www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Бекбаев Е.З. Проблема начала в теоретическом познании правовой системы (попытка обоснования). Астана. 2009.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1. 2. О диалектико-логических принципах построения научной теории

Учение о диалектико-логических принципах построения научной теории разработано и достаточно подробно изложено в трудах представителей алматинской школы диалектической логики во главе с Ж. М. Абдильдиным. На основе изучения ряда опубликованных работ в этом подразделе дается сокращенный и популяризованный пересказ содержания основных моментов указанного учения. При этом автор этих строк всячески старался максимально придерживаться текста, буквы и духа работ Ж. М. Абдильдина, что является одной из гарантий против ошибочного понимания или искажения содержания учения. При необходимости читатель сам может проверить правильность изложения содержания по таким сочинениям как Абдильдин Ж. М., Нысанбаев А. Н., Диалектико-логические принципы построения теории, Изд. «Наука» КазССР, Алма-Ата, 1973, 420 с.; Диалектическая логика: диалектическая логика как методология современного естествознания. Алма-Ата. Наука, 1988. -398 с.; Абдильдин Ж. Собрание сочинений в пяти томах. Том.1. Алматы. Онер. 2000., 400 с. [8, 9, 10].

Как полагают представители алматинской школы диалектической логики, при построении теоретического знания (научной теории) познание, совершая восхождение от абстрактного к конкретному, должно пройти ряд стадий или этапов. Каждый из них является необходимым в процессе научного изучения объекта и подчиняется общей задаче достижения полного и истинного знания о предмете исследования. При этом диалектическая логика исходит из того, что в обосновании диалектико-логических принципов научной теории большую роль сыграли Гегель и Кант. Новизна кантовской постановки проблемы состояла в том, что в связи с обоснованием возможности и необходимости научно-теоретического знания он обратился к анализу категорий мышления. Логические категории он трактовал как форму мышления, которая обеспечивает всеобщность и необходимость синтетического знания, а науку, изучающую происхождение, объективность, применение и границы этих логических форм, Кант называл трансцендентальной логикой, в отличие от формальной логики. В дальнейшем учение о категориях (диалектическая логика) получило свое развитие в философии Гегеля. В истории философии именно Гегель открыл новые принципы мышления, диалектическую логику. Диалектическая логика есть логика, инвариантная принципу тождества противоположностей и, если формальная логика опирается на закон о запрете противоречия, диалектическая логика опирается на закон тождества противоположностей и принцип развития. Однако гегелевское понимание диалектической логики, логики научно-теоретического знания содержало в себе пороки, поскольку процесс развития мышления, метод восхождения от абстрактного к конкретному Гегель понимал не как способ теоретического воспроизведения объекта. Как показал последующий анализ, Гегель впал в иллюзию, понимая действительность как результат из самого себя развивающегося мышления. В отличие от Гегеля современная диалектическая логика полагает, что метод восхождения от абстрактного к конкретному есть лишь способ, при помощи которого мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его как духовно конкретное. Однако процесс воспроизведения мыслью конкретного ни в коем случае не рассматривается как процесс возникновения самого конкретного, самой реальности.

В гегелевской же философии конкретное целое не есть необходимая предпосылка познания, теоретического мышления, а результат саморазвития мышления. Отсюда извращается само понимание природы познания. Поскольку Гегель отождествлял процесс возникновения вещи, конкретного целого со способом его теоретического понимания, постольку и вопрос об обосновании логики познания у него направлен не к анализу действительности, а направлен преимущественно к изучению теоретической деятельности. Мышление, по Гегелю, выступает не как функция реального человека и человечества и не в роли отражения объективной реальности, а рассматривается процесс саморазвития абсолютной Идеи.

В современной диалектической логике и теории познания гегелевское понимание теоретического мышления (знания) принципиально преодолено. Для диалектической логики не мышление (понятие) порождает объективную реальность, а само мышление по природе своей – лишь отраженная реальность. Здесь также признается активность человека, его мышления, но основой этой активности человека предстает предметная деятельность людей, производство.

В диалектической логике предметная деятельность рассматривается не только как основа мышления, но как и то, что формирует принципы (категории), универсальные логические формы, отражающие всеобщие законы природы, общества и мышления. При этом категории трактуются как исторически возникшие принципы (законы) познания и деятельности, посредством которых предмет дается и мыслится.

Категории в диалектической логике рассматриваются и как те рельсы, по которым человек двигается в соответствии с логикой предметов, как логические рычаги, при помощи которых осуществляется познание объективной действительности. Поэтому делается вывод о том, что уровень мышления любой эпохи определяется уровнем тех логических категорий, которые являются всеобщими условиями формирования теоретического знания.

В диалектической логике принципиально признается также единство бытия и мышления, отражение мышлением объективной реальности. Единство, совпадение бытия и мышления происходит и наблюдается в практической деятельности, в процессе которой человек, с одной стороны, познает сущность объективного материального мира, формирует свое знание (понятия и теории), а с другой – воплощает свое знание, мышление в действительность. Отсюда делается вывод о том, что понятия и теории продуктивны и реальны только своей включенностью в человеческую, предметную деятельность.

Единство бытия и мышления, согласно диалектической логике, проявляется также в том, что в ходе познавательной деятельности отражение и творчество находятся во взаимосвязи. Субъективная творческая деятельность и отражение не только согласуются между собой, но и необходимо предполагают друг друга. Знание может быть только деятельным, практически направленным отражением объективной реальности. Субъективная деятельность без отражения приведет не к творчеству, не к созданию необходимых человеку вещей, а к практически безрезультатному произволу. Категории – это не результат обобщения, а момент, идеальная форма практического, предметного изменения мира. Они проверяются и доказываются в ходе их практического воплощения. Если мысль, теория и понятия способны превратиться в действительность или уже превратились в нее, то не может быть иного пути достоверного доказательства их истинности. Таким образом, мышление – форма предметной деятельности. То, что на стороне человеческой, предметной деятельности выступает как реальный предмет, результат, на стороне мышления выступает как идеальный результат, т. е. понятие, теория. Предметная деятельность в одном случае получает реальное воплощение, в другом – идеальное. Эти две стороны не безразличны друг к другу. Они взаимно превращаются друг в друга – теория воплощается в реальность, а реальность, в свою очередь, становится опорой теоретического мышления. Причем основой мышления является не локальная деятельность, а вся человеческая практика. Логическое мышление, таким образом, - форма тысячелетнего человеческого дела. Противоречивость предметной деятельности, благодаря которой развивается человеческое дело, и является основой прогресса мышления. При этом, как свидетельствует история познания, категории находятся в постоянном изменении, что обуславливается развитием человеческой практики, общественно-исторической культуры человечества. Существенной и ближайшей основой человеческого мышления является как раз изменение природы человеком, а разум человека развивался соответственно тому, как человек научался изменять природу. Прогрессивное развитие производства, предметной деятельности человека двояким образом влияет на мышление. С одной стороны, это влияет на средства труда, с которыми работает человек, и, следовательно, на количество и качество фактов, какими оперирует мышление, а с другой – на развитие понимания категорий, посредством которых осуществляется теоретическое освоение предметов, логическая переработка данных опыта и созерцания. Прогресс человеческого мышления характеризуется не только возрастанием количества логических категорий, но и, прежде всего, изменением понимания природы этих категорий. Если внимательно рассмотреть историю познания, то легко можно обнаружить развитие от низшего к высшему. История развития категорий, понятий – это сложный диалектический процесс, отражающий движение познания от абстрактного к конкретному. В диалектической логике логические формы и категории исследуются в их развитии, необходимости, противоречивости и конкретности. Поэтому в науке они выступают как диалектико-логические принципы теоретического познания.

В диалектической логике всесторонне рассмотрен вопрос о диалектико-логических принципах построения научного знания. Прежде всего, здесь обосновано объективное содержание научных категорий и принципов. Они объективны, но их объективность реально доказывается тем, что они одновременно являются и законами предметной деятельности и принципами формирования знания. Попытка обосновать их объективность и всеобщность вне практики, вне истории познания не соответствует истине.

В диалектической логике не только обоснована объективность, логическая функция всеобщих принципов (категорий) теоретического познания, но глубоко вскрыта природа и теоретического знания, теории. Согласно диалектической логике теория является сложной формой логического мышления, в которой наиболее полно реализуется знание о предмете. Традиционная формальная логика совсем не исследовала логическую природу теории, она в основном ограничивалась анализом таких логических форм, как суждение, умозаключение и методы познания. В прошлом не разработанность теории как формы мышления обуславливалась тем, что тогда не были развиты в достаточной мере наука и научное мышление. Современная диалектическая логика исходить из того, что теоретическое познание (теорию) образует только единство, внутренняя взаимосвязь различных форм мышления. Поэтому теория и есть реальное единство многочисленных суждений, умозаключений, понятий и т. п. Подобно тому, что куча кирпичей не составляет дома, так и разрозненные понятия, суждения и умозаключения сами по себе еще не дают систематического знания. Важнейшей задачей диалектической логики является раскрытие сущности теории. Однако невозможно познать ее посредством описания, сравнения, эмпирического обобщения. Многие попытки объяснить, что такое теория, и в настоящее время чаще всего не выходят за рамки эмпирического способа рассмотрения. Авторы этих исследований в основном сравнивают одну теорию с другой, стараясь выделить общее для них, и приходят к выводу о том, что для теории необходимы три группы понятий: исходная система понятий, выводы и связывающая группа понятий. Описав эти понятия, авторы в дальнейшем переходят к рассмотрению теории, к эксперименту, практике, исследуют проблему интерпретации, опираясь при этом на высказывания ученых. Недостаток такого рассмотрения заключается в том, что при этом не раскрывается сущность теории и остается в тени связь теоретических представлений с предметной, практической деятельностью человека, поскольку описать отдельные элементы теории – не означает дать ее понятие, раскрыть ее сущность. Это можно сделать только в том случае, когда даны всеобщие определенности, способ ее реального формирования. Чтобы понять какой-нибудь предмет, необходимо его исследовать в возникновении, развитии, не ограничиваясь при этом только перечислением признаков. Согласно диалектической логике, чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опосредования», исследовать предмет в развитии, «самодвижении», включая общественную практику и принцип конкретности истины. Эти требования дают реальную возможность всесторонне понять такую сложную форму мышления, как теория, которая, по существу, является адекватной формой бытия науки.

Особое внимание диалектическая логика обращает на связь теории с практикой, с предметной деятельностью человека. Не отрицая внутреннюю логику развития научно-теоретического познания, главную причину перехода от одних форм теоретических представлений к другим диалектическая логика видит в изменении и развитии практической деятельности общества. Неразрывная связь с жизнью, производством и предметной человеческой деятельностью характерна для всех истинных научных теорий. Такие научные теории выступают как идеальное выражение эмпирии, эксперимента и общих условий производственной деятельности. Невозможно сформулировать понятие теории как формы мышления, отвлекаясь от этой реальной связи с действительностью, жизнью. Сущностью теории является не то абстрактно-общее, что проясняется при сравнении одних теорий с другими, сущность теории можно раскрыть лишь в составе более широкого целого, в ее подключенности к человеческой практической и духовной деятельности.

В диалектической логике, как уже отмечалось, под теорией понимают такую сложную форму мышления, в которой духовно воспроизводится природа объективного, конкретного целого. Поскольку целостность дается в человеческой, предметной практической деятельности, постольку основой теории является внутренне замкнутая, внутренне завершенная целостная предметная деятельность. А завершенной считается такая практическая деятельность человека, в результате которой он может целостно сформировать некоторую предметную реальность. Например, строитель может считать завершенной свою деятельность тогда, когда он построил дом. То, что на стороне строителя выступает как реальный дом, на стороне проектных организаций представлено лишь как идеальное (теоретическое) бытие. Таким образом, теория – форма целостной деятельности. В теории какое-либо целостное явление воспроизводится всесторонне – от начала до конца. В теории человек схватывает идеально общее условие построения предметной деятельности. Если в процессе построения теории осуществляется превращение материального в идеальное, то в ходе реально-практического движения идеальное превращается в материальное. Однако этот процесс превращения есть не простой факт, а сложное и взаимообусловленное движение, в котором обе стороны противоположностей взаимно обогащаются. Так, например, в ходе превращения теории в практически-предметную реальность происходит не только подтверждение теории, но и ее обогащение. И, наоборот, в ходе духовного освоения практическо-предметной деятельности в теории дело не завершается познанием (отражением), а имеет место углубление и обобщение предметной деятельности, достигается новое знание о возможностях дальнейшего развития этой деятельности. Кроме того, не следует забывать, что как практическая деятельность, так и теория имеют внутреннюю логику своего развития, внутренний импульс и противоречие. Поэтому причиной развития, как предметной деятельности, так и теории, являются внутренние противоречия всего целостного процесса. Только учитывая все их вместе, в целостности, можно говорить о развитии предметной деятельности и познания. Поскольку все находится в постоянном универсальном развитии, постольку и человеческая, предметная деятельность непрерывно изменяется, что, в свою очередь, отражается в научных теориях, качественно отличных друг от друга. Таким образом, изменение логики теории обуславливается изменением логики (принципов) предметной деятельности. В истории познания различные ступени развития человеческого мышления, понимания категорий есть результат отражения изменений, происходящих в практической деятельности. Хотя общие условия человеческой деятельности в основном оставались одними и теми же, но в историческом процессе они претерпевали различные формообразования. Этот процесс, несомненно, отразился и в человеческом мышлении.

В теории идеально дано общее условие формирования и функционирования целостности, хотя отношение между теорией и объективной предметной действительностью не непосредственное. Притом, объективная действительность опосредована не созерцанием, а предметной, практической деятельностью. Поэтому, перефразируя известное положение о понятии, можно сказать: теория есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней. Функция преобразования материального в идеальное осуществляется в ходе практической деятельности человека. Поэтому теория выступает именно как форма практической деятельности. Хотя первоначально мы имеем дело с той или иной предметной областью, целостным предметом, его нельзя рассматривать вне человеческого общества, вне предметной деятельности. Все отношения человека с природой, с внешним миром опосредованы обществом, общественными отношениями.

Рассматривая вопрос о теории, диалектическая логика не может отвлечься от фундаментального вопроса о сущности труда и о чувственно-предметной обусловленности своего отношения к природе. Человек относился к природе практически, предметно, лишь позже он стал понимать ее внутренние законы, стал осваивать ее и теоретически. В ходе своей борьбы человек целесообразно изменяет трудом природу, приспосабливает ее формы к своим потребностям. В процессе трудовой деятельности вещества природы, ее различные элементы принимают определенную целесообразную форму. «Труд есть, прежде всего, процесс, - отмечал Маркс, - совершающийся между человеком и природой, процесс в котором человек своей собственной деятельностью опосредствует, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой. Веществу природы он сам противостоит как сила природы. Для того, чтобы присвоить вещество природы в форме, пригодной для его собственной жизни, он приводит в движение принадлежащие его телу естественные силы: руки и ноги, голову и пальцы. Воздействуя посредством этого движения на внешнюю природу и изменяя ее, он в то же время изменяет свою собственную природу. Он развивает дремлющие в ней силы и подчиняет игру этих сил своей собственной власти.» [11, с. 43]. Маркс К., Энгельс Ф., Соч. Т. 3.,/.

Производительный труд с самого начала является целесообразной деятельностью, поскольку при помощи средств труда человек вызывает заранее намеченные изменения в предмете труда. Невозможно в нужном направлении изменить форму предмета посредством нецелесообразной, хаотической деятельности. Человекообразная деятельность животных подсказана инстинктом, человек же действует целенаправленно. Это не врожденное его свойство, а продукт истории, в процессе которой человек стал человеком, окончательно отделился от мира животных. В процессе трудовой деятельности человек целесообразно изменяет форму предметов природы, целесообразно приспосабливает их к своим потребностям. При этом человеческая, предметная деятельность в сокращенном виде как бы воспроизводит закономерности самой природы. Производство, предметная деятельность есть всеобщее условие человеческой жизни. Процесс труда, который состоит из целесообразной деятельности, предмета труда и средств труда, и есть всеобщая форма производства предмета, потребительских стоимостей. Теория как форма логического мышления является идеальной формой целостного процесса труда, целостной предметной деятельности. Если в процессе труда, целенаправленной деятельности та или иная вещь создается реально, то в теории мы имеем идеальную форму этого процесса. Если процесс труда угасает в продукте, который в свернутом виде содержит весь предшествующий процесс деятельности, то понятия, теории аккумулируют в себе в такой же мере весь предшествующий процесс их формирования. Подобно тому, как посредством простого созерцания готового предмета нельзя понять способ практического формирования вещи, так посредством сравнения одной теории с другой нельзя выявить сущность теории, всеобщее условие ее возможности. Понять теорию можно только тогда, когда мы раскрываем всеобщие условия ее существования.

В процессе человеческого постижения мира теория выступает как идеальная форма целостной действительности, которая в формировании теоретического знания имеет особое значение. В теории дается идеально всеобщее условие существования, возможность и действительность конкретной, целостной реальности. Таким образом, теория выражает условие возможности и действительности, в себе и для себя бытие предметной, практической деятельности. При построении теории всегда исходят из определенных фактов. Обычно теории предшествует определенная система фактов, хотя можно считать, что для построения новой теории вполне достаточно одного факта. Наличие множества фактов еще ни о чем не говорит. Как замечено, тысяча машин доказывает закон сохранения не более убедительно, чем одна машина. Кроме того, теория выражает не просто общее множествам фактов, а – всеобщее условие существования и функционирования этих фактов. В теории факты и эмпирические закономерности выводятся из единого принципа, всеобщих условий объективного конкретного целого. Поскольку важнейшей чертой теории является сведение многообразного к единому, выявление всеобщих условий конкретной целостности, постольку в теории придается важнейшее значение исходным понятиям, так как дальнейшее развитие теории, по существу, опирается на них. Поэтому в теории наибольшие споры возникают вокруг этих понятий. Большое значение принадлежит в теории и опосредствующим звеньям. Таким образом, теория состоит из всеобщих условий, системы особых понятий и эмпирических фактов. Однако простое описание различных признаков теории еще не является ее понятием, ибо не дает представлений о сущности теории. Как известно, важнейшей характеристикой теории является целостное воспроизведение предмета, поэтому необходимо проанализировать те всеобщие условия (принципы), которые обеспечивают механизм формирования теории.

Важнейшее значение диалектической логики состоит в том, что в ней разработаны продуктивные логические принципы построения теоретического познания. С этой точки зрения диалектическая логика является не только специальной наукой, но и методом познания действительности. Она имеет дело с целостными областями предметной деятельности человека, познает законы и свойства функционирования этих систем, дает о них наиболее полное и адекватное знание. В самом общем и схематичном виде метод диалектической логики заключается в восхождении от абстрактного к конкретному, дедукции, в исследовании сущности независимо от форм проявления и принципе противоречия в теории. Восхождение от абстрактного к конкретному охватывает всю логику теории, выступает как универсальный метод научно-теоретического познания. Важнейшими моментами этого метода являются, в частности, определение предметной области и теоретический ее анализ, выявление исходного принципа, прослеживание движения теории от всеобщего к особенному и единичному и т. д. В отличие от других формальных методов, в которых охватывается лишь одна сторона конкретного целого, метод восхождения от абстрактного к конкретному в диалектической логике – это наиболее развитый и целостный метод, адекватно отражающий реально-исторический процесс возникновения и развития объективного целого. В силу своей конкретности данный метод превосходит другие методы и включает их в себя как свои отдельные моменты. Согласно старой логике абстрактное рассматривается как синоним мыслимого, разумного, а конкретное – как чувственное, наглядное. Отсюда абстрактное мышление трактовалось как сложная форма духовной деятельности, которая присуща развитому образованному человеку, а наглядное, конкретное рассуждение – как более простая форма, присущая человеку, не склонному к умственной деятельности. В качестве доказательства ссылались обычно на детей и на дикарей, которые якобы еще не поднялись в своем развитии до ступени абстрактного мышления. Абстрактное, согласно диалектической логике, есть нечто одностороннее, а конкретное – единство многочисленных определений, целостность, тотальность мышления. Поэтому абстрактно мыслит человек недостаточно развитый, который еще не умеет рассматривать предмет во всесторонней связи, целостности. Напротив, конкретное мышление – это синоним целостного, многостороннего рассмотрения мышлением предмета. Согласно концепции диалектической логики, в ходе движения мысли от абстрактного к конкретному вовсе не рождается объективное конкретное, а оно только духовно-теоретически осваивается и воспроизводится посредством мышления. Иными словами, восхождение от абстрактного к конкретному является лишь методом, при помощи которого духовно-теоретически постигается объективное конкретное. В диалектической логике абстрактное и конкретное – не только определения мысли, они имеют предметные определения. Так, под конкретным понимается объективная взаимосвязь, единство многочисленных сторон, аспектов и связей исторически развивающегося предмета объективной реальности. Иными словами, конкретное – это «внутренне расчлененное единство различных форм существования предмета», единство многочисленных определенностей. По своей природе конкретным предметом, сложно расчлененной системой является и общество, и человек, и нация и т. п. Конкретное потому конкретно, что оно есть синтез многих определений, следовательно, единство многообразного. В мышлении конкретное поэтому выступает как процесс синтеза, как результат, а не как исходный пункт, хотя оно представляет собой в действительности исходный пункт и вследствие этого, также исходный пункт созерцания и представления. В свою очередь, абстрактное также трактуется в диалектической логике как отражение предметной характеристики объективной реальности. Если конкретное выражает внутреннюю взаимосвязь, целостность предмета, то абстрактное – сторону, аспект, момент развивающегося конкретного целого. Поэтому под абстрактным понимается не только умственное отвлечение, результат духовной деятельности, а также своеобразная функция отдельного, индивидуального внутри развивающейся системы. Следовательно, в диалектической логике признается существование не только духовных абстракций как результата активности человеческого познания, но и реальных абстракций, являющихся моментом саморазвития объективной конкретности. В разработке метода восхождения от абстрактного к конкретному диалектическая логика исходит из того, что объективная действительность сама по себе конкретна, что она есть единство многих связей и отношений. А задача познания состоит в теоретическом воспроизведении объективного конкретного во всех его связях и опосредованиях. Чтобы познать предмет конкретно, т. е. таким, каким он является в объективной реальности, недостаточно выявить его отдельные стороны, а необходимо теоретически воспроизвести объект в его живой, конкретной целостности. Такое познание является сложным, диалектическим процессом, в ходе которого постоянно происходит превращение конкретного в абстрактное, абстрактного в конкретное. Всякое познание, осуществляемое общественным человеком, начинается с чувственного конкретного, еще не осмысленного, не проанализированного посредством мышления. Поскольку объективное конкретное уже выделено в процессе практики и познания, постольку люди первоначально о нем имеют только некоторое целостное представление. Однако такое чувственно-конкретное представление о целом, о рассматриваемом объекте, согласно диалектической логике, есть неполное, так как оно еще не проанализировано, а важнейшие аспекты, элементы, определенности конкретного еще не выделены. Поэтому на этой ступени познания об объекте существует только поверхностное, «хаотическое» представление как о целом. В истории всех наук существует первоначальный, так называемый эмпирический, односторонне-аналитический этап, когда происходит движение познания от чувственно-конкретного к абстрактному. Такое движение познания является необходимой ступенью человеческого познания. «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике – таков диалектический путь познания» - писал В . И. Ленин. [12, c. 152-153]. Ленин В. И. ПСС, Т. 29. В процессе движения от конкретного к абстрактному происходит реальное углубление человеческого познания, отделение общего от отдельного, внутреннего от внешнего, существенного от несущественного. Важным моментом движения познания от конкретного к абстрактному является также образование отдельных понятий, абстракций, законов, в результате чего познание все больше и больше углубляется в существенное содержание исследуемого конкретного. Образование абстрактных понятий и операции с ними включают в себе такие формы знания как представления, убеждение, осознание закономерности объективной связи мира. При этом абстракции отражают действительность глубже, вернее, полнее, чем наглядные представления. В ходе движения от конкретного к абстрактному первоначально создается впечатление об отходе познания от предмета, хотя на самом деле происходит реальное углубление человеческого познания в действительность. В этой связи отмечается, что представление не может схватить движения в целом, а мышление схватывает и должно схватить. После того, как указанный выше аналитический этап познания достиг своей зрелости, т. е. когда достаточно выделены элементы, множество связей развивающегося конкретного, наступает пора теоретического познания действительности, т. е. движение познания от абстрактного к конкретному. На этом этапе познания осуществляется синтез выделенных определений, т. е. объективное конкретное постигается конкретным мышлением, конкретным понятием как единством многочисленных определений. Конкретное в мышлении, являющееся результатом восхождения от абстрактного к конкретному, и есть та «естественная форма», в которой реализуется истина. Каждое определение, входящее в систему теоретических определений, схватывает одну сторону предмета: взятое изолированно, оно является абстрактным, а их связь, синтез образует целостное теоретическое знание о предмете. Конкретное в мышлении, таким образом, реализуется через абстрактное. В свою очередь, абстрактное, вступая в связь с другими абстракциями, утрачивает свою абстрактность, односторонность. В процессе восхождения от абстрактного к конкретному не просто механически соединяются выделенные абстракции, а происходит их синтез: сначала выявляются именно те абстракции, которые имеют всеобщее значение в данной системе, будучи началом, исходным пунктом конкретного целого, а затем - все более сложные и конкретные связи и определения исследуемого предмета. В ходе познавательной деятельности движение познания от конкретного к абстрактному функционирует в двух известных формах. С одной стороны, это та ступень, которая предшествует методу восхождения от абстрактного к конкретному, т. е. тот этап познания, который в основном напоминает эмпирический. Теоретическое познание объекта невозможно без этого этапа. Движение познания от конкретного к абстрактному имеет и другую сторону, а именно: оно является органическим моментом самого метода восхождения от абстрактного к конкретному. И, действительно, восхождение от абстрактного к конкретному не просто, не механически соединяет выделенные абстракции, а пытается выявить всеобщее определение, клеточку системы, от которой только и возможно осуществить теоретическое восхождение к конкретному. Поскольку первоначальный, предыдущий этап движения познания от конкретного к абстрактному осуществляется в рамках и контексте эмпирического познания действительности, постольку невозможно просто синтезировать эти абстракции в дальнейшем познании исследуемого объекта. В противном случае не было бы необходимости в особой теоретической ступени познания, ибо такое теоретическое познание в действительности ничего бы не добавляло к эмпирической, аналитической деятельности познания, а лишь пассивно, монотонно соединяло бы, синтезировало бы то, что уже выделено и проанализировано.

В трактовке диалектической логики теоретический этап познания – это качественно новый этап в познавательной деятельности, когда ставится задача на основе достижений предыдущего уровня познания воспроизвести предмет как живое, конкретное целое. В силу этого здесь не просто соединяют, синтезируют прежние абстракции, а заново, правда, кратким путем, снова движутся от конкретного к абстрактному. В данном случае движение познания от конкретного к абстрактному не представляет самостоятельного значения, а является лишь моментом, аспектом принципа восхождения от абстрактного к конкретному, цель которого – целостное воспроизведение исторически развивающегося объекта. Таким образом, на этапе теоретического познания предмета, т. е. в процессе восхождения от абстрактного к конкретному, снова возникает некоторая аналитическая задача, т. е. необходимость еще раз проанализировать исходный предмет, предметную область. Однако этот анализ как момент теоретического познания принципиально отличается от предыдущего эмпирического анализа, который был произведен ранее. Если при эмпирическом анализе предмет исследования расчленяется просто, а задача сводится к выявлению все большего числа элементов, абстракций, то при теоретическом анализе ставится задача выявить всеобщее определение предмета, его исходный пункт и постоянно удерживается в голове, имеется в виду природа целого. Иными словами, в отличие от эмпирического анализа, в теоретическом познании предмет анализируется не сколько угодно, а до того предела, до тех исходных абстракций, опираясь на которые возможно теоретически воспроизвести данное, конкретное целое.

Метод восхождения от абстрактного к конкретному ничего общего не имеет с абстрактным рассуждением о необходимости познать все стороны, все связи предметов и явлений. Дело в том, что при абстрактном подходе каждый предмет связан со всеми, т. е. со всей вселенной. Однако никакая наука, никакое познание не в состоянии познать все связи предметов и явлений. В этом вопросе следует придерживаться принципа конкретности истины. Говоря другими словами, конкретное познание, прежде всего, означает не абстрактное познание всех определений предметов, всех их связей, а рассмотрение предмета конкретно, в контексте определенного конкретно-исторического целого. Каждый предмет не только связан со всеми, а имеет также свои внутренние связи, обусловленные его реальным местом внутри развивающегося общественно-исторического целого. При этом не только существует и развивается, но также постоянно воспроизводит всеобщие условия своего существования.

Согласно диалектической логике, построение всякой научной теории, переход к теоретической ступени познания начинается с выбора предметной области (объективного конкретного), которая должна быть затем подвергнута должному теоретическому анализу. В этом состоит самый первый, исходный диалектико-логический принцип восхождения от абстрактного к конкретному и достижения полного, конкретного в мышлении знания о предмете.

С первого взгляда представляется, что предмет, предметная область неизменно даны исследователю. При ближайшем рассмотрении
выбор искомой предметной области оказывается сложным вопросом, так как она не дана раз и навсегда, а имеет относительную природу, выступает исторической проблемой. Предмет исследования науки постоянно меняется вместе с развитием общества и практики человека. При этом выделение или вычленение предметной области происходит, во-первых, в результате практического, предметного отношения к действительности, а во-вторых, - подготавливается всей историей развития познания в данной области.

Согласно диалектической логике, предметная область вычленяется в процессе практической, предметной деятельности. При этом необходимо четко различать и не отождествлять объект (предмет) с объективной реальностью. Дело в том, что объективная реальность, природа как таковая существовала до человека и человеческого общества, но как объект (предмет человеческой деятельности) она постоянно изменялась. Поэтому доказательство и обоснование объективной реальности на основе общественной практики и вопрос о выделении объекта (предмета) деятельности и познания на основе практики представляют два внутренне связанных аспекта. Если объективная реальность существует сама по себе (абсолютно независимо от субъекта), то понимание объекта (предмета) должно постоянно включать предметную деятельность субъекта.

В диалектической логике также подчеркивается, что в ходе предметной деятельности человек выделяет объект, предметную область. Вне этого отношения предмет является бытием, но не конкретной предметной областью. При этом рассмотрение предмета не есть исследование его в форме объекта, в форме созерцания. Человек действительно познает предмет только в его включенности в предметную деятельность. Диалектика требует также рассмотрения явлений во всеобщей и необходимой связи с другими явлениями, что трактуется конкретно. При абстрактной постановке вопроса каждое явление связано со всеми, и поэтому невозможно решение самой простой проблемы без предварительного рассмотрения всех связей Вселенной. Если более детально определить содержание этого требования, то оно состоит в том, что при исследовании предмета необходимо рассматривать лишь внутренние и специфичные для данной системы связи, отвлекаясь от привходящих и внешних для нее связей и отношений. В диалектической логике учитывается также тесная связь выбора предметной области (первоначального целого) с развитием человеческого знания в данной области. Современная наука в редких случаях имеет дело с абсолютно новым объектом, чаще речь идет о предмете, о котором уже имеется предшествующее знание. Поэтому выбор предметной области, объекта исследования зависит от зрелости познания, опыта, развития самой науки. В диалектике глубоко обоснована зависимость предмета и задач науки от уровня ее зрелости. «…Человечество ставит себе всегда только такие задачи, - писал К. Маркс, - которые оно может разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже имеются налицо, или, по крайней мере, находятся в процессе становления». [13, с.7]. Маркс К., Энгельс Ф., Соч. т.13.) Верность этой мысли подтверждается всей историей развития человеческого познания.

Выявление предметной области (целостное рассмотрение) является важнейшим моментом теоретического познания объективной действительности. Однако нельзя преувеличивать его значения, ибо задача познания – понять объект, теоретически выразить его в логике понятий. Первоначальное целое является первоначальным потому, что оно еще не проанализировано и оно дает только хаотическое представление о целом. На недостаточность первоначального целого, данного в созерцании, указывается в философской литературе, где подчеркивается необходимость теоретического постижения целого, конкретного. Только в результате размышления возможно иметь истинное знание. «Следует все же выйти пределы чистого созерцания, - необходимость этого заключается в том, что интеллигенция есть по своему понятию есть познание, созерцание же, напротив, не есть еще познающее знание, потому что, как таковое оно не достигает имманентного развития субстанции предмета, но скорее ограничивается постижением неразвитой субстанции, окруженной еще побочными моментами внешнего и случайного. Созерцание есть, поэтому, только начало познания.» [14, с. 252]. Гегель. Соч., т.3, /

О значении созерцания в схватывании целого, Гегель далее писал: « В непосредственном созерцании я, правда, имею перед собой весь предмет в целом, но лишь во всесторонне развитом познании, возвращающемся к форме простого созерцания, предмет стоит перед моим духом как некоторая внутри себя расчлененная, систематическая целокупность». [14, с. 252]. Гегель. Соч., т.3, /

В научно-теоретическом познании предмет, целостность воспроизводится мышлением посредством восхождения от абстрактного к конкретному, в котором адекватно отражается реально-исторический процесс возникновения и развития объективного конкретного. Выявление предметной области, отделение ее от окружающей среды является, по существу, только подступом к действительному теоретическому познанию, предполагающему сведение многочисленных фактов, явлений к единому и осмысление на основе этого единого.

Следующим закономерным этапом в развитии теоретической ступени познания и вторым диалектико-логическим принципом построения научной теории является теоретический анализ первоначального целого и выявление исходного пункта теории. Вопрос о начале встает на определенном этапе построения любой научной теории. До выявления начала трудно говорить о систематическом теоретическом исследовании. Дело в том, что в отличие от эмпирического рассмотрения теоретическое понимание реально должно осуществляться тогда, когда многообразие единичностей (фактов) сводится к всеобщему и постигается как форма проявления этой основы. Поэтому понятие начала – труднейший вопрос всякой теории, ибо систематическое познание почти невозможно, пока не выявлено начало развивающейся системы. Таким образом, на определенном этапе научного познания возникает неизбежная для теоретика проблема начала, исходного пункта построения теоретического знания, критериев и способов нахождения начала.

Понятие начала имеет различные аспекты. В диалектической логике его понимание, прежде всего, связано с предметной характеристикой объекта познания. Начало, исходное всеобщее понимается не как мысль (абстракция) в некоторой замкнутой теоретической области, оторванной от реальности, а как элементарная конкретность, всеобщее, «клеточка» развивающейся системы. Важнейшей предпосылкой понимания начала и всей логики научно-теоретического познания является признание историчности систем. При этом каждое конкретное берется как продукт предшествующего исторического движения, в процессе которого постоянно происходит изменение начала, превращение всеобщего в особенное и особенного во всеобщее. Как единичность начало интересует исследователя не само по себе, а как средство выявления всеобщей абстракции данного конкретного целого. Этап выявления начала имеет, конечно, фундаментальное значение в построении научной теории. Однако нельзя преувеличивать и его роль. Начало называется началом, «элементарной клеткой» системы потому, что оно является наиболее абстрактной определенностью системы, в построении теоретического знания. Поскольку теория, развитие и формирование ее выступают как ряд последовательных формообразований, как процесс решения ряда противоречий и достижения достаточно полного и истинного знания о первоначально выделенной целостности, возникают вопросы о следующих этапах в построении теории. Речь идет об этапах, в частности, обоснования всеобщих принципов теории, понимании субстанции как методе обоснования принципа теории, обосновании основного понятия теории и рассмотрении логических условий, обеспечивающих развитие и завершение теории.

Здесь необходимо отметить, что в нашу задачу не входит последовательное рассмотрение всех диалектико-логических принципов построения научной теории, поскольку нет в этом надобности, а еще и потому, что они уже изложены достаточно полно и лучше, чем мы можем, в работах казахстанских философов. (см. подробнее: Диалектико-логические принципы построения теории, [8, с. 41-63]. Поэтому далее переходим к вопросу о предмете теории права, поскольку именно в рамках данного предмета исследования предстоит поиск его начала, исходной точки роста данного предмета.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100