www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Насилие как составообразующий признак хищений: вопросы уголовной ответственности. Токарчук Р.Е. - Омск, 2008.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Конституция Российской Федерации провозглашает, что человек, его права и свободы есть высшая ценность, а признание, соблюдение и защита их – обязанность государства. При этом насилие, демонстрирующее пренебрежение к жизни, здоровью и личной неприкосновенности человека, становится все более привычной и частой формой его принуждения, проникая во все сферы человеческой жизнедеятельности. Действующие меры борьбы с насильственными преступлениями остаются недостаточными для защиты естественных прав человека, а также воспитания в нем признания и положительного отношения к этим интересам других индивидуумов. Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. (далее – УК РФ), защищая наиболее важные общественные отношения, выдвинул на первый план охрану интересов личности. При этом в России квартиры жителей превратились в бронированные сейфы и опасно выходить на улицу в темное время суток. Неуважение к человеческой личности пронизывает общество[1]. На протяжении ряда лет от преступлений, сопряженных с применением насилия, в России на 100 тыс. совершеннолетних людей погибает 221 человек в год[2].

В общем числе насильственных преступлений в любой стране доминируют корыстно-насильственные деяния. При этом, вопреки распространенному мнению, они не коррелируют с уровнем социально-экономического развития страны[3]. Насилие в таких деяниях служит способом удовлетворения корыстных побуждений, что указывает на пренебрежительное или отрицательное отношение к основным интересам личности: жизни, здоровью и неприкосновенности. В подобной ситуации единственным рычагом предотвращения корыстно-насильственных преступлений и посягательств на здоровье или неприкосновенность личности, связанных с ними, является уголовное преследование.

С момента вступления в силу Уголовного кодекса Российской Федерации отмечается прирост насильственных хищений в абсолютных и в относительных показателях. В период с 1997 по 2006 гг. количество грабежей и разбоев увеличилось на 219% и 74% соответственно. Удельный вес грабежей среди зарегистрированных преступлений имеет устойчивую тенденцию к росту: с 4,5% в 2000 г. до 9,3% в 2006 г. По отношению к 1997 г. (1,43%) в 2002 и 2004 гг. отмечен скачок удельного веса разбоев, который увеличился на 30,1% (1,86%) и 32,9% (1,9%) соответственно.

Удельный вес вымогательств в Кемеровской области, по данным Информационного центра ГУВД по Кемеровской области, составляет от 2% до 3%, что превышает удельный вес разбоев. Между тем картина вымогательства, обладающего не меньшей общественной опасностью и частотой совершения, чем разбой, не отражается в федеральных статистических сборниках.

Наиболее стабильный рост как в относительных, так и в абсолютных величинах отмечается в уличной корыстно-насильственной преступности, что свидетельствует о беспрецедентном повышении дерзости преступников, не сдерживаемых действующими уголовно-правовыми мерами.

Перечисленные данные свидетельствуют о неадекватности уголовного преследования насильственных хищений в рамках Уголовного кодекса Российской Федерации. Таким образом, необходимо серьезное переосмысление государственной политики в сфере уголовно-правовых механизмов охраны интересов личности от насильственных посягательств, обеспечивающих преступления против собственности. Для чего требуются: переосмысление понятия «насилие»; исследование действенности уголовной ответственности за насильственные хищения; формулирование правовых определений и запретов в системе законодательных проектов и в сфере их практического использования в борьбе с насилием, вызванным пренебрежительным отношением к жизни, здоровью и личной неприкосновенности людей.

В Уголовном кодексе Российской Федерации широко используются категории «насилие», «насилие, опасное для жизни или здоровья» и «насилие, не опасное для жизни или здоровья», перенесенные из Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. (далее – УК РСФСР), без должного изучения, обобщения практики их применения, определения их содержания и социальной обусловленности преследования в качестве способов достижения криминальных целей. В Уголовном кодексе Российской Федерации насилие представляет собой оценочное понятие, содержащее неконкретизированный объем явлений. Решение фундаментального научного вопроса, о его содержании в составах преступлений, отдано на усмотрение суда. Представление о данной категории базируется на сложившейся еще при действии УК РСФСР практике, оставляющей большое пространство для субъективного усмотрения.

Все это создает значительные трудности в толковании и применении уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за насильственные хищения. Спорные вопросы их квалификации препятствуют своевременному привлечению виновных к уголовной ответственности и назначению справедливого наказания. Так, в 2002 г. кассационной инстанцией Верховного Суда Российской Федерации отменен каждый 16-й приговор в отношении насильственных хищений, ставших объектом рассмотрения, по вымогательству – каждый 5-й. Изменяется квалификация в каждом 6-м случае, квалифицируемом как разбой, в каждом 10-м случае квалификации бандитизма[4]. Почти половине осужденных за насильственный грабеж применение насилия вменяется необоснованно[5]. Недостаточная эффективность ответственности за посягательства на здоровье человека в рамках насильственных хищений обусловлена самой конструкцией этих составов, отсутствием четкого взаимоисключающего деления, поглощением преступлений против личности без дифференцированного учета вреда здоровью потерпевшего, отягчающих и смягчающих обстоятельств его причинения. Сам факт поглощения преступлений против личности преступлениями, посягающими на собственность, умаляет значение признанных ценностей общества.

До последнего времени системные принципы насильственных хищений не являлись предметом диссертационного исследования. Вопросы составов насильственных хищений частично рассматривались как в работах исследователей XIX в.: Л. Белогриц-Котляревского, Н. А. Неклюдова, Д. Тальберга, И. Я. Фойницкого и др.; так и в трудах ученых XX в.: Ю. М. Антоняна, Р. А. Базарова, А. И. Бойцова, Г. Н. Борзенкова, В. В. Векленко, В. А. Владимирова, Б. В. Волженкина, Л. Д. Гаухмана, В. В. Ераксина, А. А. Жижиленко, А. В. Иващенко, С. М. Кочои, Г. Л. Кригер, Г. А. Кригер, Н. А. Лопашенко, Ю. И. Ляпунова, А. В. Наумова, Н. И. Панова, А. А. Пионтковского, В. В. Питецкого, В. И. Плоховой, Л. В. Сердюка, В. И. Симонова, Р. Д. Шарапова, и др. Несмотря на большое внимание к данной теме, современные авторы не осветили должным образом важные вопросы социальной и исторической обусловленности разделения насильственных хищений на формы, деления насилия на виды; не раскрыли соотношение категории «насилие» с аналогичной категорией социологии, с уголовно-правовой категорией «принуждение».

Все вышеизложенное свидетельствует об актуальности исследования категории «насилие», ее соотношения с категорией «принуждение», обоснованности разграничения составов насильственных хищений на формы по способу их совершения.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования заключается в том, чтобы на основе комплексного изучения истории возникновения генеральных форм насильственных хищений, уголовного законодательства, положений криминологии, судебно-следственной практики выявить недостатки конструкций уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за эти деяния, и выработать конструктивные предложения по оптимизации уголовной ответственности.

Для достижения указанной цели предполагаются постановка и решение следующих задач:

– определить сущность уголовно-правовой категории «насилие» и ее соотношение с категорией «принуждение»;

– установить социальную обусловленность уголовной ответственности за насильственные хищения вообще и по преследуемым формам в частности;

– выявить основания и обоснованность деления насилия на виды по степени опасности для жизни или здоровья человека, поглощения этим понятием преступлений против личности;

– на основе исторического анализа возникновения форм насильственных хищений, изменения содержания уголовно-правовой категории «насилие», а также этимологии данного термина установить правовую природу разделения составов насильственного грабежа, разбоя и вымогательства в отечественном уголовном праве;

– определить момент окончания хищений и его обоснованность в рамках имущественных насильственных преступлений;

– на базе обобщения теоретических положений и полученных в результате исследования данных сформулировать выводы и предложения по совершенствованию уголовной ответственности за совершение насильственных хищений.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения в сфере охраны телесной неприкосновенности, жизни и здоровья человека, в рамках посягательств на отношения собственности.

К предмету исследования относятся: оценочная категория «насилие» как составообразующий признак насильственных хищений; уголовно-правовые нормы, предусмотренные п. «г» ч. 2 ст. 161, ст. ст. 162 и 163, а также специальные составы хищений – ст. ст. 164, 221, 226 и 229 УК РФ; специальные теоретические исследования по рассматриваемой теме; исторические отечественные и зарубежные источники уголовного законодательства; статистические данные, характеризующие динамику преступлений по анализируемым составам.

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составил диалектический метод познания изучаемых явлений. Для сбора, обработки, обобщения, анализа и интерпретации эмпирического материала применялись общенаучные (конкретно-социологический, индукция, дедукция, сравнительный и статистический анализы, системно-структурный, экспертной оценки) и специальные (логический, сравнительно-правовой, анкетирование, историко-юридический и правового моделирования) методы.

При подготовке диссертации были использованы положения философии, социологии, общей теории права, теории уголовного права, криминологии, психологии, научные труды российских и зарубежных ученых, посвященные непосредственно исследуемой тематике.

Научная обоснованность и достоверность содержащихся в диссертации выводов и рекомендаций определяются эмпирической базой исследования, которую составили 223 архивных уголовных дела о совершении насильственных хищений по составам, являющимся предметом исследования, за 2001-2004 гг. (по ним осужден 361 человек: 77 дел – по п. «г» ч. 2 ст. 161; 105 – по ст. 162; 33 – по ст. 163; 8 дел – по ст. ст. 226, 229 УК РФ), а также кассационная практика Верховного Суда РФ за 2000-2006 гг. На основе разработанной анкеты произведен анкетный опрос 354 следователей и дознавателей ОВД Кемеровской, Новосибирской и Омской областей, 133 следователей прокуратуры и 167 судей уголовно-правовой специализации Кемеровской области по проблемам квалификации насильственных хищений, актуальности борьбы с ними и вопросу совершенствования конструкций рассматриваемых составов. Сбор эмпирического материала осуществлялся по специально разработанной программе на территории Омской, Новосибирской и Кемеровской областей. Кроме того, был использован эмпирический материал других исследователей, а также статистические данные ВНИИ и ГИАЦ МВД России.

Научная новизна исследования определяется совокупностью поставленных задач и заключается в том, что на основе анализа отечественного и зарубежного законодательства, складывающейся правоприменительной практики, а также точек зрения ученых-правоведов проведено комплексное исследование категории «насилие», составов насильственных хищений и способов их совершения. Исходя из функционального назначения данной категории, правовой природы возникновения составов насильственных хищений, социальной обусловленности их преследования и разделения, предложена система взаимосвязанных изменений в уголовном законодательстве.

Научную новизну диссертационного исследования определяют основные положения, выносимые на защиту:

1. Принуждение – это физическое или психическое подчинение другого лица против его воли. Формы криминального принуждения составляют содержание юридических конструкций: «принуждение», «физическое принуждение», «насилие», «психическое принуждение», «угроза насилием» и иных преследуемых угроз.

2. В содержание оценочной категории «насилие» входит силовое нарушение телесной неприкосновенности, а также иные формы физического принуждения: приведение в бессознательное или беспомощное состояние посредством введения в организм сильнодействующих, ядовитых, психотропных или одурманивающих веществ; неисполнение имеющихся у виновного обязанностей по обеспечению жизни или здоровья зависимого лица.

3. Уголовная ответственность за насильственные хищения социально обусловлена способами их совершения: угрозой причинения вреда, наступление которого устрашает потерпевшего; угрозой применения насилия, причинения вреда здоровью или лишения свободы; насилием. С субъективной стороны эти способы свидетельствуют о дифференцированно повышающейся общественной опасности преступника, прибегающего к данным формам принуждения для достижения криминальных целей. С объективной – посредством указанных способов осуществляется посягательство на дополнительный объект: физическую или психическую неприкосновенность личности.

4. Деяние, причиняющее вред здоровью лица или лишающее его свободы, не может поглощаться составом хищения, так как не входит в содержание способа преступления, имеет свой состав, свои отягчающие и смягчающие обстоятельства, не охватываемые признаками хищения. Предлагается исключить применение отягчающего признака «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего» из конструкций составов разбоя и вымогательства, а также реализовать в насильственных хищениях положение о том, что насилие не может быть разделено на виды по степени опасности для жизни или здоровья лица.

5. Момент окончания хищения должен быть един для всех его форм, так как все они отнесены к преступлениям против собственности. Основной ущерб общественным отношениям собственности причиняется не тогда, когда виновный получил возможность распоряжаться чужим имуществом, а тогда, когда потерпевший лишен возможности им владеть, пользоваться или распоряжаться. Именно этот ущерб должен определять момент окончания хищения.

6. Вымогательство определяется как самостоятельная форма хищения, включаемая в эту группу по тем же основаниям, что и разбой или мошенничество. Способ посягательства, при сохранении общих признаков хищения, придает каждой его форме своеобразие, типичен для нее, служит социально обусловленным основанием и критерием отграничения от смежных составов преступлений. Руководствуясь социальными свойствами вымогательства, целесообразно определить его как «хищение, совершенное с угрозой причинения вреда, наступление которого устрашает потерпевшего».

7. В целях законодательного закрепления возможности совершения хищения путем приобретения права на имущество, а также легитимного определения его форм, предлагается новая редакция примечания 1 к ст. 158 УК РФ:

«Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимается противоправное, безвозмездное изъятие чужого имущества либо приобретение права на него в форме кражи, мошенничества, присвоения, растраты, грабежа, вымогательства или разбоя, причинившее ущерб интересам собственника или иного владельца этого имущества».

8. Категория «нападение» не имеет самостоятельного содержания и фактически отождествляется с насилием. Насилие и угроза насилием представляют существенно различающиеся по степени общественной опасности формы поведения. В связи с этим предлагается следующая конструкция состава разбоя:

«1) хищение, совершенное с угрозой применения насилия, причинения вреда здоровью или лишения свободы;

2) хищение, совершенное с применением насилия»;

3) в данной части следует по пунктам закрепить отягчающие обстоятельства, предусмотренные в чч. 2 и 3 ст. 162 УК РФ;

«4) деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере».

9. В конструкциях ст. ст. 164, 221, 226 и 229 УК РФ, в связи с различием в социальных свойствах насильственных и ненасильственных форм хищений, предлагается определить возможность их совершения:

– в частях первых (в чч. 1 и 2 ст. 226 УК РФ) ненасильственными формами хищения, т. е. «в форме кражи, мошенничества, присвоения, растраты или грабежа»;

– в частях вторых (в ч. 3 ст. 226 УК РФ) насильственными формами хищения, т. е. «в форме вымогательства или разбоя»;

– в пунктах частей третьих (в ч. 4 ст. 226 УК РФ) «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия».

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в возможности использования в практической деятельности выводов и рекомендаций, содержащихся в диссертационном исследовании, для более эффективной деятельности правоприменителей при разграничении составов насильственных хищений. Положения диссертации восполняют пробелы и снимают теоретические противоречия в делении составов насильственных хищений на формы и могут способствовать совершенствованию российского законодательства в области защиты неприкосновенности, жизни и здоровья человека, его имущественных интересов. Кроме того, они могут быть использованы в учебном процессе при преподавании дисциплины «Уголовное право» в юридических образовательных учреждениях.

Апробация результатов исследования. На основе результатов исследования диссертантом опубликовано 11 научных работ общим объемом 4,2 п. л., разработаны и внедрены в практическую деятельность Кемеровского областного суда предложения и рекомендации по разграничению составов насильственных хищений, предусмотренных ст. ст. 161, 162 и 163 УК РФ. Три работы опубликованы в рецензируемых изданиях.

Основные положения диссертации внедрены в учебный процесс и апробированы в выступлениях автора на международном семинаре «Подготовка сотрудников для органов внутренних дел по предупреждению и пресечению домашнего насилия» (г. Красноярск, 2004 г.), межвузовских научных конференциях адъюнктов, аспирантов и соискателей «Преемственность и новации в юридической науке» (г. Омск, 2004 и 2007 гг.; г. Кемерово, 2007 г.). Материалы исследования используются при проведении семинарских и практических занятий по курсу Особенной части уголовного права в Кемеровском филиале заочного обучения Омской академии МВД России.

Структура и объем диссертационного исследования. Структура работы предопределена целями и задачами исследования и включает в себя введение, три главы, объединяющие девять параграфов, заключение, список использованных источников и приложение.



[1] См.: Побегайло Э. Проблемы уголовной политики в сфере обеспечения безопасности жизни граждан (законотворческий аспект) // Уголовное право. – 2001. – № 1. – С. 35.

[2] См.: Синдром насильственной смерти // Рос. газета. – 2003. – 12 нояб.

[3] См.: Ли Д. Корысть и насилие: структурно-функциональные закономерности // Борьба с преступностью. – 2003. – № 3. – С. 131.

[4] Сведения представлены за 2002 г., так как анализ практики рассмотрения дел в Верховном Суде Российской Федерации в таком виде в последующих обзорах не повторялся (см.: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2002 г. от 12.02.2003 г. // КонсультантПлюс. – 2006).

[5] См.: Плохова В. И. Криминологическая и правовая обоснованность составов ненасильственных преступлений против собственности: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – Екатеринбург, 2003. – С. 5.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19