www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Бекбаев Е.З. Проблема начала в теоретическом познании правовой системы (попытка обоснования). Астана. 2009.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
4. 4. Субъект права и субъект правоотношения

Юридические факты можно классифицировать также на правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие в соответствии с тремя стадиями движения самого правоотношения. Применительно правообразующих юридических фактов можно утверждать, что с их помощью субъективные права и юридические обязанности субъектов в правовой сфере возникают разными способами. Во-первых, субъекты могут приобретать субъективные права и юридические обязанности и стать стороной правоотношения путем совершения собственных правомерных или противоправных действий (поступков). Во-вторых, субъекты могут приобретать субъективные права и юридические обязанности и стать стороной правоотношения в силу совершения правомерных или противоправных действий другими лицами. В-третьих, субъекты могут приобрести субъективные права или юридические обязанности и стать стороной правоотношения в силу предусмотренных нормами объективного права природных катаклизмов и иных абсолютных событий. Если субъект приобретает субъективное право либо юридическую обязанность в силу своих поступков – он является участником первого типа правоотношения. Если же субъект приобретает субъективное право или юридическую обязанность в силу событий – он является участником второго типа правоотношения. Кроме того, в сфере права необходимо четко различать две категории субъектов права: субъектов публичного права и субъектов частного права, которые обладают в правовой сфере разными возможностями. Поскольку многие субъекты публичного права являются носителями государственно-властных полномочий, они имеют возможность напрямую наделять других субъектов субъективными правами или юридическими обязанностями. Наиболее распространенными способами этого являются принятие юридических актов индивидуального характера (административные акты, судебные решения, дисциплинарные акты), а также издание нормативного правового акта, в том числе и закона.

В области частного права, поскольку там субъекты не обладают соответствующими государственно-властными полномочиями, то они, естественно, никак не могут напрямую наделять других субъективными правами либо юридическими обязанностями, если не уступают свои субъективные права или юридические обязанности. Поэтому в частном праве главным способом приобретения субъективных прав служат собственные правомерные действия физических и юридических лиц, направленные на вступление в правоотношения. Еще одной отличительной особенностью здесь является то, что в области частного права в результате юридически значимых действий физических и юридических лиц обычно возникают у них субъективные права и юридические обязанности именно друг перед другом, а не перед государством. Поэтому это есть особого рода правоотношения, где стороны, хотя и находятся под защитой государства в урегулированных нормами права общественных отношениях, сами обладают такими субъективными правами и юридическими обязанностями, которые предполагают, прежде всего, их добровольную реализацию и исполнение сторонами. Здесь также в принципе субъективные права и юридические обязанности приобретаются в целом ряде случаев добровольно. Область частного права является «автономным» пространством взаимодействия субъектов. Здесь каждый субъект находится под защитой государства, но вступает в правоотношения по своему желанию или не вступает. Даже в том случае, когда субъект совершает частноправовой деликт, субъекты частного права имеют возможность отказаться от услуг государства при разрешении споров. Однако в случае неисполнения или отказа от исполнения юридической обязанности контрагентом, правомочная сторона не должна применять прямое насилие, поскольку не обладает государственно-властными полномочиями. Она должна будет обратиться к соответствующему субъекту государственно-властных полномочий с тем, чтобы последний в случае необходимости мог использовать правомерное насилие по отношению к нарушителю. То обстоятельство, что субъекты частноправовых отношений не обладают государственно-властными полномочиями по применению правомерного насилия, имеет определенное значение. И, наоборот, то обстоятельство, что государственные органы и должностные лица обладают полномочиями применения правомерного насилия, тоже имеет огромное значение.

В частном праве согласно его требованиям субъекты не могут сами непосредственно применять правомерное насилие к другим субъектам. Таким образом, юридическое равенство субъектов частного права, а также сторон частного правоотношения выражается не только в наличии у них так называемых равных прав и обязанностей, но и в отсутствии у них субъективного права на применение правомерного насилия по отношению друг к другу, хотя на ранних стадиях развития государства и права таковая практика существовала. При этом, хотя государственный орган сам по себе и обладает государственно-властными полномочиями, однако в области действия частного права он не правомочен их применять, а должен действовать именно как субъект частного права, абстрагируясь в данном случае от своих властных полномочий. Конечно, формальное юридическое равенство сторон субъектов частного правоотношения не означает их фактического правового равенства. Это правовое неравенство субъектов частного права особенно наглядно выражается, например, при защите нарушенного субъективного права, где для разных категорий физических и юридических лиц законом может устанавливаться разная подсудность. Также некоторые прямые ограничения субъективных прав и юридических обязанностей разных категорий физических лиц (малолетних и несовершеннолетних, иностранцев и лиц без гражданства) содержат в себе элементы фактического правового неравенства субъектов в области частного права. Особо четко и последовательно неравенство субъектов права и субъектов правоотношений проводится в области действия публичного права. Можно утверждать, что юридическое неравенство и иерархия субъектов является принципом публичного права. Субъекты публичного права как бы образуют властную пирамиду, основу которой составляют граждане, а на самой вершине находится монарх или глава государства. Разный правовой статус субъектов права создает для них разные возможности участия в правоотношениях. Например, в соответствии со статьей 52 Конституции Республики Казахстан депутат Парламента в течение срока своих полномочий не может быть арестован, подвернуть приводу, мерам административного взыскания, налагаемым в судебном порядке, привлечен к уголовной ответственности без согласия соответствующей Палаты, кроме случаев задержания на месте преступления или совершения тяжких преступлений. И, напротив, в соответствии со статьей 28 конституционного закона «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов» по вопросам своей деятельности депутаты Парламента пользуются правом беспрепятственного посещения государственных органов, общественных объединений, государственных организаций, правом безотлагательного приема их руководителями и другими должностными лицами. Указанными выше особыми субъективными правами депутатов Парламента не обладают, например, рядовые граждане и многие другие субъекты правовой сферы в Республике Казахстан. В правовой сфере имеются также многие другие разнообразные субъективные права и юридические обязанности, которые присущи одним субъектам и не присущи другим субъектам. Например, работники правоохранительных органов имеют право ношения огнестрельного оружия, чего не имеют права делать большинство других субъектов. Женщины имеют право на послеродовой отпуск, мужчины обязаны проходить действительную военную службу и т. д. и т. д. Перечень особых субъективных прав и юридических обязанностей, присущих одним субъектам, но не присущих другим субъектам, можно продолжать достаточно долго. Обладание или не обладание такими правами и обязанностями является показателем возможностей субъекта вступать в те или иные правоотношения. Одновременно это является показателем фактического правового неравенства субъектов правовой сферы, где одни субъекты обладают достаточно большим объемом субъективных прав или обязанностей, а другие субъекты наделены гораздо меньшим объемом субъективных прав и юридических обязанностей. В современном мире нижним порогом, критерием и тем необходимым минимумом объема субъективных прав и юридических обязанностей можно принять официально закрепленные конституционные права и обязанности граждан, которые должны соответствовать общепризнанным международным стандартам основных прав и свобод человека и гражданина. Если попытаться классифицировать субъектов правовой сферы в Республике Казахстан, граждане Республики Казахстан образуют как бы самый нижний ярус или фундамент в государственно-властной пирамиде. На следующем ярусе данной пирамиды по иерархии располагаются такие субъекты правовой сферы как местные государственные органы сельского, поселкового, городского и районного уровней, а также их должностные лица. Эти субъекты наделены разнообразными государственно-властными полномочиями по отношению к гражданам и могут принимать административные, судебные, дисциплинарного характера юридические акты, на основе которых возникают субъективные права и юридические обязанности физических и юридических лиц. Третий ярус властной пирамиды занимают областные и приравненные к ним государственные органы и их должностные лица, над которыми располагается ярус республиканских государственных органов. На самом верхнем ярусе пирамиды государственной власти в Республике Казахстан находятся высшие органы различных ветвей государственной власти и их должностные лица, а венчает пирамиду государственной власти Глава государства, который в соответствии со статьей 40 Конституции Республики Казахстан обеспечивает согласованное функционирование всех ветвей государственной власти и ответственность органов власти перед народом.

Таким образом, в правовой сфере можно различать две разные группы субъектов. Во-первых, это субъекты, которые являются участниками или сторонами разнообразных частных и публичных правоотношений. Во-вторых, субъекты, которые не являются участниками тех или иных правоотношений, но, тем не менее, обладают определенным набором субъективных прав и юридических обязанностей или государственно-властных полномочий в рамках своего правового статуса. Вопрос о правоотношениях в юридической литературе дополнительно запутывается недостаточным различением того обстоятельства, что субъективные права и юридические обязанности входят как в состав правового статуса того или иного субъекта, а также в состав правоотношений с участием того или иного субъекта. По существу каждый субъект правовой сферы может не менее чем двояким образом приобретать или пополнять свои субъективные права и юридические обязанности. Во-первых, субъективные права и юридические обязанности субъекта могут возникать непосредственно из нормативного правового акта, например, конституции или иного закона. В силу того, что в таких случаях субъективное право или юридическая обязанность возникает у неопределенного количества субъектов, обычно принято считать, что данное субъективное право или юридическая обязанность пополняет или меняет правовой статус субъектов. Во-вторых, субъективное право или юридическая обязанность у субъекта может возникнуть из правоприменительного акта, не являющегося нормативным правовым актом, например, из так называемых административных актов, судебных решений, дисциплинарных актов. В таком случае, поскольку данное субъективное право не влияет на правовой статус неопределенного числа субъектов правовой сферы, можно полагать, что данное субъективное право находиться в составе правоотношения. Таким образом, особый смысл тезиса о правоотношениях, как об урегулированных нормами права общественных отношениях, проявляется лишь тогда, когда он соотносится именно с правоприменительными актами, или так называемыми индивидуальными юридическими актами. Что же касается закрепления полномочий государственных органов и должностных лиц, а также определения субъективных прав граждан и юридических лиц путем издания законов и других нормативных правовых актов, то это рассматривается в юридической науке как установление и закрепление правового статуса различных субъектов правовой сферы. Указанный выше подход к субъективным правам и юридическим обязанностям четко согласуется с традиционным в юридической литературе подходом к правоотношениям, согласно которому общими предпосылками правоотношений признаются правовые нормы и правоспособность, а конкретной предпосылкой признается юридический факт. Однако при этом неизбежно возникает вопрос о соотношении субъективных прав и юридических обязанностей в рамках правового статуса субъектов и субъективных прав и юридических обязанностей в рамках правоотношений. Говоря другими словами, возникает вопрос о том, корреспондируют ли в правовой сфере субъективным правам в рамках правового статуса одних субъектов, юридические обязанности других субъектов, и, наоборот, юридическим обязанностям одних субъектов корреспондируют ли субъективные права других субъектов? Здесь, конечно, изначально ясно то, что субъект не может вступить в правоотношение с самим собой. Поэтому субъективное право, входящее в содержание его правового статуса не может корреспондировать какой-либо юридической обязанности, также входящей в его правовой статус. Все субъективные права и юридические обязанности субъекта устанавливаются и закрепляются таким образом, что оказываются объединенными вокруг данного субъекта, но не корреспондируют друг другу как в правоотношении. Здесь соотношение между субъективными правами и юридическими обязанностями подчиняются не принципу единства и противоположности, как в правоотношении, а только принципу единства и гармонии. Таким образом, если в состав правоотношений входят именно корреспондирующие друг другу субъективные права и юридические обязанности разных субъектов, то в состав правового статуса субъектов входят только не корреспондирующие друг другу субъективные права и юридические обязанности и одного и того же субъекта. То обстоятельство, что элементами правового статуса субъектов являются именно не корреспондирующие друг другу субъективные права и юридические обязанности, вовсе не означает отсутствия гарантий их реализации. Можно полагать, что субъективные права и юридические обязанности, составляющие правовой статус одних субъектов, обеспечиваются в правовой сфере соответствующими юридическими обязанностями и субъективными правами других субъектов. Возьмем для наглядности, например, конституционные права и свободы граждан. В юридической науке по данной проблематике имеется достаточно обширная литература. Особенно широкое внимание уделяется ей в последнее время, в частности, в связи с современной концепцией основных прав и свобод человека и гражданина.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100