www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Алексеев Н.Н. Очерки по общей теории государства. Основные предпосылки и гипотезы государственной науки. Московское научное издательство. 1919 г. // Allpravo.Ru - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
5. Государство и организм.

Изложенные воззрения обнаруживают перед нами полную философскую бесплодность всех тех социологических гипотез, которые общественные явления стремятся сблизить с органическими. Возражения против уподоблений общества организму общеизвестны и нет надобности подробно на них останавливаться. Говорят, что элементы общества пространственно разобщенны (дискретны), тогда как элементы организма пространственно слитны; что общество, в противоположность организму, не имеет определенной формы (аморфность), что оно недоступно внешним чувствам, невидимо и не осязаемо (духовность), что в обществе нет единого, концентрированного сознания, что общество управляется сознательными действиями, a не бессознательными, органическими силами, что оно существует для своих частей, a не части для него, как в организме, что элементы общества более самостоятельны по сравнению с клетками организма и т. д. Защитники органической теории общества, считаясь с этими аргументами, возражают, что пространственная удаленность есть вещь очень относительная, что тем более относительна и кажущаяся бесформенность общества, что и многие биологические образования не обладают постоянными формами, что недоступностью внешним чувствам обладают многие чисто природные силы и отношения, что разреженность сознания присуща также и низшим организмам, с которыми общество нужно сравнивать, что нет принципиальной противоположности между сознательными и бессознательными действиями, что и в обществе и в организме всегда существует гармония между интересами целого и интересами частей, что очень условна «самостоятельность» личности без общества, что при некоторых условиях и клетка может жить некоторое время вне связи с организмом[1]. Таким образом каждое возражение подвергается сомнению, каждое «да» встречает свое «нет», и на каждое отрицание отвечают не меньшим количеством утверждений. Вытекающая из такого положения дел бесплодность полемики органистов и их противников представляет собою интересное явление в истории социально-политической мысли. Пользуясь тем, что с внешней точки зрения нет пределов для сравнивающей способности человеческого ума, органисты ищут все новых и новых черт сходства между обществом и организмом; позабывая, что всякое сравнение предполагает некоторое различие сравниваемого, их противники подчеркивают точки расхождения и моменты несходства. На такой плоскости спор может продолжаться целую вечность. Чтобы его окончить, нужен переход в другое измерение, и единственно правильной мерой для оценки органической гипотезы может служить обращение к теоретическому смыслу самих биологических теорий, на основания. которых строились сравнения социальных явлений с биологическими[2].

В истории биологии известны три гипотезы относительно жизненного процесса: анимизм, витализм и механизм[3]. Мы видели, что анимистическая гипотеза строила понятие организма по образцу политических явлений, считая органическое единство некоторым внешним целым, некоторой более или менее искусственной связью совершенно разнородных стихий. С точки зрения этой гипотезы общество и государство представляют собою организм, a организм сходен с обществом и государством. Никакой принципиальной разницы между явлениями общественными, государственными и биологическими нет и быть не может. Ныне анимистическая гипотеза жизненного процесса совершенно изжита, и едва ли найдется естествоиспытатель, который бы ее придерживался. В качестве пережитка живет она только в теориях некоторых социальных физиков, которые придерживаясь совершенно противоположных воззрений в биологии, продолжают утверждать, что в общественном организме душа как-то может влиять на тело, организовать его, устраивать; изменять, обрабатывать и т. д. Все эти взятые из области техники и излюбленные старым анимизмом практические понятия совершенно чужды современной биологии и ее представлениям о жизненном процессе. Современные биологи придерживаются или витализма в различных его толкованиях, или же механического воззрения на жизнь. Несмотря на несходство и даже некоторую враждебность этих двух биологических направлений, философски между ними есть очень много общего. Оба они рассматривают жизненный процесс, как некоторое чисто внутреннее единство, как некоторый непрерывный ряд явлений, связанных единой законосообразностью. Только для виталистов эти законы имеют более узкое значение, для механистов же—значение более общее. Спор между ними идет о том, как объяснить особую природу жизненных процессов, их целесообразность, особую организованность и пр.—«как результат своеобразного сочетания факторов, которые сами по себе известны нам уже и из неорганических наук, или, наоборот, обусловлены своей собственной, присущей только живому закономерностью»[4]? Но ни те, ни другие не сомневаются, что жизненным процессом управляют некоторые внутренние законы, тесно слитые с природой самого вещества. И если даже законы эти не суть законы материальной природы, если это суть особые законы духа, если жизнь поэтому есть не только материальная стихия, то все же жизни пришлось подчиниться материи, «вкрадываясь в нее, лукавя с физическими и химическими силами, соглашаясь с ними вместе совершить часть пути, подобно тому, как стрелка на железной дороге принимает на несколько мгновений направление того рельса, от которого она хочет отделиться»[5]. Поэтому, конечно, в современных биологических теориях и речи быть не может о каком-либо внешнем, техническом «воздействии» жизненного начала на материю, об «управлении» материей и т. п. Жизнь есть изнутри действующее целое, одинаково, и для виталистов и для механистов. При чем целое это гораздо более всеобъемлюще, чем индивидуальная природа отдельной живой единицы,— клетки, особи, биологической единицы. Жизнь есть некоторое сверхиндивидуальное целое, если угодно, некоторый единый универсальный индивидуум. С биологической точки зрения особь совершенно оторвана от своего личного существования, она есть прежде всего род, она есть, далее, жизнь вообще, Жизнь с заглавной буквы. Биологические процессы не имеют дела с отдельной личностью: для них, именно, личность и не существует, как самостоятельная величина. Даже, когда дело идет о внутренних состояниях жизни в ее чисто биологическом аспекте, то и здесь действует не индивидуальная душа, a некоторое «общее сознание». Некоторые инстинкты дают нам блестящую иллюстрацию существования внутренней стороны жизненных процессов, носителем которых является уже не личность,' a род или даже жизнь вообще. Движимые ими особи служат не собственной своей жизни, a жизни какого-то великого целого. Поэтому биологический индивидуум не есть личность,— это есть только минеральная раздельность материи при наличности родового или даже еще более широкого биологического или физического единства. И, в сущности, для биолога глубоко безразлично, расколота ли жизнь на множество пространственных единиц, или связана в одно физическое целое. И в том и в другом случае действующим агентом является не отдельная особь, но род или даже жизнь в целом.

Различие между виталистами и механистами заключается в том, что первые выделяют единство жизни из общего единства физической природы, превращая органический процесс в особую систему, живущую одновременной и параллельной жизнью с минеральным миром, вторые же включают жизненные процессы в общую цепь необходимых природных связей, в ряду которых они образуют несамостоятельное звено. В первом случае жизнь становится самостоятельным центром законов, своеобразной большой монадой; во втором случае таким центром является природа в целом, жизнь же низводится до положения простого момента. Но и в том и в другом случае жизненный процесс понимается, как некоторая непрерывность законосообразности, a не как единение разобщенного. Поэтому жизнь не есть общение, хотя органические явления и состоят из клеток. И, равным образом, общение не есть органический процесс, ибо общение есть объединение разобщенного, a не единство первоначальной целостности[6]. Новейшие взгляды на жизнь, как на имманентное целое, решительно несовместимы, следовательно, с органической теорией общества в ее различных толкованиях. При этом дело здесь идет вовсе не о частных различиях, которые могут быть всегда компенсированы частными сходствами,—дело идет о категориальной разнице, устанавливающей принципиальное несходство двух областей бытия в их наиболее существенных свойствах.

С изложенной точки зрения никакое общение не может быть организмом, но некоторым сложным отношением между социальными единицами, монадами или душами. Такое отношение ни в коем случае не может быть превращено в новое самостоятельное существо, в монаду, в душу или в субстанцию. В тот момент, в который осуществляется это превращение, прекращаются явления общения, устанавливается некоторая сплошность сознания или материи, и общество перестает быть обществом. Совершенно иной вопрос, может ли фактически общение слиться в такое единство? С точки зрения чистой возможности нет никакого противоречия в допущении мысли, что наступит некогда момент, когда отдельные человеческие общества настолько сольются в целостную массу, что y них выработается, как в это верят органисты, особая способность к самоопределению, особая воля и даже сознание. Но все дело в том, что они тогда перестанут быть обществами. Они превратятся в организмы и станут при известных условиях личностями. Нельзя безгранично играть понятиями, которые всегда имеют, определенное содержание и определенные границы! То, что есть организм или личность, не есть общество, так же как и общество никогда не может быть организмом или личностью. Идеи эти могут быть применены к обществу разве только фигурально или условно, но и при этом они принесут более вреда, чем пользы, так как привнесут в социологию неограниченное количество чуждых ей понятий.



[1] Cp. Discussion au troisième congrès de l'Institut internationale de Sociologie в Annales de l'Institut, Paris, 1897, t. IV. Также Discussion à la Société de Sociologie do Paris, janvier-fevier, 1897. Прекрасное изложение органической теории общества в ее различных аспектах мы находим y P. Barth. «Philosophie der Geschichte als Soziologie», Bd. I, 1897; р. п. Барт, «Философия истории, как социология», 1900.

[2] Ср. выше.

[3] Чисто механические концепции жизни, обычно, не служили основанием для социальных аналогий. Раз организм являлся простым механизмом, то не было смысла сравнивать его с явлениями органическими; во всяком случае такие сравнения не давали ничего нового. Если же, однако, и механисты прибегали к этим сравнениям, то руководили ими в этом скрытые анимистические и виталистические предпосылки. Особенно заметно это y Гоббса, где самый наивный анимизм выступает рядом с крайним материализмом. Ср. выше.

[4] Н. Дриш. «Витализм. Его история ж система», р. п., 1915, стр. 7.

[5] H. Bergson. «L'évolution créatrice», 1909, p. 107—8.

[6] Ho если бы была создана новая теория жизни, которая в основу органических явлений исключительно положила идею прерывности, тогда, конечно, различия между обществом и организмом значительно сгладились бы. Ho едва ли такой биологический атомизм может рассчитывать на успехи, как мало поучителен и крайний механический атомизм, старающийся объяснить мир из атомов и пустого пространства. Конечно, и в минеральной и в органической природе имеет место случайность, и вероятность, и прерывность, однако, все эти категории в. науке о природе имеют значение вспомогательное. Основная идея физики есть идея непрерывности.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100