www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Бекбаев Е.З. Проблема начала в теоретическом познании правовой системы (попытка обоснования). Астана. 2009.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2. 1. Основные вопросы теории правоотношения

Несмотря на относительно меньшую исследованность вопросов правоотношения по сравнению с вопросами позитивного права, в юридической науке к настоящему времени накоплен достаточно большой объем общих и специальных работ по теории правоотношения. Как отмечает автор крупнейшей монографии по этим вопросам Р. О. Халфина, правоотношение стало одной из фундаментальных категорий юридической науки и имеет свою давнюю историю исследования. [30, с. 10]. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении, М.: 1973, 351 с./

Вместе с тем, по свидетельству А. В. Полякова, теория «правового отношения является не только одним из наиболее важных, но и одним из самых сложных и спорных разделов в теории права» [17, с. 726]. Поляков А. В. Общая теория права: Феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций. 2-е изд., доп. – СПб.: изд-во «Юридический центр Пресс», 2003. – 845 с./

Как показывает анализ юридической литературы, вопросы правоотношения были в той или иной мере предметом рассмотрения и изучения почти всех крупных ученых в юридической науке, среди которых почетное место занимают как выдающиеся представители отраслевых юридических наук, так и ученые по общей теории государства и права. В силу этого обстоятельства не представляется возможным дать исчерпывающий перечень даже только названий работ в юридической литературе, в которых авторы так или иначе обращались к тематике правоотношения. Поэтому в рамках нашего обзора ограничимся только монографическими работами по проблематике правоотношений и обратимся сначала к доступным нам сегодня монографиям по вопросам правоотношений в рамках общей теории права. В данной группе можно назвать труды таких известных правоведов как Ю. К. Толстой, С. Ф. Кечекъян, Л. С. Явич, Р. О. Халфина, А. П. Дудин, Ю. И. Гревцов, Л. Б. Тиунова, В. Н. Протасов и другие. При этом следует особо подчеркнуть, что за последнее десятилетие в юридической науке в области общей теории государства и права не было издано ни одной крупной монографии по теории правоотношения. Что же касается учебной литературы для юридических вузов, то там излагаются научные результаты, которые были получены ранее советской юридической наукой в области исследований по теории правоотношения, с изъятием, конечно, таких терминов как «советский», «социалистический» и им подобных. Указанное обстоятельство, видимо, обуславливается не только сложностью самой проблематики теории правоотношения.

Однако вернемся вновь к вопросу о монографических работах по теории правоотношения.

Среди имеющихся монографических работ по правоотношениям наиболее крупной является до настоящего времени монография Р. О. Халфиной «Общее учение о правоотношении», изданная в 1974 году. Несмотря на то, что данная работа написана в основном на материале социалистических правоотношений, в ней наиболее полно и подробно охватывается круг теоретических вопросов правоотношения. Кроме того, в монографии дается скрупулезный анализ ранее изданных работ по вопросам правоотношения, как в отдельных отраслях юридической науки, так и в общей теории права. Поэтому эта монография является одной из опорных при знакомстве с имеющимся заделом юридической науки по вопросам правоотношения, в том числе и в рамках данной работы. Следует также особо отметить докторскую диссертацию А. П. Дудина «Категория «правоотношения» - центральная в марксисткой науке права», в которой также дан подробный анализ проблем правоотношения. В целом же знакомство с содержанием доступных сегодня монографий по теории правоотношения позволяет сделать вывод о том, в рамках общей теории права имеют место самая разная группировка и последовательность изложения основных вопросов теории правоотношения. Например, в одной из самых первых монографий по теории правоотношения в советской юридической науке С. Ф. Кечекъян выделяет и рассматривает следующие группы ключевых вопросов по данной проблематике:

1. Сущность правоотношений и их соотношение с нормами права.

2. Субъективное право и правовая обязанность в правоотношениях.

3. Субъекты права в правоотношениях.

4. Объект права в правоотношениях.

5. Условия возникновения, изменения и прекращения правоотношений. [31, с. 186-187]. Кечекъян С. Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М. , 1958. 188 с./

В отличие от С. Ф. Кечекъяна в монографии Ю. И. Гревцова при исследовании проблем теории правоотношения выделяются следующие основные группы вопросов:

1. Методология познания юридического отношения и общее (родовое) понятие отношения.

2. Понятие общественного отношения, его признаки, генезис.

3. Генезис правового общественного отношения и проблемы осуществления позитивного права.

4. Содержание, форма, структура правоотношения. [32, с. 3-6]. Гревцов Ю. И. Проблемы теории правового отношения. Л., изд. ЛГУ, 1981, 85 с./

В отличие от указанных авторов Р. О Халфина в своей монографии считает нужным выделение и рассмотрение следующих основных вопросов теории правоотношения:

1. Методологические основы теории правоотношения.

2. Понятие правоотношения.

3. Участники правоотношения.

4. Структура правоотношения.

5. Динамика правоотношения.

Несколько по иному рассматривает основные вопросы теории правоотношения А. П. Дудин. Он, в частности, выделяет следующие основные группы вопросов в теории правоотношения:

1. Категория правоотношения как способ восхождения от абстрактного понимания права к конкретному.

2. Правоотношение как саморазвивающаяся и саморегулирующаяся система.

3. Право как сущность, содержание и форма общественных отношений.

4. Юридический факт – центральное звено системы правоотношения. [33, с. 2-3]. Дудин А. П. Категория «правоотношение» - центральная в марксисткой науке права. Дисс. на соискание ученой степени доктора юридических наук. Специальность 12. 00. 01. – теория и история государства и права; история политических и правовых учений. Саратовский ордена «Знак Почета» экономический институт. Саратов – 1983, 227 с./.

Таким образом, в наиболее крупных общетеоретических работах по проблематике правоотношения в юридической науке ученые охватывают достаточно широкий круг основных вопросов проблемы правоотношения, которые можно объединить, например, по следующим группам. Во-первых, это методологические вопросы теории правоотношения, в рамках которых обосновывается тот или иной подход к правоотношению, определяется место правоотношения в понятийном аппарате правовой науки и в системе правового регулирования. Во-вторых, это вопросы о предпосылках и динамике (возникновении, изменении и прекращении) правоотношений, субъектах правоотношений. В-третьих, это вопросы о субъективных правах и субъективных юридических обязанностях сторон правоотношения, структуре правоотношения, классификации правоотношений.

Остановимся кратко на рассмотрении содержания указанных выше групп ключевых вопросов теории правоотношения в юридической науке.

Исторически многие методологические вопросы теории правоотношения восходят еще к работам древнеримских юристов, которые отдельно выделяли обязательства или обязательственные правоотношения. При этом правоотношения они связывали в первую очередь с действиями субъектов частного права и выделяли сначала только два, а затем четыре основания для возникновения правоотношений: контракт, квази-контракт, деликт и квази-деликт. 34, c. ], Исаков В. Б. Юридические факты в советском праве. М.- «Юридическая литература», 1984, 144 c. ; [ [35, с.118-119]. Новицкий И. Б. Римское право. – Изд. 6-е, стереотипное. –М. , 1998 – 245 с.

Как поясняет по этому поводу М. Х. Хутыз, «соответственно в римских источниках обязательство конструируется как правовая связь между двумя лицами, одно из которых – кредитор (от глагола –credo- верю, имеющий право требования), а другой, связанный долгом, - дебитор (debitor – должник, обязанный). [36, с. 97]. Римское частное право: Курс лекций /Хутыз М. Х.; Кубан. гос. ун-т, Краснодар, 1993. – 170 с./.

В России досоветского периода юристы рассматривали правоотношение также преимущественно в рамках имущественного права, как отношение двух субъектов, связанных друг с другом взаимными правами и обязанностями. В данном случае речь идет именно и только о юридических правах и обязанностях, в отличие от моральных, нравственных, этических или иных прав и обязанностей. Например, классик истории и философии права досоветского периода Е. Н. Трубецкой, обращаясь к проблематике права в субъективном смысле, делает вывод о том, что «...под юридическими отношениями или правоотношениями, таким образом, следует понимать регулируемые нормами объективного права отношения лиц между собой». [3, с. 154]. Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб,: Издательство «Лань», 1998. – 224 с./ Этот свой вывод Е. Н. Трубецкой далее развивает следующим образом: «Право в субъективном смысле слагается из правомочий и обязанностей, причем правам одних лиц всегда соответствуют обязанности других. Юридическая свобода одного лица непременно заключает притязание, требование, обращенное к другим лицам, чтобы они уважали эту свободу. Всякое право, поэтому, предполагает известное отношение лица – обладателя права ко всем другим лицам, которое называется юридическим отношением или правоотношением. Правомочие и обязанность суть две стороны, элементы юридического отношения. ...Юридические отношения суть всегда отношения между лицами. ...Таких постановлений права, которые регулировали бы только отношение лиц к вещам, а не лиц между собой, не существует вовсе. Многие юридические отношения возникают по поводу вещей, но, в конце концов, всегда есть отношения между лицами.» [3, с. 152 – 154]. Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб,: Издательство «Лань», 1998. – 224 с./ Аналогичным является подход, когда юридические отношения считали связью лиц, между которыми устанавливалась взаимная обязанность и притязание. Другой классик истории и философии права Ф. В. Тарановский также утверждал, что «юридическое отношение есть связь, возникающая между двумя лицами, между которыми устанавливаются взаимные обязанность и притязание. В построении юридического отношения различаются четыре элемента: 1) субъект (права, с одной стороны, и обязанности, с другой), 2) право, 3) обязанность, и 4) объект, то есть то, что составляет предмет, или содержание права, с одной стороны, и обязанности, с другой.» [37, с. 148]. Тарановский Ф. В. Энциклопедия права. 3-е изд. – СПб, Издательство «Лань», 2001. –560 с. /.

Еще один классик истории и философии права Л. И. Петражицкий писал о том, что «учение о правоотношениях имеет в современной науке двойственный и колеблющийся характер. С одной стороны, в правоотношениях различают как элементы права и обязанности; и разные сочетания прав и обязанностей (считающихся, как указано, различными явлениями), например, права кредитора и обязанности должника, юристы на каждом шагу называют правоотношениями (долговыми правоотношениями и т. д.): с другой стороны, правоотношения отождествляются с жизненными или житейскими, бытовыми отношениями (Lebensverhaltnisse). А именно господствующее определение правоотношения гласит: Правоотношения суть регулируемые (или определяемые, признаваемые и т. п.) объективным правом житейские (бытовые) отношения. Типичные примеры: родственные, брачные житейские отношения, регулируемые правом. Регулируя жизненные отношения, традиционно поясняется по этому поводу, право возводит (или «превращает») житейские отношения в правовые. Главная тема современной литературы о правоотношениях – спор о том, существуют ли правоотношения только между людьми (или лицами) или также между людьми и вещами. Некоторые полагают, что право, регулируя только отношения между людьми, защищая человеческие интересы против посягательств со стороны других людей и т. п., может устанавливать правоотношения только между людьми, а не между людьми и вещами. Но такое сужение понятия правоотношения находит сравнительно мало сторонников в новой литературе. Большинство ученых придерживается того взгляда, что право регулирует не только отношения людей к людям, но и отношения людей к вещам». [38, с. 277-278]. Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. – СПб.; Издательство «Лань», 2000. – 608 с.

В советский период юридической наукой был создан, как отмечалось, весьма обширный научный задел по теоретическим вопросам правоотношения. В этот период в научном знании о правоотношениях шло поступательное движение от простого к сложному пониманию, обосновывались те или иные подходы к правоотношениям, интенсивно разрабатывались многие методологические вопросы теории правоотношения. Однако в марксистско-ленинское учение о государстве и праве были введены по политическим мотивам определенные табу и постулаты, которых необходимо было придерживаться в юридической науке при рассмотрении проблем правоотношений. Это, во-первых, постулат о том, что право регулирует только волевые, идеологические общественные отношения в правовой надстройке, при понимании общественных отношений как связей только между теми или иными субъектами (людьми или их общностями). Во-вторых, это запрет на разделение позитивного права (правовых норм) на частное и публичное, исходя из того, что всякое право является по своей природе публичным, а частного права не бывает.

Отчасти в связи с тем, что в советской юридической науке отрицалось деление позитивного права на частное и публичное, к правоотношениям стали относить не только имущественные правоотношения, которые традиционно рассматривались как таковые, но и все другие отношения, регулируемые правом. Таким образом, категория правоотношения в советской юридической науке стала предельно широкой, включающей в себя все регулируемые правом общественные отношения. Традиционное для ученых в досоветской России, или «узкое», понимание правоотношений, как только имущественных отношений, в которых стороны имеют взаимные права и обязанности, было отторгнуто, а на его место в советскую юридическую науку пришло более «широкое» понимание правоотношений как всех волевых, или надстроечных, общественных отношений, регулируемых правом. Затем, в рамках такого широкого понимания правоотношений, в юридической науке постепенно возникли три отличающихся друг от друга подхода к правоотношениям, о которых Ю. И. Гревцов пишет следующее.

«О правовом общественном отношении можно, например, говорить как о весьма специфической и своеобразной связи между субъективным правом и юридической обязанностью в смысле их соотношения. Понимаемое таким образом правоотношение ближе всего к пониманию соотношения права и обязанности в рамках общей нормы права, поскольку в данном случае имеется в виду модель правового отношения, содержащаяся в норме права.

Иногда под юридическим отношением понимают положение отдельного субъекта права в правовой структуре (статическое), характер его соотнесенности с иными субъектами права. По-видимому, именно с таким понятием юридического отношения С. С. Алексеев связывает конструкцию общерегулятивного правоотношения. Наконец, понятием правоотношения выражается и реальное взаимодействие двух конкретных сторон, в ходе которого осуществляются определенные интересы субъектов права, посредством использования субъективных права и юридических обязанностей. Такое понятие выражает одну из важнейших разновидностей общественного отношения, форму которого составляет специфическая связь юридического права и обязанности, а содержание – реальное взаимодействие в рамках предписаний общей нормы права. В этом случае правовое отношение есть реальная форма социальной деятельности (взаимодействия), предполагающая внимание не только к юридическим правам и обязанностям, но и прямо ориентирующая на учет общих признаков общественного отношения. Последнее определяется тем, что наделение субъектов правами и обязанностями юридического характера никогда не является самоцелью. Оно связано с закреплением общественно значимой деятельности и вытеснением вредного взаимодействия или поведения. Аналогично подходит к понятию правоотношения Г. В. Мальцев. Он считает, что правовым отношением в собственном смысле слова является только то, в котором субъекты действуют, используя субъективные права и исполняя юридические обязанности. Иные трактовки понятия правоотношения, например, как абстрактного отношения юридического права и обязанности или совокупности правовых чувств, представлений, состояний, скорее всего, есть различные формы юридических связей. Из трех вышеназванных подходов к понятию правоотношения последний, с нашей точки зрения, более всего предполагает углубленное внимание к социологическим закономерностям общественного отношения и использование полученных результатов в юридическом анализе». [32, с. 4-5]. Гревцов Ю. И. Проблемы теории правового отношения. Л., изд. ЛГУ, 1981, 85 с./.

Наряду с этими тремя названными Ю. И. Гревцовым разными подходами к правоотношению, как уже отмечает А. Г. Братко, в юридической литературе известен еще четвертый подход к правоотношению, согласно которому «...правоотношение является общественным отношением особого рода (правовая форма общественного отношения)» . [ 39, с. 154]. Теория права и государства: Учебник под ред. В. В. Лазарева. – М.:Новый Юрист, 1997, - 432 с. /. Один из основоположников данного подхода Ю. К. Толстой в своей монографии «К теории правоотношения» рассматривает правоотношения как «особые идеологические отношения, возникающие в результате наступления предусмотренных правовой нормой юридических фактов, как отношения, при посредстве которых (через которые) норма права регулирует фактические общественные отношения» [40, с. 20]. Толстой Ю. К. К теории правоотношения. – Л.: изд.- ЛГУ, 1959, 87 с. /. На основании своего подхода Ю. К. Толстой делает вывод о том, что «нормы права регулируют фактические общественные отношения, но регулируют их через посредство правоотношений; последние выступают в качестве посредствующего звена между нормой права и теми общественными отношениями, на которые норма права воздействует, как на свой объект». [40, с. 30]. Толстой Ю. К. К теории правоотношения. – Л.: изд.- ЛГУ, 1959, 87 с. /. Тем самым Ю. К. Толстой рассматривает правоотношение в рамках некоторого «трехслойного» объекта исследования, включающего в себя правовую норму – правоотношение – общественное отношение. Хотя последовательное развитие указанного подхода привело исследователей к не бесспорному утверждению о том, что по субъектному составу правоотношений следует различать абсолютные и относительные правоотношения, сам подход Ю. К. Толстого и его последователей к проблеме правоотношения можно считать не просто слишком усложненным, но и устаревшим. В настоящее время, когда оказались отброшенными многие идеологические постулаты и табу марксизма-ленинизма в юридической науке, в том числе и постулат о регулировании правом только идеологических, или волевых, общественных отношений, исследователи пришли к выводу о том, что «право регламентирует либо производственные, либо политические, либо социальные, либо духовные отношения. От такой регламентации никакого нового отношения, которое входило бы в состав прежнего отношения, не возникает» [41, с. 9]. Карабеков Н. Н. Правоотношения в системе общественных отношений. Автореф. дисс. на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Министерство науки –Академия наук РК. Институт гос. и права. Алматы, 1997, 30 с./.

Сегодня в работах по правоотношениям и в юридической науке в целом окончательно утвердилось мнение о правоотношениях как общественных отношениях, урегулированных нормами права. При этом наиболее импонирует следующее определение правоотношения, которое дано В. И. Леушиным: «Правовое отношение – это возникающая на основе норм права общественная связь, участники которой имеют субъективные права и юридические обязанности, обеспеченные государством». [42, с. 338]. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. Под ред. В. М. Корельского и В. Д. Перевалова – М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. – 570 с./

Таким образом, если древнеримские юристы в своих работах выделяли сначала две, а затем только четыре группы правоотношений, вытекающих из таких институтов частного права как деликт, договор, квази-деликт и квази-договор, то в работах крупнейших российских юристов досоветского периода ( Е. Н. Трубецкой, И. Д. Петражицкий и другие) понятием правоотношения (правовой связи) охватываются регулируемые различными отраслями частного права все житейские (бытовые) отношения, типичными примерами которых берутся родственные, брачные житейские отношения. В советской и постсоветской юридической науке к правоотношениям большинство ученых относят уже любые общественные отношения, урегулированные всеми отраслями, как частного, так и публичного права, различая в рамках такого широкого понимания правоотношения, по крайней мере, три различных подхода к понятию правоотношения. Тем самым по мере исторического развития человеческой практики и в юридической науке можно наблюдать тенденцию к постоянному возрастанию объема категории правоотношения.

Наряду с рассмотренной вкратце группой методологических вопросов теории правоотношения и обоснованием подхода к правоотношениям как к общественным отношениям, регулируемым нормами права, в юридической науке интенсивно разрабатывались и другие ранее названные группы ключевых вопросов теории правоотношения, которые охватывают, в частности, проблематику о предпосылках, участниках, структуре и динамике, классификации правоотношений. [30, с. 350-351]. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении, М.: 1973, 351 с./

Остановимся теперь на рассмотрении указанных вопросов. По вопросу о предпосылках правоотношений Ю. К. Толстой отмечал, что «правоотношение может возникнуть лишь при наличии определенных предпосылок. К ним относятся: 1) норма права, которая, регулируя общественное отношение, придает ему характер (форму) правоотношения; 2) правоспособность, носители которой могут быть субъектами правоотношения; 3) юридический факт, с наличием или отсутствием которого норма права связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношения. Норма права и правоспособность называются абстрактными или общими предпосылками правоотношения, юридический факт – конкретной или частной его предпосылкой». [40, с. 3]. Толстой Ю. К. К теории правоотношения. – Л.: изд.- ЛГУ, 1959, 87 с. /.

Обоснованность выделения Ю. К. Толстым указанных предпосылок правоотношения сомнений не вызывает. Однако в данном случае следует, видимо, обратить особое внимание на такую предпосылку возникновения правоотношения как правоспособность, носители которой могут быть субъектами правоотношения. Дело здесь в том, что правоспособность всегда является атрибутом того или иного конкретного субъекта правовой сферы. Поэтому можно сказать, что большую значимость для возникновения правоотношения имеет не столько наличие правоспособности у субъекта, сколько наличие самого этого субъекта правовой сферы, поскольку правоспособность имплицитно предполагает обязательное присутствие того субъекта, который обладает данной способностью.

В специальной юридической литературе наряду с вопросами о предпосылках самих правоотношений рассматриваются также вопросы о предпосылках участия различных субъектов в правоотношении. Так Р. О. Халфина по вопросу о предпосылках участия лиц в правоотношении в качестве необходимых условий рассматривает наличие правового статуса, качество субъекта права, полагая, что «правосубъектность представляет собой общую предпосылку участия граждан и организаций в правоотношениях». [30, с. 115- 120]. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении, М.: 1973, 351 с./ По вопросу об участниках правоотношений в юридической литературе нет особых разногласий. В самом общем плане Р. О. Халфина различает следующие группы (виды) участников правоотношений: граждане, государство, государственные органы, общественные организации, юридические лица. [ с. 145; 30]. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении, М.: 1973, 351 с./

Несколько иную классификацию групп субъектов правоотношений дает В. И. Леушин: индивиды, социальные общности, организации. Индивиды подразделяются им на граждан, иностранных граждан, лиц без гражданства и лиц с двойным гражданством, а социальные общности подразделяются на народ, нацию, население региона, трудовой коллектив. Организации подразделяются на государственные и негосударственные, которые охватывают государственные органы, государственные предприятия и учреждения, государство; общественные объединения, хозяйственные организации и региональные организации [42, с. 345]. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. Под ред. В. М. Корельского и В. Д. Перевалова – М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. – 570 с./

Следует особо отметить, что указанные Р. О. Халфиной и В. И. Леушиным группы участников правоотношений не исчерпывают всего круга участников правоотношений. В частности, применительно к отдельным отраслям позитивного права можно назвать таких участников правоотношений как должностные лица государственных органов и общественных объединений, правонарушители и потерпевшие, адвокаты и т. д. и т. д. В целом можно утверждать, что любой субъект, который является носителем субъективного права или субъективной юридической обязанности, рассматривается в юридической науке как участник того или иного правоотношения (правовой связи). Следовательно, круг участников правоотношений охватывает собой в той или иной мере всех субъектов правовой сферы (правового пространства). По этому поводу М. К. Сулейменов на основе доктринального анализа законодательства Республики Казахстан приходит к выводу о том, что понятия «субъекты права» и «стороны правоотношения» совпадают. [43, с. 6-7]. Сулейменов М. К. Субъекты гражданского права в Республике Казахстан. /Субъекты гражданского права (Материалы международной научно-практической конференции, Алматы, 18-19 июня 2001 года./ Том 1, КазГЮА., Алматы, 2001, - 476 с./

При рассмотрении группы вопросов о динамике правоотношений в юридической науке обычно исходят из того, что предпосылкой и основанием для возникновения, изменения и прекращения правоотношений служат юридические факты. Как отмечается в юридической литературе, наиболее подробно теоретические вопросы юридического факта разработаны в гражданском праве. При этом многие положения цивилистической науки используются для формирования общей теории юридического факта как того реального жизненного обстояте6льства, на основании которого норма закона превращается в конкретные права и обязанности определенных лиц и организаций, поведение которых соотносится с их правами и обязанностями и порождает правовые последствия. [30, с. 285]. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении, М.: 1973, 351 с./

Исходя из положения о том, что правоотношение является реализацией правовой нормы, ученые рассматривают юридический факт в подавляющем большинстве случаев как тот акт поведения, который по воле лица либо помимо его воли приводит в действие механизм правового регулирования. Считается, что в дальнейшем поведение лица соотносится с моделью, установленной в норме права и на основании нормы права. При этом соответствие реального поведения лица установленной в праве идеальной модели правоотношения предполагается зависящим от многих факторов, в том числе от того, какое место в мотивации поведения субъекта занимает осознание прав и обязанностей, возможностей и долга, обязательности или не обязательности их, последствий нарушения и т. п.

Признание того или иного обстоятельства юридическим фактом рассматривается как зависящее от воли государства, но несомненным считается и то, что существенное значение имеет и воля самих участников правоотношения. Утверждается, что от их реального поведения зависит возникновение правоотношения и его дальнейшее развитие. Общепризнанным является в юридической литературе различение двух основных групп юридических фактов – событий и действий. В качестве основания деления принимается здесь отношение юридического факта к воле людей. Событие рассматривается как обстоятельство, не зависящее от воли людей, а действия – как в той или иной мере связанные с волей и сознанием человека. [44, с. 82]. Красавчиков О. А. Юридические факты в гражданском праве. М., 1958. 185 с./ Придание событию или действию качества юридического факта рассматривается как результат воздействия правовой нормы, поскольку норма определяет те обстоятельства, при наступлении которых общественные отношения приобретают форму правоотношений. При этом правовая норма определяет и те юридические последствия, которые влекут за собой данные обстоятельства. Отсюда следует, что юридический факт служит основанием «привязки» общей правовой нормы к конкретному случаю. Тем самым через юридический факт общая правовая норма превращается в конкретные субъективные права и обязанности реальных лиц, тем самым юридический факт наполняет конкретным содержанием установленные правовой нормой общие права и обязанности.

В юридической литературе важное внимание уделяется также вопросам классификации правоотношений. Классификация правоотношений производится специалистами по самым различным критериям. В зависимости от принадлежности норм и институтов позитивного права к тем или иным отраслям права, регулирующим общественные отношения, различают соответствующие им «отраслевые» правоотношения. С этой точки зрения выделяются, например, гражданские, трудовые, административные, финансовые и иные правоотношения.

Другим критерием классификации правоотношений служит характер притязаний (субъективных прав) участников общественных отношений. Согласно этому критерию выделяют, например, абсолютные и относительные правоотношения. [ cм. например, 22]. Наменгенов К. Н. Абсолютные и относительные изобретательские правоотношения, Алма-ата, 1978, 238 с./. Полагают, что если в относительном правоотношении управомоченному лицу является обязанным определенное конкретное лицо (лица), то в абсолютном правоотношении притязанию управомоченного лица корреспондируют обязанности неопределенного (абсолютного) круга лиц в правовой сфере. Классическим примером абсолютного правоотношения называется правоотношение собственности, где субъективному праву собственника корреспондируют юридические обязанности остальных лиц не покушаться, уважать и соблюдать данное право. Говоря другими словами, в абсолютном правоотношении праву одного соответствует возложенная законом на всех членов общества обязанность не нарушать это право. Как разъясняет А. П. Герасимов, «абсолютные правоотношения – это те, в которых определена только одна сторона – носитель субъективного права. На другом полюсе правоотношения нет персонально - определенного субъекта, носителя юридической обязанности. Один субъект наделяется субъективным правом, а все остальные субъекты обязаны не нарушать это субъективное право». [45, с. 143]. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. – М.: Юрист, 1994, /.

В юридической литературе различают также общие (общерегулятивные) и конкретные правоотношения. Одну из особенностей общих правоотношений усматривают в том, что они возникают «непосредственно из закона».[22, с. 29]. Наменгенов К. Н. Абсолютные и относительные изобретательские правоотношения, Алма-ата, 1978, 238 с./. По данному поводу А. П. Герасимов пишет следующее: «Общие правоотношения возникают непосредственно из закона, который порождает правоотношения между личностью и государством. Закон одновременно является юридическим фактом, с которым он же связывает возникновение правоотношения». [45, с. 142, ]. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. – М.: Юрист, 1994, с.

Более подробную характеристику взглядов об общерегулятивных правоотношениях М. Х. Хутыз дает следующим образом.

«Утверждается, что если право воздействует на общественные отношения, то такие юридические явления, как правоспособность, дееспособность, общая обязанность соблюдать общественные порядок, закрепленные в Конституции основы политической системы, права и обязанности граждан и организаций, есть юридическое оформление различных общественных отношений. Такие отношения были названы общерегулятивными, поскольку они преимущественно направлены на закрепление круга субъектов права, их общего юридического положения. Они характеризуются тем, что по кругу участников имеют общий характер; права и обязанности в таких отношениях принадлежат всем субъектам данного вида. Общие отношения возникают не как индивидуальная правовая связь между отдельными лицами или организациями, а как положение субъектов определенного вида в обществе безотносительно к их индивидуальным связям с другими лицами и организациями. Связь с другими субъектами права в таком отношении чисто отрицательная: все обязаны уважать установленный статус других лиц и организаций и не препятствовать его осуществлению. В дальнейшем учение об общем характере правового отношения было еще более развито. Общие правоотношения реально находят свое бытие в том, что положение каждого участника правоотношения отличается особым юридическим состоянием, особыми юридическими позициями применительно ко всем другим субъектам. Общие (общерегулятивные) правоотношения представляют собой крайне своеобразные правовые явления. Для их возникновения не требуется юридических фактов, кроме существования субъекта, обладающего гражданством, и ряда других обстоятельств, относящихся к субъекту. По сроку действия они соответствуют времени существования юридической нормы. Но они являются именно правовыми отношениями. В тех случаях, когда лицо выступает в качестве носителя субъективного права, оно находится в специфическом положении ко всем другим лицам. Общее субъективное право потому и является субъективным, что имеет личный характер, т. е. принадлежит не только всем субъектам, но и каждому субъекту в отдельности. Точно также наличие общих обязанностей означает, что каждое лицо находится в специфическом положении ко всем другим лицам (С. С. Алексеев). Аналогичную позицию разделяют и другие авторы (Ткаченко Ю. Г., Матузов Н. И., Бурлай Е. В. ).» [6, с. 59]. Энциклопедия права: Учеб. пособие (М. Х. Хутыз, П. Н. Сергейко); Кубан. гос. ун-т, 1995, -158 с. /.

В отличие от общих правоотношений конкретными в юридической литературе традиционно признаются правоотношения, которые возникают на основе юридических фактов между строго определенными в самом праве субъектами. Как отмечает Р. О. Халфина, «ценность понятия правоотношения заключается, в частности, в том, что обозначает конкретное, реальное общественное отношение, облеченное в правовую форму и являющееся результатом реализации нормы. ...Правоотношение же всегда конкретно. ... Это отношение между конкретными субъектами в конкретной области».[30, с. 31, 265]. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении, М.: 1973, 351 с./

В связи с разделением позитивного права на публичное и частное Л. Б. Тиунова пишет о горизонтальных и вертикальных правоотношениях. «В одном случае перед нами «горизонтальные» (в основном имущественные) правоотношения, предполагающие равное положение относительно самостоятельных субъектов права, которые на договорных началах и в рамках закона определяют взаимные права и юридические обязанности. Это могут быть отношения между гражданами-собственниками, арендаторами, фермерами; между гражданами и организациями; между организациями (в том числе государственными, акционерными и арендованными предприятиями, колхозами и иными кооперативными организациями). Отражая отношения собственности, имущественные правоотношения глубоко проникают в структуру экономических отношений. В основе последних лежат отношения материального производства, распределения и обмена. В другом случае перед нами «вертикальные» правоотношения (в основном управленческие), предполагающие отношения власти-подчинения, субординацию, субъекты которых соподчинены, права и обязанности их прямо предусмотрены законом. Это отношения между соподчиненными организациями власти и управления, между госорганами и подведомственными им предприятиями, а также гражданами и административными учреждениями. Совершенствуя правовое регулирование, надо различать эти две, во многом различные сферы отношений, требующие существенно разных методов, средств юридической регламентации». [46, с.108]. /Тиунова Л. Б., Системные связи правовой действительности: Методология и теория. - СПб.; изд. С.-Петербургского университета, 1991, - 136 с./ Таким образом, если вертикальные правоотношения присущи главным образом отраслям публичного права, то горизонтального типа правоотношения характерны в основном отраслям частного права.

Наконец, в зависимости от деления позитивного права на материальное и процессуальное, в юридической науке различаются материальные и процессуальные правоотношения. Вместе с тем, в юридической литературе имеются и разногласия среди ученых по достаточно важным теоретическим и прикладным аспектам вопросов теории правоотношения. Перейдем далее к рассмотрению спорных вопросов правоотношения.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100