www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Лекции по общей теории права. Н.М. Коркунова. КНИГА 2. ОБЪЕКТИВНАЯ И СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРАВА. По изданию 1914 года. - Редактирование и комментарии. (с) www.allpravo.ru - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 31. Юридические факты.

Ihering;. Geist III, §53. Zitelmann. Irrthumund Rechtsgeschäfftt, s. 200 ff. Thon. Rechtsnorm und subjektives Recht, ss. 71 ff. ss. 325 ff.

Юридические отношения не остаются неподвижными. Они возникают, изменяются, исчезают. Чем же обусловливаются эти изменения?

Юридическое отношение необходимо предполагает составляющие его право и обязанность, a они являются результатом применения юридических норм. Мы знаем, с другой стороны, что применение юридических норм обусловлено наличностью известных фактов, определенных в их гипотезе. Поэтому и жизнь юридических отношений обусловливается чередованием таких фактов, служащих фактическим предположением применения юридических норм. Факты, обусловливающие применение юридических норм, называются также юридическими фактами.

Фактическим предположением применения юридической нормы обыкновенно служит наличность не одного факта, a нескольких. Например, для приобретения права собственности посредством давностного владения необходимо: 1) намерение владеть вещью, как своею; 2) определенная продолжительность владения; 3) непрерывность, и 4) бесспорность. Только при наличности всех этих условий давностное владение порождает право собственности. Совокупность всех таких обстоятельствъ, наличность которых служит условием

162

применения юридической нормы, называется составом практических предположений (Thatbestand). Условия, входящие в состав фактических предположений, могут относиться или к внешним фактам, или к области сознательной душевной жизни человека, что может иметь место, конечно, только в отношении к человеческим действиям, так как в них только участвует человеческое сознание. Сообразно с этим различают объективный и субъективный состав фактических предположений. Так, для того, чтобы завещание имело юридическую силу, требуется наличность не только определенных внешних объективных условій (иметь письменную форму, быть составленным при участии определенного числа свидетелей), но и кроме того, со стороны составителя завещания, требуется наличность и некоторых субъективных условий (здравый ум и твердая память). Совокупность внешних условий образует объективный состав завещательной сделки, a совокупность условий, относящихся к душевному состоянию завещателя, - ее субъективный состав. Применение юридической нормы может быть обусловлено одними только объективными условиями. Это имеет место в отношении ко всем тем юридическим фактам, которые не представляются действиями людей. Например, открытие наследства по закону обусловлено только смертью наследодателя и наличностью у него родственников, способных наследовать. Никаких субъективных условий тут не требуется. Но исключительно субъективного состава фактические предположения не могут иметь. Это потому, что право имеет дело только с мыслями, проявившимися во вне. Сами же по себе, независимо от их проявления во вне, мысли наши и желания не подлежат юридической нормировке. Юридическое значение могут иметь только человеческие действия, представляющие собою внешнее проявление мысли или желания и слагающиеся из субъективного (мысль) и объективного (внешнее ее проявление) элементов. Таким образом мы получаем первое различие юридических фактов: на события, имеющие только объективный состав, и действия, имеющие и субъективный и объективный состав.

Различным также может быть отношение юридических фактов к требованиям юридических норм: юридические факты могут быть согласны с ними, но могут им и противоречить. Сообразно с этим юридические факты бывают или правомерные или неправомерные.

Если принять в соображение как различие событий и действий, так и различие правомерных и неправомерных фактов, то получим четыре категории юридических фактовъ: 1) правомерные события; 2) правомерные действия; 3) неправомерные события и 4) неправомерные действия. Такая классификация юридических фактов

163

представляет, однако, некоторые неудобства. Дело в том, что не при всяком правомерном действии имеет значение внутренняя сторона. Многие правомерные действия людей юридически рассматриваются совершенно так же как и события, так что внутренняя сторона их не имеет никакого значения. Будут ли они сознательными действиями или нет - юридическое значение их остается совершенно одинаковым. Напр., уничтожение собственной вещи одинаково влечет за собой прекращение права на нее, все равно, будет ли оно уничтожено сознательно или нет, и то же самое последствие наступило бы и в том случае, если бы вещь погибла случайно, в силу действия сил природы. Поэтому все такие правомерные действия, для юридических последствий которого безразлична их внутренняя сторона, относятся к числу событий и вместе с ними называются юридическими фактами в тесном смысле, a в особую группу выделяются только те правомерные действия, юридическое значение которых обусловлено намеренным их совершением. Эти действия технически называются юридическими действиями. Надобно заметить также, что неправомерные события имеют юридическое значение лишь настолько, насколько ими порождается длящееся неправомерное состояние, требующее восстановления права. Поэтому вместо неправомерных событий говорят обыкновенно о неправомерном, состоянии. Наконец, неправомерные действия короче называются правонарушениями.

Таким образом с указанными изменениями мы получаем следующие четыре категории юридических фактов:

1) собственно юридические факты;

2) юридические действия;

3) неправомерные состояния;

4) правонарушения.

Юридическими фактами в тесном смысле слова называются такие события и действия, которые не представляют собою ничего противного требованиям юридических норм и которым независимо от намеренности их совершения присвоено определенное юридическое значение, заключающееся или в установлении новых прав и обязанностей, или в изменении и прекращении уже существующих. Так как право и обязанность всегда служат лишь результатами разграничения юридическою нормою сталкивающихся интересов, то юридическое значение присвоивается лишь тем фактам, которые могут служить признаком или причиной наличности известных интерссов, или их изменения и исчезновения. Так, напр., рождение в, пределах данного государства и от его граждан предполагает наличность интереса считаться подданным этого самого государства и потому порождает право местного подданства. Так, неосуществление

164

права в течение долгого времени может служить признаком исчезновения интереса, составлявшого содержание права: на этом и основана погасительная давность. В других случаях юридический факт составляет причину появления изменения или прекращения интересов. Так, смерть лица есть причина прекращения всех его интересов и потому влечет за собою прекращение всех его прав. Но далеко не все интересы представляются так прямо связанными с определенными фактами. Можно сказать, что даже большинство интересов не имеют таких внешних, легко распознаваемых признаков их появления, изменения и прекращения. В таких случаях гипотеза нормы не содержит в себе указания на определенные факты, a ставит применение нормы в зависимость от признания наличности данных интересов в каждом частном случае лицами или призванными к тому долгом службы, или побуждаемыми к тому личными своими интересами. Признание наличности интересов выражается, конечно, в действиях людей, и притом непременно действиях, вызванных намерением признать наличность данного интереса. Случайно или бессознательно совершенное действие не может служить выражением такого признания. Следовательно, применение норм, разграничивающих интересы, которые не могут быть приурочены к определенным, легко распознаваемым признакам, обусловливается намеренно для того совершаемыми действиями или иначе юридическими действиями. Юридические действия бывают двоякого рода. Если совершение их предоставлено частным лицам, побуждаемым к их совершению личным интересом,- это будут юридические сделки (negotia juris. Rechtsgeschäfte); если же совершение их иредоставлено должностным лицам, побуждаемым к тому долгом службы, это - распоряжения (Verfügungen). Как те, так и другие могут быть и односторопними и двухсторониими. Одностороннее действие есть проявление одной воли, двустороннее - совместное проявление двух или нескольких воль. Односторонняя юридическая сделка может касаться только собственных прав деятеля, потому что только над ними частное лицо имеет власть распоряжения. Примерами односторонней сделки могут служить завещание и отказ от собственного права. Одностороннее правительственное распоряжение, как проявление власти, может касаться и прав частных лиц: оно может их ограничивать и прекращать. Двусторонняя сделка основывается на соглашении неподчиненных друг другу лиц и имеет потому форму договора. Двустороннее распоряжение не может иметь такого характера, так как из двух участвующих в ней воль одна есть властвующая, другая подчиненная. Потому тут взаимное их соотношение получает характер соотношения просьбы (напр., просьбы об определении на службу, о выдаче

165

концессии) и соизволения на нее (принятие на службу, предоставление концессии).

Совершение как юридических сделок, так и правительственных распоряженій обставлено известными условиями, относящимися частью к субъекту, совершающему действия, частью к форме самых действий. Способность совершать юридические сделки называется дееспособностю. Дееспособности лишены несовершеннолетние, душевнобольные и лишенные всех прав состояния. Кроме того, в отношении к отдельным родам действий установляются специальные ограничения. Поэтому различают общую и частную дееспособность. Действие, совершенное недееспособным субъектом, признается ничтожным.

Способность совершать правительственные распоряжения составляеть понятие компетенции. Общей компетенции не существует. Компетенция каждого правительственного учреждения ограничена только распоряжениями определенного рода. Распоряжение, сделанное вне пределов предоставленной учреждению компетенции, также не имеет силы, как и действие недееспособного.

Для некоторых юридических действий установлена определенная форма, причем она может иметь двоякое значение: иногда форма не имеет безусловной обязательности и служит только для придания действию большей определенности и для облегчения в будущем удостоверения в действительном совершении действия, во время совершения и в самом содержании действия. Такие формы суть только формы упрочения (corroboratio). В других случаях форма установляется как неотемлемая принадлежность действия, так что вне этой формы данного действия вовсе не может существовать, как юридического действия. В таком случае форма не только служит упрочению, но и составляет, так сказать, самое тело действия (corpus negotii). Примером форм первого рода служит письменная форма заемного обязательства. Заем может существовать и вне письменной формы, и в случае признания долга должником долг может быть с него взыскан и без предъявления письменного обязательства. В пример формы, служащей неотемлемой принадлежностью сделки, можно привести крепостную форму купчей: вне этой формы купля недвижимости вовсе не существует. Домашняя купля недействительна, хотя бы никем не оспаривалась.

Подобное же различие форм применяется и к правительственным распоряжениям. Одни из установленных для них форм вызываются только соображениями удобства и порядка делопроизводства и несоблюдение таких форм может влечь для нарушителя формы дисциплинарную ответственность, но не лишает распоряжения обязательной

166

силы. Другие формы, напротив, являются непременным условием самой обязательности распоряжения для граждан.

Юридическия действия могут быть совершаемы одним лицом за другое в силу представителства. Оно заключается в том, что представитель совершает действие от имени представляемого, с тем, чтобы все юридические последствия этого действия наступили для представляемого. Представительство может быть необходимое и доброволное. Необходимое представительство имеет место в отношении к тем лицам, которые сами не могут совершать юридических действий, каковы недееспособные юридические лица, лишенные естественной способности действовать и нуждающиеся поэтому в помощи представляющих их органов. Добровольное представительство имеется в тех случаях, когда лицо, способное и само совершить юридическое действие, поручает совершение его другому лицу по соглашению.

Неправомерное состояние и правонарушение имеют между собою то общее, что и то и другое представляет противоречие требованиям права. Но вместе с тем между ними существует и существенное различие. Требования юридических норм обращаются только к сознательной воле людей: право не может и не стремится регулировать действие бессознательных сил природы. Поэтому и нарушителем права может быть только одна сознательная воля человека. Всe совершенное другими деятелями не может составить правонарушения. Но и бессознательно действующие силы могут породить такое положение вещей, которое противоречит требованиям права. Ветер, напр., может унести вещь, принадлежащую одному, во владение другого. Сюда же относятся случаи, когда люди действуют бессознательно, напр., в припадке душевной болезни. Во всех этих случаях нет правонарушения, a может быть только неправомерное состояние.

Неправомерное состояние всегда порождает интерес восстановления согласного с требованиями права положения вещей и потому из него вытекает для того, осуществление чьих прав стеснено неправомерным состоянием, право требовать его устранения. Правонарушение, кроме интереса восстановления правомерного состояния, порождает и другие интересы. Дело в том, что сознательное совершение запрещенного юридической нормой представляет общую опасность подрыва авторитета этих норм и, следовательно, прочности юридического порядка обеспеченности прав. Отсюда - потребность в таких мерах против правонарушителя, которые бы предупредили повторение правонарушений. Сознательное правонарушение, далее, всегда предполагает вину нарушителя и потому, порождает требование возмездия. Наконец, сознательное нарушение права служит

167

признаком такого настроения воли правонарушителя, которое требует исправления. Для осуществления всех этих интересов: предупреждения повторения правонарушения, возмездия за вину, исправления преступника - служит наказание.

He всякое, однако, сознательное правонарушение наказуемо. Наказания установляются лишь за те из них, которые представляют более общее значение; за те же правонарушения, которые касаются главным образом прав отдельных лиц, налагается обязанность вознаградить потерпевшого за причиненный ему вред.

Правонарушения, влекущие за собой наказания, наказываются преступлениями.

Сознательность совершения есть необходимое условие наказуемости, потому что только сознательное действие может быть вменено в вину человеку. Только виновного можно наказывать. Вина может быть различна. Вина преступника может быть прямо направлена на нарушение права - это умышленная вина; но вина может также состоять и в том, что человек совершает действия, представляющие опасность правонарушения: это вина неосторожная.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100