www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Лекции по общей теории права. Н.М. Коркунова. КНИГА 1. ПОНЯТИЕ ПРАВА. По изданию 1914 года. - Редактирование и комментарии. (с) www.allpravo.ru - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 17. Общая критика идеи естественного права.

Мы рассмотрели главнейшие формы, какие в последовательном своем развитии принимала гипотеза естественного права, и подвергли каждую из них соответствующей критике. Но естественное право не есть предмет только научных гипотез. Это не книжная теория, чуждая действительной, практической жизни. Напротив, идея естественного права играла и в практической жизни едва ли еще не большую роль, чем в научной теории права. Для многих идея естественного права не есть только предположение, a составляет их твердую веру. Существование естественного права кажется им аксиомой само по себе очевидной и необходимой. Как же объяснить происхождение этой идеи естественкого права и такой ее авторитет?

Возникновение идеи естественного права объясняется тем, что наши понятия образуются не только путем обобщения получаемых из опыта представлений, но также и посредством простого противоположения тому, что нам дает опыт. Предметом опыта может быть только условное, ограниченное, временное и, во всяком случае, только существующее, но посредством простого противоположения тому, что мы в действительности наблюдаем, у нас образуются понятия безусловного, безграничного, вечного и даже понятие небытия. Точно также, наблюдая в действительности только изменчивое, разнообразное, условное право, мы, путем подобной антитезы, образуем понятие неизменного, единого, абсолютного права - права естественного.

Таким образом объясняется возникновение самого понятия об естественном праве. Но откуда же берется унеренность в действительном существовании соответствующего этому понятию права?

Причина этой уверенности в одном из свойственных человеческому уму априорных заблуждений[1]. «Человечество,—говорит Милль,—во все века было весьма склонно заключать, что где есть название, там должно существовать и соответствующее ему отличимое отдельное бытие. И о всякой сложной идее, которую ум составил для себя, действуя на свои представления об единичных вещах, думали, что ей соответствует какая-либо внешняя обманчивая реальность». Эта наклонность всем имеющимся у нас понятиям приписывать реальность встречается не только в обыденных суждениях люцей, но послужила основой целых философских систем. Это заблуждение лежало в основе платоновского учения

99

об идеях средневекового реализма, ведущего свое начало от Скота Бригены, и всего докантовского или так называемого догматического рационализма. A время господства догматического рационализма и было как раз временем наибольшого процветания гипотезы естественного права.

Итак, понятие об естественном праве слагается посредством простого противоположения наблюдаемому нами в действительности изменчивому праву, a присущая нашему уму наклонность всем нашим понятиям приписывать внешнюю реальность приводит к заблуждению, будто бы такое естественное право и действительно существует. Остается объяснить, каким образом те или другие, в действительности изменчивые, начала положительного права могли быть приняты за неизменные начала естественного права? Тут объяснение опять кроется в априорных заблуждениях нашего ума, но несколько иного рода.

Люди вообще склонны привычное и простое считать необходимым и естественным.

Чаще всего необходимым кажется нам просто привычное. Так, Лактанций опровергал учение о шарообразности земли невозможностью, якобы, представить себе антиподов, у которых ноги, пo его выражению, должны бы быть выше головы. Теперь, однако, никто не затруднится представить себе антиподов. Причина затруднения в том для Лактанция была, очевидно, единствнно непривычка. Аристотель считал движение вниз, как более привычное, естественным, движениям вверх[2] - насильственным и потому полагал, что первое совершается всегда с наростающей скоростью, второе - с убывающею. Современная механика не присвоивает, однако, какой-либо особой естественности ни тому, ни другому. С неменьшим удивлением читаем мы теперь в Пандектах заверения римских юристов, что прелюбодеяние постыдно от природы, a нарушение опекунских обязанностей только в силу обычая (Ульпиан), что яды, не употребляемые для лекарственных целей, не могут быть по природе своей объектом купли-продажи (Гай).

Но одною привычностью нельзя объяснить всех случаев признания какого-либо юридического правила естественным уже потому, что нередко естественными признаются и такие начала, которые отнюдь не могут быть признаны наиболее распространенными в положительном праве, имеющими в нем общее значение. Так, римские юристы признавали естественным, чтобы юридическое отношение прекращалось тем же путем, как и установляется, хотя требование

100

такого соответствия форм установления и прекращения вовсе не имело в римском праве значения общего правила. Так и теперь равенство признается обыкновенно требованием естественной справедливости, хотя только в современном быту оно начинает понемногу вытеснять царившее прежде неравенство. Так, многие представители школы естественного права считали основой этого права неограниченную свободу, хотя она нигде не находила себе действительного осуществления.

Чтобы объяснить происхождение такого рода убеждений, следует обратить внимание на присущую нам наклонность предпочитать во всем простое сложному. Что в силу своей простоты легче усвоивается нашим умом, то мы и склонны считать более правильным, более истинным или даже имеющим особое, высшее значение. Так, долгое время признавалось бесспорным, что орбиты небесных тел должны быть кругами, так как круг наисовершеннейшая линия. Так, долгое время считалось аксиомой, что природа действует всегда самыми простыми средствами. Совершенно также должно объяснять обычное признание наиболее простых юридических форм принципов естественными.

Все приведенные нами объяснения возникновения веры в естественность тех или других юридических принципов, при кажущемся их разнообразии, имеют одно общее основание, сводятся к одному общему объяснению, к так называемым априорным заблуждениям. Другими словами: вера в естественное право обязана своим происхождением логическому заблуждению, заключающемуся в безосновательном принятіи за очевидное и необходимое положение, вовсе не представляющегося таким в действительности.

Но что же могло придать этому заблуждению такое значение в истории человечества? В силу чего это заблуждение могло явиться фактором прогресса? Чтобы понять это, надо вспомнить, что идея прогресса - идея совершенно новая, зародившаяся не ранее прошлого столетия. До того времени золотой век представлялся не впереди, a позади нас, и всякое изменение существующего представлялось только еще большим удалением от счастливого прошлого, всякое изменение считалось ухудшением, злом. Все, что может сделать мудрый государственный деятель, это удержать общество в его statu quo. Ни о каком улучшении не могло быть и речи. Золотой век прошел безвозвратно. Наша задача лишь в том, чтобы по возможности не удаляться от него еще более. При господстве такого миросозерцания новые идеи, новые принципы не могли найти себе успеха, не могли рассчитывать на признание их достоинства. Новое уже в силу своей новизны казалось опасным. Чтобы завоевать себе признание, новому надо было являться не иначе, как под обликом

101

старины. Но что же может быть старее старых, исконных. Конечно, одна только природа, существовавшая и тогда, Самые старые обычаи только что нарождались. Естественное право - самое старое, самое исконное. Оно явилось вместе с первым человеком, оно предшествовало всякому другому праву. И вот стоило любую новую идею выдать за принцип естественного права, она получила в силу этого весь авторитет старейшинства даже в сравнении с самым архаическим правом - так, римские юристы проводили в жизнь нравственное учение стариков, выдавая его за естественное право, которому людей научила сама природа. Так, в XVII веке, новые свободные начала противопоставлены изжившему свое содержание средневековому праву как извечные начала естественного права.



[1] Милл, Система логики, II, стр. 283—313. Книга V, гл. III: „Заблуждения с первого взгляда или заблуждения априорические".

[2] Для твердых и жидких тел, a для огня и воздуха естественным считалось движение вверх.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100