распределение налоговой преступности в разрезе организационно-правовых форм объясняется тем, что в общей структуре предприятий (организаций) данная форма в 1995 году составляла 39,5 %, 1996 г.- 41,3 %, 1997 г. - 48,4 %, 1998 г. - 54,4 %, 1999 г.- 56,5 % [48].

Таким образом, процент совершения преступлений на предприятиях этой организационно правовой формы собственности в определенной мере соответствует доли таких предприятий в их общем количестве.

Наибольшее же количество преступлений приходится на товарищества с ограниченной ответственностью (ТОО). Деятельность таких коммерческих организаций регулируется не только Гражданским кодексом Республики Казахстан, но и законом прямого действия. Конструкция ТОО весьма привлекательна для лиц, желающих заниматься, предпринимательством, поскольку оно имеет целый ряд преимуществ [49]. 56 % опрошенных предпринимателей из всех организационно-правовых форм создания предприятий предпочли именно эту.

Организационно-правовая форма создания предприятия в виде ТОО привлекательна не только для честных деловых людей. Среди экономических преступлений, совершаемых в сфере малого предпринимательства около 1/3 преступлений совершается именно в ТОО.

Причина такого положения в самой конструкции ТОО.

Во-первых, в отличие от товариществ и других форм организации предприятий среди участников ТОО отсутствует ответственность по долгам общества.

Во-вторых, каждый участник может в любой момент выйти из состава общества, взяв с собой долю прибыли, причитающейся ему по итогам работы общества, а также стоимость его вклада в уставный фонд общества и стоимость части имущества общества, пропорциональной этому вкладу.

Таким образом, если все участники ТОО одновременно его покинут, то ни денег, ни имущества у общества вообще не остается, и отвечать по долгам будет нечем. Поэтому в последнее время получили широкое распространение совершения правонарушений членами этих обществ [50], в том числе и налоговых преступлений.

Наряду с этим ТОО, в подавляющем большинстве, создаются, как малые предприятия, основная доля которых сосредоточена в торговле, общественном питании, строительстве и некоторых других отраслях экономики. Эти отрасли, по мнению ряда исследователей и экспертов.

Как отмечается в докладе Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева «…стратегия реформ - повышение экономического потенциала страны…». Сокращается вмешательство государства и контролирующих органов в хозяйственную деятельность предприятий. Резко уменьшилось количество незаконных проверок хозяйствующих субъектов. Если 2001 году выявлено 2450 фактов незаконных проверок предпринимателей, то в 2002 году их установлено 1157 [51, с.1].

В то же время совместными действиями органов налоговой службы и прокуратуры Республики Казахстан установлено 1030 фактов незаконного вмешательства в деятельность предпринимателей, по которым возбуждено 13 уголовных дел и 88 дел об административном правонарушении, а также принять другие меры воздействия к нарушителям.

В 2002 году органами юстиции Республики Казахстан в интересах предпринимателей поданы в суды более 8 тыс. исковых заявлений на 450 млн. тенге. Около 1 тыс. должностных лиц было привлечено к дисциплинарной ответственности, из них 290 освобождены от занимаемых должностей» [52], сосредоточение в малом бизнесе значительных и наименее защищенных денежных и материальных ресурсов, упрощенный учет сделали его постоянным объектом преступных посягательств.

Помимо преступлений, совершенных самими предпринимателями, к наиболее характерным для данного сектора экономики относятся следующие.

Во-первых, это преступления, совершенные с целью неправомерного завладения доходами от предпринимательской деятельности (вымогательство, грабежи, разбойные нападения, похищения человека, а также преступления против личности предпринимателей, как средство принуждения их к согласию или наказания за отказ от навязываемых криминальными структурами условий коммерческой деятельности).

Во-вторых, преступления должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, в том числе взяточничество, связанное с выполнением этими лицами возложенных на них функций.

Успешное предотвращение и раскрытие подготавливаемых и совершаемых преступлений зависит от своевременного обращения потерпевшей стороны в правоохранительные органы. Однако, боязнь возможной расправы над собой или близкими, причинения крупного ущерба имуществу фирмы сдерживает многих представителей малого бизнеса от обращения к государственным органам с просьбой о защите даже при наличии очевидных угроз их безопасности, что способствует безнаказанности преступной деятельности. Отсутствие значительных финансовых средств не позволяет этим предприятиям создавать для защиты своих членов частные охранные структуры. В этих условиях значительная часть предпринимателей, работающих в малом бизнесе, вынуждена идти на уклонение от уплаты налогов для накопления денежных средств и создание свободных денежных средств.

Таким образом, на поведение членов ТОО влияет двойственность их положения. С одной стороны, они жертвы криминальной агрессии, а с другой - правонарушители, укрывающие от учета и налогообложения значительную часть своей коммерческой деятельности. Поэтому в настоящее время сфера малого предпринимательства характеризуется расширением «теневой» экономики [53], повсеместным уклонением субъектов малого предпринимательства от уплаты налогов и сокрытием доходов [54].

Подтверждением сказанного может служить и распределение нарушений налогового законодательства по сферам деятельности налогоплательщиков:

· торговые и торгово-посреднические предприятия - 47,4 % налоговых правонарушений;

· осуществляющие сбыт спирта и ликероводочной продукции - 12,3 %;

· строительные организации - 4,9 %;

· занимающиеся оказанием услуг - 9,6 %;

· осуществляющие финансово-кредитные операции - 5,3 %;

· производящие операции с сырьем (нефть, цветные и редкоземельные металлы) - 5,8 %;

· осуществляющие внешнеэкономическую деятельность - 5,3 %;

· производственные предприятия - 2,3 %;

· осуществляющие иные виды деятельности -7,1 %.

Установлено и географическое распределение налоговых преступлений по регионам Республики Казахстан. Наибольшее их количество совершается в областных центрах Южно-Казахстанской, Жамбыльской, Костанайской, Кзыл-Ординской и Алматинской областей, г. Алматы.

Криминальная ситуация более напряженная в регионах с высокой степенью предпринимательской активности. В этих регионах и центрах наблюдается значительное распространение не только налоговой преступности, но и других преступлений в сфере экономики. Проведенный анализ уголовных дел позволил установить виды налогов, не уплачиваемых в результате преступных действий. Криминальные посягательства по фактам нарушения налогового законодательства юридическими лицами распределились следующим образом.

Посягательства направленные на уклонение от уплаты налога на прибыль, совершались от общего числа налоговых преступлений, налога на добавленную стоимость в процентах, налогов, уплачиваемых в дорожные фонды – 40 %, в том числе налог на реализацию щелочно-смазочных материалов - 8 %, специального налога - 36 %, местных налогов - 20 %, акцизов - 6 %, налога на имущество предприятий - 4%.

Полученные данные показывают, что налоговые посягательства направлены на уклонение от уплаты налогов, предусматривающих наиболее крупные отчисления в бюджет, в первую очередь, налог на прибыль и добавленную стоимость. Другие налоги также, нередко, оказываются неуплаченными в результате преступных действий. Однако, это происходит преимущественно из-за того, что они имеют общий объект налогообложения с обязательными платежами, указанными выше.

Подводя итоги, следует отметить следующее:

1. О реальных масштабах налоговой преступности (помимо других показателей) можно судить по количеству выявленных налоговых правонарушений и сумм доначислений за налоговые правонарушения, поскольку за многими правонарушениями скрываются налоговые преступления.

2. Налоговые преступления совершаются на предприятиях различных форм собственности.

Наибольшее их количество совершается на предприятиях частной формы собственности. Однако, сопоставление доли предприятий с различными формами собственности к их общему количеству и процентное соотношение преступлений, выявленных на этих предприятиях, к общему количеству налоговых показывает, что в общих чертах они совпадают. Отсюда следует, что на уровень и частоту совершения налоговой преступности форма собственности предприятия не оказывает значительного влияния.

3. Наибольшее количество преступлений приходится на ТОО-ООО.

Эта организационно-правовая форма предприятия привлекательна не только для честных деловых людей. Среди экономических преступлений, совершаемых в сфере малого предпринимательства, около 1/3 преступлений совершается именно в ТОО-ООО. На поведение членов ТОО влияет двойственность их положения. С одной стороны, они жертвы агрессии, как криминальных структур, так и должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, а с другой - правонарушители, укрывающие от учета и налогообложения значительную часть своей коммерческой деятельности. Поэтому в настоящее время сфера малого предпринимательства характеризуется расширением «теневой» экономики, повсеместным уклонением субъектов малого предпринимательства от уплаты налогов и сокрытием доходов.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100