www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Ткаченко С.В. Правовые реформы в России: проблемы рецепции Западного права - Самара, 2007.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.9. Гражданское общество

Неудачи в либеральном государственном строительстве российская политическая элита видит вовсе не в своих действиях, а в несформировавшемся гражданском обществе, т.е. отсталом российском народе.

В этом смысле достаточно показательным явился ответ на вопрос корреспондента газеты «Time» Президента Российской федерации В.В. Путина о возможности доверять населению прямые выборы губернатора: «Дело не в населении, а дело в том, что у нас, к сожалению, еще так называемое гражданское общество является недостаточно развитым, вот на что мы должны обратить внимание»[1].

Судейское сообщество также находит корень зла именно в российском народе. Так, судья Конституционного суда РФ В.О. Лучин видит причину правовой узурпации государственной власти лишь в том, что такая «гипертрофированная президентская власть утверждается, как правило, в условиях несвободы и неразвитости демократических институтов»[2], т.е. виновато только злосчастное гражданское общество.

Другой «обвинитель», А.В. Осипов, считает, что важнейшим девиационным фактором по отношению к деятельности и формированию современной российской политической элиты стала неразвитость структур гражданского общества и начал гражданского самоуправления, обусловившая слабость, вплоть до практического отсутствия социального контроля «снизу» за поведением и воспроизводством элиты, процедурой и содержанием принятия ею наиболее значимых, в том числе стратегических, решений, что сделало ее деятельность фактически бесконтрольной и способствовало развитию у ее представителей безответственности по отношению к обществу[3].

Этого же мнения придерживается и г-жа Ю.И. Бушенева, согласно которой «Исследования политической активности населения показывают, что гражданское общество в России пока не сформировалось, а социальная, в том числе и политическая, активность граждан находится на относительно низком уровне»[4]. Она же пришла и к такому поразительному выводу: «Таким образом, чем ниже уровень политической культуры – тем выше абсентеизм избирателей на выборах любого уровня»[5].

Государством даже была создана «Федеральная программа повышения правовой культуры избирателей и организаторов выборов в Российской Федерации»[6](!). Ведь как же иначе, считает президент Фонда «Либеральная миссия» Евгений Ясин, «наша демократия просто очень молода, мы только-только слезли с дерева советского феодализма»[7].

Желанием объяснить все именно этой простой причиной – дикостью русского народа, «слезанием с дерева советского феодализма» – обусловлено и мнение г-на И.В. Лихачева. Он полагает, что становление российской правящей элиты в качестве наследственной стало возможным якобы именно из-за отсталой правовой ментальности российского народа: «Сказывается и очередная неразвитость институтов гражданского общества, эгалитарное горизонтальное взаимодействие которых должно было бы вытеснять вертикальную структурированность власти, наличие остатков в общественном сознании авторитаристских стереотипов, патерналистских установок, пассивной зависимости. Речь идет не столько о ностальгии по “сильной руке” (царя, генсека, президента), а о низком уровне внутренней индивидуальной свободы, недостаточной организованности, гражданской активности, неумении брать на себя ответственность за принятие решений»[8].

Иными словами, современный статус правящей элиты является исторически закономерным для российского народа. Эта «закономерность», конечно же, отрицает в принципе всяческое сопротивление любому произволу этого «правового» государства.

В чем же заключается сущность концепции гражданского общества западного образца, которое якобы мечтают видеть в России?

Она выделяет в качестве важнейшего критерия гражданского общества существование свободного гражданского коллектива как объединения равноправных, автономных и активно действующих индивидов. Наиболее существенным для гражданского общества является наличие сферы, в которой отдельные индивиды, подчиненные собственным желаниям, имеют возможность, руководствуясь собственными потребностями, не просто стремиться к достижению поставленных перед собой целей, но и реально удовлетворять свои законные интересы и потребности, независимо от «общественного интереса».

Это та сфера, в которой «бюргер» как частное лицо реализует собственные интересы и потребности, где свободная, самоопределяющаяся индивидуальность выдвигает свои требования, направленные на удовлетворение своих желаний и личной автономии. Публичная сфера взаимодействия в гражданском обществе является публичным пространством лишь постольку, поскольку она отделяется от тех социальных акторов, которые вступили в нее именно как частные индивиды[9].

Структура гражданского общества западного образца такова:

– основная единица общества – личность, политически эмансипированная, юридически право- и дееспособная;

– общественные организации и движения, формирующиеся на основе необходимости выражения и реализации разнообразных интересов;

– ассоциации избирателей, политические клубы и кружки;

– муниципальные коммуны, органы местного самоуправления;

– негосударственная сфера образования и воспитания;

– негосударственные средства массовой информации;

– политические партии, лоббистские организации при законодательных и исполнительных органах государственной власти как «соединяющие звенья» между гражданским обществом и государством;

– союзы предпринимателей, профсоюзы, ассоциации потребителей, научные и культурные организации, спортивные общества и т.д.

В социальной структуре основой гражданского общества выступает так называемый средний класс, который нуждается в стабильности политической организации, государственности. Представители «среднего класса» обладают высокой степенью социальной и экономической самостоятельности. От Аристотеля до Руссо и Гегеля признавался очевидным тот факт, что частная собственность порождает независимых граждан[10].

Исследователи выделяют следующие аксиомы развития гражданского общества:

– гражданское общество не существует до государства и вне государства;

– именно государство, в пределах которого существует данное гражданское общество, дает ему должную защиту в том, что относится к благосостоянию граждан и их особым целям, если последние не противоречат законам;

– от государства гражданское общество вправе требовать защиты жизни, здоровья, безопасности и т.д.;

– на государство ложится обязанность осуществления социальных программ, смягчающих противоречия между материальным достатком одних и нищетой других;

– государством, его внешней политикой и оборонной мощью может быть обеспечено само существование данного общества[11].

Естественно, гражданское общество западного образца в России возможно даже в этих основных чертах. Но как-то забывается, что государство также должно прилагать все усилия для его формирования с учетом российской специфики. Попытка государства построить гражданское общество предполагает равный диалог с населением. А для этого правящей элите нужно определиться, служит ли она российскому народу, народам Запада или только преследует свои собственные корыстные интересы. Хотя думается, ответ и без всяких размышлений всем хорошо известен.

Совершенно справедливо в этом аспекте мнение М. Григорьева, что не только оценка причин слабости гражданского общества и особенностей процесса его формирования, но и понимание самого термина «гражданское общество» в российском обществе часто носит односторонний характер, а нередко и противоречит самой сущности этого понятия даже в его англосаксонской трактовке. Примером извращенного понимания функционирования гражданского общества является искренняя убежденность целого ряда известных российских «общественников» в том, что основная задача гражданского общества состоит в тотальном противостоянии государственной власти. Этот тезис дополняет стремление к приватизации самих понятий «гражданское общество» и «неправительственный сектор» наряду с отсутствием практики и желания к согласованию интересов. Между тем в американской традиции понятие гражданского общества не исчерпывается ни автономией индивидов, ни совокупностью отношений институтов, функционирующих независимо от государственной власти[12].

В ряде исследований отрицается само существование гражданского общества в России, самобытность организации его рассматривается в качестве архаики. Это подводит необходимый фундамент для обоснования рецепции конструкции гражданского общества западного образца.

Так, С.Л. Баяхчева считает, что для России идеологическая концепция гражданского общества – это, пожалуй, самое трудное во всем процессе его становления. В силу специфических особенностей российской истории оно, в отличие от Запада, не сложилось естественным путем в процессе формационного развития. Для России это понятие новое, для многих неведомое[13].

Т.Ю. Фальковская полагает, что само понятие «гражданская культура» не характерно для российского общества, так как является для него «осознанным заимствованием». Этот факт, по ее мнению, обусловлен тем, что весь постперестроечный опыт представляется процессом болезненного воздействия гражданской культуры западного образца на собственно российские представления и идеи на этот счет[14].

Г.Л. Цигвинцева убеждена в том, что «современное российское общество является, к сожалению, квазигражданским…»[15]. М.И. Бородина считает, что «при отсутствии гражданского общества государство по-прежнему идентифицирует себя с обществом, последнее “растворено” в государственной жизни и неспособно порождать то, что принято называть моралью – представление о добре и зле. В силу этого трудно определить законы как “правовые, моральные” или же как “неправовые, неморальные”, отчего право зачастую подменяется “правилами”. В результате многие законы отражают не ценности, а государственный интерес. <…> Законы тоже должны иметь человеческий образ»[16].

И.Б. Кабыткина пишет о длительном отсутствии развитых институтов гражданского общества в историческом развитии России и острой потребностьи в них на современном этапе: «Для современной России формирование и развитие гражданского общества – новейший факт ее исторического развития»[17].

Однако при рассмотрении истории СССР исследователи «вынуждены» признать факт наличия гражданского общества, но с отдельными оговорками, сводящими его существование к простой формальности. Прежде всего, доказывается, что гражданское общество – это наследство, доставшееся со времен Российской империи. Также доказывается, что в Советском Союзе гражданское общество было практически ликвидировано в конце 20-х годов. Государство расширило свою сферу влияния вплоть до семейных отношений, жестко регламентировало гражданские отношения, добилось отчуждения граждан от многих интересов, потребностей, связанных с признанием человека, его свобод, собственности. Естественные права человека отрицались на государственном уровне. В юридическом плане отрицание естественных прав человека опиралось на позитивистскую доктрину, которая признает правом то, что закреплено законом, в политическом – на классовую идеологию[18].

Более радикально данная мысль выражена Э.Д. Эмировым в следующем рассуждении: «Развитие гражданского общества после Октября 1917 года было прервано, в т.ч. из-за отъезда за границу носителей идей гражданского общества»[19], т.е., видимо, российское население сразу же впало в «зимнюю спячку».

С.А. Абакумов считает, что все же советское государство предоставляло своим гражданам возможности по самоорганизации и самодеятельности, прежде всего, в общественной сфере, хотя и держало эти процессы под жестким контролем. Институтами гражданского общества в СССР были: Советы, профессиональные союзы, общественные организации (комсомол, пионерия, ДОСААФ, комитеты защиты мира, ветеранские организации и союзы и др.), научные, просветительские и творческие объединения, кружки самодеятельности и клубы по интересам, общества трезвости и т.д. В СМИ поощрялись критика и самокритика, заседали товарищеские суды, работали домкомы, отношения людей во многом регулировались нормами «советской морали», в важных пунктах совпадавшей с «общечеловеческой». Деятельность религиозных институтов официально не поощрялась, но и не запрещалась полностью[20].

Крайне интересна с научной точки зрения попытка подмены гражданского общества российским чиновничеством. Такую успешную попытку свершил г-н А.С. Маленко. По его мнению, «традиционно высокая роль бюрократии является постоянной характеристикой политического процесса России, что требует принятия мер не столько по преодолению, сколько по выработке программы трансформации бюрократического влияния на политическую систему в общественно полезные властные импульсы. Можно предположить, что российская бюрократия, обладая столь “всеобъемлющими” параметрами, вобрала в себя определенные качества, которые западные исследователи относят к характеристикам “зрелого гражданского общества”». Соответственно, он пришел к таким выводам:

– бюрократия в специфических российских условиях наделяется функциями, которые позволяют говорить, что она выступает как инструмент государственной власти в деле определения стратегии национального развития, отчасти выполняя функции гражданского общества;

– политическое участие государственной демократии содержит риски, связанные с опасностями становления недемократичной по сути политической системы, что делает необходимым выстраивание четкой системы эффективного общественного контроля над деятельностью властных институтов;

– выработка и реализация эффективных методов управления политическими интенциями «служилого сословия» способна ускорить становление зрелой демократии и решение насущных задач, стоящих перед российским обществом[21].

В принципе, идея верна. В России на сегодняшний момент существует гражданское общество, состоящее из политической и экономической элиты и бюрократии. Именно такое «общество» подпадает под основные критерии западных теорий. Остальное российское население просто находится за бортом правовых и экономических реформ в новом качестве «крепостных». Правовые и экономические реформы достигли успеха именно в отношении такого гражданского общества. Однако «крепостных» всячески уверяют в благости всех правовых реформ правящей элиты.

Эти двойные стандарты закономерно приводят к определенному «недоумению» населения. Так, согласно опросу, проведенному летом 2002 г. Институтом философии РАН, рядовые россияне серьезно обеспокоены проблемой несоблюдения их прав и свобод. Согласно их мнению, максимально часто нарушаются пять прав, признанных респондентами «очень важными». Это: равенство перед законом, право на безопасность и защиту личности, право на личную собственность, право на труд и право на образование. Интенсивность гражданской самозащиты этих прав оказывается на практике максимально высокой, а ее успешность – крайне низкой[22].

Непонимание проблем современной рецепции западной концепции гражданского общества приводит к наполнению ее разнообразным содержанием, в том числе и религиозным. Так, Э.Д. Эмиров убежден, что «и “гражданское общество”, и “ислам” изначально являются ориентированными на общественно значимые интересы. Многие исламские нормы выступают в качестве саморегулирующего и самоуправляющего политического фактора внутри самого же общества. Поэтому нельзя исключать того, что “гражданское общество” можно создать и на базе принципов ислама и мусульманской общественной общины при учете традиционно сложившихся структур внутриобщинной организации»[23].

В большинстве своем даже критично настроенные исследователи не видят истинного положения вещей, сводя проблему построения гражданского общества к очередной непродуманной рецепции западных идей на российскую почву.

Так, признается, что гражданское общество не может быть ниоткуда заимствовано, оно должно формироваться на основе российской традиционной культуры. Развитие культуры – в определенной степени стихийный процесс, сочетающий в себе элементы сознательной деятельности и случайных, непредсказуемо развивающихся явлений. Случайность развития культуры дает возможность основной массе населения приобрести собственный политический и гражданский опыт, который впоследствии воплощается в новых политических и гражданских ценностях[24]. Высказывается мысль, что перспективу гражданского общества в России следует рассматривать не с позиций поверхностного западничества, а принципиально иначе. Она должна быть содержательно увязана с конкретной ситуацией и вместе с тем с национальными культурно-историческими традициями, в которых государство, эгалитаризм, предпочтение коллективу всегда были определяющими для национальной самоидентификации. Гражданское общество тем самым не является для нас чем-то чуждым, скорее, оно естественно и органично, но его конкретные формы, вне всякого сомнения, были иными, чем на Западе[25].

В.В. Рябев выделяет «на пути становления гражданского общества современной России» следующие «ограничения»:

– наличие устойчивых стереотипов массового политического сознания, системы ценностей, сформированных тоталитарным режимом. Такие ценности, как частная собственность, неравенство, конкуренция, порождают психологический дискомфорт у большей части населения;

– отсутствие у населения адекватного понимания сущности социально-экономических и политических процессов;

– широкое распространение неконструктивных форм активности и самовыражения;

– гражданская апатия населения;

– отсутствие политической культуры гражданственности у подавляющей части общества и т.д.[26]

Думается, в этом же контексте закономерен следующий вывод: основным препятствием для формирования в России гражданского общества западного образца является российский народ.



[1] «Предлагаю говорить по-честному…»: Владимир Путин дал интервью журналу Time // Российская газета. – 2007. – 21 декабря. – 287 (4550).

[2] Лучин, В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации / В.О. Лучин. – М., 2002. – С. 482.

[3] Осипов, А.В. Девиационные факторы в формировании и деятельности политических элит: автореф. дис. … канд. полит. наук / А.В. Осипов. – Ростов-на-Д., 2005. – С. 10.

[4] Бушенева, Ю.И. Абсентеизм как фактор избирательного процесса в современной России: дис. … канд. полит. наук / Ю.И. Бушенева. – СПб., 2007. – С. 4.

[5] Там же. – С. 87.

[6] Указ Президента РФ от 28 февраля 1995 г. 228 «О Федеральной целевой программе повышения правовой культуры избирателей и организаторов выборов в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 1995. – 10. – Ст. 862.

[7] Ясин, В. Предисловие / В. Ясин // Российское народовластие: развитие, современные тенденции и противоречия: сборник статей. – М., 2005. – С. 8.

[8] Лихачев, И.В. Политические элиты современной России: сущность, особенности, перспективы: автореф. дис. … канд. полит. наук / И.В. Лихачев. – М., 2004. – С. 4.

[9] См.: Скасырский, И.В. Российская культурно-правовая традиция и ее институционализация в современных условиях: дис. … канд. юрид. наук / И.В. Скасырский. – Ростов-на-Д., 2002. – С. 125.

[10] Рябев, В.В. Гражданское общество и политическая культура современной России (политико-социологический анализ): автореф. дис. … д-ра социол. наук / В.В. Рябев. – СПб., 2005. – С. 20.

[11] См.: Черниловский, З.М. Гражданское общество: опыт исследования / З.М. Черниловский // Государство и право. – 1992. – 6. – С. 150.

[12] Григорьев, М. Fake-структуры: призраки российской политики / М. Григорьев. – М., 2007. – С. 12.

[13] Баяхчева, С.Л. Идеология гражданского общества и опыт России: автореф. дис. … канд. филос. наук / С.Л. Баяхчева. – М., 2006. – С. 14.

[14] Фальковская, Т.Ю. Гражданская культура и проблемы ее формирования в современном российском обществе: дис. … канд. филос. наук / Т.Ю. Фальковская. – Иркутск, 2004. – С. 4.

[15] Цигвинцева, Г.Л. Особенности формирования и функционирования менталитета русского народа: дис. … канд. филос. наук / Г.Л. Цигвинцева. – Пермь, 2005. – С. 149.

[16] Бородина, М.И. Моральная компонента правовой культуры (социально-философский аспект): дис. … канд. филос. наук / М.И. Бородина. – Волгоград, 2004. – С. 9-10.

[17] См.: Кабыткина, И.Б. Гражданское общество как источник формирования региональной политической элиты современной России: дис. … канд. полит. наук / И.Б. Кабыткина. – М., 2005. – С. 3, 14.

[18] Головащенко, Н.В. Мораль и право как нормативно-ценностные регуляторы поведения человека в условиях реформирования российского общества: социологический характер: дис. … канд. социол. наук / Н.В. Головащенко. – Пятигорск, 2006. – С. 64.

[19] Эмиров, Э.Д. Особенности формирования гражданского общества в республике Дагестан: дис. … канд. полит. наук / Э.Д. Эмиров. – Махачкала, 2006. – С. 61.

[20] Абакумов, С.А. Развитие гражданского общества как фактор оптимизации социального контроля над деятельностью государства в условиях глобализации (Социологический аспект): автореф. дис. … канд. социол. наук / С.А. Абакумов. – М., 2006. – С. 14.

[21] Маленко, А.С. Государственная бюрократия и ее роль в политическом процессе современной России: автореф. дис. … канд. полит. наук / А.С. Маленко. – М., 2005. – С. 9-10.

[22] См.: Ушакова, И.В. Гражданское общество в России и роль политической культуры в его формировании. дис. … канд. полит. наук / И.В. Ушакова. – М., 2004. – С. 129.

[23] Эмиров, Э.Д. Указ. соч. – С. 9.

[24] Рябев, В.В. Указ. соч. – С. 7.

[25] Федотов, А.С. Гражданское общество в России: параметры адекватной модели: дис. … д-ра полит. наук / А.С. Федотов. – Саратов, 2004. – С. 5.

[26] Рябев, В.В. Указ. соч. – С. 25-26.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100