www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Бекбаев Е.З. Проблема начала в теоретическом познании правовой системы (попытка обоснования). Астана. 2009.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2. 3. Частные и публичные правоотношения

Одна из причин того, что в юридической науке ученые, придерживающиеся во многом единых взглядов и методологии, расходятся между собой в существенных вопросах теории правоотношений, заключается, видимо, в недостаточной степени разработанности вопроса о различении и соотношении публичных и частных правоотношений. Не секрет, что в юридической науке не всегда четко и последовательно проводился дифференцированный подход к правоотношениям в сфере частного и публичного права, хотя это относится только к советской юридической науке. Начиная со времен Древнего Рима, юристы признавали деление права на частное и публичное. Соответственно этому в юридической науке было принято различать также частные и публичные правовые отношения. По данному поводу в российской досоветской юридической литературе Е. Н Трубецкой писал: «Все вообще юридические отношения делятся на частные и публичные: такая классификация в настоящее время является общепринятой». [3, с. 192]. , /Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб.: издательство «Лань», 1998. – 224с. Указанная классификация правоотношений как частных и публичных в свое время не была воспринята советской юридической наукой, поскольку там было введено табу на само деление объективного права на частное и публичное. Данное обстоятельство привело, в свою очередь, к тому, что вопрос о соотношении частных и публичных правоотношений советскими учеными в общей теории государства и права официально не поднимался и должным образом не исследовался, поскольку такие работы могли быть оценены как антинаучные, со всеми вытекающими отсюда последствиями. При этом содержание и особенности публичных и частных правоотношений изучались учеными в рамках отдельных отраслевых юридических наук, где были опубликованы крупные монографические работы о сущности и специфике, например, гражданских, трудовых, семейных, административных, государственноправовых, земельных, колхозных, процессуальных и многих других правоотношений. В результате проведенных исследований советская юридическая наука смогла создать достаточно солидный теоретический задел по вопросу о правоотношениях в рамках самых разных отраслей юридической науки, но этот задел не получил своего должного теоретического обобщения в работах по общей теории права, что в настоящее время приходится с сожалением констатировать. Между тем, вопрос о различении частных и публичных правоотношений имеет методологическое значение, поскольку оказывает определенное влияние на решение множества других вопросов в теории правоотношений, а потому нуждается по возможности в детальном рассмотрении.

Частные и публичные правоотношения, обладая рядом общих признаков и свойств, присущих всем правоотношениям в правовой сфере, отличаются между собой по многим существенным признакам. В российской досоветской юридической литературе основное различие между публичными и частными правоотношениями Ф. В. Тарановский проводит в зависимости от непосредственного участия в них субъекта государственной власти. В этой связи Ф. В. Тарановский утверждает, что «...публичными признаются все те правоотношения, одним из субъектов которых является государство (через свои органы) со специфическим своим характером носителя принудительной власти; частными признаются те отношения, в которых государство отсутствует в качестве субъекта, или же выступает на одной стороне отношения, но лишь как носитель имущественных интересов (фиск, казна). [37, с. 237]. , Тарановский Ф. В. Энциклопедия права. 3-е изд. – СПб.: издательство «Лань», 2001. – 560 с./

Деление Ф. В. Тарановским правоотношений на публичные и частные в зависимости от непосредственного участия в них носителей принудительной государственной власти вносит ясность в вопрос о том, что указанными носителями государственных властных полномочий являются, в первую очередь, само государство, государственные органы и государственные должностные лица. Однако при этом остается все же открытым вопрос о характере тех правоотношений, в которых одним из таких субъектов являются, например, граждане, политические партии и иные социальные институты не просто как носители имущественных интересов, а как субъекты публичного права.

Вместе с тем, само по себе утверждение о том, что публичными являются те правоотношения, в которых одним из субъектов участвует само государство как носитель принудительной власти, никаких сомнений не вызывает. Можно полагать, что такие правоотношения представляют собой классическую разновидность публичных правоотношений, хотя и не исчерпывают собой все возможные варианты правоотношений публичного характера.

Констатация того факта, что публичными являются те правоотношения, в которых одним из субъектов является носитель государственно-властных полномочий, дает, в частности, четкий и формально определенный критерий выделения данной группы правоотношений. Одна из особенностей публичных правоотношений состоит в том, что они носят в большинстве случаев вертикальную направленность и являются субординационными, поскольку субъекты государственно-властных полномочий занимают свое строго определенное место на различных ступенях иерархической лестницы государственного механизма, имея заранее очерченный круг правомочий. Цель этих правомочий, как указывает Е. Н. Трубецкой, «...заключается в выполнении лицом известных общественных обязанностей. Поэтому нормы публичного права точно определяют, как лицо должно пользоваться своими правами, причем оно не может ими не пользоваться: губернатор, например, не может не пользоваться правом управлять губернией; ротный командир не может не пользоваться своим правом командовать ротой; профессор не может не пользоваться своим правом читать лекции. Обязанность пользоваться правами присуща большей части публичных прав, тогда как по отношению к частному лицу такой обязанности не существует» [3, с. 197]. /Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб.: издательство «Лань», 1998. – 224 с.

Субъект государственно-властных полномочий как сторона в публичном правоотношении не является полностью распорядителем своих правомочий, поскольку за ним непосредственно стоит государство как некое третье лицо, права и обязанности которого осуществляет данный субъект. По этому поводу Е. Н. Трубецкой также отмечает, что «субъектами всякого публичного правомочия являются непременно два лица - тот или иной индивидуальный носитель правомочия и то социальное целое, в права коего облекается индивид. В каждом публичном правомочии субъектом непременно является, во-первых, та или иная общественная группа, во-вторых, индивид, через которого социальное целое осуществляет свои права» [3, с. 198]. /Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб.: издательство «Лань», 1998. – 224 с.

Поэтому каждый непосредственный носитель государственно-властных полномочий в публичном правоотношении может выступать перед другой стороной как некий «двуликий Янус», являясь опосредствующим звеном между государственной властью и другим участником данного правоотношения.

В отличие от носителя государственно-властных полномочий как стороны публичного правоотношения, за которым стоит непосредственно государство как третье лицо, субъекты частного правоотношения являются самостоятельными распорядителями своих правомочий. По этому поводу Е. Н. Трубецкой обращает внимание на то, что «в области частно-правовых отношений лицо является самостоятельным распорядителем своего права. Будучи субъектом частного права, я свободен, пользоваться моими правами или нет, сохранять их за собой или передавать другому лицу. Вообще нормы частно-правового характера не дают указаний, как индивидуум должен пользоваться предоставленными ему правами, а лишь полагают ему известные пределы, причем в этих пределах отдельное лицо вполне самостоятельно. ...В сфере частно-правовых отношений главная функция правовых норм заключается в обеспечении лицу мирного пользования известной сферой внешней свободы» [3, с. 197]. Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб.: издательство «Лань», 1998. – 224 с.

По отношению к участникам частного правоотношения государство занимает в как бы «равноудаленную» позицию. По мнению И. А. Покровского, здесь «государственная власть принципиально воздерживается от непосредственного и властного регулирования отношений; здесь она не ставит себя мысленно в положение единственного определяющего центра, а, напротив, предоставляет такое регулирование множеству иных маленьких центров, которые мыслятся как некоторые самостоятельные социальные единицы, как субъекты прав. Такими субъектами прав в большинстве случаев являются отдельные индивиды – люди, но сверх того, и различные искусственные образования – корпорации или учреждения, так называемые лица юридические. Все эти маленькие центры предполагаются носителями собственной воли и инициативы и именно им предоставляется регулирование взаимных отношений между собой. Государство не определяет этих отношений от себя и принудительно, а лишь занимает позицию органа, охраняющего то, что будет определено другими. Оно не предписывает частному лицу стать собственником, наследником или вступить в брак, все это зависит от самого частного лица или нескольких частных лиц (контрагентов по договору); но государственная власть будет охранять то отношение, которое будет установлено частной волей. Если же она и дает свои определения, то, по общему правилу, лишь на тот случай, если частные лица почему-либо своих определений не сделают, следовательно – лишь в восполнение чего-либо недостающего. Так, например, на случай отсутствия завещания государство определяет порядок наследования по закону. Вследствие этого нормы частного права, по общему правилу, имеют не принудительный, а лишь субсидиарный, восполнительный характер и могут быть отменены или заменены частными определениями ( jus dispositivum). Вследствие же этого гражданские права суть только права, а не обязанности: субъект, которому они принадлежать, волен ими пользоваться, но волен и не пользоваться; неосуществление права не составляет никакого правонарушения.

Таким образом, если публичное право есть система юридической централизации отношений, то гражданское право, наоборот, есть система юридической децентрализации: оно по самому своему существу предполагает для своего бытия наличность множества самоопределяющихся центров. Если публичное право есть система субординации, то гражданское право есть система координации; если первое есть область власти и подчинения, то второе есть область свободы и частной инициативы».[ 49, с. 38-40]. , Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. Изд. 3-е, стереотип. М.: «Статут», 2001. – 354 с. /.

Различия между частными и публичными правоотношениями имеются также в порядке образования и ликвидации самих субъектов публичных и частных прав. Государственные органы и государственные учреждения, в отличие, например, от юридических лиц, не могут прекратить своего существования по собственной воле. Кроме того, различия между публичным и частным правоотношением касаются и способов рассмотрения споров и защиты прав. В спорах о частном праве частные лица, стороны, играют в высшей степени самостоятельную роль: от них зависит начать процесс или прекратить его на любой стадии. В спорах о публичном праве стороны не всегда могут прекратить спор на любой его стадии и т. д. Если споры частно-правового характера преимущественно обеспечиваются защитой в судебном порядке, то не все публичные правоотношения относятся к юрисдикции общих судов. В публичных правоотношениях широко распространено рассмотрение споров вышестоящими государственными органами одной из сторон данного правоотношения, а также специализированными судами. В современной юридической литературе различие между публичными и частными правоотношениями проводится также в зависимости от их принадлежности к правоприменению как властной деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляемой в целях принятия специальных решений, направленных на возникновение, изменение или прекращение конкретных отношений; либо к отношениям, связанным с реализацией гражданами и юридическими лицами права частной или коллективной собственности на вещи в сфере гражданского права, а также трудовых отношений по найму, где человек выступает в виде особого товара – рабочей силы. [50, с. 209 –243]. / Социология права. Учебное пособие; под ред. В. М. Сырых. 2–е изд., перераб. и дополн. - М. : «Юстицинформ», 2002. – 464 с.

Существуют еще и иные различия между публичными и частными правоотношениями в плане их соотношения, субъектов, содержания, динамики и других элементов. Например, изначально фундаментальное различие между частным и публичным правоотношением в юридической литературе проводится в зависимости от отраслевой принадлежности правовых норм, регулирующих данное правоотношение. С этой точки зрения в современной юридической литературе принято считать, что частные правоотношения регулируются в основном нормами таких отраслей права как гражданское, семейное и трудовое право, а публичные правоотношения регулируются нормами таких отраслей права как государственное, административное, финансовое, уголовное, уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное и других. Указанные выше различия между частными и публичными правоотношениями позволяют более подробно определить круг субъектов и области функционирования двух этих групп правоотношений. С этой точки зрения, в качестве сторон или участников частных правоотношений могут быть выделены две группы субъектов: а) физические лица, не обладающие государственно-властными полномочиями; б) юридические лица, не обладающие государственно-властными полномочиями. Кроме того, частные правоотношения на практике имеют преимущественное распространение в области взаимодействия указанных субъектов применительно к современному гражданскому, брачно-семейному и трудовому праву, охватывая имущественные и связанные с ними личные неимущественные правоотношения. При более детальном подходе, частные правоотношения охватывают собой традиционно такие правовые институты как право частной собственности и другие вещные права, договоры и иные обязательства, семейные правоотношения и наследование, а также иски по защите частных прав. Этот перечень нельзя признать исчерпывающим.

Что же касается публичных правоотношений, то круг сторон или участников данных правоотношений включает в себя как физических и юридических лиц, так и государство, государственные органы, должностных лиц, а также иных носителей государственно-властных полномочий. Это означает, что круг субъектов публичных правоотношений является гораздо более широким по сравнению с кругом субъектов частных правоотношений и может включать в себя любых субъектов правовой сферы. Кроме того, область распространения публичных правоотношений также является гораздо более широким по сравнению с частными правоотношениями. Выше уже указывалось о том, что в частных правоотношениях управомоченная сторона как носитель субъективного права обладает известной свободой воли в изменении или прекращении своего субъективного права, является распорядителем своих правомочий. Субъект частного права, например, может отказаться от своего права купить или продать вещь, вправе расторгнуть брачный союз, простить имущественный долг или уменьшить его размер и т. д. Однако здесь необходимо особо подчеркнуть, что указанная динамика субъективного права и ее зависимость от воли субъекта относятся к уже возникшему и существующему правоотношению. Поэтому высказанные суждения являются истинными применительно к динамике наличного субъективного права стороны правоотношения и характеризуют определенным образом порядок и динамику только дальнейшего изменения или прекращения правоотношения. Что же касается процесса возникновения правоотношения, то ее динамика не совпадает с динамикой процесса изменения и прекращения правоотношения, имеет свои отличительные черты и признаки.

По сравнению с динамикой изменения и прекращения уже возникших или существующих правоотношений, процесс возникновения частных и публичных правоотношений характеризуется рядом отличительных признаков, имеющих существенное значение. Предварительно рассмотрим данный процесс на примере правоотношений из частно-правового договора, а затем из деликта.

Показательными примерами правоотношений из частно-правового договора являются правоотношения купли-продажи, вступления в брак, заключения трудового договора. Для возникновения этих конкретных правоотношений «горизонтального» типа в сфере действия частного права требуется согласованное волеизъявление обеих сторон как юридически равноправных и относительно независимых друг от друга субъектов. Для вступления в эти правоотношения потенциальные участники обладают свободой своей воли. В силу данного обстоятельства соответствующее волеизъявление только одного из субъектов (например, предложение о купле или продаже, вступлении в брачный союз, подписании трудового контракта и т. п.) не является достаточным для возникновения конкретного двустороннего правоотношения. Другой субъект, к которому было обращено предложение, может, например, отказаться от сделанного ему предложения и тем самым предотвратить в данном случае само возникновение правоотношения. Следовательно, возникновение правоотношения здесь прямо зависит от волеизъявления как одного, так и другого субъекта. Зависимость между волеизъявлением субъектов указанных частных правоотношений и их субъективными правами и юридическими обязанностями, поскольку в соответствии с объективным правом для возникновения данных субъективных прав и юридических обязанностей сторон правоотношения нужно их согласованное волеизъявление, имеет причинно-следственный характер. Речь идет о том, что субъективные права и юридические обязанности сторон, а также само правоотношение является следствием волеизъявления их сторон. Причем, субъекты в таких случаях обладают свободой воли вступать или не вступать в указанные договорные правоотношения. Например, в таких случаях каждый из субъектов может свободно купить или продать вещь, а может также отказаться от купли-продажи, может свободно вступить или не вступить в брачный союз, заключить или не заключать трудовой договор. Таким образом, в частных правоотношениях их договора возникновение субъективных прав и корреспондирующих им обязанностей обычно зависит от усмотрения и желания самих субъектов. Поэтому такие субъективные права и юридические обязанности, которые возникают по воле и усмотрению самих субъектов, можно охарактеризовать как причинно-зависимые от их волеизъявления. Отличительный признак данных правоотношений состоит в том, что динамика их возникновения в определенной мере подчиняется воле и волеизъявлению субъектов, которые затем становятся либо не становятся сторонами правоотношения. Следовательно, в правовой сфере среди частных правоотношений можно выделить особую группу правоотношений из договора, в рамках которых процесс приобретения субъективных прав и юридических обязанностей находится в прямой причинно-следственной зависимости от воли и волеизъявления их потенциальных участников.

Однако в правовой сфере, как уже отмечалось, не все субъекты обладают свободой воли самостоятельно приобретать свои субъективные права и юридические обязанности. Механизм правового регулирования общественных отношений строится таким образом, что субъекты в установленных случаях вынуждены вступать в правоотношения, вынуждены приобретать субъективные права или юридические обязанности. Примером этого служить процесс возникновения субъективных прав и юридических обязанностей сторон в случае возникновения правоотношения из деликта. Как уже отмечалось, гражданско-правовой деликт есть правонарушение, вследствие которого у одного (или нескольких субъектов) возникает юридическая обязанность (обязанности), а у другого субъекта (субъектов) возникает корреспондирующее этой обязанности субъективное право (права). В силу деликта у нарушителя юридическая обязанность возникает помимо его воли или даже против его воли. Примерно также дело обстоит с возникновением корреспондирующего указанной обязанности субъективного права другой стороны в правоотношении из деликта. В случае деликта обладатель субъективного права становится стороной правоотношения также независимо от своей воли и акта своего волеизъявления. Другое дело, что субъект может затем отказаться от реализации своего субъективного права, но это уже относится к процессу изменения или прекращения возникшего из деликта правоотношения. Например, кредитор как обладатель субъективного права в уже существующем правоотношении может простить долг или уменьшить его размеры. Еще одним примером возникновения правоотношения независимо от воли сторон или участников может служить конкретное двустороннее правоотношение, которое возникает между застрахованным и страхователем по факту причинения имущественного вреда застрахованному вследствие землетрясения, наводнения или удара молнии. В данном случае юридический факт причинения вреда каким-либо образом, косвенно или прямо, не связан с волей и волеизъявлением сторон. Поэтому правоотношение возникает помимо воли и волеизъявления страхователя или застрахованного, даже вопреки воле сторон или одной из сторон (страхователя или застрахованного). С учетом того, что ранее между сторонами был заключен договор страхования и они предвидели возможность наступления того или иного события, речь в данном случае идет о возникновении совершенно нового правоотношения между сторонами, в котором у сторон появляются новые субъективные права и юридические обязанности. Конечно, предварительное заключение договора страхования зависело от согласованного волеизъявления сторон и требовало такого волеизъявления под угрозой недействительности договора, но затем факт причинения вреда стал событием, никак не зависящим от воли сторон и повлекшим за собой появление нового правоотношения между субъектами. Речь идет в данном случае и о том, что предусмотренные в страховом договоре события могли и не произойти или же произойти в другое время и т. д.

Приведенные выше примеры показывают, что в правовой сфере имеется также круг субъектов, которые не обладают свободой воли в приобретении своих субъективных прав и юридических обязанностей в правоотношении. Таким образом, многие субъективные права и юридические обязанности возникают помимо воли и волеизъявления субъектов или против их воли, а участие в правоотношении для субъектов является обязательным в силу требований объективного права. В таких правоотношениях различные субъекты участвуют вынужденно, помимо своей воли и желания, без факта волеизъявления. Данные правоотношения присущи как сфере действия норм частного права, так и норм публичного права. Они возникают, прежде всего, в результате различного рода юридических фактов, которые имеют характер абсолютных событий, а также действий другой стороны или третьих лиц.

В сфере публичного права аналогично правоотношению из гражданско-правового деликта возникает уголовно-правовое отношение вследствие совершения преступления. Обычно преступлением признается общественно опасное противоправное и виновное деяние, совершенное умышленно или неосторожно. Однако если оценивать преступление с точки зрения воли государственной власти и воли подавляющего большинства добропорядочных и законопослушных граждан, то любое преступление совершается против и помимо их воли, а потому служит для них нежелательным и не зависящим от их воли событием, хотя и совершается по воле одного либо нескольких преступников. Вряд ли будет правильным полагать, что государство, государственные органы и их должностные лица могут допустить, например, террористический акт или захват заложников, если это будет зависеть от их воли. Следовательно, можно утверждать, что преступления обычно совершаются помимо и независимо от воли государства и государственных органов, а также независимо от воли многих иных субъектов в лице законопослушных граждан.

Существует еще третий вид зависимости между волеизъявлением участников правоотношения и возникновением их субъективных прав (юридических обязанностей). Он наблюдается в тех случаях, когда в соответствии с объективным правом субъективные права и юридические обязанности участников правоотношения возникают в результате волеизъявления только одного из потенциальных участников правоотношения. Такие правоотношения, которые возникают в зависимости от воли и волеизъявления какой-либо одной стороны правоотношения, можно наблюдать, прежде всего, в сфере действия норм публичного права. Например, в соответствии с Указом Президента Республики Казахстан, имеющим силу закона, «Об обращениях граждан», если гражданин официально обратиться письменно или устно в конкретный государственный орган с жалобой или предложением, то в силу действия определенных норм объективного права у данного государственного органа возникает юридическая обязанность дать ответ автору обращения в установленные сроки. В таком случае между определенным гражданином и определенным государственным органом возникает совершенно конкретное правоотношение. Тем самым волеизъявление гражданина, выраженное должным образом, становится достаточным основанием (юридическим фактом) для возникновения субъективных прав и корреспондирующих юридических обязанностей сторон в конкретном правоотношении. Что же касается юридически обязанной стороны в данном правоотношении, т. е. государственного органа, то эта сторона по своей воле не может предотвратить возникновение правоотношения либо отказаться от участия в правоотношении. Поэтому можно полагать, что в данном случае возникновение конкретного двустороннего правоотношения в силу действия норм объективного права зависело от воли и волеизъявления только одной стороны.

Еще одним примером возникновения правоотношения по воле только одной из сторон является известное многим абсолютное правоотношение собственности, когда вследствие приобретения лицом вещи в собственность на всех других субъектов налагается юридическая обязанность не нарушать это субъективное права собственника. Приведенные примеры, количество которых можно при необходимости продолжить, показывают то, что метод возникновения конкретных правоотношений по воле только одной из сторон, находит достаточно широкое применение в правовой сфере.

Таким образом, приведенные выше примеры показывают, что объективное право предусматривает случаи как свободного, так и вынужденного вступления субъектов в правоотношение, свободного или вынужденного приобретения субъективных прав или юридических обязанностей. При этом следует особо отметить, что, если в случае свободного вступления субъекта в правоотношение обязательным условием является акт его волеизъявления, то, напротив, в случае вынужденного вступления субъекта в правоотношение, его волеизъявления может и не потребоваться. Речь идет о том, что в случаях вынужденного вступления субъекта в правоотношение, он может стать стороной правоотношения как вопреки своей воле (т. е. при отрицательном волеизъявлении), так и помимо своей воли (т. е. при отсутствии всякого его волеизъявления). Что же касается свободного или добровольного вступления субъекта в правоотношения, то оно обычно требует предварительного или последующего, зачастую должным образом выраженного его волеизъявления. Таким образом, в результате исследования частных и публичных правоотношений можно констатировать, правоотношение есть урегулированное нормами объективного права общественное отношение, в котором субъективные права и юридические обязанности возникают вследствие волеизъявления самих сторон либо одной стороны.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100