www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Ткаченко С.В. Рецепция Западного права в России: проблемы взаимодействия субъектов : монография. – Самара, 2009.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
3.3. Способы правового перевоспитания России: новые рецепты

Перед российскими учеными правящей элитой ставится задача по выращиванию «правовой личности» западного образца. Именно это должно спасти Россию от генетического правового нигилизма, порожденного «рабской» психологией русского народа. Об этом красноречиво мечтают представители научной и творческой интеллигенции. Так, А.А. Тамберг мечтает о «высокоразвитом правовом сознании».[1] По мнению г-жи О.И. Анненко: «В современных условиях развития российского государства и общества необходим новый культурно-правовой феномен – правовая личность, для которой характерны такие типологические черты, как уверенность в том, что только свобода всех людей в обществе есть одна из надежных гарантий свободы каждого, уважение достоинства других лиц, выступающих в качестве равных участников правового общения, чувство личной ответственности за свои поступки и внутреннее убеждение в важности исполнения человеком лежащих на нем обязанностей, уважение к закону, вера в то, что соблюдение принятых человеком обязательств есть безусловное условие нормального сосуществования в рамках общества»[2].

Г-н В.А. Медведев также убежден в необходимости взращивания такой правовой личности: «Формирование правовой государственности, укрепление системы государственной власти немыслимы без соответствующего уровня правовой культуры. России необходим быстрый и решительный прорыв в правокультурное пространство, нужна своеобразная ассимиляция национальных и мировых достижений в сфере права».[3]

Вера в то, что правовая личность Запада – это панацея для России достаточно конкретно прослеживается в многочисленных диссертациях, прямо или косвенно затрагивающих правовую сферу. Высказывается, что «только право, закон способны стабилизировать обстановку и обеспечить самое насущное достояние демократии – свободу личности и процветание государства. Нация отличается от народа не численностью, а высоким уровнем правосознания. Для того чтобы новые ценности российского общества, такие как свобода собственности, независимость, инициативность и др. были имплицированы в социум, необходимо перестроить ценностное сознание россиян с ориентиром на правильное, уважительное отношение к праву. Ибо коренные преобразования в обществе не могут быть укорененными и жизнеспособными без трансформации правового сознания людей»[4]. Настоятельно требуется быстрейшее формирование «гуманистической» правовой культуры, так как «разработка проблематики гуманистической правовой культуры государства и общества является одним из условий успешного построения правового государства, гражданского общества, успешной борьбы с коррупцией и правовым беспределом»[5].

Именно для этой будущей «правовой» личности, а вовсе не для современного общества предназначены правовые преобразования в нашей стране. Оказывается, «основой гражданского общества является цивилизованный, самодеятельный полноправный индивид как реальный субъект правовой культуры и правового поведения, обладающий системой сформировавшихся правовых представлений и предпочтений. Подлинно гражданскому обществу должен соответствовать особый тип правового сознания и правового поведения личности, основывающийся на диалоге власти и человека и базирующийся на принципе личной инициативы, осознании индивидом собственной ценности и правового статуса, а также содержащиеся в качестве основного нормативного предписания реальное уважение к закону и готовность его неукоснительно соблюдать»[6].

Ну и, конечно, как всерьез рассуждают официальные лица российского государства «У ребенка, воспитанного вне понятий права, формируется рабская душа, лишенная чувства собственного достоинства, он будет склонен не к уважению чужой личности, а к самодурству и агрессии»[7]. Видимо, простого воспитания для российских детей уже маловато… Если так пойдет дальше, помимо портретов Президента, в детских садах уже будут изучать основы Конституции России.

Научным миром признается, что «распространенность нигилистического отношения к праву среди россиян является существенным мировоззренческим фактором, препятствующим становлению правовой государственности».[8] Значит, с этим народом и правовой государственности тоже не построим…

Конечно, «неразвитая» русская правовая личность пока не сможет полноценно воспринять достижения западной цивилизации, о чем так восторженно мечтают «молодые» российские ученые. Достаточно привести слова г-жи Н.В. Тыдыковой о положительных переменах в мировосприятии российского общества: «Сегодня уже ни у кого не вызывает сомнений в том, что гомосексуальные связи не должны быть наказуемы, так как каждый имеет право на добровольный выбор полового партнера и формы полового общения, то есть обладает половой свободой, которая не должна искусственно ущемляться. В таких отношениях, построенных на добровольных началах, нет общественной опасности, а следовательно, нет и оснований для криминализации. Более того, в обществе уже поднимается вопрос об однополых браках, и возможно, что в скором времени, ориентируясь на некоторые западные страны, он будет решен положительно»[9].

Проблемой насильственного взращивания «правовой» личности озабочена А.А Булгакова. Она предлагает следующее: Думается, было бы желательным установление так называемого обязательного вотума, то есть обязательного (при наличии объективной возможности) участия граждан в выборах народных представителей (под угрозой наложения весомого штрафа)[10].

Предлагается ряд мер, которые помогут взращиванию такой прозападной личности. Так, О.А. Долгополов предлагает следующее:

вести пропаганду и изучение основных положений Конституции РФ;

организовать систему работы по формированию правовой культуры, учитывающей образовательный уровень, общую культуру индивида, данной группы, общества;

пропагандировать демократические ценности мировой цивилизации, российского опыта, теоретическое и практическое изучение непосредственной и представительной демократии;

разъяснить и формировать толерантность, терпимость к чужому мнению, инакомыслию;

использовать возможности средств массовой информации в целях пропаганды достижений правовой культуры[11].

По мнению В.А. Медведева, наиболее важными являются следующие направления:

в общественном сознании должно утвердиться отношение к праву как к непроходящей социальной ценности на основе социальной справедливости, гуманизма, свободы личности;

особое внимание необходимо уделить совершенствованию правотворческой деятельности: учет различных мнений, подготовка альтернативных правовых актов, их научная экспертиза, проведение социологических опросов, референдума, изучение мирового опыта, четкое разграничение компетенции между органами государственной власти – таковы основные требования правовой культуры;

правовое воспитание является одним из способов повышения правовой культуры. Его необходимо рассматривать как непрерывный, системный процесс формирования правосознания и правовой культуры членов социума, создание здоровой нравственной атмосферы, эффективной системы законодательства и установления подлинного демократического режима. Посредством правового воспитания осуществляется включенность личности в политическую, социальную и правовую действительность, формируются статусные характеристики и происходит осознание индивидуумом себя в качестве гражданина, создаются предпосылки и механизмы для реализации статуса человека и гражданина[12].

Представители государства, особенно – правоприменители, вдруг заговорили о таком лекарстве от правового нигилизма русского народа, как христианская вера.

Звучат просто поэзией на фоне правового беспредела правоохранительных органов слова заместителя Генерального прокурора Российской Федерации А. Звягинцева: «Сегодня ситуация иная. Господь, может быть, первый раз за долгое время улыбнулся России. Устои государства укрепились. Мы можем открыто мыслить, воинствующий атеизм остался в прошлом. Мы ясно сознаем, что правовое воспитание может быть только воспитанием нравственно-правовым. И надо воспользоваться всеми этими благоприятными обстоятельствами, чтобы воспитать в человеке свободную личность с достойным характером и предметною волею»[13].

Оставим эти слова на его совести. Но ведь и современные ученые искренне убеждены, что формирование правовой личности надо осуществлять через приобщение к религиозным ценностям. И, соответственно, причины правового нигилизма видятся отдельным исследователям именно в бездуховности современного российского человека: «За последние пятнадцать лет реальная религиозность хотя и выросла, но достаточно условно. По большинству показателей, таких как участие в богослужении, молитве, причащении, вере в основные догматы христианства – в личного Бога, воскресение Христа, жизнь после смерти, посмертное воздаяние за грехи и т.д., согласно многочисленным опросам Россия – одна из наиболее безрелигиозных стран. В области морали она тоже не отличается особой приверженностью традиционным христианским ценностям. Распространение абортов, разводов, проституции и терпимость к ним, степень распада института семьи никак не ниже, чем в Западной Европе, и значительно выше, чем в «бездуховных» США»[14].

Иными словами, бездуховной страной, по мнению С.В. Козлова, видимо, является именно Россия.

А.А. Яковлев возлагает надежды только на Церковь как на спасителя от бездуховности нынешней России. Он, сгущая краски, отмечает, что переход к рыночным отношениям коренным образом изменил весь спектр духовно-нравственных начал отношений между людьми. Главной ценностью стали деньги, ради достижения которых отброшены такие качества, как совесть, стыд, порядочность и справедливость, девальвировалась человеческая жизнь, соборность и общинность заменены индивидуализмом и корыстолюбием. Многие члены общества утратили социальные ориентиры и правила отношений, участились непредсказуемые поведения и поступки. Сгладить ситуацию в духовной сфере призваны религия и в частности Православная Церковь. Именно на религиозные организации государство возлагает надежды по регулированию взаимоотношений, решению многих духовно-нравственных и социальных проблем своих граждан[15].

Н.С. Федосова предлагает заполнить «правовой вакуум» (!) России религиозной моралью: «Не раз отмечалось, что основной особенностью правосознания в России является не только правовой нигилизм, но и определенный правовой вакуум. Закон, в том числе уголовный, не пользуется уважением, а следовательно, и не соблюдается гражданами потому, что ни государство, ни право не могут защитить права, свободы и интересы граждан. Чем заполнить этот вакуум? На стыке веков, как правило, ведущее место начинает занимать религия. Государства, в которых религия закрепляется на официальном уровне, показывают пример снижения роста преступности. Почему? Потому что религия всегда оказывала более сильное влияние на сознание человека, и исполнялись с большим уважением»[16].

В.Б. Романовская в своей докторской даже мечтает о «слиянии», некоей симфонии религии и юриспруденции: «В следующем столетии должна сложиться новая философия права, где религиозные идеи и здравый смысл будут соединены в некоем консенсусе. Будет восстановлена иерархия духовных ценностей, основанная на вечных общечеловеческих моральных устоях, оздоровится правосознание русского народа, и через это восстановится социальный мир и общественное сознание».[17]

Ю.А. Дружкина доказала в диссертации (!), что «развитие религиозного правосознания имеет принципиальную значимость для повышения уровня развития отечественного правосознания и общей правовой культуры граждан, формирования общероссийской правовой идеологии, совершенствования законодательства, так как оно содержит духовные, культурно-исторические, религиозно-нравственные, национально-этические элементы, фундаментирующие уважение к праву, закону, соблюдению прав и интересов людей в общественных отношениях».[18]

Представитель исторической науки А.В. Алексеев «констатирует», что, оказывается, распространение религиозного индифферентизма во всех слоях общества, ведет к оскудению духовной и нравственной жизни общества, способствует отказу государства, общества, личности от духовно-нравственных (евангельских) принципов и нравственных ценностей, что нарушает закономерности взаимодействия общества и государства и является внутренней причиной государственного кризиса.[19]

А.В. Мурунова считает, что раз российскому менталитету с трудом прививаются элементы естественного или позитивистского правосознания, которые сформировались на Западе, то ведущее место должно быть отведено духовно-культурному правосознанию, сближению правосознания с гуманной религиозной традицией.[20]

Е.П. Гаранова считает, что современное российское право уже основано на «основополагающих христианских ценностях»: «… Основополагающие христианские ценности составляют базис и неисчерпаемый резерв развития современного российского законодательства»[21]. По ее мнению, в реформировании российской системы права необходимо опираться именно на каноническое право: «В исторической ретроспективе каноническое право основано на таких глубинных императивах человеческого сознания, отрицание которых может привести к распаду социальной системы. К сожалению, за 70 лет советского строя многие аксиологические ориентиры оказались в значительной степени деформированными, но уже в настоящее время происходит процесс возрождения утраченных ценностей, в том числе ценностей православных»[22].

Здесь нужно только лишь повернуться лицом к религии, как это предлагает сделать А.И. Овчарова: « Обращенность политика и политики в целом к религии, а также к основам русской духовной традиции, становится важным атрибутом патриотичности и влияет на формирование позитивного имиджа власти, стремящейся к созданию условий для сохранения самой многочисленной по своему составу национальной группы».[23]

Религия, по мнению ученых, способна даже обуздать преступность. В этом ключе самая любопытная точка зрения высказывается г-жой В.Б. Романовской. По ее мнению, только религиозно настроенные сотрудники правоохранительных органов могут спасти Россию от правового нигилизма. Она пишет так: «Духовно-нравственное воспитание особенно необходимо для сотрудников внутренних дел, обличенных силой и властью, и, следовательно, несущих повышенную моральную ответственность за ее употребление. Проводившаяся ранее политико-воспитательная работа, конечно, приносила определенные результаты, хотя бы с точки зрения выработки дисциплины, но плоды ее часто были безрадостными или иллюзорными. Восьмидесятилетняя история атеистического воспитания в тоталитарном государстве, приучившем признавать приоритет силы и власти над правом и моралью, показала в итоге всю несостоятельность такого подхода. До сих пор в правосознании сотрудников господствует обывательская идея – кто сильнее, тот и прав. Понять же, что Правда выше силы, можно только с точки зрения религиозного миропонимания»[24].

Надежды на православие в борьбе с преступностью переполняют и А.А. Богомолова, считающего, что, оказывается, «православие содержит в себе важный нравственный потенциал и способно выступать фактором стабилизации общественных отношений и оказать легитимирующую поддержку правовым установлениям в достижении социально значимых целей, а также в профилактике правонарушений, в свою очередь законодательство и подзаконные акты, издаваемые государством, являются важным фактором в обеспечении религиозной деятельности»[25].

Но будущая роль Православия в борьбе с преступностью заботит не только этого автора. Г-жа Н.В. Кабакова считает, что «развитие православных традиций и обычаев приобретает характер криминологической проблемы, поскольку воспитание в личности высоконравственных человеческих качеств как раз и способствует достижению главной цели науки криминологии – предупреждению совершения преступлений»[26]. В качестве основного положения, выносимого на защиту, она выдвигает тезис: «Духовность как основная идея всей системы предупреждения антиобщественного поведения предполагает не только изменение содержания предупредительной деятельности, но и воспитание духовности, основанной на православных традициях и обычаях, у основных субъектов системы предупреждения. Это, с одной стороны, в определенной степени позволит сформировать у них человеческие качества, которыми необходимо обладать для эффективного выполнения своих непосредственных функций, в том числе по предупреждению преступлений, с другой – будет способствовать формированию системы самоконтроля, удерживающей их в рамках законопослушного поведения и не позволяющей им самим допускать противоправные поступки. Кроме того, получение сотрудниками правоохранительных органов знаний о православных традициях и обычаях позволит более эффективно использовать их в предупредительной деятельности»[27].

Проблему демографии также возлагают на религиозное воспитание российского населения. Здесь особо выделилась М.А. Воронкова: «Учитывая сложившуюся сегодня в России кризисную демографическую ситуацию, считаем необходимым, чтобы со стороны государственной власти как можно больше уделялось внимания превалирующим в нашей стране религиям с целью поддержки со стороны права религиозного регулирования семейной жизни и однонаправленного действия указанных социальных регуляторов в данной сфере».[28]

Как видим, спасение в решении актуальнейших проблем российской цивилизации ученые видят уже только в религии, а не в государстве. Но при этом замалчивается, что основная роль такой религии будет в новой форме закабаления российского народа. Существуют даже диссертации по культурологи на тему «Традиции православной концепции воспитания в культуре современной российской молодежи». В ней автор делает вывод о том, что «православная концепция воспитания обладает достаточно богатым потенциалом, который может быть востребован в формировании целостной системы воспитания в современной России»[29]. И уже не удивляют кафедры теологии, возглавляемые священнослужителями, в российских высших учебных заведениях, строительство храмов на их территории (в г. Самаре, кстати, это стало очень модно).

Конечно, при таком подходе к российскому народу у него можно отыскать все что угодно - «правовой нигилизм», «рабскую психологию», «генетическое» отрицание права и проч. Но очень трудно будет отыскать в дальнейшем уважение к российскому государству, к его представителям и к юридической науке в целом.

Конечно, все эти рассуждения о возрождении России при механическом (а именно на этом настаивают вышеупомянутые ученые – веру нельзя поставить на поток!) восприятии Православия – не более чем вреднейший миф, вреднейший как для общества в целом, так и для самой Православной Церкви. Достаточно показательно, как гуманитарии-мракобесы мечтают опутать российское общество все новыми путами, на этот раз – официально религиозными. Однако если мы поставим на передний план даже не православную религиозность, а нравственность – все встанет на свои законные места.

Соответственно, представители Церкви убеждены, что безрелигиозное общество обречено. Но они же в отличии от научной интеллигенции вовсе не говорят о механическом насаждении православия, уповая на возрождение христианской нравственности. «При всей развитости экономики, социальных и политических институций люди способны жить вместе только на основании нравственного закона. Если нравственность уходит из жизни общества, то оно превращается в волчью стаю, в банку со скорпионами, и люди начинают друг друга уничтожать. И никакие законы не работают, если уходит нравственное начало. Апостол Павел говорил: «Язычники естеством законное творят». И не нужно бабушке, которая живет в смоленской деревне, знать законы – ибо она никаких законов не нарушает, потому что христианским, нравственным законом естественное творит. И когда мы говорим, что в нашем обществе властвует криминал, поскольку у нас, видите ли, неразвитая правовая система, то позволительно спросить: а разве на Афоне она более развитая? И когда мы говорим, что нужно деньги вложить в бюджет, чтобы повысить эффективность нашей правовой и правоохранительной системы, то можем весь бюджет туда направить, а общество будет волчьей стаей. Невозможно добиться нормальной жизни, совместной жизни людей без поддержания нравственной составляющей»[30].

Любопытно, что именно российская правовая ментальность, воспитанная на православии, уже не отвечает чаяниям представителей науки. Призывы г-жи И. Монаховой к российскому народу расстаться с его нехристианским менталитетом уже не удивляют: «Менталитет западного человека, являясь тоже далеко не идеальным, как и российский, все-таки несколько больше соответствует требованиям того, что составляет основу идеологии западного мира, – то есть христианства. Эти требования заключаются в основном в улучшении отношения к человеку. В менталитете, в общественном сознании западного человека это соответствие выражается в более высоком уровне отношения к человеку, к личности, которая находится если не на первом, то на более близком к первому месте в шкале ценностей по сравнению с российским менталитетом. Может быть, это оттого, что Западная Европа прошла больший по времени и качественно другой путь к этому соответствию. Как писал П.Я. Чаадаев, «они (западноевропейские народы) не лучше нас; но они опытнее нас». Какая бы ни была разница, пусть хоть на миллиметр, но в любом случае стоило бы учесть западный опыт и в какой-то степени усвоить его – опыт именно в этой области прежде всего. Просто для того, чтобы не изобретать заново велосипед. Этот опыт – рационализм, индивидуализм, в большей степени «прозрачности» менталитета, преимущественно «этическая» шкала ценностей, где на первом месте находится человек. Это, наверное, более скучно, чем «непрозрачный», полный мифов, сказок, лжи, эстетически ориентированный российский менталитет, так как все эти мифы, сказки и ложь – красивы. Но для того, чтобы что-то приобрести, неизбежно что-то приходится потерять или избавиться от чего-то, как от иллюзий или от идолов»[31].

Думается, г-жа И. Монахова с удовольствием бы поменяла так надоевший ей российский народ, который, по-видимому, почему-то не совсем ее любит, на обыденный, «без лжи» – западный. Может быть, и издание ею своего «философско-публицистического эссе» тиражом в 1000 экземпляров поможет ей в реализации этой цели. Я же надеюсь, что мы больше не увидим ее «новых рецептов» изменения российской ментальности на западный манер.

Другим изобретением в искоренении правового нигилизма служит использование многомиллионной армии юристов.

В современной России провозглашается в качестве ключевого принцип: «В подлинно демократическом обществе юрист также важен. как домашний доктор для семьи»[32]. Помимо такой всеобъемлющей включенности юристов в обыденную жизнь россиян расхожим мифом является и суждение о высоких заработках юристов, о престижности самой работы в области юриспруденции. Так, известный отечественный социолог В.В. Радаев замечает, что на активный инновационный поиск обходных путей весьма оперативно бросаются лучшие интеллектуальные силы. Возникают специальные отряды специалистов (юристов, экономистов, бухгалтеров), которые обеспечивают подобные трансформации – придумывают новые обходные управленческие схемы[33].

Президент Всероссийского фонда образования, доктор педагогических и философских наук С. Комков определяет причину популярности юридической профессии в России: «Грамотный юрист в сегодняшнем непростом мире может сделать больше любого другого специалиста. При помощи манипуляций законами можно в мгновение ока несказанно обогатиться. А если эти манипуляции производятся на уровне законодательного собрания, то можно вообще получить огромные богатства, фактически не приложив к этому ни малейшего труда. Сегодня очень часто и много говорят об итогах приватизации. Но, оказывается, ни одного олигарха, прихватившего приличный кусок общенародной собственности, привлечь к уголовной ответственности нельзя. Потому что «все по закону». Законы же, по которым фактически производился грабеж народного достояния, писались российскими законодателями под присмотром американских и английских консультантов»[34].

Основой такого мифотворчества является простое незнание обыденной жизни представителей юридических наук, их невостребованность. Известно, что большинство выпускников юридических высших учебных заведений просто не востребованы, не могут устроиться по полученной специальности.

Научное сообщество предполагает, что именно юристы будут помогать российскому населению правильно пользоваться благами западной цивилизации. Кроме того, российские юристы должны были защищать население и от произвола государственной власти, являясь прообразом западного гражданского общества. Однако по прошествии определенного времени можно констатировать увеличение количества лиц с высшим юридическим образованием и, несмотря на это, устойчивость правового нигилизма в обществе. Получается, что представители юридических наук сами являются носителями правового нигилизма. Попытки объяснить этот «феномен» встречаем в научной литературе.

Так, заслуженный юрист Российской Федерации, декан юридического факультета Самарского государственного университета, профессор А.А. Напреенко вообще отказывает российским ученым от юриспруденции в должной правовой учености. Он рассуждает так: «… Неспособность российских ученых влиять на практику государственно-правового строительства в стране в наши дни объясняется, как минимум, двумя основными причинами, традиционно относимыми по своим свойствам к объективным и субъективным. Во-первых, недостаточным в новых условиях уровнем и содержанием подготовки ученых (в том числе новой генерации). Они не владеют в достаточной мере научным инструментарием (методологией) познания государственно-правовой реальности и отражения ее в своих трудах, приемами выработки рекомендаций по ее изменению. У них нет реальных способов и возможности проверки (верификации) действенности своих рекомендаций. <…> Во-вторых, другой стороной названной проблемы фактического разобщения науки и практики является, вероятно, то, что сам факт отсутствия возможности действенно влиять на социально-правовые процессы, происходящие в стране, отвращает молодых, и не только молодых, ученых от серьезных занятий наукой. Этому способствует и низкая материальная оценка научного (и преподавательского) труда, и отсутствие организационных возможностей для коллективного научного творчества в большинстве регионов страны»[35].

Такие же псевдонаучные размышления находим в труде г-жи В.В. Стреляевой: «Традиция подмены правового воспитания юристов их профессиональной подготовкой и, прежде всего, правовым образованием приводит к тому, что значительная часть юристов, располагая требуемым объемом юридических знаний, имеет, тем не менее, неразвитое правосознание. Правовое воспитание по отношению к юристам должно быть нацелено в первую очередь на формирование здорового, активного правосознания. Правовая образованность не должна исчерпывать всего объема содержания правосознания и не может компенсировать недостаточную развитость и активность адекватных ценностных установок, ориентиров, привычек в профессиональной деятельности»[36].

Иными словами, причина провальности российских правовых реформ заключается в неразвитом правовом сознании российских ученых и чиновников. Поэтому И.А. Иванников в докторской диссертации высказывает мысль, что в настоящее время особое внимание необходимо уделить правовому воспитанию будущих госслужащих и, в первую очередь, юристов. Именно от юристов общество ждет проявления образцов честности, компетентности и добросовестности. А это невозможно без порядочного и уважительного отношения юристов друг к другу. На юридических факультетах и в юридических вузах нужны в качестве обязательных учебных дисциплин курсы судебной, прокурорской, следовательской и адвокатской этики, так как юридическая этика – это часть правовой культуры, показатель профессиональной зрелости. И этого недостаточно. Занимаясь юридической практикой профессионально, юристы обречены на самовоспитание и самообразование, на самостоятельный анализ правовой теории и практики на протяжении всей своей профессиональной деятельности. Каждый юрист-практик или теоретик должен стремиться быть профессионалом своего дела. Успех здесь зависит в большей степени от самого человека, от его способностей и желания. Профессионалами, мастерами не рождаются, а становятся в результате целенаправленной, повседневной деятельности. Профессионализм – это мера и качество деятельности человека в определенной, строго ограниченной сфере деятельности. Юрист-профессионал – это еще и интеллигент, всесторонне развитый человек, обладающий высокими нравственными качествами, готовый отдать свои знания людям. Проблемой российского общества второй половины 1990-х – начала 2000-х гг. является то, что многие должности заняты чиновниками, которые, по сути, по состоянию души и образу жизни не соответствуют званию интеллигента, не обладают должной правовой культурой[37].

Самое оригинальное лекарство от правового нигилизма открыл в своей диссертации г-н А.Н. Зрячкин. Он предлагает вообще отойти от научного подхода в юриспруденции, так как это якобы пугает добропорядочных граждан: «Не способствует формированию уважительного отношения к праву бесконечные споры о его сущности, назначении, определении и т.д., ибо это вольно или невольно запутывает проблему. А в результате простые граждане перестают понимать, что же такое право в практической жизни».[38]

Однако думается, простые граждане без всяких научных рассуждений могут многое сказать о современном праве, а также о таких ученых, как г-н А.Н. Зрячкин.

С явным сожалением современные ученые убеждаются и убеждают других в правовой «тупости» российского народа. Так, А.А. Гирько отмечает, что «проявляется в современном российском обществе еще одна тенденция развития правового сознания – это снижение уровня теоретико-правовых знаний основной части населения России. В условиях действия новой Конституции РФ, реформ в области гражданского, уголовного, административного права, появления новых отраслей права (например, финансового, авторского, экологического) гражданину объективно необходимы правовые знания, без которых невозможно правомерное поведение в конкретных жизненных ситуациях. Однако, согласно исследованиям массового правового сознания, более 60 % опрошенных российских граждан не слишком хорошо знакомы с содержанием понятия «разделение властей». Многие респонденты трактуют «разделение властей» как разногласия, разлад во власти. Еще чаще «разделение властей» понимается как «борьба в верхах» – борьба, в которой каждый участник преследует свои собственные интересы. Ответы, в которых отчетливо слышится адекватное понимание природы взаимоотношений между ветвями власти в рамках системы разделения властей, встречаются крайне редко»[39].

Думается, что феномен «правового нигилизма» в России существует только в головах западных и прозападно настроенных российских ученых, не говоря уже о политиках и прочих государственных мужах. Игнорируется очевидный факт огромного пласта законодательного и подзаконного материала, просто недоступного для понимания не только простого обывателя, но и специалиста. Известно, что только с мая 1990 г. по май 1998 г. принято около 900 законов, не учитывая законов, принятых на уровне субъектов Российской Федерации. Кроме того, статистика свидетельствует, что за 70 лет существования СССР было принято всего около 100 законов[40]. Конечно, 100 законов изучить и понять гораздо проще, чем 1000.

В настоящее время в результате активной правотворческой деятельности значительно возросло не только количество нормативных правовых актов, но и их противоречивость. Законодательство стало громоздким; регулирующие одни и те же отношения правовые нормы, содержащиеся в различных правовых актах, принятых органами власти различных уровней, многократно дублируются. Типичными недостатками нормативно-правовых актов являются противоречия между новыми и действующими нормативными документами, между законами и подзаконными актами. Порой имеет место несоответствие нормативных положений одного и того же правового акта, искажение содержащихся в них основополагающих, исходных идей. Логическая противоречивость, пробельность и дублирование, отсутствие механизмов реализации правовых норм стали обычным явлением в правотворческой практике[41].

Забывается старая русская правовая традиция, сформулированная в сочинении «О причинах гибели царств» XVII в. В нем в качестве одной из важных причин отмечается: «Для сохранения в целости государства необходимо, чтобы не изменялись законы или судебники и государственные постановления, но как можно бережнее хранились, ибо изменение древних и старых обычаев ведет к переменам в государстве. А если уже необходимо изменить какой-либо из обычаев страны, то следует это делать не наспех, а постепенно, чтобы от неожиданных перемен не смутились сердца подданных и чтобы вслед за тем не пришло в смятение государство, ибо всякое новое несет государству больше потерь, чем прибыли, и нововведения приводят к смуте и мятежу в стране. А тем более если эти новые законы и постановления, – иначе говоря судебники, – вводятся не для блага всех людей в государстве, но либо для возвышения богатых и знатных людей, либо для угнетения неимущих»[42].

Справедлив и закономерен «крик отчаяния» отдельных ученых. «Мы написали на своих знаменах: «правовое государство», – подчеркивают Ю.С. Пивоваров и А.И. Фурсов. – Мы хотим, чтоб наша жизнь регулировалась правом, как это делается в цивилизованных странах. Но ведь там, несмотря на революции, гражданские войны, иные социальные катаклизмы, ни разу не происходило полного отказа от преемственности национальных правоустановлений, от веками складывающегося правопорядка. «Гражданский кодекс» Наполеона не отменялся Реставрацией, июльской монархией, Второй империей, Третьей, Четвертой, Пятой республиками. Цивилизованные страны никогда не начинают с нуля, не делают вид, что всего прошлого не было, не стремятся избавиться от исторической ответственности. Исключения (например, Парижская коммуна) лишь подтверждают господство этого принципа»[43].

Феномен русского «правового нигилизма», в понимании российских ученых, просто закономерен для современности, так как российское законодательство не отражают интересов большинства населения и относятся, в основном, к предпринимательскому праву.

Научный мир этого принципиально не замечает. Он видит основную проблему населения в России в низком уровне правовой грамотности. Так, отмечается, что «в условиях современности состояние правосознания российского общества является нестабильным, а уровень правовой грамотности населения – крайне низким. Более того, правосознание развито недостаточно не только в Российской Федерации, но и в некоторых странах СНГ, бывших республиках СССР, а также за границей. Зачастую в таких условиях пытаются ответить на вопрос: что необходимо сделать для снижения проявлений правового нигилизма и последствий (а также предпосылок) массового несоблюдения законов? Представляется, что для этого нужно осуществлять комплексные мероприятия, связанные с правовым просвещением»[44]. Ведь «именно от состояния правового сознания граждан России зависит, в конечном счете, выход ее из глубокого социального кризиса, в котором она сейчас находится. Формирование демократических правовых институтов, развитие частной собственности, установление гражданских свобод и обеспечение свободы совести выводят на первый план субъективный, личностный фактор социального развития[45].

По мнению Ю.В. Жикрицкой, лишь около 30 % респондентов знают законы, защищающие права человека в России. Почти 40 % участников опроса не знают законов о правах человека и не стремятся о них что-нибудь узнать. Более половины опрошенных подростков затруднились назвать хотя бы одно право, принадлежащее им по Конституции РФ, и почти 98 % – по Конвенции о правах ребенка. Кроме этого, гражданин вступает в правоотношения только в том случае, когда они необходимы для решения его важнейших жизненных проблем. Но даже в таких случаях граждане стремятся разрешить имущественные споры, связанные с причинением вреда, несудебным порядком, например изменить потерпевшему показания в пользу обвиняемого за вознаграждение; решить проблему таким своеобразным уголовно-наказуемым деянием, как самоуправство, заключать имущественные сделки не путем официальной купли-продажи, а через оформление доверенности[46]. Сохраняется ситуация незнания гражданами своих базисных прав как гражданина Российской Федерации. Так, на вопрос «Знаете ли вы содержание Конституции РФ?» – ответили «нет» – 59 %, «да» – 31 %[47].

Но научный мир послушно следует только в русле государственной идеологии, которая основывается на том, что население страны – в принципе правовые нигилисты, которых нужно приучать к праву. Об этом свидетельствует и «Национальный план противодействия коррупции»[48]. Он нацелен на выполнение двух основных задач: воспитание юристов и остального населения в нужном для государства, т.е. правящей элиты, направлении.

Так, в нем в качестве мер по повышению профессионального уровня юридических кадров и правовому просвещению утверждается:

- повышение качества образовательных программ в области юриспруденции, в том числе увеличение практической подготовки обучающихся;

совершенствование системы подготовки и повышения квалификации педагогических кадров федеральных государственных образовательных учреждений высшего и послевузовского профессионального образования, реализующих программы в области юриспруденции;

воспитание у правоприменителей уважительного отношения к закону;

усиление антикоррупционной составляющей при преподавании учебных дисциплин, предусматривающих изучение правовых и морально-этических аспектов управленческой деятельности в федеральных государственных учреждениях высшего и послевузовского профессионального образования;

усиление государственного контроля за качеством работы образовательных учреждений высшего и среднего профессионального образования, осуществляющих подготовку юридических кадров;

разработка и внедрение в практику механизма получения общественной аккредитации федеральных государственных образовательных учреждений высшего и послевузовского профессионального образования, реализующих программы в области юриспруденции, в общественных образовательных, научных и промышленных структурах;

законодательное закрепление правила, в соответствии с которым судья федерального суда, впервые назначенный на должность, обязан проходить профессиональную подготовку

Для повышения же качества правового просвещения необходимы:

поддержка со стороны государства широкого участия Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России», других общественных и религиозных объединений в деятельности, направленной на формирование в обществе нетерпимого отношения к коррупции;

формирование в обществе и государственном аппарате уважительного и бережного отношения к частной собственности;

повышение правовой культуры общества в целом;

– обеспечение условий для широкого доступа населения к специализированному правовому телевизионному каналу «Закон-ТВ».

Читая эти положения, просто удивляешься «наивности» разработчиков данного плана. Неужели они действительно считают, что это население виновато в развитии взяточничества, когда отдается последнее, чтобы решить какой-либо правовой вопрос хотя бы по существу или в процессуальные сроки? Но, тем не менее, план по борьбе с коррупцией существует, и скоро коррупция будет искоренена из российской правовой действительности.

Любопытно, что не только на религию уповают наши российские мыслители. Так, режиссер А. Кончаловский искренне убежден, что одним из необходимых методов правового воспитания русского народа является возврат к телесным наказаниям: «Так вот, несмотря на возможный ужас и возмущение Европы и наших отечественных борцов за права человека – я заявляю, что для России замена тюремного заключения телесным наказанием ( по примеру Сингапура) была бы неизмеримо эффективнее как для снижения преступности, так и для здоровья нации. Если государство не может достучаться до сознания людей, оно должно убедить их в неотвратимости возмездия. … Уверен, если у нас провести плебисцит национального масштаба: что эффективнее – тюрьма или телесные наказания, большинство проголосует за последнее. Правонарушитель, получив такое наказание, вернется в родной дом и будет содержать свою старую мать или детей, вместо того, чтобы сидеть три года в тюрьме за мелкое воровство. И самое главное в этом – неизбежность наказания. И я полагаю, что в России порка более гуманна, чем годы заключения в российской тюрьме. Более того, в стране, где милиция отбивает почки, ломает ребра арестованным, а потом в фальшивых протоколах скрывает свои преступления, не может быть гуманной тюремной системы. Многие считают, что неволя обнажает в человеке его духовную суть. И здесь проявляет себя … недавний раб.»[49]

Конечно, чего это с рабами – то церемониться… Хорошо, хоть руки не рубят. Думается, что А.С. Кончаловский просто не предполагает возможность собственного телесного наказания в будущем. Забывается народная мудрость - «от сумы, да от тюрьмы», теперь вот еще и порка невдалеке замаячила.

Есть, конечно же, и более благодушные предложения. Так, известный самарский ученый В.Л. Афанасьевский пришел к выводу, что необходимо формировать «культуру мира»: «толерантность, ненасилие, гуманное отношение к человеку должно стать основой так называемого манифеста культуры мира, который с неизбежностью придет на смену культуре насилия, войны, и это только вопрос времени, ибо потребность в такой смене сегодня постоянно дает о себе знать. Прологом подобного манифеста, несомненно, могли бы стать христианские заповеди – основы права и нравственности, а его содержание должно быть сопряжено с христианским гуманизмом, неогуманизмом, христианскими версиями гуманизма В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, философией ненасилия Л.Н. Толстого, И.А. Ильина, концепцией альтруистического человечества А.П. Сорокина, др.»[50] Но самое смешное здесь, что всеми этими качествами российский народ и так обладает: и христианский гуманизм, и неогуманизм, и философией ненасилия и т.д., посему и вымирает и окончательно вымрет, если не изменит ее.

И все же, достаточно любопытен факт, что этот пресловутый «правовой нигилизм» русского народа никак не проявляется в инокультурной среде. Так, К.Х. Альварес, специально изучавшая проблемы интеграции русскоязычных иммигрантов в аргентинское общество, отмечает, что взаимоотношения русскоязычных иммигрантов с остальной частью аргентинского общества характеризуется состоянием и процессом интеграции, понимаемой как лояльное отношение мигрантов к существующему политическому и правовому режиму и господствующим социально-культурным ценностям и образцам поведения местного населения[51]. И ничего более…



[1] Тамберг, А.А. Правосознание в трансформируемой России: сущность, эволюция, преемственность: автореф. дис. … канд.юрид.наук/ А.А. Тамберг. – Краснодар,- 2008.- С.9.

[2] Анненко, О.И. Правовая культура современной российской молодежи: философский анализ: автореф. дис. … канд. филос. наук / О.И. Анненко. – Ставрополь,- 2007. – С. 10.

[3] Медведев, В.А. Правовая культура российского общества: особенности и тенденции развития: автореф. дисс. … канд. юрид. наук / В.А. Медведев. – Казань, 2004. – С. 4.

[4] Моджина, Н.В. Право как ценность и его роль в воспитании личности: дис. … канд. филос. наук / Н.В. Моджина. – Уфа, 2006. – С. 4.

[5] Невзоров, М.Ю. Гуманистическая напрвленность правовой культуры (социально-философский аспект). дисс. ….канд. филос.наук / М.Ю. Невзоров. – Липецк, 2004. – С. 4.

[6] Токарь, Н.С. Правовое сознание личности в контексте формирования гражданского общества в России: дис. … канд. филос. наук / Н.С. Токарь. – Краснодар, 2006. – С. 12.

[7] Цит. по: Проповедь от прокурора // Российская газета. – 2008. – 13 февраля.

[8] Хазамов, М.О. Правовой нигилизм как фактор угрозы социальной безопасности России: дис. … канд. филос. наук / М.О. Хазамов. – Краснодар, 2006. – С. 4.

[9] Тыдыкова, Н.В. Социально-историческая обусловленность уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за насильственные половые преступления / Н.В. Тыдыкова // Неверовские чтения: материалы II второй региональной конференции, посвященной памяти профессора Василия Ивановича Неверова. Барнаул, 29 марта 2007. – С.29.

[10] Булгакова, А.А. Народное представительство в России: исторические традиции, современное состояние, перспективы развития: автореф. дис. … канд. полит. наук / А.А. Булгакова. – М., 2007. – С. 15.

[11] Долгополов, О.А. Организация правового воспитания в современной России: автореф. дис. ... канд. юрид. наук / О.А. Долгополов. – Рязань, 2004. – С. 11-12.

[12] Медведев В.А. Правовая культура российского общества: особенности и тенденции развития: автореф. дисс. … канд. юрид. наук / В.А. Медведев. – Казань, 2004. – С. 8-9.

[13] Цит.: Проповедь от прокурора// Российская газета. 13 февр.2008. №30 (4587).

[14] Козлов, С.В. Юридические механизмы обеспечения религиозной безопасности: дис. … канд. юрид. наук / С.В. Козлов. – Ростов-на-Д., 2006. – С. 51.

[15] Яковлев, А.А. Государственная политика современной России в отношении Русской Православной церкви (социологический анализ): дис. ... канд. социол. наук / А.А. Яковлев. – Саратов, 2005. – С. 17-18.

[16] Федосова, Н.С. Уголовное право и религия: проблемы взаимовлияния и взаимодействия: дис. … канд. юрид. наук / Н.С. Федосова. – Владивосток, 2003. – С. 6.

[17] Романовская, В.Б. Репрессивные органы и общественное правосознание в России ХХ века (опыт философско-правового исследования): дис. … д-ра юрид. наук / В.Б. Романовская. – СПб., 1997. – С. 14.

[18] Дружкина, Ю.А. Религиозное правосознание: автореф. дисс. …канд.юрид.наук/ Ю.А. Дружкина.- Саратов. -2007.- С.9.

[19] Алексеев, А.В. Духовно-нравственное состояние русского общества конца XIX – начала ХХ веков; историко-конфессиональный (православный) взгляд: автореф. дис. … канд.истор.наук/А.В. Алексеев,- М., 2008,- С.9.

[20] Мурунова А.В. Правовой менталитет и правовая идеология как структурные элементы правосознания/ А.В. Мурунова//История государства и права. №6. 2008. С.13.

[21] Гаранова, Е.П. Церковное право в правовой системе российского общества (общетеоретический и исторический аспекты): автореф. дис. … канд. юрид. наук / Е.П. Гаранова. – Н. Новгород, 2004. – С. 3.

[22] Там же. – С. 4.

[23] Овчарова, А.И. Христианская идентичность российской политической власти (философско-антропологический анализ): автореф. дис…. канд.филос.наук. /А.И. Овчарова.-Р-н-Д., -2008,- С.4.

[24] Романовская В.Б. Репрессивные органы и общественное правосознание в России ХХ века (опыт философско-правового исследования). Дисс. …докт.юрид.наук. СПб. 1997. С.14.

[25] Богомолов, А.А. Законодательство о Православной церкви в России (основные исторические тенденции развития): дис. … канд. юрид. наук / А.А. Богомолов. – СПб., 2004. – С. 9-10.

[26] Кабакова, Н.В. Криминологическое изучение православных традиций и обычаев и их использование в предупреждении преступлений: дис. … канд. юрид. наук / Н.В. Кабакова. – М., 2006. – С. 3-4.

[27] Там же. – С. 10.

[28] Воронкова, М.А. Правовое и религиозное регулирование семейной жизни: автореф. дис. …канд.юрид.наук/ М.А. Воронкова. – Владимир.,2007- С.17.

[29] Глуханюк А.А. Традиции православной концепции воспитания в культуре современной российской молодежи: автореф. дис. … канд. культур./ А.А. Глуханюк.-Екатеринбург,-2005.

[30] Кирилл, митрополит. Вызовы современной цивилизации. Как отвечает на них Православная Церковь?/ Кирилл, м. – М., 2002. – С. 138-139.

[31] Монахова, И. Изменение менталитета / И. Монахова. – М., 2008. – С. 31.

[32] Государство и право: вопросы методологии, теории и практики функционирования: сборник статей / под ред. А.А. Напреенко. – Самара, 2001. – С. 4.

[33] Радаев, В.В. Социология рынков к формированию нового направления / В.В. Радаев. – М., 2003. – С. 138.

[34] Комков, С. Диплом для олигарха / С. Комков // Гудок. – 2004. – 14 сентября.

[35] Напреенко, А.А. Значение и форма обучения методологии юриспруденции / А.А. Напреенко // Государство и право: вопросы методологии, теории и практики функционирования: сборник научных статей. – Вып. 2. – Самара, 2006. – С. 10.

[36] Стреляева В.В. Правовое воспитание в условиях становления правового государства: Дисс. … канд.юрид.наук/ В.В. Стреляева. -М. -2006.- С.11.

[37] Иванников, И.А. Эффективность государственной власти в России: теоретико-политологический анализ: дисс. … д-ра полит. наук / И.А. Иванников. – Ростов-на-Д. – С. 108-109.

[38] Зрячкин, А.Н. Правовой нигилизм: причины и пути их преодоления: автореф. дисс. …канд.юрид. наук/ А.Н. Зрячкин,-. Саратов.- 2007.- С.19.

[39] Гирько, А.А. Влияние российского менталитета на правовое сознание граждан в современных условиях: дис. … канд. филос. наук / А.А. Гирько. – Ставрополь, 2006. – С. 122-123.

[40] См.: Тихомиров, Ю.А. О необходимости обновления общеправового классификатора / Ю.А. Тихомиров // Право и экономика. – 1996. – №19-20. – С. 20.

[41] Ермоленко, С.В. Система законодательства Российской Федерации (вопросы теории и практики): дис. … канд. юрид. наук / С.В. Ермоленко. – Волгоград, 2006. – С. 142.

[42] О причинах гибели царств // Библиотека литературы Древней Руси. –СПб., 2006. – Т. XIV. – С. 649.

[43] Пивоваров, Ю.С. Русская власть: история и современность / Ю.С. Пивоваров, А.И. Фурсов // Полития. – 1998. – №1. – С. 70-71.

[44] Сорокин, А.Г. Правовое сознание современного российского общества как предмет социально-философского анализа: дис. канд. филос. наук / А.Г. Сорокин. – М., 2006. – С. 3.

[45] Токарь Н.С. Указ. соч. – С. 4.

[46] См.: Жикрицкая, Ю.В. Правосознание россиян в переходный период развития общества: социально-философский анализ: дис…. канд. филос. наук / Ю.В. Жикрицкая. – Нальчик, 2004. – С. 114-116.

[47] См.: Аргументы и факты. – 2002. – №50. – С. 3.

[48] Национальный план противодействия коррупции // Российская газета. – 2008. – 5 августа.

[49] Кончаловский, А.С. На трибуне реакционера/ Андрей Кончаловский, Владимир Пастухов. – М.- 2007.- С. 58-59

[50] Афанасьевский В.Л. Формирование правового идеала в политико-правовом дискурсе// Проблемы теории и юридической практики в России: материалы 5-й международной научно-практической конференции молодых ученых, специалистов и студентов. 16-17 апреля 2008г./ В.Л. Афанасьевский- ч.3.- Самара, -2008.- С.32.

[51] Альварес, К.Х. Интеграция русскоязычных иммигрантов в аргентинское общество: национальные особенности и глобальные тенденции: дис. … канд. полит. наук / К.Х. Альварес. – СПб., 2005. – С. 11.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100