www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Есберген Алауханов, Кайрат Ахмедин. Налоговые преступления: аспекты борьбы и профилактики. Учебное пособие. – Алматы, 2008. – 130 с.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.2. Личность преступника

Проблемы человека и личности занимают в системе современного знания одно из центральных мест. К человеку обращаются различные отрасли науки, искусство, религия, публицистика. Подход каждой науки к человеку определяется ее предметом и спецификой. Традиционно различие гуманитарных и естественных наук: первые занимаются изучением человека, как общественного существа, вторые - как биологического, природного.

Среди гуманитарных наук проблему человека и личности изучают философия, социология, социальная и общая психология, педагогика, политология и др. [55].

Учение о личности исходит из следующих положений материалистической философской концепции человека. Человек - продукт двойной детерминации, поскольку его природа биосоциальна. Соотношение природного и социального в человеке таково, что биологическое находится в подчиненном и выступает в нем не непосредственно, а в преобразованном, «о человеческом» [56, 203] виде. Отсюда следует, что природа и сущность человека не тождественные понятия. Если первое включает в себя генетические и социальные связи человека, то второе охватывает лишь существенные социальные признаки.

Личность, как целостное образование - это социальное качество человека, которое не приобретается с момента рождения, а формируется в процессе общественных отношений, т.е. является продуктом социализации человека.

В современной отечественной психологии под личностью понимают человека, как носителя совокупности психических качеств и свойств, формирующихся в социально значимых для него видах деятельности и поведения.

Таким образом, человек - понятие общее, представляющее собой биосоциальную категорию. Человек, взятый в его социальном качестве, есть личность.

Личность формируется и функционирует в процессе взаимоотношений с другими людьми, в конкретной социальной среде, в обществе. Биологические свойства личности - темперамент, свойства высшей нервной деятельности, потребности, возрастные признаки – выступают, как условия, влияющие на формирование различных психических процессов, свойств и качеств в конкретных социальных условиях.

Поведение человека социально детерминировано. С одной стороны, он объект социальных отношений, т.е. действий, идущих со стороны общества и его институтов. А с другой - человек, как субъект общественных отношений, одновременно рассматривается в качестве активного действующего лица, способного изменять и постоянно изменяющего среду своего обитания.

С этим связана проблема социальной активности личности, которая рассматривается в двух основных аспектах. Первый аспект предполагает рассмотрение ее, как свойства личности, обусловленного ее природными данными и усиленного качествами, которые формируются в процессе воспитания, образования, общения и практической деятельности. Второй аспект исходит из понимания социальной активности личности, как некоторой конкретной меры деятельности [57].

Личность преступника, с одной стороны, понятие общесоциологическое, а с другой – юридическое. Это означает, что личность преступника нельзя рассматривать в отрыве от его социальной сущности, вне связи со всей системой общественных отношений, в которую он включен. Под их воздействием формируется социальный облик преступника, как целостное единство конкретного лица с образующими его нравственно-психологическими чертами и свойствами (взгляды, убеждения, ценностные ориентации, жизненные ожидания, интеллектуальные и волевые свойства).

Личность человека, совершившего преступление, объект пристального изучения многих наук юридического профиля. Будучи объектом изучения разных отраслей юридических дисциплин, лицо, совершившее преступление, обозначается различными терминами.

В уголовном праве изучается «субъект преступления», в уголовном процессе оперируют понятиями «подозреваемый», «обвиняемый», «подсудимый», в уголовно-исполнительном праве фигурирует «осужденный». Такое разграничение характеризуется различным содержанием элементов юридического статуса в системе правовых отношений либо иными существенными признаками характеристики преступника.

Большое значение личность преступника имеет в криминалистике. Эта наука изучает его с различных позиций:

· как элемент криминалистической характеристики преступления во взаимоотношениях преступника и жертвы;

· как объект тактического воздействия при расследовании преступлений[58, с.38];

· как поведение преступника при совершении преступления, которое включает такие органически взаимосвязанные элементы, как внутренняя (психологическая) и внешняя (физическая) деятельность[59].

В структуру первой входят осознание потребности восприятия внешних обстоятельств, способствующих принятию решения об удовлетворении потребности преступным путем, конечная и промежуточная цели, всех средств их достижения, мысленное моделирование всего процесса поведения и его последствий, отношение субъекта к своим действиям и их преступному результату.

В основе формирования внешних факторов лежит образ жизнии человека, социальная группа, к которой он принадлежит, а также конкретная жизненная ситуация т.е. окружение субъекта преступления, ее ценностные ориентиры, совокупность обстоятельств жизни, воздействующих в данный момент[60].

В отличие от других юридических наук криминологическое понятие «личность преступника» в законе не упоминается. И, тем не менее, выделение преступников из всей массы людей производится на основе юридического критерия, а именно, факта совершения лицом преступления.

Под личностью преступника понимается личность человека, умышленно или по неосторожности совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом. Однако, такое определение, по нашему мнению, не отражает существенных черт, которые изучает та или иная наука.

Криминологическое определение понятия «личность преступника» связано с определенными сложностями. С одной стороны, включение в это понятие каких-то особых, присущих только преступникам, свойств, фактически ведет к морально-психологической форме ломброзианства. С другой - если характеризовать его только одним признаком - виновностью в совершении преступления, то нельзя разграничить понятие «личность преступника» с понятием субъекта преступления. Но, «субъект преступления» - понятие уголовного права. Оно используется для определения оснований уголовной ответственности. «Личность преступника» - криминологическое понятие, оно используется для изучения причин преступления [61].

Личность преступника является основным элементом предмета криминологии. Значимость этой проблемы выражается, прежде всего, в том, что преступление, как акт человеческого поступка и волеизъявления конкретного лица в значительной степени производно от его сущностной характеристики и особенностей. Образно говоря, преступление и преступник являются теми «клеточками» своеобразного организма преступности, изучение и познание которых способны дать криминологический материал для последующей работы по предупреждению преступлений.

Как отмечают специалисты «…знание особенностей личности преступника позволяет следователю так спланировать и организовать расследование, что все действия, проводимые в его рамках, будут максимально эффективными, а расследование в целом будет успешным». [62. с.29].

Поэтому в определение личности преступника должны включается криминологически значимые свойства, т.е. такие особенности личности, которые в совокупности с иными обстоятельствами обусловили совершение преступления. Изучение личности преступника должно позволить выявить свойства личности, которые могут быть объектом профилактического воздействия, а также социальные условия, которые сформировали данные свойства.

Как отмечают многие криминологи, изучение личности преступника подчинено выявлению закономерностей преступного поведения, преступности, как массового явления, их детерминации, причинности и разработке научно обоснованных рекомендаций по борьбе с преступностью [56, с.125]. Обобщение данных о лицах, совершающих преступления, типизация этих лиц позволяют точнее прогнозировать динамику преступности, масштабы ее влияния на другие социальные явления и процессы.

Аналогичные соображения высказывает И.В. Александров, «…представляется целесообразным проведение криминалистических аналитико-статистических исследований личности налоговых преступников, динамики ее изменения. Возможна разработка компьютерной базы таких лиц, позволяющей получать необходимые сочетания типологических признаков для выявления общих закономерностей совершения преступлений. Это будет способствовать также подробному криминологическому анализу тенденций и закономерностей типологии современной налоговой преступности. Проблема криминалистического анализа личности налогового преступника требует системного анализа, учета всех взаимодействующих факторов, в том числе деликтного и околокриминального поведения. Перед криминалистикой стоит задача разработки соответственного криминалистического учения о современном экономическом преступнике». [63. с.134].

Учет личностного фактора в практической деятельности играет решающую роль и проявляется:

· в статистическом анализе преступности по лицам;

· в изучении причин и условий совершения конкретных преступлений;

· в проведении индивидуально-воспитательной работы и др.[64.с. 158.].

Под личностью преступника понимается «совокупность ее социально значимых свойств, влияющих в сочетании с внешними условиями (ситуацией) на преступное поведение», т.е. для личности преступника более общим, родовым понятием служит «личность с негативно отклоняющимся поведением» [65. с. 74-75.].

Проблема личности преступника весьма сложная, поскольку тесно связана со многими другими вопросами. Сложность проблемы личности преступника предопределяет и существование разных точек зрения. Одни криминологи считают, что нет никакой практической или теоретической ценности в общем, понятии «личность преступника». Все лица, совершившие преступления, имеют только одно общее свойство юридического порядка - каждый из них нарушил закон. А для этого достаточно традиционного и очень точного по своему содержанию понятия «субъект преступления».

Другие криминологи, говоря о недостаточности понятия «субъект преступления» для целей криминологического анализа, подчеркивают необходимость изучения различных особенностей лиц, совершивших преступления, для понимания причин и механизма преступного поведения[65, с.12].

В связи с этим возникает важная в научном и практическом отношении задача выделения этих социально значимых особенностей, свойств или характерных признаков личности преступника. Подход криминологов в этом вопросе довольно разнообразен. Н.Ф. Кузнецова при характеристике личности преступника выделяет социально-демографические, социально-ролевые и другие свойства личности преступников. Другие ученые для этой цели используют понятие структуры личности преступника.

Личность - это система взаимосвязанных качеств, иерархия и взаимодействие различных элементов с определенной структурой. Любая структура обладает известной устойчивостью и одновременно подвержена различным изменениям - прогрессивным и регрессивным вплоть до распада. Деструктивные явления в структуре личности приводят к разного рода отклонениям, получившим название девиантного поведения.

В первом приближении личность можно рассматривать, как структурную целостность биогенных, социогенных и психогенных компонентов, что дает основание для выделения биологической, социальной и психологической структур личности, изучаемых, соответственно, биологией, социологией и психологией.

В социальной структуре личности выделяются следующие элементы:

- способ реализации в деятельности социальных качеств, проявляющийся в образе жизни и в трудовой, общественно-политической, культурно-познавательной, семейно-бытовой видах деятельности;

- объективные социальные потребности личности. Личность - это органическая часть общества, поэтому в основе ее структуры лежат общественные потребности. Структура личности детерминируется объективными закономерностями, определяющими развитие человека, как общественного существа к творческой деятельности, знания, навыки;

- степень овладения культурными ценностями общества, т.е. духовныймир личности. Основной вопрос становления личности - превращение мотивов (побуждений) в то устойчивое, что характеризует личность.

Нравственные нормы и принципы, которыми руководствуется личность, а также убеждения - самые глубокие принципы, определяющие главную линию поведения человека. Именно поэтому на сессии Мажилиса Парламента Республики Казахстан Президент страны Н.А. Назарбаев счел необходимым особо подчеркнуть, что «…важным направлением становления правового государства является коренное улучшение правового воспитания, повышения уровня его правовой культуры, создание широкого поля правовой информации» [67].

Элементами психологической структуры являются черты личности, взаимосвязанные в четыре основные подструктуры личности, необходимые и достаточные для включения в них всех возможных черт личности, известных в настоящее время в психологии.

Первая подструктура – это, в основном, социально-обусловленные, свойства личности (мировоззрение, взгляды, убеждения, желания, интересы, склонности, идеалы, направленность).

Вторая подструктура - это жизненный и профессиональный опыт, состоящий из знаний, навыков, умений и привычек. Каждый элемент только в том случае можно считать свойством личности, когда он уже достаточно прочно сформирован и проявляется в деятельности и поведении.

Третья подструктура - это индивидуальные особенности отдельных психических процессов и состояний или форм отражения объективного мира (ощущение восприятие, память, внимание, мышление, речь, воображение, представление, воля, эмоции и чувства).

Четвертая подструктура - биологически обусловленные свойства личности (темперамент, биологические потребности, задатки, возрастные и половые свойства личности, ее органические изменения) [66, с.13].

Характер и способности не имеют своих элементов, поэтому не образуют новых подструктур личности.

Характер - это общее качество личности, т.е. совокупность не всех, а только наиболее тесно взаимосвязанных черт личности, от которых зависит процесс протекания деятельности и поведения человека в целом в различных жизненных ситуациях. Характер - это «каркас» личности. Если у человека сильный, твердый, ярко выраженный характер, всегда можно предвидеть с большей долей вероятности, как он поступит в том или ином случае. Черты характера - это наиболее отчетливо выраженные тесно связанные и ярко проявляющиеся в различных видах деятельности черты личности.

Под способностями понимаются различные свойства в их степени проявления и соотношении с требованиями конкретной деятельности. При выявлении же реальных способностей личность изучается в процессе выполнения того или иного уровня конкретной деятельности.

Личностный подход в психологии основывается на положении, что при объяснении любых психических явлений личность выступает, как воедино связанная совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние условия.

Социально-психологические элементы учитываются криминологией при раскрытии элементов структуры личности преступника.

В структуру личности преступника включают следующие элементы:

- социально-демографические признаки: пол, возраст, социальное, семейное и должностное положение, профессиональная принадлежность, уровень материальной обеспеченности, наличие или отсутствие постоянного места жительства и др.;

- уголовно-правовые признаки: данные о виде совершенного преступления, его мотивации, формах вины, единоличном или групповом характере преступной деятельности, уголовном прошлом и т.д. В этих признаках в личностном виде (в «привязке» к личности преступника) отражаются характеристики, свойства преступности, ее отдельных видов (групп), а также конкретных преступлений;

- нравственные свойства и психологические особенности охватываютмножество самых разнообразных проявлений субъективного мира (внутреннего «я») преступников. Данная группа признаков нередко подразделяется на подвиды. В частности, выделяется потребностно-мотивационная сфера (потребности и влечения, интересы, мотивы), ценностно-нормативные характеристики сознания (взгляды, убеждения, ценностные ориентации). Психологические особенности анализируются применительно к интеллектуальной, эмоциональной и волевой сферам и т.д.

Некоторыми учеными в качестве самостоятельного элемента структуры личности преступника выделяются проявления в различных сферах общественной жизни.

С.И. Курганов выделяет не только структуру личности преступника, но и криминологическую характеристику личности преступника, включающую «систему признаков, которые в своей совокупности характеризуют лицо, совершившее преступление, и прямо или косвенно связаны с его совершением». Указанные выше признаки он относит к криминологической характеристике личности преступника. Структура личности преступника, по его мнению, должна соответствовать, общей структуре личности, под которой он понимает соотношение основных сфер личности, формирующихся в конкретной деятельности и проявляющихся в ней:

§ потребностно-мотивационная сфера (мотивы, потребности, интересы);

§ ценностно-нормативная (ценностные ориентации, установки, нормы, убеждения);

§ функционально-ролевая (социальные позиции, статусы, роли, функции).

Иными словами, структура личности показывает нам ее срез в трех аспектах: психологическом, социально-психологическом и социологическом. [68].

Выделение криминологической характеристики личности преступника и структуры личности преступника представляется излишним. Структура личности преступника должна вбирать в себя все криминологически значимые черты (свойства, признаки) лица, совершившего преступление.

Некоторые криминологи говорят не о структуре, а о системе личности преступника, в которую включают социально-демографическую, социально-ролевую (функциональную) и социально-психологическую подсистемы.

В систему личности включают следующие признаки:

· биофизиологические,

· социально-демографические,

· психологические,

· нравственные,

· социально-ролевые,

· уголовно-правовые,

· криминологические [58, с.38].

Хотя понятие система и структура близки по содержанию предпочтительнее название «структура личности преступника», состоящая из элементов, характеризующих внутренний «мир» лица, совершившего преступление.

Исходя, из вышеизложенных рассуждений при раскрытии структуры личности налогового преступника за основу принята классификация, предложенная А.И. Алексеевым.

Анализ структуры личности налогового преступника в данной диссертации проводится по:

- социально-демографическому критерию (сюда войдут следующие элементы подструктуры: пол, возраст, семейное положение, образование, должностное положение);

- уголовно-правовому критерию (наличие или отсутствие судимости на момент совершения налогового преступления, единоличный или групповой характер преступной деятельности);

- нравственно-психологическому критерию (потребности, мотивы совершения преступления, ценностные ориентации).

Важным аспектом криминологической характеристики налоговых преступлений является изучение типологии личности налогового преступника.

Целью изучения личности налогового преступника выступает выявление социальных слоев населения, которые в силу тех или иных обстоятельств подвержены противоправному поведению. Необходимость рассмотрения личности налоговых преступников И.И. Кучеров усматривает в том, что уголовно наказуемые деяния в сфере налогообложения относятся к категории «интеллектуальных преступлений», а успешная борьба с ними невозможна без всестороннего анализа образа мышления и личности злостных нарушителей налогового законодательства [68].

Характерными чертами налоговых преступников являются:

- наличие определенного уровня достатка (как правило, выше среднего);

- достаточно высокий интеллектуальный уровень, знание основ налогового законодательства;

- способность оплатить услуги консультантов и адвокатов;

Для них свойственны:

- относительно высокий социальный статус;

- самоуверенность (подчас доходящая до прямого демонстрирования своего превосходства над коллегами, подчиненными, сотрудниками контролирующих и правоохранительных органов);

- прагматизм (элементы практичности и рационализма);

- ориентация на достижение успеха (прочная установка на достижение поставленной цели, иногда еще называется «рыночной» ориентацией);

- разветвленные социальные связи в различных сферах (в т.ч. как в правоохранительных органах, так и в некоторых случаях, и в преступном мире). [34. с.275].

В своих исследованиях И.Н. Соловьев с большой достоверностью отмечает, что подавляющее большинство налоговых преступников составляют:

1) руководители организаций – 82,95 %;

2) бухгалтеры – 8,4 %;

3) служащие организаций – 4,4 %;

4) материально-ответственные лица – 2,14 %;

5) работники транспорта – 0,35 %;

6) фермеры – 0,4 %;

7) водители – 0,07 %;

8) депутаты – 0,05 %;

9) охранники – 0,04 %;

10) кассиры – 0,025 %. [34. с.281].

Предлагаемая российским ученым В. Ларичевым классификация типов налоговых преступников составлена с помощью «обобщения материалов проверок налогоплательщиков налоговыми инспекциями, административного и гражданско-правового производства о нарушении налогового законодательства, уголовных дел…»[30. с.75].

Первый тип преступников, по классификации В. Ларичева и А. Бембетова, «…систематически, умышленно нарушающий налоговое законодательство в расчете на то, что налоговые и правоохранительные органы не смогут этого выяснить, - руководители коммерческих банков, солидных фирм, в том числе и иностранных, которые заботятся о своей репутации и избегают огласки за допущенные правонарушения. При обнаружении этого факта они без всякого конфликта погашают задолженность перед бюджетом».

Ко второму типу относятся «в основном законопослушные налогоплательщики, не согласные с существующим «губительным для них» налоговым законодательством и постоянно конфликтующие по этому поводу. Они постоянно не согласны с начислениями на них, сделанными налоговыми органами, поэтому отправляют протоколы разногласий, обращаются в вышестоящие налоговые органы, арбитраж. В основном это государственные предприятия или бедные акционерные общества, возникающие на базе прежних министерств, или частные фирмы, обосновавшиеся на российском рынке. В отдельных случаях им удается добиться полного или частичного удовлетворения своих исковых заявлений либо отсрочки платежей».

«К третьему типу относятся руководители юридических лиц, с которых скрытая прибыль или иные платежи, а также штрафные санкции взыскиваются только в безакцептном порядке путем выставления инкассовых поручений. Но это возможно, если у предприятий на банковских счетах есть деньги». Здесь, очевидно, речь идет о тех руководителях, которые отказываются выплачивать штрафные санкции, начисленные по результатам проверок налоговых органов или органов налоговой полиции.

«Четвертый тип преступников – это руководители предприятий, основанных на частной форме собственности (организационно-правовая форма ТОО), осуществляющих торгово-посреднические операции и существующих только формально. На их счетах средств нет, в балансовых отчетах говорится об отсутствии предпринимательской деятельности и, соответственно, прибыли. Ликвидационный же баланс не подставляется. Руководителем такого предприятия, как правило, является мужчина в возрасте 40 лет, с высшим образованием, ранее не судимы, состоит в браке. Зачастую такой руководитель успел создать новые предприятия, так и не отчитавшись по старым долгам. Самый криминальный вариант. Когда руководство этого предприятия при выявлении фактов уклонения от налогообложения «подается в бега». В данном случае непонятно также, чем четвертая группа преступников отличается от пятой.

«Пятый тип – это руководство так называемой «фирмы-однодневки», работающей, как правило, в интересах третьего лица. Такое предприятие имеет более одного-двух оборотов капитала. Получив желаемый куш, руководитель исчезает из поля зрения налоговых и правоохранительных органов».

Недостатком разработанной В. Ларичевым типологии, как справедливо утверждает И. Соловьев, является то, что в нее не попали лица, участие которых в налоговых преступлениях, как показывает практика работы органов налоговой полиции России, встречается все чаще. Здесь уместно отметить, что в Казахстане в поле зрения органов финансовой полиции попадают и другие должностные лица:

- главные бухгалтеры и работники бухгалтерии организаций;

- руководители и бухгалтеры некоммерческих организаций;

- руководители и бухгалтеры государственных организаций;

- лица, которые после выявления налогового преступления продолжают противоправную деятельность, пытаясь не загладить причиненный преступлением вред, а повлиять на предварительное следствие, «договориться» с должностным лицом;

- иные лица, служащие организации-налогоплательщика, включившие в бухгалтерские документы заведомо ложные данные о доходах или расходах либо скрывшие другие объекты налогообложения;

- лица, организовавшие совершение преступления, или руководившие этим преступлением, либо склонившие к его совершению руководителя, главного (старшего) бухгалтера организации-налогоплательщика или иных служащих данной организации, или содействовавшие совершению преступления советами, указаниями [68, с.59].

Следует также отметить, что одной из особенностей типологии налоговых преступников, предложенной В. Ларичевым, является то, что в ней характеризуется не личность самого преступника, а особенности деятельности юридических лиц, в которых интересующий нас субъект может быть руководителем.

При этом зачастую должностные лица организации, такие, как главные бухгалтера, действуют не из корыстных соображений, а по императивному распоряжению руководителя организации. Это связанно с наличием конкуренции на рынке труда и боязнью потерять работу. В этом случае, как правило, они даже не получают зарплату, адекватную риску, который присутствует в работе главного бухгалтера.

В свою очередь заслуживает внимание классификация типов налоговых преступников (с учетом их поведения на следствии), данная И.В. Александровым:

1) Нейтральный тип, когда лицо не препятствует установлению обстоятельств совершенного ими уклонения от уплаты налогов. Данный тип составляет примерно 35 %. В основном, это лица, работающие на предприятиях сравнительно мелкого бизнеса, имеющие невысокий уровень доходов, ведущие в целом законопослушный образ жизни. В ходе своей предпринимательской деятельности они стремятся в основном соблюдать законодательство, не допускать нарушений в финансово-хозяйственной деятельности, аккуратно платить налоги и т.д. Налоговое преступление они совершили впервые, преступив грань налогового планирования.

2) Тип преступника с провоцирующим поведением, когда виновный активно препятствует установлению истины по делу и мешает проведению следствия. Данный тип налогового преступника встречается в 65 % случаев. Сущность провоцирующих действий проявляется различным образом: от попыток уничтожения документов до подкупа свидетелей, попыток подкуп должностных лиц налоговых органов. Нарушения финансово-хозяйственной деятельности допускались ими почти регулярно к соблюдению законодательства они относились пренебрежительно [69].

Более существенным с точки зрения криминологии, на наш взгляд, является типизация социально-психологического портрета налогового преступника. Не все налоговые преступники одинаковы по психологическому признаку. Одни преступники несут в себе заряд высокой активности, являясь зачастую инициаторами уклонения от налогов, другие же наоборот, совершают налоговые преступления в силу наличия для этого обстоятельств, в такой ситуации, когда не нарушить налоговое законодательство становится не таким уж непреодолимым препятствием.

Например, главный бухгалтер предпринимательской структуры идет на поводу у руководителя предприятия, нарушая налоговое законодательство, не из-за страха перед своим начальством, а исходя собственной выгоды.

Налоговые преступники, таким образом, неоднородны по социально-психологическим характеристикам, представляют собой достаточно разнообразный контингент участников налоговых отношений.

Выявление социально-психологических характеристик налоговых преступников имеет важное практическое значение как с точки зрения непосредственной борьбы с налоговыми преступлениями, так и сточки зрения их профилактики.

На практике не встречается абсолютно одинаковых людей и. следовательно, их деяний. Однако, для составления социально-психологического портрета налогового преступника необходимо и достаточно определения типизации личности преступника, классифицируя их по основным, определяющим психологическим факторам личности.

Исследования С.Д. Сулаимбековой дают основание выделить четыре основных социально-психологических типа налоговых преступников [70, с.60].

По аналогии с поведением животных в дикой природе мы выделили следующие социально-психологические типы налоговых преступников: «лисы», «буйволы», «гиены» и «зайцы».

Лисы, как известно, хитрые животные, умело уводящие от себя погоню, быстро находящие нестандартные решения. Аналогично: в области налоговых правонарушений появляются личности («лисы»), умело пользующиеся не только законными методами снижения налоговых нагрузок на свой бизнес, но и часто становящиеся творцами грандиозных налоговых афер, тонко просчитывающие слабости налогового и уголовного законодательства, стратегию и тактику правоохранительных органов, умело уходящие от уголовного преследования. Следует отметить, что по мере развития экономики Казахстана и появления в распоряжении предпринимателей значительных денежных средств, возможностей осуществления налоговых преступлений у «лис» становится все больше и больше. По сравнению с налоговыми преступлениями конца 90-х годов прошлого столетия, в настоящее время появились достаточно сложные виды налоговых преступлений, посильных лишь хорошо подготовленным, разбирающимся в экономическом, уголовно-процессуальном и уголовном законодательстве страны.

Так, появились незаконные внешнеэкономические операции, направленные на незаконное использование налоговых льгот, в первую очередь экспортной льготы по НДС при осуществлении лжеэкспортных операций, сокрытие налогов при совершении импортных и экспортных операций и т.д.

Особенность «лис» в том, что они зачастую непосредственно не нарушают налоговое законодательство, а становятся высокооплачиваемыми консультантами «налоговых преступлений», являясь их мозговым центром. Поэтому работники финансовой полиции, выявляя такого рода налоговые преступления, не могут выйти на след ключевых фигур преступлений. Что, в свою очередь, приводит к тиражированию подобных и других сложных налоговых преступлений. В результате «существует ряд устоявшихся схем экономических правонарушений». «Лисы» - творческие личности, имеющие прекрасное образование, чаще юридическое или экономическое. Подобно шахматистам-мастерам, свои ходы они просчитывают далеко вперед, вплоть до выхода из сложившейся ситуации, в случае их правового преследования. По количеству «лис» немного, вероятнее всего, не более 1 человека на тысячу потенциальных правонарушителей. Наиболее практичный метод борьбы с «лисами», нам видится, в их привлечении на сторону правоохранительных органов, путем выплаты им крупных размеров гонораров за консультативные услуги и мониторинг нормативных актов в области налогового права.

«Буйволы» - подобно буйволам в природе – идут к своей цели достаточно прямолинейно, бесхитростно. Отличительной особенностью «буйволов» является то, что они, нарушая налоговое законодательство, верят в свою безнаказанность, рассчитывая на использование своих высоких связей, «телефонного права» и имеющихся слабостей в системе правоохранительных и судебных органов (коррупцию, низкий профессиональный уровень работников и т.п.). Как правило, «буйволы» особо не прячут свои неправомерные действия, бравируя своей безнаказанностью. Для этого типа личностей характерной чертой часто становится желания навязывания своих претензий и стиля жизни для всего общества. «Последнее, что ярче всего выражается, например, в стяжательстве, дающем человеку с особой силой почувствовать силу денег и возможность не только нажиться, но и часто диктовать свои условия жизнедеятельности другим людям».

Сами по себе «буйволы», несмотря на их социальную опасность, не являются непреодолимой силой в борьбе с налоговыми преступлениями. Однако их тандем с «лисами» сулит большие проблемы для правоохранительных органов в борьбе с налоговыми преступлениями.

«Гиены» в количественном отношении являются основными «производителями» налоговых преступлений. Не придумывая новые, они широко тиражируют уже известные методы и формы преступлений в области налогового законодательства. Нарушая налоговое законодательство, «гиены» стремятся тщательно скрывать свои преступления. Сложность борьбы с «гиенами» - в массовости совершаемых ими налоговых преступлений и ограниченности государственных ресурсов в борьбе с этой категорией налоговых правонарушителей.

«Зайцы» - это такой тип нарушителей, которые совершают налоговые преступления под большим страхом, лишь время от времени, в условиях, когда очевидна слабая работа правоохранительных органов, призванных бороться с «зайцами» должна идти по пути усиления уголовного наказания за налоговые преступления, улучшения работы по выявлению налоговых преступлений и проведения широкомасштабных налоговых PR – кампаний, доведя до сведения потенциальных преступников возможные последствия за их налоговые правонарушения.

Необходимо отметить, что хотя число лиц, осужденных за налоговые преступления (на примере Российской Федерации), ежегодно и увеличивается, в целом же оно сравнительно невелико. За совершение налоговых преступлений осуждено:

- 1992 год - 4 человека;

- 1993 год – 59 человека;

- 1994 год – 212 человек;

- 1995 год – 432 человека;

- 1996 год – 1379 человек;

- 1997 год470 человек;

- 1998 год – 895 человек [71].

Социально-демографические признаки - это анкетные данные, характеризующие любых людей, все население в целом. Но взятые в статистическом выражении применительно к лицам, совершившим преступление, они свидетельствуют о наличии определенных отклонений от норм в характеристике именно этого контингента, т.е. дают важную криминологическую информацию для предупреждения преступлений.

Согласно нашим исследованиям, в структуре всего населения, среди налоговых преступников устойчиво преобладают мужчины, удельный вес которых составляет 84,4 %.

В УК Республики Узбекистан отсутствует статья уклонение от уплаты налогов с организаций (например, ст. 199 УК РФ, ст. 222 УК РК). Пришло видно время принять законодателю необходимые меры в этом направлении и дополнить соответствующей статьей, где субъектом преступления является руководитель и главный (старший) бухгалтер. Руководителями же предприятий в подавляющем большинстве являются мужчины. Зачастую они и являются инициаторами преступлений, причем не только налоговых, но и других, что подтверждается результатами исследований, проведенных различными авторами.

Например, 82 % преступлений в сфере малого предпринимательства, в том числе и в налоговой сфере, совершено мужчинами и только 18 % - женщинами.

Преступники, чаще всего, принадлежат к возрастной группе до 29 лет, далее следует группа 30-39 лет, после чего криминальная активность значительно спадает. Это характерно не только для уголовной преступности, но и для экономической, например мошенничества. В конце семидесятых годов на данную возрастную группу приходилось 52 % мошенничеств, в конце девяностых - 63 % [72]. При этом из осужденных за мошенничество не было выявлено ни одного лица моложе 18 лет.

В налоговой преступности наблюдаются иные тенденции, нежели в общей картине преступности, где остро стоят проблемы с молодежью. В возрастной категории от 21 до 30 лет усредненный показатель по всем видам преступных посягательств составляет 37,2 %. В налоговой преступности ее доля существенно ниже - около 20 % [73]. Лица моложе 20 лет в этой сфере вообще почти не фигурируют, хотя по уголовным делам других категорий доля несовершеннолетних составляет 13 %.

Основные же «поставщики» налоговых преступлений - средние возрастные группы:

· от 25 до 35 лет - 26,4 %;

· свыше 35 до 45 лет - 41,4 %;

· свыше 45лет - 20,5 %.

Основные возрастные тенденции преступников, установленные нами, в целом совпадают (с результатами других исследований налоговых преступников) [74, с.68].

Таким образом, отличительное свойство налогового преступника - довольно высокий по сравнению с общеуголовной статистикой средний возраст налогового преступника - 40 лет.

Несколько иные возрастные тенденции наблюдаются при совершении преступлений в других сферах хозяйственной деятельности. Например, возрастная характеристика лиц, уклонившихся от уплаты таможенных платежей, распределилась следующим образом: 18-24 года – 10 %; 25-29 лет - 28 %; 30-49 лет – 62 % [74. с.70].

Здесь также основная доля преступлений падает на лиц в возрасте свыше 30 лет, т.е. имеется определенное сходство с возрастными признаками налоговых преступников, что объясняется совпадением других параметров.

В частности, ответственность за уплату таможенных платежей в большинстве случаев несут руководители и главные (старшие) бухгалтеры предприятий, которые и являются в основном субъектами названных преступлений.

Выделяя в качестве криминологического признака семейное положение, следует отметить, что 78,4 % лиц, совершивших налоговые преступления, состояли в браке. У женщин этот показатель был ниже - 54 %. Это связано с тем, что наибольших успехов в бизнесе достигают женщины, не обремененные семьей [75. с. 48].

В качестве одной из основных характеристик лиц, совершивших налоговые преступления, особо выделяется их широкий кругозор, высокий образовательный и интеллектуальный уровень:

- 51 % - незаконченное высшее или высшее образование;

- 38 % - среднее, средне-техническое и средне-специальное.

При достаточно высоком уровне образования лиц, совершающих другие экономические преступления, уровень образования налоговых преступников оказался еще выше.

Например, уровень образования лиц, совершивших преступления в сфере малого бизнеса характеризуется следующими:

§ неоконченное среднее - 6 %,

§ среднее - 27 %,

§ среднее специальное - 32 %,

§ неоконченное высшее - 7 %.

§ высшее образование - 28 % [94].

Уровень образования лиц, совершивших, например, мошенничество, в конце девяностых годов был следующим:

§ с неполным средним образованием - 12,28 %;

§ средним - 37,72 %;

§ средне-специальным - 32,02 %;

§ неоконченным высшим - 7,46 %;

§ высшим - 10,53 % [71. с. 55].

Отметим также, что налоговые преступники хорошо ориентируются в юридических и экономических вопросах. Их отличает хорошая реакция на изменение в социально-экономической ситуации и способность тонко чувствовать ситуацию, складывающуюся в экономической сфере.

Уголовно-правовые признаки налоговых преступников выразились следующим образом. Доля ранее судимых составила менее 7 %. В этом плане в конце девяностых годов доля лиц, совершивших, например, мошеннические посягательства и не имеющих судимость, к моменту свершения преступления, составила - 92,98 %, а судимых - 7,02 %, т.е. доля ранее судимых лиц, совершающих экономические преступления, в последнее время относительно невелика. В то же время значительно увеличилась доля ранее не судимых лиц, что в определенной мере свидетельствует о большой криминализации экономических отношений [71. с. 56].

Групповые преступления составляют менее 10 %, т.е. для налоговых преступлений не типично создание больших преступных групп. Количество лиц, состоящих в группе, как правило, не превышает более трех человек [76.с.51].

Однако, с нашей точки зрения, такое положение вещей не означает отсутствия группового характера совершения уклонения от уплаты налогов. В роли других соучастников, помимо руководителя и бухгалтера, могут выступать заместители руководителя, товароведы, кладовщики и др. Сложившаяся ситуация объясняется скорее определенной сложностью восстановления всей картины налогового преступления и сбора доказательств причастности бухгалтера и иных лиц к его совершению, поэтому на практике случаи привлечения к уголовной ответственности вышеперечисленных лиц встречается крайне редко.

По должностному положению налоговые преступники составили:

- руководитель (заместитель руководителя, как правило, исполняющий обязанности в отсутствии первого лица) - 64,7 %;

- главный (старший) бухгалтер - 11, 8 % (как правило, одновременно сруководителем предприятия);

- собственник и руководитель предприятия - 8,8 %;

- предприниматель без образования юридического лица - 5,9 %.

Среди нравственно-психологических признаков личности налогового преступника, в первую очередь, выделим потребностно-мотивационные свойства.

Мотивационная сфера - стержень нравственно-психологической структуры личности преступника, интегрирующий ее потребности, интересы [58, с.98]. Если обратиться к истокам мотивации любого поведения, в том числе противоправного, то характерными для подавляющего большинства корыстных преступников, включая и налоговых, являются гипертрофированные (завышенные) либо извращенные материальные потребности.

При совершении налоговых преступлений, целью преступника является либо снижение размера налогов, подлежащих уплате, либо полный отказ от выполнения своей конституционной обязанности по уплате налогов. В обоих случаях преступник понимает, что в результате его противоправных действий страдает бюджет государства, который недополучает средства, необходимые для решения его социальных задач, в то время, как неуплаченные налоги поступают в личную собственность преступника.

Мотивом совершения налоговых преступлений, как составным элементом нравственно-психологической подструктуры личности, выступали, по нашим данным, корысть (61,9 %), другие побуждения - использование сокрытых от налогообложения средств для модернизации производства, выдачи зарплаты работникам и т.п. (38,1 %).

Таким образом, субъект стремится к получению материальной выгоды, большего дохода путем неуплаты налогов.

Изучение личностных характеристик лиц, стремящихся к частнопредпринимательской деятельности или осуществляющей ее, их высокая виктимность показывают, что достаточно часто современные предприниматели тем или иным образом входят в сферу преступности (от использования сомнительных и незаконных способов приобретения товара, ведения дела и т.п. до вхождения в преступные организованные группировки).

Среди трех основных причин несоблюдения закона 30 % составляет уверенность в полной безнаказанности, 20 % – возможность «откупиться», 40 % – несоответствие закона сложностям жизни и современным требованиям.

Полное оправдание или отсутствие какого-либо осуждения по отношению к лицам, приобретающим материальные средства незаконным путем для накопления и обогащения, выразили 35 %, для строительства и устройства дома, дачи – 65 %. Для основания собственного дела 55-60 %. Более 70 %, проявив четкую ориентацию на материальный фактор, как средство достижения личной значимости, успеха в жизни, были уверены, что ради этого можно использовать любые средства (считая данный момент как бы первоначальным этапом в жизни, после чего можно и отказаться от применения противозаконных способов получения капитала, взаимоотношений с конкурентами, партнерами, однако, если это не причинит ущерба частнопредпринимательской деятельности и не снизит уровень материальной обеспеченности) [77].

Подобные взгляды присущи значительной части представителей частных предпринимателей и лиц, стремящихся пополнить ряды данной социальной группы, достаточно наглядно отражают характерную для этой среды нравственно-правовую атмосферу, что становится объективным и серьезным препятствием для развития нормальных рыночных рычагов управления экономикой, проявляя и особенности политики государства, как в экономических, так и в социальных вопросах. Государство, предоставив свободу экономического и иного поведения, пока оказалось не в состоянии выработать и применить на практике действующую эффективную систему политических и правовых институтов, которые были бы способны сдерживать деятельность граждан в рамках закона, породив криминальные отношения в экономике, оказав негативное влияние на преступность [77].

Налоговые преступники заметно отличаются от иных категорий преступников. Им, как правило, не свойственны импульсивность и агрессивность. В качестве одного из основных свойств личности особо выделялось - стремление к повышению личного статуса.

Одной из центральных задач наук, изучающих человека и личность является разработка личностной типологии. Изучая различные группы людей и их социальные функции, социология, например, не может абстрагироваться от индивидов, из которых эти группы состоят. Ее интересует не столько конкретное поведение отдельного человека, обусловленное его индивидуальными качествами, сколько обобщенное, типическое, выраженное в сумме определенных признаков, присущих определенному множеству.

Проблема состоит в определении черт некой абстрактной личности, с наибольшей полнотой выражающей сущность данной социальной группы.

Лица, совершающие преступления, отличаются друг от друга по демографическим, правовым, психологическим и иным признакам с одной стороны, а с другой - они по тем же признакам схожи, образуют устойчивые группы. Поэтому возникает необходимость классификаций и типологии преступников [78].

Некоторые авторы не видят разницы между ними и считают эти действия идентичными. Однако, большинство криминологов, позицию которых мы разделяем, поддерживает соискатель, выделяют отличительные признаки классификации и типологии преступников.

Классификация - более низкий уровень обобщения - представляет собой устойчивую группировку исследуемых объектов по их отдельным признакам. Это система соподчиненных понятий, классов объектов, какой-либо области знания или деятельности человека, используемая, как средство для установления связи между этими понятиями или классами объектов. При классификации объекты всегда разделяются по единым основаниям.

В классификации должны быть, представлены все группы классифицируемых объектов, а не только часть, этих объектов. Например, классификация преступников по признаку возраста должна быть построена следующим образом: лица до 18 лет, от 19 лет до 25 лет, от 26 лет до 30 лет, от 31 года до 40 лет, старше 41 года. Здесь представлены все возрастные группы, иных не может быть.

Типология обобщает совокупность типичных для всех или определенных групп социальных особенностей. В теоретическом отношении типология (по сравнению с классификацией) более высокий уровень познания. При построении типологии, в отличие от классификации, не требуется вычленения всех без исключения типов, составляющих части познаваемого объекта.

Так, среди преступников возможно выделение и изучение одного типа, например личности насильственного преступника. Причем не предполагается, что при этом должна быть составлена типология всех без исключения социальных типов, существующих в обществе.

Классификация преступников строится по различным основаниям, среди которых выделяются две большие группы: социологические, в том числе социально-демографические, и правовые.

Социологические основания:

- пол;

- возраст;

- уровень образования;

- уровень материальной обеспеченности;

- социальное положение;

- наличие семьи;

- социальное происхождение;

- занятость в общественно-полезном труде;

- род занятий, наличие специальности;

- место жительства.

Правовые основания:

- характер, степень тяжести совершенных преступлений;

- совершение преступлений впервые или повторно, в группе или в одиночку;

- длительность преступной деятельности;

- объект преступного посягательства;

- форма вины.

Типологии личности в криминологии также строятся по различным основаниям. В зависимости от критерия типологизации все известные типологии условно можно разделить на три группы.

Первая группа дифференцирует преступников в зависимости от характера личностно-мотивационных свойств, проявляющихся в совершенном преступлении. По этому основанию выделяют:

- особо опасных преступников;

- насильственных преступников;

- корыстных преступников;

- совершивших преступления против общественного порядка;

- неосторожных преступников.

Вторая группа объединяет типологии, в которых преступников дифференцируют исходя из степени выраженности криминогенных искажений личности. По данному критерию криминогенный тип подразделяется на:

- последовательно криминогенный;

- ситуативно-криминогенный;

- ситуативный.

Третья группа включает типологий, в которых критерием типологизации выступает социальная направленность личности преступника [79].

Меняются социальные статусы социальных групп и социальных типов личностей. Практически новые базисные типы личности окончательно не сформировались [80]. В последнее время социология вывела маргинальный или «пограничный» тип личности, который порвал со своей социальной средой, но не адаптировался к новой в связи с коренной ломкой сложившейся ранее личностно-типологической структуры общества.

Определенное распространение получил человек торгового типа, делающий деньги на разнице цен или наживающий их с помощью разного рода махинаций, а то и уголовных преступлений. Средства массовой информации и судебные инстанции отмечают факт широкого распространения мафиозного типа личности, что чревато самыми тяжелыми последствиями для общества. Круг вопросов, позволяющих получить представлений о личности укрывателя налогов в целом, как правило, не позволяет вычленить в полном объеме специфические, черты, свойственные этим лицам. Не будучи разделены на отдельные категории, недобросовестные налогоплательщики, как бы растворяются в общей массе, поскольку вообще не в состоянии отразить в себе все свойственные им признаки.

Именно в процессе детализации типов поведения обнаруживается конкретный механизм образования и функционирования антиобщественной установки и поведения личности.

Для проведения профилактических мероприятий целесообразно выделить типы налоговых правонарушителей. Обобщение материалов проверок налогоплательщиков, административного и гражданско-правового производства о нарушении налогового законодательства, уголовных дел, а также результаты нашего исследования позволяют предложить следующие их типы:

Первый тип - это те, кто систематически, умышленно нарушает налоговое законодательство в расчете, что налоговые и правоохранительные органы не смогут это выявить. При обнаружении они без всякого конфликту погашают задолженность перед бюджетом. Как правило, это руководители коммерческих банков, солидных фирм, в том числе иностранных, которые заботятся о своей репутации и избегают огласки за допущенные правонарушения.

Второй тип - это в основном законопослушные налогоплательщики, но несогласные с существующим губительным для них налоговым законодательством и постоянно конфликтующие по этому поводу. Они постоянно не согласны с начислениями на них, сделанными налоговыми органами. Поэтому они отправляют протоколы разногласий в вышестоящие налоговые органы. Это, в основном, государственные предприятия или бедные акционерные общества (агентства), возникшие на базе прежних министерств или частные фирмы, обосновавшиеся на казахском рынке. В отдельных случаях им удается добиться полного или частичного удовлетворения своих исковых заявлений либо отсрочки платежей.

Третий тип — это руководители предприятий, основанных на частной форме собственности (организационно-правовая форма – ТОО-ООО), осуществляющих торгово-посреднические операции, существующих только формально. На их счетах средств нет, в балансовых отчетах, поступающих в налоговые органы, говорится об отсутствии предпринимательской деятельности и соответственно прибыли. Ликвидационный баланс не представляется. Зачастую такой руководитель успел создать новые предприятия, так и не отчитавшись по старым долгам.

Самый криминальный вариант, когда руководство этого предприятия при выявлении фактов уклонения от налогообложения «подается в бега» [81].

Четвертый тип - это руководитель «фирмы-однодневки», работающий, как правило, в интересах третьего лица. Такое предприятие имеет не более одного-двух оборотов капитала. Получив желаемый куш, руководитель исчезает из поля зрения налоговых и правоохранительных органов.

Предложенная выше типология налоговых правонарушителей показывает и направление работы с ними по предупреждению правонарушений. Если для предупреждения правонарушений со стороны первых двух групп достаточно изменения налогового законодательства, более качественной и своевременной их проверки налоговыми инспекциями, то две последние группы следует отнести к типологии налоговых преступников. Они должны стать объектами пристального внимания правоохранительных органов.

Подводя итоги анализа личности налоговых преступников можно выделить наиболее распространенный тип налогового преступника. Это руководитель частного предприятия, организационно-правовой формы – ТОО-ООО, осуществляющего торгово-посреднические операции, при этом существующего только формально.

На его счетах средств нет, в балансовых отчетах, поступающих в налоговые органы, говорится об отсутствии предпринимательской деятельности и соответственно прибыли, ликвидационный баланс не представляется. Руководителем такого предприятия, как правило, является мужчина в возрасте 40 лет, с высшим образованием, ранее не судимых состоящий в браке. Очень часто такой руководитель успевает, создать новые предприятия, так и не отчитавшись по старым долгам.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100