www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Насилие как составообразующий признак хищений: вопросы уголовной ответственности. Токарчук Р.Е. - Омск, 2008.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 2. Вопросы совершенствования законодательства об уголовной ответственности за насильственные хищения

Социально-политическая ситуация в нашем обществе столь остра, потребность в правовом регулировании и разрешении назревших проблем столь насущна, что требуются, прежде всего, немедленные, безотлагательные действия в этой сфере[1]. По мнению А. А. Тер-Акопова, в российском законодательстве до сих пор наблюдается полное отсутствие приоритета социальных ценностей. Правовое регулирование отдельных видов отношений, обеспечивающих безопасность человека, характеризуется неполнотой и противоречивостью[2]. Рассмотренные в нашей работе вопросы уголовно-правовой категории «насилие», форм физического принуждения, являющихся ее содержанием, квалификации насильственных хищений и концептуальная позиция в отношении данного вопроса неизбежно приводят к необходимости постановки задачи совершенствования действующего российского уголовного законодательства в этой области.

В результате исследования мы установили тот факт, что насилие как оценочная категория, собравшая в себе наиболее опасные формы физического принуждения, повышает общественную опасность хищений без связи с последствиями от него, т. е. вредом здоровью, жизни или свободе лица. Именно в этом формальном содержании оно служит способом завладения чужим имуществом. Римские юристы видели два пути учинения преступления: насилие (vis) или обман (fraus)[3]. Сегодняшняя криминальная действительность свидетельствует, что методы остались те же. Преступления совершаются либо путем непосредственного принуждения (физического или психического) человека, либо в отсутствие воздействия на него. Типичность и различие в общественной опасности способов действия состоит не в действующих формальностях (тайность, открытость и пр.), а в том, воздействовал ли виновный на потерпевшего или нет[4]. Именно принуждение выступает поведением, которое отделяет насильственные преступления от ненасильственных.

Содержание категории «насилие» должно быть функционально применимым в уголовном праве, поэтому, раскрывая его, необходимо исходить из его назначения в уголовном законе. В Уголовном кодексе Российской Федерации данная категория служит для обеспечения уголовного преследования достижения преступных целей опасными для здоровья формами физического принуждения.

В содержание оценочной категории «насилие» следует закрепить обоснованно вошедшие в него, наиболее агрессивные и общественно опасные формы физического принуждения: силовое нарушение телесной неприкосновенности; приведение в бессознательное или беспомощное состояние посредством введения в организм потерпевшего сильнодействующих, ядовитых, психотропных или одурманивающих веществ; неисполнение имеющихся у виновного обязанностей по обеспечению жизни или здоровья зависимого лица. Определять данное содержание следует в примечании к составу разбоя.

Чем выше ценность объекта, чем выше вероятность и объем возможного вреда, тем ранее могут и должны быть приняты охранительные меры[5]. Именно этой цели служит особое преследование форм принуждения предназначенных для достижения корыстных целей в хищениях. По этой же причине они являются формальными составляющими хищений, т. е. не связанными с каким-либо вредом для здоровья или свободы человека, который должен преследоваться самостоятельно в совокупности с хищениями.

При формулировании видов насилия, служащих сегодня для описания способов совершения насильственных хищений, и определении квалифицирующих признаков из преступлений против личности законодатель не в полной мере учел то обстоятельство, что эти посягательства весьма неоднородны и многочисленны, подразумевают различные формы вины, содержат ряд квалифицирующих и особо квалифицирующих обстоятельств.

Конструкции «насилие, не опасное для жизни или здоровья» и «насилие, опасное для жизни или здоровья» вошли в кодексы в период революционных преобразований XX в. как основание разделения насильственного грабежа и разбоя. С тех пор они почти не изменялись, однако их применение в том виде, в каком они представлены в Уголовном кодексе Российской Федерации, это недоразумение, нарушающее права человека, закономерности детализации и дифференциации уголовной ответственности и принципы самого уголовного закона.

В зависимости от того, как мы относимся к жизни и здоровью человека как общественным ценностям, посягательства на них можно располагать в качестве квалифицирующих признаков насильственных хищений либо учитывать в качестве самостоятельных деяний. Первое до сих пор продиктовано «традицией», основанной на детализации квалифицирующих признаков в период действия правила поглощения более тяжким наказанием менее тяжкого. Второе диктуется конституционными положениями, индивидуальной ценностью каждого объекта преступлений и необходимостью строгой детализации и дифференциации уголовной ответственности за посягательство на них.

Исторически «правовое саморазвитие, обусловленное тенденциями саморегуляции, требованиями жизненных ситуаций и логикой права»[6] отделяло разнообъектные, представляющие самостоятельную общественную опасность деяния, друг от друга, для целесообразной детализации и дифференциации уголовной ответственности за них. Вся деятельность человека полимотивна и направлена на реализацию корыстного (потребительского[7]) мотива. В процессе удовлетворения этого естественного мотива, в целях неправомерного завладения чужым имуществом, может быть совершено множество деяний, объективно продиктованных основной целью, из этого не вытекает, что все они должны квалифицироваться в качестве составляющих способа хищения. Если следовать таким путем, то можно в хищении криминализовать убийство, хранение оружия, либо самостоятельное хищение иных необходимых средств преступления и пр. Принцип справедливости и законности требует детального и дифференцированного подхода к охране каждого обладающего собственной ценностью объекта с индивидуальной оценкой субъективных и объективных признаков посягательства на него, отягчающих и смягчающих обстоятельств.

Включение в состав насильственных хищений неосторожных или умышленных случаев причинения вреда здоровью человека в рамках способа хищений неприменимо по следующим основаниям. Во-первых, оно преимущественно не связано с мотивами и целями хищения[8]. Во-вторых, препятствует неотвратимости наказания за преступления против личности, закрепленной в составах главы 16 УК РФ. Фактически отсутствует осуждение основной причины насилия – преступной агрессивности человека. В-третьих, не соответствует задачам общего и специального предупреждения преступлений, создает у виновных ощущение безнаказанности за посягательства на жизнь или здоровье человека в рамках признака «насилие»[9]. Предупреждение агрессивного поведения виновного, сопряженного с хищением, лишается возможности дифференциации ответственности в отношении различного вреда здоровью и виновного отношения к нему лица. В-четвертых, препятствует изучению в рамках криминологии действительного положения вещей, разработке типологии преступников, выработке путей и методов борьбы с криминальным принуждением в целях предотвращения преступлений против личности. В-пятых, провоцируются игнорирование исследования виновного отношения к последствиям второго плана (вреду здоровью) и практика: как вопиющего объективного вменения, так и безответственности за неоконченные посягательства на более тяжкие преступления против личности[10]. В-шестых, подвергается сомнению функция Уголовного кодекса Российской Федерации – служить охране жизни и здоровья человека.

Разделение насилия по степени интенсивности воздействия на человека построено на поглощении вреда его здоровью (самостоятельных преступлений против личности). Оно не имеет под собой этимологического или функционального оснований, продиктованных саморазвитием и логикой отечественного уголовного права и русского языка. Это деление попирает принцип вины, провоцируя объективное вменение наступившего вреда здоровью в рамках данной категории. В конструкциях составов насильственных хищений необходимо реализовать положение о том, что насилие не может быть разделено на виды по степени опасности для жизни или здоровья. Представляя наличную опасность, являющуюся имманентным признаком форм физического принуждения входящих в содержание насилия, последнее не может делиться на виды по степени опасности для жизни или здоровья лица и включать в свое содержание составы преступлений против личности.

Предлагаем исключить из конструкций составов разбоя и вымогательства отягчающий признак «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего», а из ч. 2 ст. 161 УК РФ – признак «с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности (ч. 2 ст. 8 Конституции РФ). Обладание и распоряжение материальными благами, получившими в законе наименование «имущество», выступает гарантией экономической свободы и благосостояния граждан[11]. Уголовное право охраняет отношения по фактическому присвоению (включающему и процесс, и результат) материальных благ, в которых реализуется имущественный интерес собственника или иного владельца[12]. Их нарушение, причинение им ущерба является основанием для признания наличия оконченного хищения. Для состава хищения важно не то, смогут ли виновный или другие лица распорядиться имуществом, получить имущественную выгоду от преступления; а то, что собственник (или иной законный владелец) лишается не по своей воле своего имущества[13]. Момент окончания хищения следует видеть не в том, что виновный получил возможность распоряжаться имуществом, а в том, что потерпевший лишился возможности им обладать, что должно быть отражено в понятии хищения. В этом и выражается ущерб общественным отношениям собственности: имущественному интересу собственника или владельца, правам единоличного владения, пользования или распоряжения им.

Окончание всех форм хищений должно корреспондироваться посягательством на объект главы 21 УК РФ, а не посягательством на дополнительные объекты отдельных составов, особенно если учитывать развитие института совокупности преступлений с неоднократно высказанной необходимостью исключения вреда здоровью из содержания корыстно-насильственных преступлений. Структура закона, основанная на типичности и однородности преступлений, расположенных в одной главе в зависимости от родового объекта посягательства, корреспондирует необходимость наличия во всех составах главы 21 УК РФ посягательства на собственность, что в разбое и вымогательстве[14] отсутствует.

Юридическим и объективным критерием, определяющим возникновение преступности деяния и предел его общественной опасности, безусловно, следует считать момент его окончания, в котором зафиксировано причинение вреда объекту этого преступления, достаточного для уголовного преследования. «Характер общественной опасности преступления раскрывается при помощи общественных отношений, которым преступлением причиняется вред, то есть объектом преступления»[15]. Составы разбоя и вымогательства преследуют не преступления против собственности, а покушение на приготовление к хищению и обнаружение умысла на него соответственно, что определяется моментами их окончания. Преступление, не нарушающее фактически объекта правовой охраны, в уголовно-правовом смысле уже «не посягает» на него[16]. Причинением вреда отношениям собственности продиктована общая социальная обусловленность преследования составов главы 21 УК РФ. Правило, принятое к моменту окончания хищения, должно распространяться на все его формы.

Разница в предметах грабежа, разбоя и вымогательства, а также в характере их изъятия из имущественной сферы собственника или владельца (натуральном или номинальном) не имеет под собой никаких социальных оснований. Изъятие имущества из актива собственника возможно как натурально: путем переноса, передвижения, занятия территории или жилища; так и номинально: приобретением права на имущество либо легитимационного знака, предоставляющего это право. Все формы хищений могут быть направлены как в отношении изъятия самого имущества, так и в отношении завладения правом на него. Изобретать самостоятельные нормы по данному поводу нецелесообразно, так как деление гражданско-правовых отношений на вещные и обязательственные не влияет на уровень криминализации и дифференциации уголовной ответственности[17]. «Социальная обусловленность уголовного законодательства предполагает закрепление в форме закона только таких норм, потребность в которых носит объективный характер, когда в них имеется действительная необходимость»[18]. Объект хищения – это реализующийся в общественных отношениях имущественный интерес собственника либо иного владельца. Разделение насильственных хищений по указанному условному основанию необходимо устранить, отразив в понятии хищения возможность его совершения в отношении права на имущество и убрав признак обращенности в пользу виновного или других лиц, так как имущественный интерес нарушается изъятием, а не возможностью распорядиться имуществом потерпевшего.

Изъятие как уменьшение имущественной сферы потерпевшего позволяет относить определенную группу общественно опасных деяний по способу их совершения к хищениям[19], при этом в Уголовном кодексе Российской Федерации присутствуют специальные составы хищений, по отношению к генеральным, а в главе 21 предусмотрено множество иных посягательств, не относимых к хищению. Строгость юридических дефиниций, применяемых в уголовном законе, требует законодательного перечисления деяний, относимых к генеральным формам хищения, для единообразного распространения его признаков на эти составы. «Создание конструкций преследует цель поиска лучшего способа понимания и отражения в норме права чрезвычайно сложной правовой реальности. Конструкция должна точно и наиболее полно охватывать те нормы уголовного права, из которых она выводится и средством создания которых является»[20].

Необходимо конструктивное изменение понятия «хищение». Предлагаем следующую редакцию его определения в примечании 1 к ст. 158 УК РФ:

«Примечание 1. Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимается противоправное, безвозмездное изъятие чужого имущества либо приобретение права на него в форме кражи, мошенничества, присвоения, растраты, грабежа, вымогательства или разбоя, причинившее ущерб интересам собственника или иного владельца этого имущества».

Насилие; угрозы применения насилия, причинения вреда здоровью или лишения свободы; как и угрозы причинения иного вреда, наступление которого устрашает потерпевшего, составляют социально обусловленные и дифференцирующие исследуемые деяния на отдельные, «отличающиеся между собой (прежде всего по способу их совершения) формы хищения»[21].

Как мы уже упоминали, на неудачность разделения составов насильственных хищений указывало множество ученых. Против разделения насильственного грабежа и разбоя выступали: Д. Тальберг, Л. Белогриц-Котляревский, Н. А. Неклюдов, И. Я. Фойницкий, А. А. Жижиленко, А. А. Пионтковский, В. В. Векленко, А. И. Мар-цев и др. С момента введения вымогательства в отечественное уголовное право и до настоящего времени нет общего мнения о правовой природе этого деяния и основаниях его выделения из числа насильственных хищений. На неудачность его определения обращали внимание не только указанные исследователи XIX в.[22], но и исследователи современности: С. Абросимов, С. А. Елисеев, В. В. Щербина, В. А. Вла-димиров и Ю. И. Ляпунов, В. В. Векленко[23] и др.

Определение в законе способов совершения хищения, его форм, которые с содержательной стороны сами исключают сколько-нибудь значимые отличия[24], является общим недостатком исследуемого института насильственных хищений.

Перечисленные недостатки конструкций служат причинами ошибок в квалификации. Их официальная часть, обнаруженная судебной практикой, заставляет задуматься над серьезностью сложившейся ситуации. Так, из проведенного нами исследования 223 уголовных дел о насильственных хищениях в отношении 361 человека следует, что первоначальная квалификация обвинительного заключения изменялась в приговоре в отношении 109 осужденных (30,2%), из них в отношении 77 (83,9%) по причине неоднозначности понимания категории «насилие». Из обзора кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2002 г. вытекает, что удельный вес дел о преступлениях против собственности составил 14,6%, причем 8,9% – дела о разбое. Из анализа результатов кассационного рассмотрения дел следует, что каждый 16-й приговор в отношении насильственных хищений отменяется, по вымогательству – каждый 5-й. Изменяется квалификация в каждом 6 случае, квалифицируемом как разбой, в каждом 10-м случае квалификации бандитизма. Почти половине осужденных за насильственный грабеж этот квалифицирующий признак вменяется необоснованно[25]. Практика квалификации действующих составов насильственных хищений грубейшим образом нарушает принципы законности, вины и справедливости, основанные на конституционных положениях.

Результаты кассационного рассмотрения по категориям дел за 2002 г.[26]

Категории дел

Всего

Отменено

Изменено

Кол-во

%

Кол-во

%

Грабеж (ст. 161 УК РФ)

159

9

5,7

13

8,2

Разбой (ст. 162 УК РФ)

849

52

6,1

141

16,6

Вымогательство (ст. 163 УК РФ)

74

15

20,3

3

4,1

Бандитизм (ст. 209 УК РФ)

294

13

4,4

30

10,2

Остро ощущается необходимость приведения генеральных составов насильственных хищений в стройную систему, не допускающую различного толкования и учитывающую их социальные свойства. Генеральные формы хищений, следуя логическим правилам деления[27], необходимо последовательно разделить по одному основанию, позволяющему разграничить их друг от друга, в зависимости от характера и степени общественной опасности. Структура составов хищений, которые начинаются с преследования кражи (ст. 158 УК РФ), диктует расположение их от менее опасного к более опасному. Это позволит исключить случаи дублирующего вменения составов.

Так как все хищения делятся на две группы – насильственные и ненасильственные[28], то построение составов внутри указанных групп может подчиняться самостоятельным правилам. В отношении генеральных форм насильственных хищений наиболее приемлемо деление не по предмету посягательства или другим условностям объективной стороны (наличию требования, нападения, обращенности в будущее или в настоящее, активности потерпевшего и пр.), а по характеру форм принуждения, посредством которых осуществляется посягательство на определенную сферу неприкосновенности личности (физическую или психическую). Расположить их следует в порядке шкалы социальной ценности физических благ человека: от меньшего к большему.

Разделение генеральных составов насильственных хищений должно быть социально обусловлено и построено на основании их природы, выявленной в рамках исследования. Вымогательство выделяет форма психического принуждения, менее других влияющая на повышение общественной опасности хищения, а именно угрозы причинения вреда, наступление которого устрашает потерпевшего. Далее выделяется деяние, совершаемое посредством повышающих общественную опасность хищения, угроз применения насилия, причинения вреда здоровью или лишения свободы, которое можно определить как простой разбой. Завершает институт насильственных хищений деяние, совершаемое путем насилия, – квалифицированный разбой.

Следовательно, никакие последствия для здоровья или свободы лица их содержанием быть не могут, что автоматически обосновывает предложение о моменте их окончания соответственно всем хищениям, а также решает вопрос относительно конкуренции норм, когда переход будет возможен только от вымогательства к разбою. Грабеж без признака «насилие» может быть сохранен только в качестве преступления ненасильственной группы как открытое хищение – состав двойной превенции.

Предлагается следующая система генеральных форм насильственных
хищений:

Статья 162. Вымогательство

1. Хищение, совершенное с угрозой причинения вреда, наступление которого устрашает потерпевшего…

2. Вымогательство, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в крупном размере…

3. Вымогательство, совершенное:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере…

Статья 163. Разбой

1. Хищение, совершенное с угрозой применения насилия, причинения вреда здоровью или лишения свободы…

2. Хищение, совершенное с применением насилия…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище;

б) в крупном размере;

в) группой лиц по предварительному сговору;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия…

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере…

Примечание. Под насилием в статьях настоящего Кодекса понимается противоправное принуждение лица в формах: силового нарушения телесной неприкосновенности; приведения в бессознательное или беспомощное состояние посредством введения в организм сильнодействующих, ядовитых, психотропных или одурманивающих веществ; неисполнение имеющихся у виновного обязанностей по обеспечению жизни или здоровья зависимого лица.

«По качественному признаку объединяются одноименные явления в группы. По количественному признаку они различаются между собой»[29]. Качественно, особенности общественной опасности специальных составов хищений детерминированы их объектами. Они имеют основной специальный объект и дополнительный – собственность. Ценностью специального объекта продиктована их повышенная общественная опасность. Количественно они зависят от свойственных им всем способов и индивидуальных последствий.

Нормы перечисленных статей логично сконструировать единым образом в зависимости от того, посягают ли они на 3-й дополнительный объект – неприкосновенность человека, т. е. совершаются насильственными формами хищения или ненасильственными. Опасность насильственных форм хищения существенно повышается признаком применения оружия, что следует учесть в особо квалифицированных составах.

С учетом сказанного простой состав специальных хищений должен предусматривать изъятие его предметов или приобретение права на них в формах кражи, мошенничества, присвоения, растраты или грабежа. Квалифицированные составы в качестве отягчающего признака включают совершение этих преступлений в формах вымогательства и разбоя, а особо квалифицированные с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Иные квалифицирующие признаки могут быть включены в составы традиционно с учетом влияния их на опасность деяния последствиями для основного объекта или способностью облегчить причинение ему вреда.

Ввиду того, что вымогательство определяется нами как насильственное хищение, необходимо исключить из описания диспозиций специальных составов хищений указание на совершение их посредством вымогательства.

Предлагаются следующие конструкции специальных составов хищений (ст. ст. 164, 221, 226 и 229 УК РФ):

Статья 164. Хищение предметов, имеющих особую ценность

1. Хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, совершенное в форме кражи, мошенничества, присвоения, растраты или грабежа…

2. То же деяние, совершенное в форме вымогательства или разбоя…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

г) повлекшее уничтожение, порчу или разрушение предметов или документов, указанных в части первой настоящей статьи…

Статья 221. Хищение ядерных материалов или радиоактивных веществ

1. Хищение ядерных материалов или радиоактивных веществ, совершенное в форме кражи, мошенничества, присвоения, растраты или грабежа…

2. То же деяние, совершенное в форме вымогательства или разбоя…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия…

Статья 226. Хищение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

1. Хищение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенное в форме кражи, мошенничества, присвоения, растраты или грабежа…

2. Хищение ядерного, химического или других видов оружия массового поражения, а равно материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, совершенное в форме кражи, мошенничества, присвоения, растраты или грабежа…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные в форме вымогательства или разбоя…

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия…

Статья 229. Хищение наркотических средств или психотропных веществ

1. Хищение наркотических средств или психотропных веществ, совершенное в форме кражи, мошенничества, присвоения, растраты или грабежа...

2. То же деяние, совершенное в форме вымогательства или разбоя…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

г) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере…

Наши предложения имеют криминологические, исторические, технико-юридические, лингвистические и множество других оснований. Их реализация позволит восстановить соблюдение принципа справедливости, корреспондирующего дифференциацию уголовной ответственности за насильственные хищения в обнаруженных формах, а также принципов вины и законности, устранив практику объективного вменения и расставив способы совершения хищений по своим местам.



[1] См.: Демидов А. И. О методологической ситуации в правоведении // Правоведение. – 2001. – № 4. – С. 14.

[2] См.: Тер-Акопов А. А. Юридическая безопасность человека в Российской Федерации (Основы концепции) // Гос-во и право. – 2001. – № 9. – С. 14.

[3] См.: Фойницкий И. Я. Курс Уголовного права. Посягательства на личность и имущество. – СПб., 1890. – С. 85, 86.

[4] См.: Плохова В. И. Указ. соч. – С. 39-40.

[5] См.: Гринберг М. С. Преступления против общественной безопасности: учебное пособие. – Свердловск, 1974. – С. 140.

[6] Панько К. К. Юридические конструкции как категории внутренней формы (структуры) уголовного права // Право и политика. – 2005. – № 3 // КонсультантПлюс. – 2006.

[7] См.: Плохова В. И. Указ. соч. – С. 26.

[8] См. § 2 главы II нашего исследования.

[9] См. § 3 главы II нашего исследования.

[10] См. § 2 главы II нашего исследования.

[11] См.: Уголовное право России: (Часть Особенная): учебник для вузов / под ред. Л. Л. Кругликова. – 2-е изд., перераб. и доп. – 2004 // КонсультантПлюс. – 2005.

[12] См., напр.: Плохова В. И. Указ. соч. – С. 24.

[13] См., напр.: Семенов В. М. Особенности субъективной стороны хищения // Рос. следова-тель. – 2005. – № 5 // КонсультантПлюс. – 2006.

[14] См., напр.: Владимиров В. А., Ляпунов Ю. И. Ответственность за корыстные посягательства на социалистическую собственность. – М., 1986. – С. 199-206; Литвинов В. И. Корыстные посягательства на личную собственность и их предупреждение. – Минск, 1989. – С. 73; и др.

[15] Качурин Д. В. Указ. соч. См. также: Зубков А. И. Указ. соч. – С. 103.

[16] См.: Борбат А. В., Завидов Б. Д. Состав преступления как основание уголовной ответствен-ности // КонсультантПлюс. – 2006.

[17] См.: Плохова В. И. Указ. соч. – С. 21, 24.

[18] Уголовное право Российской Федерации: (Общая часть): учебник / под ред. А. И. Марцева. – 2-е изд., перераб. и доп. – Омск, 2006. – С. 4.

[19] См.: Панов Н. И., Тихий В. П. Способ совершения преступления и его значение для квалификации хищения государственного или общественного имущества, огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых и наркотических веществ // Проблемы социалистической законности. – Харьков, 1984. – Вып. 4. – С. 28-29.

[20] Панько К. К. Указ. соч.

[21] Панов Н. И., Тихий В. П. Указ. соч. – С. 28-29.

[22] См. § 3 главы I нашего исследования.

[23] См.: Абросимов С. Проблемы ответственности за вымогательство // Законность. – 1999. – № 5. – С. 25-27; Елисеев С. А. Преступления против собственности по уголовному законода-тельству России (вопросы теории). – Томск, 1999. – С. 121; Щербина В. В. Уголовно-правовое воздействие на вымогательство. – Омск, 2000. – С. 27; Владимиров В. А., Ляпунов Ю. И. Указ. соч. – С. 199-206; Векленко В. В. Квалификация хищений: монография. – С. 108.

[24] См.: Векленко В. В. Указ. соч. – С. 101.

[25] См.: Плохова В. И. Указ. соч. – С. 5.

[26] Сведения представлены за 2002 г., так как анализ практики рассмотрения дел в Верховном Суде Российской Федерации в таком виде в последующих обзорах не повторялся (см.: Обзор кассационной практики Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2002 г. от 12.02.2003 г. // КонсультантПлюс. – 2006.

[27] См.: Ивлев Ю. В. Логика для юристов: учебник для вузов. – 3-е изд. – М., 2003. – С. 168-170.

[28] См.: Неклюдов Н. А. Руководство к Особенной части русского уголовного права. – СПб., 1876. – Т. 2. – С. 722; Пионтковский А. А. Советское уголовное право. – М.-Л., 1928. – Т. 2: Особенная часть. – С. 107, 108; Борзенков Г. Н. Уголовно-правовые проблемы охраны имущества граждан от корыстных посягательств: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – М., 1991. – С. 29; и др.

[29] Прохоров Л. А. Указ. соч. – С. 37.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19