www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Бекбаев Е.З. Проблема начала в теоретическом познании правовой системы (попытка обоснования). Астана. 2009.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
4. 2. Единый критерий классификации юридических фактов

Как указывается в философской литературе, в пространстве и времени можно наблюдать, по крайней мере, два различных вида связей или отношений между событиями, предметами. По данному поводу В. Т. Павлов указывает на следующее: «Первоначально знакомясь с внешним миром, человек представляет его пространством, наполненным различными предметами. Предметы пространственно связаны между собой, как звенья одной группы, отличаясь друг от друга величиной, формой и положением. Предмет во времени имеет различные состояния (признаки, свойства). Представления о пространственных и временных отношениях являются логическим средством установления связи между предметами и его признаками» [62,с. 87]. Павлов В. Т. Логические функции категорий пространства и времени. Киев, изд. Киевского ун-та, 1966, 236 с./.

При этом В. Т. Павлов отмечает: « Понятие одновременности очень важно для уяснения отношения между различными событиями, происходящими в различных местах. Если такие события одновременны, то они не могут иметь между собой причинной связи. Поэтому их отношение представляет собой отношение сосуществования, т. е. отношение чисто пространственное. [62,с. 23]. Павлов В. Т. Логические функции категорий пространства и времени. Киев, изд. Киевского ун-та, 1966, 236 с.

Если же указанные В. Т. Павловым понятия одновременности и причинности попробовать приложить в правовой сфере к процессам возникновения общественных отношений, урегулированных нормами права, то можно утверждать следующее. Субъекты правовой сферы в соответствии с требованиями объективного права становятся сторонами или участниками правоотношений либо в силу своих собственных действий, которые подконтрольны их воле и сознанию, либо в силу юридически значимых событий, которые не подконтрольны их воле и сознанию. В первом случае, если субъект становится стороной правоотношения в силу своих собственных юридически значимых действий, налицо имеется причинно-следственная связь между поведением данного субъекта и его участием в правоотношении. В этом случае юридически значимые действия (поступок) субъекта является или служит непосредственной причиной того, что данный субъект становится или признается участником, стороной правоотношения. Во втором случае, когда субъект становится стороной или участником правоотношения в силу юридически значимых событий, которые не подконтрольны его воле и сознанию, отсутствует прямая причинно-следственная зависимость между вступлением данного субъекта в правоотношение и его собственным поведением в прошлом. Тогда само прошлое поведение субъекта, его собственные действия и поступки не являются непосредственной причиной вступления данного субъекта в правоотношение. Непосредственной причиной вступления субъекта в правоотношение служат не зависящие от него юридические факты (события). Рассматривая юридический факт в качестве одного из оснований (причин) участия того или иного субъекта в правоотношении, следует выделить два вида юридических фактов. Один вид юридического факта характеризуется тем, что является следствием или результатом собственного поведения субъекта. В объективном праве такие юридические факты отличаются тем, что устанавливают причинно-следственную зависимость между поведением (поступком) субъекта и его последующим участием в правоотношении в качестве одной из сторон. Наиболее распространенными и показательными примерами такого вида юридического факта служат контракт (договор), деликт и иные правонарушения. В таких случаях можно со всей очевидностью констатировать то, что субъект становится участником того или иного правоотношения в силу своего поступка. Другой вид юридического факта в объективном праве отличается отсутствием причинно-следственной зависимости между поведением субъекта и его участием в правоотношении. В силу такого вида юридического факта тот или иной субъект может быть признан участником правоотношения независимо от своего поведения (поступка). Например, в случае совершения преступления правоохранительный государственный орган неизбежно признается стороной уголовно-правового и уголовно-процессуального правоотношения совершенно независимо от своего поведения в прошлом.

Таким образом, при наиболее общем подходе в качестве непосредственного основания вступления субъектов правовой сферы в правоотношения можно указать две группы юридических фактов: а) собственные юридически значимые действия, или поступки, субъектов, которые являются причиной вступления субъекта в правоотношение; б) юридически значимые события, которые являются причиной вступления субъекта в правоотношение. Главное различие между собственными юридически значимыми действиями субъекта и юридически значимыми событиями состоит именно в том, что первые обычно подконтрольны самому субъекту и выступают как формы или акты его собственного волеизъявления, а вторые – не подконтрольны воле данного субъекта и выступают для него не как формы собственного волеизъявления, а как относительно самостоятельные и не зависящие от него явления. В целом применительно ко всему массиву правоотношений в обществе можно утверждать, что основанием участия того или иного субъекта в правоотношении могут быть его собственные юридически значимые поступки либо юридически факты, которые воспринимаются данным субъектом и объективным правом как не зависящие от его воли события.

Исходя из того, что в качестве юридических фактов и непосредственного основания вступления субъекта в правоотношение могут быть его собственные поступки, которые зависят от его воли и являются конкретной формой его волеизъявления, а также юридические факты, которые не зависят от воли данного субъекта и воспринимаются им как относительно самостоятельные события, все эти юридические факты можно разделить на две основные группы – поступки и события. В отличие от традиционного деления юридических фактов на действия и события, предлагаемая классификация юридических фактов основана, как можно заметить, на принципиально ином критерии. Кроме того, в рамках данной классификации юридических фактов не применяются, в частности, такие абстрактные критерии как события вообще и действия вообще. Таким образом, в рамках предложенной классификации юридических фактов в правовой сфере поступками называются те правомерные и противоправные действия субъектов, которые в силу установленной и закрепленной нормами объективного права причинно-следственной зависимости служат непосредственным основанием для признания данного субъекта участником правоотношения либо основанием для признания его изменившим или прекратившим правоотношение. Все остальные юридические факты, которые служат основанием для признания субъекта участником или стороной в урегулированном нормами права общественном отношении, называются событиями.

В юридической науке согласно традиционному делению юридических фактов на события и действия, событие рассматривается как обстоятельство, не зависящее от воли людей, но не всегда уточняется вопрос о том, конкретно, чья именно воля имеется в виду. Не секрет, что те или иные события как юридические факты могут быть независимыми от воли абсолютно всех субъектов либо от воли только одного или нескольких субъектов правовой сферы определенного государства. Как известно, данное обстоятельство позволяет в юридической науке и практике разделить все юридически значимые события на две группы. Во-первых, на события, которые происходят помимо воли абсолютно всех и из каждого субъектов данного правового пространства. Во-вторых, на события, которые происходят помимо воли одного или нескольких субъектов данного правового пространства. К первой группе обычно относят события, которые имеют абсолютный характер, например, землетрясения, цунами, другие природные катаклизмы. Ко второй группе относят события, которые имеют относительный характер. Относительный характер носит большинство событий. К ним можно отнести в первую очередь многие действия, которые совершены определенными субъектами независимо от воли других субъектов в данном правовом пространстве. Распространенным случаем такого относительного события является, в частности, рождение человека как юридический факт. Например, в статье 12 Конституции Республики Казахстан закреплено положение о том, что права и свободы человека принадлежать каждому от рождения, признаются абсолютными и неотчуждаемыми, определяют содержание и применение законов и иных нормативных правовых актов. Тем самым рождение человека признается юридическим фактом, в силу которого человек приобретает свои основные права и свободы. Спрашивается, как следует классифицировать юридический факт рождения человека? Как событие или как действие? Если при оценке данного юридического факта взять в качестве критерия волю большинства субъектов правовой сферы любого государства, рождение человека, несомненно, является событием, поскольку оно происходит независимо от их воли, в том числе и от воли самого новорожденного. Но если в качестве критерия оценки факта рождения человека, как юридического факта, брать волю одного или нескольких субъектов (например, родителей, медиков и т. п.), то данный факт является результатом целенаправленных, порой долгих и трудных, волевых усилий, то есть юридически значимым действием, или поступком.

Аналогичным факту рождения человека является и такой юридический факт как преступление. Обычно преступлением признается предусмотренное уголовным законом общественно опасное, противоправное и виновное деяние, совершенное умышленно или неосторожно. Однако если оценивать преступление с точки зрения воли государственной власти и воли подавляющего большинства, добропорядочных и законопослушных граждан, то любое преступление совершается против их воли и помимо их воли, а потому служит для них нежелательным и не зависящим от их воли событием. С другой стороны, оно совершается по воле одного либо нескольких преступников. Поэтому вряд ли будет правильным полагать, что государство, государственные органы и их должностные лица могут допустить, например, террористический акт или захват заложников, если это будет зависеть от их воли. Следовательно, можно утверждать, что преступления обычно совершаются помимо воли и независимо от воли государства и государственных органов, а также независимо от воли многих иных законопослушных субъектов, а потому являются для них юридически значимыми противоправными событиями. Однако в самом уголовном праве каждое преступление рассматривается как подконтрольное воле и сознанию преступника деяние (юридически значимое действие или бездействие), влекущее за собой определенные юридические последствия. Таким образом, на примере таких юридических фактов, как рождение ребенка и совершение преступления, можно наглядно видеть двойственную природу этих юридических фактов, которые одновременно обладают признаками юридически значимого действия (поступка) для одних и юридически значимого события для других. Речь в данном случае идет о том, что стороны правоотношения по-разному могут оценивать один и тот же юридический факт, в силу которого они стали участниками правоотношения.

При классификации и исследовании юридических фактов определенное методологическое значение имеет критерий, на основе которого производится различение юридических фактов. Как уже указывалось, в юридической литературе при делении юридических фактов на события и действия в качестве критерия классификации берется зависимость того или иного юридического факта от воли людей. Когда речь идет о выделении событий абсолютного характера, которые не зависят от воли любого человека или группы людей, то результат достигается вполне определенный и конкретный. Однако когда речь идет о выделении событий относительного характера, то обнаруживается, что критерий зависимости юридического факта от воли людей становится абстрактным, поскольку не всегда ясно, какие люди конкретно имеются в виду. Как уже было показано, относительные события, как юридические факты, могут происходить независимо от воли самых разных субъектов правовой сферы, например, государства, граждан, организаций, юридических и физических лиц, супругов, соседей и т. д. и т. д. Следовательно, при классификации относительных событий в качестве юридических фактов необходимо использовать не абстрактный критерий вообще независимости от воли людей, а требуется указать конкретных субъектов правовой сферы, касательно которых данный юридический факт является событием. С этой точки зрения, поскольку юридические факты рассматриваются как основания возникновения, изменения и прекращения правоотношений, для различения событий можно попытаться конкретизировать данный критерий применительно к воле и волеизъявлению именно тех субъектов, которые являются участниками или сторонами правоотношения. Таким образом, если в качестве критерия классификации юридических фактов взять волю и волеизъявление самих участников или сторон правоотношения, то можно рассуждать о следующем. Поскольку деление или классификация юридических фактов на события и поступки производится в зависимости от воли и волеизъявления того или иного конкретного участника или стороны правоотношения, можно утверждать, что те юридические факты, которые произошли независимо или помимо воли и волеизъявления данного субъекта, следует воспринимать как события. К событиям можно отнести, видимо, и те юридические факты, которые возникли либо произошли также и против воли участника правоотношения, за исключением его собственных противоправных поступков. Однако те юридические факты, которые возникли или произошли по воле и желанию самого участника правоотношения, следует относить к поступкам. При этом, разумеется, речь идет не только о правомерных поступках.

Указанный выше критерий классификации юридических фактов позволяет несколько по-иному, чем это принято на сегодня в юридической литературе, провести разграничение между событиями и поступками. Сущность данного разграничения состоит в следующем. В рамках юридических фактов событиями служат те из них, которые приводят субъекта к участию в правоотношении против его воли или помимо его воли и волеизъявления. Говоря другими словами, если человек становится стороной правоотношения помимо своих действий или помимо своего желания и воли, то юридический факт, который служит основанием возникновения правоотношения, является для него событием. И, наоборот, если человек становится стороной правоотношения в соответствии со своим поведением и волеизъявлением, то юридический факт, который служит основанием возникновения правоотношения, является поступком. Таким образом, касательно каждого человека или группы людей как участника правоотношения в правовой сфере можно констатировать наличие двух противоположных по своему характеру видов юридических фактов – событий и поступков. Событием является тот юридический факт, в силу которого участие субъекта в правоотношении возникает помимо воли либо даже против его воли и волеизъявления. Поступком называется тот юридический факт, в силу которого участие субъекта в правоотношении осуществляется согласно его собственной воле при совершении им правомерных действий. Применительно к противоправным действиям субъектов дело обстоит несколько по-другому. Как уже говорилось, при совершении преступлений и иных противоправных действий воля правонарушителя не всегда направлена на приобретение субъективного права или юридической обязанности. Однако в силу того, что противоправные действия субъекта являются согласно позитивному праву непосредственной причиной его участия в правоотношении, противоправные действия нарушителя для него приравниваются объективным правом к поступку. Что же касается всех других субъектов, то противоправные действия правонарушителя оцениваются ими обычно как событие. Следовательно, каждое правонарушение всегда является поступком для совершившего данное противоправное действие, независимо от его желания и воли, но является событием для других людей. Это же относится к воле других лиц, в силу поступков которых могут возникать правоотношения. Например, когда в силу судебного решения или индивидуального административного акта у сторон возникают права и обязанности, данный юридический акт может восприниматься ими как событие. Однако в юридической литературе в настоящее время данный юридический факт оценивается обычно как правомерное действие государственного органа, что, конечно, является верным, но недостаточным критерием для более полной характеристики юридического акта. Что же касается сторон правоотношения, то данный юридический факт должен оцениваться ими как событие, которое ожидаемо, но не зависит от их воли и волеизъявления.

Предложенное деление разнообразных юридических фактов на события и поступки в зависимости причины участия субъекта правовой сферы в правоотношении является только одним их видов классификации юридических фактов, но имеет свое собственное место. Дело в том, что данное разделение юридических фактов на события и поступки позволяет более детально рассмотреть динамику субъективных прав и юридических обязанностей в рамках правоотношения как компонента правовой системы. Ранее уже приводился пример возникновения конкретного двустороннего правоотношения между гражданином, подавшим жалобу, и государственным органом, обязанным дать ответ на данную жалобу. Здесь важно обратить внимание на то, что в данном случае вступление государственного органа в правоотношение происходит помимо воли и независимо от его воли. Поэтому правомерные действия гражданина, подавшего жалобу, могут быть оценены применительно к воле государственного органа как относительное событие - юридический факт. Если же произойдет событие абсолютного характера как юридический факт, которое характеризуется как независимое от воли обеих сторон, например, в случае причинения имущественного вреда застрахованному гражданину вследствие землетрясения или удара молнии, то данное конкретное правоотношение между гражданином и страховщиком возникает, очевидно, помимо воли обеих сторон. Несколько иные юридические последствия предусмотрены объективным правом для такого ранее упомянутого юридического факта как рождение человека. Данный юридический факт является событием и для самого новорожденного, поскольку он не обладает на тот момент дееспособностью и не может выразить свою волю. Однако новорожденный человек в силу своего рождения обладает правоспособностью, основными правами и свободами человека и гражданина, а также определенным правовым статусом. Следовательно, основные субъективные права и свободы человека, которые возникают у него в силу его рождения, входят не только в состав правоотношения, но и в состав его правового статуса. Объясняется это обстоятельство, видимо, тем, что субъективное право и правоотношение суть одно и то же. Можно полагать, видимо, что субъективное право (юридическая обязанность) и правоотношение не есть две разные самостоятельные сущности, а есть два разных проявления одного и того же, ипостаси одной сущности или некого третьего, которым является субъект правовой сферы. Говоря образно, субъективное право (юридическая обязанность) и правоотношение есть две стороны одной и той же «медали». Может быть, в данном случае необходимо учитывать также другой аспект проблемы. Субъективное право и юридическая обязанность есть парные категории, которые не могут существовать друг без друга. Там, где есть субъективное право, должна быть юридическая обязанность. Однако корреспондирующие друг другу субъективное право и юридическая обязанность должны принадлежать разным субъектам, а не одному и тому же субъекту. Исторически разделение труда в нашей юридической науке сложилось таким образом, что проблематика правоотношения и проблематика правового статуса субъектов рассматривались и изучались как относительно разные области юридической науки и практики. Таковая ситуация в юридической науке продолжает сохраняться и по настоящее время. Наглядным свидетельством этого является существующее в науке общей теории государства и права и в отраслевых юридических науках выделение отдельно проблем правового статуса субъектов и проблем правоотношений как самостоятельных разделов. Конечно, объективная закономерность состоит в том, что правоотношение не может возникнуть и существовать без субъективного права и юридической обязанности, которые принадлежать разным субъектам. Однако субъективное право и юридическая обязанность могут принадлежать также одному и тому же субъекту. При традиционно раздельном рассмотрении субъективного права (юридической обязанности) и правоотношения как двух самостоятельных юридических феноменов возникает противоречие, в чем заключаются, на наш взгляд, истоки многих споров в теории правоотношения.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100