www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Лекции по общей теории права. Н.М. Коркунова. КНИГА 4. ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ ПРАВО. По изданию 1914 года. - Редактирование и комментарии. (с) www.allpravo.ru - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 55. Соотношение различных источников.

Градовский. Начала русского государственного права, т. I, стр. 11. Цитович. Курс гражданского права, вып. L Таганцев. Лекции по русскому уголовному праву, вып. I, стр. 141.

Источники русского права те же самые, что и всякого положительного права: закон, обычай, судебная практика. Правда, ст. 47 наших Основных Законов постановляет, что «Империя Российская управляется на твердом основании положительных законов, учреждений и уставов, от Самодержавной Власти исходящих», как бы вовсе исключая этим, допустимость применения других юридических норм, кроме законов. A ст. 65 тех же Основных Законов требует механического применения закона «по точному и буквальному смыслу оных»: не допуская «обманчивого непостоянства самопроизвольных толкований». При таких условиях, казалось бы, у нас не может иметь места установление юридических норм ни путем обычая, ни посредством судебной практики. В действительности, однако, и судебная практика и, в особенности, обычай имеют у нас весьма большое значение.

Это несоответствие постановлений Основных Законов с действительным положением дела объясняется прежде всего тем, что составители Свода находились под влиянием старых воззрений, видевших в законе единственный источник права и потому не признававших самостоятельного значения ни за обычаем, ни за судебной практикой. К тому же во время составления Свода Законов главная масса крестьянства, живущего почти исключительно обычаем, находилась в крепостной зависимости и потому законодательство почти вовсе не касалось их взаимных отношений.

Что же касается судебной власти, то в то время она не была еще отделена от власти законодательной, и высшая судебная инстанция (государственный совет) была вместе с тем и законодательным учреждением, a потому, конечно, и судебная практика не могла получить значения самостоятельного источника права. Если суд усматривал неясность или неполноту законодательства, он должен был представлять о том в высшую инстанцию, и так, переходя из инстанции в инстанцию, дело доходило до государственного совета, где оно разрешалось Высочайше утвержденным мнением совета, следовательно, законодательным порядком. И такия мнения совета по частным казусам играли весьма видную роль в развитии нашего законодательства. Значительное

312

число и теперь действующих законодательных постановлений имеют такое казуистическое происхождение. При таких условиях составителям Свода Законов не было основания упоминать о судебной практике, как о самостоятельном источнике права. Судебные решения тогда постоянно превращались в законодательные постановления. Между теми и другими не было строгого разграничения. Но в настоящее время все это изменилось, и в самом Своде Законов можно найти ограничения начала, выраженного в 47 ст. Основных Законов.

Современное наше законодательство, во-первых, в довольно широком объеме допускает применение судами юридических обычаев. Закон разрешает, во-первых, мировым судам руководствоваться общеизвестными местными обычаями по ссылке одной или обеих сторон, но лишь в том случае, когда применение местных обычаев дозволяется именно законом, или в случаях, положительно не разрешаемых законом» (Уст. Гр. Судопр., ст. 130). Во-вторых, обычаем могут руководствоваться некоторые особенные суды, a именно: волостные, коммерческие и тородческие. Особенное значение имеет применение юридических обычаев волостными судами, так как им подведомы почти все гражданския дела крестьян, т. е. самой многочисленной части населения России.

С совершившимся с судебной реформой 1864 г. разграничением судебной власти от законодательной отменено было также и прежнее запрещение толкования законов. В настоящее время судам предписывается всякое дело решать на основании существующих законов, не останавливая решения, под предлогом неполноты, неясности, недостатка или противоречия законов (ст. 10 Уст. Гр. Суд. и ст. 13 Уст. Уг. Суд.), a выполнить такое требование можно только при свободном тсутковании законодательных постановлений. При этом судебные дела уже не могут более восходить в государственный совет на разрешение их в законодательном порядке. Судебная власть должн? сама разрешать каждый представившийся ей вопрос. И в действительности наша судебная практика, особенно кассационная, вследствие неполноты и казуистического характера нашего законодательства, по необходимости зауряд имеет творческий характер.

При всем том законодательство у нас, как и в других современных государствах, является главным, преобладающим источником права. Однако, не все юридическия нормы, установляемыя органами власти, установляются самою верховною властью. И органы подчиненного управления в значительной степени наделены правом своими указами установлять юридическия нормы, конечно, под условием непротиворечия их законам. Так, это право предоставлено

313

губернаторам, городским дуииам и губернским земским собраниям, a также целым рядом специальных на то полномочий - отдельным министрам.

В виду всего сказанного, ст. 47 Осн. Зак. должна быть толкуема ограничительно. Законы, от Самодержавной власти исходящие, не представляются единственными юридическими нормами, имеющими у нас обязательную силу. Самим законодательством допускается в известных границах действие обычного права, значительная самостоятельность судебной практики и установление обязательных для граждан юридических норм указами подчиненных органов власти. Поэтому ст. 47 должна быть понимаема в том смысле, что законы, изданные Самодержавной властью, являются высшей формой действующих у нас норм положительного права: ими определяются условия и границы обязательной силы юридических норм, выразившихся в других формах. Обычаи, судебная практика, указы подчиненных органов - все это в своем действии подчинено законам, исходящим от Самодержавной власти.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100