www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Алауханов Е.О., Каирова Н.И. Преступное насилие в отношении женщин (уголовно-правовые и криминологические аспекты). Учебное пособие. - Алматы, 2008.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.2. Личность преступников совершающих корыстно-насильственные преступления в отношении женщин

Эффективная борьба как с преступностью в целом, так и с отдельными криминальными проявлениями, вряд ли может быть успешной, если не выяснить, почему то или иное лицо, (а) совершило, (и) преступление и почему именно данный вариант криминального поведения оказался для человека предпочтительным. Ответ на данный вопрос во многом связан с решением проблемы личности преступника.

При этом следует отметить, что личность преступника, совершившего преступление, является объектом пристального изучения многих наук юридического профиля. Будучи объектом изучения разных отраслей юридических дисциплин, лицо, совершившее преступление, обозначается различными терминами. В уголовном праве изучается «субъект преступления», в уголовном процессе оперируют понятиями «подозреваемый», «обвиняемый» и «подсудимый», в уголовно-исполнительном праве фигурирует понятие «осужденный». Как отмечается учеными, обращавшимися к данной проблеме, такое разграничение характеризуется различным содержанием элементов юридического статуса в системе правовых отношений либо иными существенными признаками характеристики преступника. Личность преступника изучается и теорией оперативно-розыскной деятельности. Посмотрим, с каких позиций она раскрывается в криминологии для последующего их сравнения.

В криминологии выделение преступников из всей массы людей производится, прежде всего, на основе юридического критерия, а именно – факта совершения лицом преступления. В связи с этим под личностью преступника ряд авторов понимают личность человека, умышленно или по неосторожности совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом [108. с.117].

В то же время А.И. Алексеев под личностью преступника понимает «совокупность ее социально значимых свойств, влияющих в сочетании с внешними условиями (ситуацией) на преступное поведение». То есть, для личности преступника более общим, родовым понятием служит «личность с негативно отклоняющимся поведением» [109. с.84-91].

Как отмечают многие криминологи, изучение личности преступника подчинено выявлению закономерностей преступного поведения, преступности, как массового явления, их детерминации, причинности и разработке научно обоснованных рекомендаций по борьбе с преступностью [110. с.51-53].

Отмечается, что обобщение данных о лицах, совершающих преступления, типизация этих лиц позволяют точнее прогнозировать динамику преступности, масштабы ее влияния на другие социальные явления и процессы.

Следует отметить, что проблема личности преступника является довольно сложной. Сложность проблемы предопределяет и существование разных точек зрения. Одни криминологи считают, что нет никакой практической или теоретической ценности в общем понятии «личность преступника». Все лица, совершившие преступления, имеют только одно общее свойство, при том юридического порядка: каждый из них нарушил закон. А для этого достаточно традиционного и очень точного по своему содержанию понятия «субъект преступления».

Другие криминологи, говоря о недостаточности понятия «субъект преступления» для целей криминологического анализа, подчеркивают необходимость изучения различных особенностей лиц, совершивших преступления, для понимания причин и механизма преступного поведения [111. с.154].

Как отмечает С.И. Курганов, с одной стороны, включение в это понятие каких-то особых, присущих только преступникам свойств, фактически ведет к морально-психологической форме ломброзианства. С другой – если характеризовать его только одним признаком – виновностью в совершении преступления, то нельзя разграничить понятие «личность преступника» с понятием «субъект преступления». Но «субъект преступления» – понятие уголовного права, оно используется для определения оснований уголовной ответственности. Личность преступника» – криминологическое понятие, оно используется для изучения причин преступления [112. с.52-56].

Поэтому в понятие «личности преступника» должны включаться криминологически значимые свойства, т.е. такие особенности личности, которые в совокупности с иными обстоятельствами обусловили бы совершение преступления. Изучение личности преступника должно позволить выявить свойства личности, которые могут быть объектом профилактического воздействия, а также социальные условия, которые сформировали бы данные свойства.

Обычно признавая определяющую роль всей совокупности общественных отношений в формировании личности преступника, криминологи не имеют однозначного подхода в определении понятия «личности преступника». Одни ученые при определении личности преступника основной акцент делают на социальном факторе.

Так, Б.В. Коробейников, Н.Ф. Кузнецова, Г.М. Миньковский личность преступника определяют как «систему социально-демографических, социально-ролевых, социально психологических свойств личности» [113. с.12-16].

Другие авторы в структуре личности преступника, наряду с социально-политическим фактором, отмечают также психологические и физические признаки.

Так, П.С. Дагель писал, что личность преступника – это совокупность социально-политических, психологических и физических признаков лица, совершившего преступление [114. с.38].

Аналогичной точки зрения придерживаются и Ю.М. Антонян, В.П. Голубев, Ю.Н. Курдяков [115. с.8].

Вторая точка зрения нам представляется более правильной, так как ее авторы, помимо социально-политических признаков, в структуре личности отмечают наличие психологических и физических признаков лица. Личность преступника также индивидуальна, как и личность любого человека, а индивидуальность каждой личности в основном выражается в ее психологических и физических признаках.

В связи с этим возникает важная как в наглядном, так и в практическом отношении задача выделения указанных социально значимых особенностей, свойств или характерных признаков личности преступника. Подход криминологов к данному вопросу довольно разнообразен.

Например, д.ю.н., профессор И.Ф. Кузнецова ведет речь о характеристике личности преступника, выделяя социально-демографические, социально-ролевые и другие свойства личности преступников [116. с.10]. В другой работе она говорит о системе личности преступника, в которую включает социально-демографическую, социально-ролевую (функциональную) и социально-психологическую подсистемы [117. с.16].

В.С. Четвериков включает в нее следующие подсистемы (признаки): биофизиологические, социально-демографические, психологические, нравственные, социально-ролевые, уголовно-правовые и криминологические [118. с.58].

Другие ученые для этой цели используют понятие структуры личности преступника. Личность представляет собой не набор отдельных, изолированных свойств, а систему взаимосвязанных качеств, иерархию и определенное взаимодействие различных элементов, имеющих определенную структуру. В первом приближении личность может рассматриваться как структурная целостность биогенных, социогенных и психогенных компонентов, что дает основание для выделения биологической, социальной и психологической структур личности, изучаемых соответственно биологией, социологией и психологией.

Личностный подход в психологии основывается на том положении, что при объяснении любых психических явлений личность выступает как совокупность воедино связанных внутренних условий, через которые преломляются все внешние условия [119. с.51-56].

А.И. Алексеев в структуру личности преступника включает следующие элементы:

1. Социально-демографические признаки: пол, возраст, социальное, семейное и должностное положение, профессиональная принадлежность, уровень материальной обеспеченности, наличие или отсутствие постоянного места жительства и др.

Уголовно-правовые признаки: данные о виде совершенного преступления, его мотивации, формах вины, единоличном или групповом характере преступной деятельности, уголовном прошлом и т.д. Можно сказать, что в этих признаках в личностном виде (в «привязке» к личности преступника) отражаются характеристики, свойства преступности, ее отдельных видов (групп), а также конкретных преступлений.

2. Нравственные свойства и психологические особенности. Эта группа признаков, нередко, подразделяется на подвиды, в частности выделяется потребностно-мотивационная сфера (потребности и влечения, интересы, мотивы), ценностно-нормативные характеристики сознания (взгляды, убеждения, ценностные ориентации) [120. с.248]. Психологические особенности анализируются применительно к интеллектуальной, эмоциональной и волевой сферам и т.д. [121. с.84-91].

Некоторыми учеными в качестве самостоятельного элемента структуры личности преступника выделяются проявления в различных сферах общественной жизни.

Структура личности преступника должна соответствовать общей структуре личности, под которой он понимает соотношение основных сфер личности, формирующихся в конкретной деятельности и проявляющихся в ней:

а) потребностно-мотивационная сфера (мотивы, потребности, интересы);

б) ценностно-нормативная (ценностные ориентации, установки, нормы, убеждения);

в) функционально-ролевая (социальные позиции, статусы, роли, функции) [122. с.5].

Иными словами, структура личности показывает нам ее срез в трех аспектах:

§ психологический,

§ социально-психологический;

§ социологический.

Здесь необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что когда формулируются абстрактные понятия личности преступника или структуры личности преступника, то, как видно из вышеизложенного, эти понятия характеризуются довольно полно и разнопланово. При описании отдельных видов преступников раскрываются и отдельные специфические особенности.

Например, А.М. Абрамов отмечает, что при описании личности мошенников, существенную роль играет ряд социально-демографических характеристик:

§ соотношение места проживания преступников с местом совершения ими преступления;

§ степень их социальной занятости;

§ состояние рецидива совершения преступлений;

§ поведенческая характеристика личности [123. с.64].

Как справедливо отмечает Б.С. Волков, «процесс формирования личности – это процесс усвоения индивидом опыта общественной жизни». Аналогичной точки зрения придерживаются и другие специалисты. Мы также исходим из того, что понятие личности преступника нельзя рассматривать в отрыве от общесоциологического понятия человеческой личности. Формирование личности – сложный диалектический процесс, который включает в себя три основных элемента:

1) объективный, не зависящий ни от воспитателя, ни от воспитуемого, – это воздействие социально-исторического процесса развития общества, материальных и иных условий жизни человека;

2) сознательное, целенаправленное, более или менее систематическое воздействие на личность, рассчитанное на достижение определенного результата (личность с заранее заданными социальными качествами);

3) сама личность, ее социальная активность и собственная деятельность, направленная на формирование себя самой в соответствии с требованиями общества, коллектива [124. с.6].

Изучение личностных особенностей любой категории преступников связано с установлением, прежде всего, их распределения по половому (гендерному) признаку. Выявление данных особенностей, в данном случае, представляет повышенный интерес еще и по той причине, что жертвами рассматриваемой категории преступлений являются женщины. Соответствующий анализ показал, что среди тех, кто совершает корыстно-насильственные преступления в отношении женщин, в двенадцать раз чаще встречаются мужчины, чем женщины.

Характерной чертой участия женщин в совершении этих преступлений является то, что почти все из них были признаны виновными в совершении насильственного грабежа. Подавляющее большинство преступниц никогда не были замужем, при совершении преступления находились в состоянии алкогольного опьянения, выполняя роль исполнителя, а сами преступления были совершены ими в вечернее или ночное время.

Небезынтересным обстоятельством также является то, что половина из всех рассматриваемых преступлений совершались женщинами в составе малочисленной (до 3 человек) преступной группы, лидером которой признавался мужчина. При этом, как следует из материалов уголовных дел, идея материального обогащения чаще всего принадлежала женщинам, хотя это и не было выражено в призывах совершить соответствующее преступление. Чаще всего, женщины выражали мнение относительно того, что «нужны деньги», «не на что выпить», «нужно срочно позвонить» и пр. В группах женщины также выполняли функции пособников, завлекали жертву в ловушку, помогали соучастникам скрыться с места происшествия, сбывали похищенное и т.д.

Проведенное исследование подтвердило известное мнение о том, что корыстно-насильственные преступления в основном совершаются лицами молодежного возраста. Наивысшую криминогенную активность проявляют лица в возрасте от 18 до 24 лет (37 %). Можно выделить наиболее криминогенный возрастной период – от 18 до 40 лет. По мнению социологов, человек только к 25 годам достигает полной социальной зрелости, обладая той степенью развития личности, которая характеризуется физической, психической и социальной зрелостью индивида.

Можно утверждать, что значительная часть лиц, совершивших грабежи, представляют собой полностью сформировавшиеся личности с явно выраженной антиобщественной установкой. Остальная часть преступников более молодого возраста хотя и имеют тенденции к преступной ориентации, однако способны измениться в лучшую сторону.

После 40 лет вероятность совершения корыстно-насильственных преступлений в отношении женщин падает и становится минимальной к 50 годам. Такое неравномерное распределение преступников в возрастном отношении вызвано не только специфическими особенностями самого преступления, но и характером данных деяний. Часто рассматриваемые преступления совершают лица, склонные действовать по первому побуждению, под влиянием внешних обстоятельств или эмоций. Они редко обдумывают свои поступки, быстро и непосредственно реагируют, хотя затем раскаиваются в совершенных преступных деяниях.

Существенное влияние на поведение личности оказывает ее семейный статус, наличие супружеских конфликтов, нравственно-психологический климат в семье, что вполне согласуется с мнением специалистов, изучавших влияние семьи на стремление совершать преступления [125. с.124-132]. Поэтому семейное положение занимает важное место среди остальных социально-демографических признаков личности преступника. Криминогенная атмосфера в семье, неправильные условия воспитания могут стать, как известно, первоначальным этапом в формировании личности преступника [126. с.45]. Благополучная семья несет ряд положительных моментов, являясь мощным фактором, сдерживающим преступления.

Изучение уголовных дел позволило выявить следующую картину семейного положения преступников, совершающих корыстно-насильственные преступления в отношении женщин: 81,2 % осуждаемых на момент совершения преступления были холосты (не замужем), каждый десятый – имел собственную семью (в том числе 2 % – детей).

Иначе говоря, наиболее вероятно ожидать корыстно-насильственного преступления в отношении женщин можно от тех, кто не связан семейными узами, не имеет жены (мужа) и детей.

Другим важным элементом, характеризующим личность, является уровень имеющегося образования.

Получение образования неразрывно связано с культурно-нравственными установками и принципами личности, на базе которых формируются основные интересы, стремления, корректируются желания и потребности. Это, несомненно, связано с развитием или формированием чувства ответственности за свои поступки, возникновением чувства долга, уважительного отношения к закону и другому человеку. Конечно, далеко не всегда высокий уровень образованности соответствует высокой нравственности, однако, как нам кажется, способность лица оценить самого себя, как образованную личность, несомненно, препятствует формированию негативного поведения. Образованность способствует расширению выбора вариантов поведения человека в экстремальных ситуациях, что помогает избежать проявлений импульсивного характера под воздействием сложившихся обстоятельств.

Более половины, совершающих корыстно-насильственные преступления в отношении женщин, имели неоконченное среднее или среднее образование, значительно реже – среднее специальное; высшее образование имели менее 1 % преступников. Как показало исследование, у большинства изученных преступников отсутствовало желание повысить свой культурный и образовательный уровни.

Приведенные распределения вполне закономерно предопределили род занятий рассматриваемой категории осужденных, который, как известно, напрямую связан с имеющимся у того или иного человека образовательного уровня. Исследование показало, что подавляющее большинство осужденных за корыстно-насильственные преступления на период, когда они совершили преступление, являлись лицами без определенного рода занятий, в том числе безработными. На втором (по численности) месте находятся те, кто был занят производственной деятельностью, на третьем – учащиеся, на четвертом – служащие и т.д.

Характерной особенностью тех, кто работал, является наличие у них профессии невысокой квалификации (они имели среднее профессиональное образование), часто меняли место работы. Выборочное установление размера общего рабочего стажа у этих лиц показало, что в среднем в три раза меньше того, каким они могли бы обладать (с учетом возраста и времени получения профессионального образования). Причиной таких различий явилось как отсутствие большого стремления к занятию общественно полезным трудом, так и малые возможности найти работу, соответствующую характеру полученного образования: многие из предприятий, где работала исследуемая категория лиц, по различным причинам прекратили свое существование.

Род занятий тех, кто не был занят постоянным общественно полезным трудом, в основном был связан с разовыми заработками без оформления документов, отражающих их трудовую деятельность, а также досугом, который сопровождался активным злоупотреблением спиртными напитками, а также наркотиками.

Настораживающим моментом является то, что каждый пятый, совершивший грабеж или разбой, когда-либо состоял на учете в полиции, каждый десятый состоял на учете на момент совершения преступления. Это позволяет говорить о недостаточности контроля со стороны уполномоченных должностных лиц, а также слабого позитивного влияния на виновных со стороны педагогов (в отношении несовершеннолетних), родителей, а также родственников, которые прямо либо косвенно знали о характере времяпровождения исследуемых.

Таким образом, при прогнозировании любого из корыстно-насильственных преступлений, которые могут быть совершены в отношении женщин, наиболее вероятно ожидать его со стороны тех, кто лишился работы либо сам не желает заниматься общественно полезным трудом в любой из его форм (производственная деятельность, учеба, служба и пр.).

Важное место в характеристике личности преступника отводится его социальному положению. Это позволяет выявить структурный состав преступников по роду занятий, определить, в каких социальных слоях наиболее высока концентрация криминогенных лиц. Полученные результаты могут быть весьма полезными в подготовке предупредительных мероприятий. При этом необходимо учитывать культурный уровень, потребности, интересы преступника и многое другое.

Не вызывает сомнений, что поведение людей взаимосвязано с тем социальным положением, которое они занимают в обществе. Речь идет о субъективном восприятии личностью своей конкретной социальной роли и предъявляемых к ней ожиданий. Неудовлетворение собой, внутренний дискомфорт, противоречия между самооценкой и оценкой окружающих, ведет к неприятию и боязни среды, к повышенной тревожности и обеспокоенности. Подобные ощущения приводят к эмоциональному срыву, нередко, его выражением становится преступление. Исследование показало, что половина преступников ранее отбывали наказания, из них подавляющая часть – за совершение тяжких преступлений.

Что касается уровня материальной обеспеченности преступников, то он (ввиду отсутствия у большинства постоянных источников дохода) был не высок. Тем не менее, как удалось установить, лишь единицы признанных виновными стояли на соответствующем учете в службе занятости, как безработные. Из материалов уголовных дел можно установить, что лишь малая часть осужденных при нахождении на свободе постоянно голодали, тогда как при этом постоянно употребляли алкогольные напитки, а некоторые – наркотические средства. Более того, некоторые имели в собственности или в пользовании по доверенности автотранспортные средства, иногда посещали бары, закусочные, столовые и даже дорогие рестораны.

Исследуя места и условия проживания осужденных, было установлено, что их основная масса преступников с расположением центральных районов города, досуговых центров, торговых объектов, промышленных предприятий, промышленных зон и так называемых «спальных районов». Установлено, что в местах компактного и массового жительства рабочих, крестьян, т.е. на территориях, прилегающих к вокзалам, заводам, фабрикам, сельскохозяйственным предприятиям, проживала основная масса виновных. В районах с улучшенной планировкой, либо в центре города, либо в частных домовладениях с большой жилой площадью проживало лишь 12 % осужденных. Оставшиеся проживали в частном доме, общежитии.

В целом на процесс мотивации грабежей, особенно на групповую мотивацию, решающее влияние оказали такие негативные черты, как паразитизм и негативизм. Эти черты присущи грабителям несовершеннолетнего возраста. Искаженные потребности в общении, аморальное проведение досуга, стремление утвердиться в группе с противоправной ориентацией в сочетании с извращенным пониманием эталона мужественности – все это создает почву для групповой, преступной деятельности несовершеннолетних.

Следует сказать еще об одной особенности поведения грабителей. Весьма значительное число этой категории преступников систематически употребляют алкогольные напитки. В состоянии алкогольного опьянения преступление совершили 73 % преступников. Стремление добыть деньги на спиртное или на удовлетворение других негативных потребностей было особенно характерным [127. с.66]. Одна из характерных особенностей лиц, совершающих корыстно-насильственные преступления в отношении женщин, – это стремление к паразитическому образу жизни, отсутствие какой-либо определенной профессии, постоянного места работы, определенного места проживания.

Как отмечалось выше, для лиц, совершающих рассматриваемые деяния, характерно стремление к совместным действиям. В связи с этим следует сказать, что важное положение занимают социально-психологические мотивы, выражающиеся в стремлении утвердить себя в неформальной социальной среде, в преступной группе.

Мотив утверждения в социальной группе присущ и несовершеннолетним. В последнее время прослеживается тенденция к омоложению преступников, совершающих умышленные преступления. Некоторые исследователи считают, что несовершеннолетние налетчики, чаще всего, совершают преступления не столько из корысти, сколько по «детским» мотивам, из озорства или любопытства либо по мотивам самоутверждения (заработать авторитет среди сверстников, продемонстрировать свою ловкость и силу), либо в целях приобретения престижных вещей, модной одежды [128. с.308].

Грабительский «вкус» у несовершеннолетних преступников существенно не поменялся. Как и 10 лет назад основными предметами посягательств для них служит импортная одежда, радио- и видеоаппаратура, музыкальные инструменты, винно-водочные и табачные изделия, деньги, сотовые телефоны, изделия из драгоценных металлов, валюта. Это свидетельствует о повышенной общественной опасности и об отсутствии сдерживающих начал у этой категории преступников.

Для полноты портрета грабителя важны и другие, характеризующие его аспекты. Важную криминологическую информацию содержат данные о ролях, распределенных между соучастниками и иные данные, которые могут пополнить наши представления о личности преступника. Оценка обстоятельств совершения грабежей может быть более глубокой, если провести социально-психологический анализ всего события в целом. Исследование, опирающееся на знание закономерностей групповой психологии, должно охватывать изучение роли каждого из участников преступления и отношений между ними. Обычно знание внутригрупповых отношений, имевших место до начала грабежа, нужно по той причине, что выполнявшиеся в предпреступный период роли почти полностью совпадают с теми, которые исполняются соучастниками во время совершения преступного посягательства [129. с.91-92].

Как подчеркивают Ю.М. Антонян и В.В. Гульдан, наличие психических аномалий предопределяет особенности реагирования на конкретные жизненные ситуации. Поводами, ускоряющими преступные действия, могут выступать ничтожные обстоятельства, которые другими людьми обычно не принимаются во внимание [130. с.56]. В основной своей массе преступники не испытывают чувство вины за содеянное, сознавая при этом, что они нарушили уголовный закон [131. с.121]. Им чуждо раскаяние, истинное признание вины – явление чрезвычайно редкое. Тем не менее, в ходе следствия или в стадии судебного разбирательства обвиняемые, нередко, признают себя виновными, чаще всего в надежде на смягчение наказания. Исследование показало, что только 24 % осужденных за грабежи сожалеют и раскаиваются в содеянном, хотя их раскаяние скорее формальное признание фактических обстоятельств события с оттенком сожаления о неблагоприятных последствиях. Они далеки от истинного покаяния и не считают себя виновными в полном смысле этого слова.

Остальная часть преступников безразличны к своему поведению, не признают вину или признают ее частично, оправдывая свое поведение объективными обстоятельствами, действиями или личностью потерпевшего. Однако, даже в том случае, когда лицо осуждает свои действия, оно в то же время полностью отвергает корыстный характер своего деяния, объясняя собственное поведение желанием напугать жертву либо проучить ее за дерзкое или демонстративное поведение.

Как показало исследование, группу лиц, осужденных за корыстно-насильственные преступления, отличают отрицательные и социально неодобряемые черты характера; положительные черты характера присутствуют в значительно меньшей степени. Почти у каждого третьего исследуемого отмечалось преобладание злобности, наглости; у каждого пятого – жадность, цинизм, эгоизм, мстительность, а также такие затрудняющие социальное общение черты, как эмоциональная неустойчивость и высокомерие.

Из социально одобряемых и положительных черт наиболее распространена общительность, только у каждого восьмого проявлялась доброта, доверчивость, бескорыстие. Приведенные данные свидетельствуют об отрицательных (нежелательных) индивидуальных особенностях многих обследуемых, серьезных упущениях в их нравственном воспитании.

Характерологические особенности отдельных разновидностей лиц исследуемой группы отличались следующими показателями: среди возрастной группы 20-25 лет чаще отмечались смелость, агрессивность, цинизм, эгоизм, мстительность, общительность. У лиц возрастной группы от 16 до 19 лет – грубость, лживость, лень, эмоциональная неустойчивость, замкнутость, доверчивость, жадность.

Исследование показывает, что в структуре интересов сферы изучаемой группы ведущая роль принадлежит элементарным потребностям (еда, секс). Для подавляющего большинства характерно наличие духовной бедности и извращенных потребностей, выражающихся в алкогольной и наркотической зависимости, в «праздном образе» жизни. Анализ собранных данных показал, что к наиболее распространенным видам антиобщественного поведения изученных лиц до совершения преступлений относилось: систематическое пьянство, наркомания, совершение преступлений, не повлекших уголовной ответственности или уголовного наказания, мелкое хулиганство, иные нарушения общественного порядка

Характерно, что редкий грабитель или разбойник обладает низким уровнем самооценки – у большинства она существенно завышена, уровень притязаний гораздо выше и способностей, и возможностей, которые виновный может достичь в процессе правомерной деятельности. Можно сказать, что совершение грабежа или разбоя в отношении женщин служило своеобразной формой удовлетворения своих личных амбиций, позволяло приобрести психологическую уверенность. Феноменизирующим признаком последней являлось, в частности, избиение женщины-жертвы корыстно-насильственного посягательства.

Изучение личности преступников совершающих корыстно-насильственные преступления в отношении женщин, было неполным без учета их уголовно-правовой характеристики, которая в первую очередь предполагает получение сведений о наличии у них судимости. Соответствующий анализ показал, что большая часть интересующей нас категории граждан систематически совершали однородные преступления, не попадая в поле зрения правоохранительных органов.

Следует заметить среди тех, кто не в первый раз был привлечен к уголовной ответственности за совершение рассматриваемой группы посягательств, большая часть ранее привлекалась к ответственности за корыстные либо насильственные преступления, а также за корыстно-насильственные посягательства. Можно, таким образом, говорить о том, что у многих осужденных за грабежи и разбои «корни» их преступного поведения находятся в предыдущей преступной деятельности, которая могла иметь как корыстную, так и насильственную направленность. Именно такие лица посягают на женщин, лишая их имущества и причиняя моральные и физические страдания.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100