www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Теория государства и права
Бекбаев Е.З. Проблема начала в теоретическом познании правовой системы (попытка обоснования). Астана. 2009.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
5. 2. Соотношение правоотношения и субъективного права

Как показывают наши исследования, при попытке создания единой или общей теории правоотношения и субъективного права (юридической обязанности) можно исходить из того, что возникновение правоотношения является одним их частных случаев возникновения субъективного права или юридической обязанности. Как по данному поводу отмечает Л. С. Явич: «В зависимости от особенностей предмета регулирования и целей законодателя, а также стадии осуществления юридических норм субъективное право находит свое проявление: 1) в правоспособности граждан и правовом статусе (компетенции) организаций; 2) в неотчуждаемых (личных) правах и так называемых абсолютных субъективных правах граждан (организаций); 3) в правомочиях субъектов конкретных правоотношений и в притязании, вытекающем из нарушений любой их указанных разновидностей субъективного права». [61, с. 118]. Явич Л. С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. – М:, 1961. –172 стр. Объективная закономерность здесь состоит в том, что правоотношение и есть определенное соотношение субъективного права и юридической обязанности. Поэтому оно не может возникнуть и существовать без субъективного права и юридической обязанности. Однако при раздельном рассмотрении субъективного права (юридической обязанности) и правоотношения, как двух самостоятельных юридических феноменов, возникает противоречие, в чем заключаются, на наш взгляд, истоки многих споров в теории правоотношения. В современной юридической науке рассматриваются два основных варианта возникновения, изменения и прекращения субъективного права или юридической обязанности у различного рода субъектов правовой сферы. Это, во-первых, возникновение, изменение и прекращение субъективных прав и юридических обязанностей субъекта в процессе формирования, пополнения и изменения правового статуса человека и гражданина, личности, юридических лиц, государственных органов и других субъектов. Во-вторых, это возникновение, изменение и прекращение субъективных прав и юридических обязанностей субъекта в процессе возникновения, изменения и прекращения правоотношений на основе юридических фактов. 64, с. 466 и с. 595]. Большой юридический словарь/под ред. А. Я. Сухарева, В. Е. Крутских. – 2-е изд., - М.:ИНФРА-М, 2000. – 704с.) Первый вариант возникновения субъективного права (юридической обязанности) связан, как было отмечено, с категорией правового статуса субъекта. Данная категория в юридической науке рассматривается как комплексная и по этой проблематике имеется достаточно обширная литература. Особенно широкое внимание уделяется ей в связи с современной концепцией основных прав и свобод человека и гражданина. При этом в науке конституционного права и науке общей теории права центральным является тезис о том, что субъективное право и юридическая обязанность составляют основу правового статуса личности. «Правовой статус личности является знаковым, всеохватывающим институтом практически всех отраслей действующего права, так как во всех сферах отношений, регулируемых правом, личность выступает как субъект соответствующих прав, свобод и обязанностей, определенных нормами конкретных отраслей права. Все важнейшие государственно-правовые явления, в конечном счете, кристаллизуются в правовом статусе личности, выступающем основой, центральным звеном государственной и правовой жизни» [65, с. 222]. Конституционное право Республики Казахстан: Учебник. /Сост. А. Т. Ащеулов. - Алматы: КазГЮА, 2001. – 656с.)

Как пишет Г. С. Сапаргалиев, правовой статус личности, закрепленный в Конституции Республики Казахстан 1995 года, основан на концепции прав человека и гражданина и исходит из основных положений международно-правовых документов. [66, с. 103]. Сапаргалиев Г. Конституционное право Республики Казахстан: Академический курс.- Алматы: Жеты жаргы, 2005.- 544с.).

В рамках проблематики правового статуса личности одними из наиболее разработанных в юридической науке являются, например, вопросы конституционных прав и свобод граждан. Им присущи свои отличительные признаки. Основанием для «возникновения конституционных прав и свобод граждан Казахстана является их принадлежность к гражданству Республики Казахстан. Эти права и свободы принадлежать гражданам в силу их особой политико-правовой связи с государством, неотделимы от их правового статуса и могут быть утрачены только с прекращением гражданства Республики Казахстан» [65, с. 272]. Конституционное право, Республики Казахстан: Учебник. /Сост. А. Т. Ащеулов. - Алматы: КазГЮА, 2001. – 656с.)

Конституционные права и свободы граждан рассматриваются в юридической науке как своеобразное «ядро» или «квинтэссенция» всех субъективных прав и свобод личности. Эти конституционные права и свободы отражают наиболее фундаментальные связи между личностью, обществом и государством. В свою очередь, система конституционных прав и свобод личности представляет собой основополагающий институт не только внутригосударственного права, но и современного международного права, являясь одной из наиболее значительных итогов правового развития человечества. Как отмечают казахстанские авторы, «в Конституции Республики Казахстан правовой статус личности обозначен прежде всего как права и свободы, принадлежащие человеку и гражданину» [65, с. 267]. Конституционное право Республики Казахстан:Учебник/Сост. д.ю.н., профессор А. Т. Ащеулов. – Алматы: КазГЮА, 2001. – 656с.)

Тезис о том, что основные права и свободы человека и гражданина составляют субъективное право, в юридической науке прошел долгий путь к признанию. По мнению крупнейшей исследовательницы прав человека и гражданина Е. В. Лукашовой, «основные права человека являются субъективными правами. Эта истина, которая сегодня очевидна, в ходе исторического развития неоднократно оспаривалась. Лишь в начале ХХ-века в результате долгих споров о понятии субъективного права вообще и основных прав в особенности выкристаллизовалось новое понимание основных прав как субъективных, и человек может ссылаться на них перед лицом властных структур». [7, с. 221]. Проблемы общей теории права и государства. Учебник для юридических вузов. Под ред. В. С. Нерсесянца. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999 – 832 с.) Сегодня уже нет противников данного тезиса и никто не отрицает достоверность этого обстоятельства. Таким образом, можно исходит из того, что неопровержимым и достоверным юридической науке признается факт существования основных прав и свобод человека как субъективных. В этом аспекте особый интерес представляет вопрос о том, как и каким образом, возникают основные права и свободы человека как субъективные. В юридической литературе существуют разные точки зрения по вопросу о происхождении основных прав и свобод человека и гражданина. Одной из самых ранних являются теоретические воззрения о божественном происхождении прав и свобод человека. Наибольшее распространение различные варианты данной точки зрения имеют в странах, где сохраняется сильное влияние религии, что наиболее заметно, например, в мусульманских правовых системах. Другая точка зрения основана на так называемых патерналистских воззрениях, согласно которым права и свободы предоставляются человеку носителем верховной власти, например, фараоном, императором, монархом и т. д. Одним из модернизированных вариантов указанной выше точки зрения является взгляд, согласно которому основные права и свободы человека даруются государством либо конституцией. Наконец, одной из центральных в юридической науке служит современная концепция об естественных правах и свободах человека, согласно которым основные права и свободы человека и гражданина возникают естественноисторическим путем в результате развития самой цивилизации.

Несмотря на существование в юридической науке самых разных, порой диаметрально противоположных, концепций о происхождении основных прав и свобод человека и гражданина, следует констатировать одно общее для всех обстоятельство. Оно состоит в том, что независимо от источника своего происхождения субъективные права и свободы человека и гражданина должны быть закреплены в объективном праве. Это является общим местом и требованием для всех концепций возникновения (происхождения) основных прав человека и гражданина. Закрепление в позитивном праве является необходимым условием самого существования субъективного права и юридической обязанности. Без выполнения этого условия субъективное право и юридическая обязанность не могут быть реальными, не могут существовать вне субъекта, служит общественным благом. Говоря другими словами, независимо от источника своего происхождения субъективное право и юридическая обязанность должны быть закреплены как информация на материальном носителе, то есть в форме текстовой информации или как текстовая информация в позитивном праве. Позитивное право, как утверждается в юридической науке, служит инструментом или средством выражения вовне государственной воли, в том числе и касательно субъективного права. Оно является также материальным носителем информации (необходимым субстратом) о субъективном праве и юридической обязанности. Без своего закрепления в форме письменного текста в позитивном праве субъективное право и юридическая обязанность не могут обладать всеми своими качествами и свойствами, являются ущербными, не могут существовать полноценно как юридические феномены, выполнять свои функции и соответствовать своему назначению. Закрепление субъективного права и юридической обязанности в форме позитивного права является необходимым условием и критерием их признания государственной властью, государством. Лишь закрепленное в позитивном праве субъективное право обычно может быть защищено государством, государственной властью. Принудительному исполнению и защите может быть подвергнуто и должно именно официально признанное государственной властью в соответствующем порядке субъективное право. Официально признав и закрепив субъективное право и юридическую обязанность, государство берет тем самым на себя право и обязательство оберегать и защищать данное право. Закрепление в позитивном праве есть необходимый акт официального признания государством и обществом субъективного права и юридической обязанности. Этот акт имеет важные юридические последствия. Именно он придает качество субъективного права или юридической обязанности данным правовым феноменам. Независимо от того, «даруется» ли субъективное право божественной силой или государством, также независимо от того, возникает ли субъективное право в процессе развития цивилизации, оно получает свою завершенную форму и качественное определение только после официального признания государственной властью и государством путем закрепления в позитивном праве. На практике это происходит в процессе принятия государством закона или иного нормативного правового акта, в котором получают свое отражение и закрепление субъективные права и юридические обязанности самых разных лиц, начиная с граждан и кончая государственными органами и должностными лицами. Как уже отмечалось, в этом аспекте наиболее показательным примером служит установление конституционных прав и свобод личности, основных прав и свобод человека и гражданина.

В юридической литературе различаются конституционный, отраслевой или специальный и индивидуальный статусы личности и других субъектов. В рамках этих статусов каждое субъективное право или юридическая обязанность закрепляются как принадлежность определенного субъекта правового пространства. В этом плане, перефразируя Р. О. Халфину, можно сказать, что не бывает субъективного права или юридической обязанности вообще, бывает субъективное право или юридическая обязанность строго определенного субъекта: гражданина, человека, кредитора, должника и других. Говоря иными словами, позитивное право выражает или закрепляет не просто субъективное право, а выражает и закрепляет субъективное право именно определенных субъектов. С этой точки зрения можно различать определенную специализацию позитивного права по отраслям, институтам, отдельным правовым нормам. Например, конституционное право определяет и закрепляет субъективные права и свободы человека и гражданина, основные права граждан, личности, полномочия высших органов государственной власти и т. д. Административное право специализируется на определении и закреплении полномочий органов исполнительной власти и их должностных лиц, публичных прав и обязанностей граждан и других субъектов. Это же касается всех иных отраслей действующего права. Таким образом, нормы каждой отрасли позитивного права специализируются на определении и закреплении субъективных прав и юридических обязанностей, полномочий строго определенных субъектов и их групп. Еще одно обстоятельство, или требование, состоит в том, что субъективное право закрепляется в позитивном праве не просто за конкретным субъектом, но и со строго определенным содержанием. То есть позитивное право есть одновременно материальный субстрат (носитель идеального) информации о содержании субъективного права. Таким образом, позитивное право является не просто источником абстрактного субъективного права. В нем закрепляются строго определенные по содержанию субъективные права и юридические обязанности строго определенных субъектов правового пространства. Другое требование, которое касается позитивного права, состоит в том, что субъективное право одного должно быть обеспечено соответствующей юридической обязанностью другого или других. В том случае, если субъективное право не обеспечено соответствующей юридической обязанностью другого субъекта, то налицо в позитивном праве пробел, который ведет к ущербности и самого позитивного права и определенного субъективного права. Как уже отмечалось, в юридической литературе учеными приводятся примеры, когда в действующем законодательстве субъективное право оказывалось необеспеченным юридической обязанностью. Более того, данное явление происходит настолько часто, что для его объяснения учеными выдвигается так называемая концепция одностороннего субъективного права или правоотношения. Тот факт, что при определении и закреплении тех или иных субъективных прав за одними субъектами, должно соблюдаться требование закрепления соответствующих юридических обязанностей за другими субъектами, является необходимым условием эффективности системы правового регулирования и непременным требованием к правовой системе. Соблюдение данного требования должно обеспечивать эффективность и жизнеспособность правовой системы. При несоблюдении данного требования, очевидно, механизм правового регулирования общественных отношений будет непременно давать серьезные сбои или же вовсе функционировать не должным образом. Исходя из того, что данное требование должно соблюдаться непременно и на практике оно соблюдается, по меньшей мере, на 99, 9 %, можно с соответствующей долей уверенности утверждать следующее. Позитивное право само по себе не является первичным источником субъективного права. Оно служит средством выражения вовне государственной воли, подтверждающей принадлежность того или иного субъективного права тому или иному субъекту. Носителями субъективного права на самом деле являются человек и группы людей. В позитивном праве эти субъективные права находят свое «выражение или подтверждение, закрепление» через государственную волю. Как отмечалось, субъективное право, даже если оно даруется божеством или государством, принадлежит субъекту, самому человеку, группам людей. Как возможность субъективное право является свойством реального человека, конкретного, живого, в ипостаси гражданина, личности и т. д. Речь в данном случае идет о том, что позитивное право и законодательство не являются неким безразмерным «резервуаром», из которого субъект черпает или берет субъективное право, как воду из озера или реки. Носителем субъективного права является сам человек. Субъективное право составляет его одну из сущностей, характеристик и т. д. Что же касается позитивного права, поскольку оно служит инструментом выражения вовне государственной воли, применительно к субъективному праву ее роль заключается в следующем. Государство, государственная власть посредством позитивного права, во-первых, фиксирует наличие субъективного права у того или иного субъекта; во-вторых, определяет содержание данного права; в-третьих, подтверждает свое обязательство обеспечивать защиту данного субъективного права. Тем самым позитивное право является источником не столько самого субъективного права, сколько источником государственной воли об официальном признании и наличии, содержании и защите субъективного права. В силу того обстоятельства, что позитивное право служит инструментом выражения вовне государственной воли, в данном случае о субъективном праве, оно воспринимается также в качестве официального юридического источника этого субъективного права, в качестве некого «резервуара», из которого субъект как бы «черпает» данное субъективное право как благо. На самом деле, как уже отмечалось, позитивное право и правовые нормы являются инструментом выражения, закрепления и определения государственной воли применительно к субъективному праву, или официальным юридическим источником этой государственной воли. Вместе с тем, учитывая то обстоятельство, что без официального закрепления государством в позитивном праве содержания своей воли касательно субъективного права, последнее не достигает своего качества, следует констатировать всю важность и необходимость данной процедуры. Позитивное право принято подразделять отрасли, институты и нормы. Норма – это первичный компонент позитивного права. В юридической науке различают регулятивные и охранительные правовые нормы. Как отмечает Г. С. Сапаргалиев: «К регулятивным относятся такие конституционно-правовые нормы, которые устанавливают определенный вариант поведения путем предоставления участникам правового отношения субъективных прав и юридических обязанностей. Особенно это ярко видно, например, в разделе Конституции «Человек и гражданин».

…Существенно деление конституционных регулятивных норм на управомочивающие, запрещающие, обязывающие. Управомочивающие конституционно-правовые нормы устанавливают субъектные права с положительным содержанием. Иначе говоря, субъекту (государственному органу, общественному объединению, гражданам) предоставляются права на совершение тех или иных положительных действий. Такие управомочивающие нормы в значительном количестве предоставляются гражданам. Это конституционные нормы о политических, экономических, социальных правах граждан. К управомочивающим относятся нормы, определяющие конституционные полномочия Президента, Парламента, Правительства, Конституционного Совета Республики Казахстан. … Обязывающие конституционные нормы устанавливают обязанности лиц, общественных объединений, государственных органов совершать определенные положительные действия. Ряд обязанностей возлагается Конституцией на председателей Палат Парламента. Есть конституционные обязанности и у граждан». [66, с. 14-16]. Сапаргалиев Г. Конституционное право Республики Казахстан: Академический курс.- Алматы: Жеты жаргы, 2005.- 544с.).

Таким образом, конституционные и другие правовые нормы являются носителями текстовой информации о государственной воле. Каждая из них выполняет свою роль и имеет свои функции и решает свои задачи, обладает как общими, так и специфическими чертами, признаками и свойствами в правовой системе.

Как отмечает В. Н. Хропанюк, «норма права является образцом (моделью) типового общественного отношения, которое устанавливается государством. … Норма права имеет характерное внутреннее строение (структуру), которая обычно состоит из трех элементов (частей): гипотезы, диспозиции и санкции. …Норма права может выполнять свои непосредственные функции лишь при наличии всех ее структурных элементов. … Таким образом, норма права может активно воздействовать на общественные отношения, быть их государственным регулятором только при единстве и логической взаимосвязи всех ее структурных элементов. [67, с. 227-229]. Хропанюк В. Н. Теория государства и права: Учебное пособие для вузов./под ред. В. Г. Стрекозова – М. , 2000, 381с.) .

Как известно, норма права и статья нормативного правового акта не всегда совпадают. В этой связи В. Н. Хропанюк отмечает: «Если обратиться к статьям нормативно-правовых актов (законам, актам исполнительной власти), то при анализе мы не всегда обнаружим все три элемента правовой нормы. Так в статьях Конституции содержатся, как правило, только гипотеза и диспозиция, санкция же отсутствует. В ряде статьей уголовного закона гипотеза и санкция излагаются в полном объеме, а диспозиция формулируется только в общем виде. Это говорит о том, что норма права и статья нормативно-правового акта не совпадают.

Фактически элементы правовой нормы (гипотеза, диспозиция, санкция) могут располагаться в различных статьях одного и того же нормативно-правового, а иногда и в статьях различных нормативно-правовых актов. Это обусловлено тем, что нормы имеют неодинаковые формы, способы своего выражения, но при этом они сохраняют свою логическую структуру.

…Существуют следующие основные способы изложения правовых норм в статьях нормативно-правовых актов:

1. Прямой способ изложения. Суть этого способа состоит в том, что в статье нормативно-правового акта излагаются все три элемента правовой нормы (гипотеза, диспозиция и санкция). Здесь логическая структура нормы права совпадает со структурой статьи нормативно-правового акта. …

2. Отсылочный способ изложения. При такой форме изложения правовой нормы в статьях нормативно-правовых актов содержатся не все ее структурные элементы, но имеется отсылка к другим родственным статьям этого же нормативно-правового акта, где находятся недостающие сведения. … 3. Бланкетный способ изложения. При таком способе изложения в статье нормативно-правового акта устанавливается только ответственность за нарушение определенных правил. Однако самих правил, которые нарушены, в ней не содержится и нет прямой отсылки к другой статье этого же закона. В таких статьях содержится только гипотеза и санкция, диспозиция же только называется, ее содержание не раскрывается. …

Отличие бланкетного способа изложения элементов правовой нормы в статье закона от отсылочного выражается в следующем: при отсылочном способе указывается конкретная статья, к которой следует обращаться, чтобы добыть недостающие сведения об элементах правовой нормы. Эта статья содержится в том же нормативно-правовом акте. При бланкетном способе отсылка к конкретной статье закона не дается, а недостающие сведения об элементах правовой нормы следует искать в другом или других нормативно-правовых актах.

Таким образом, норма права не тождественна статье закона. Норма права – это логически завершенное правило поведения, а статья закона – это форма ее изложения. В статье закона, как видно, может содержаться часть нормы или даже часть ее элемента. Норма права поэтому может излагаться в ряде статьей одного и того же или даже нескольких нормативно-правовых актов. Данное обстоятельство необходимо иметь в виду всем, кто пользуется правовыми нормами или применяет их в юридической практике» [67, с. 230-231]. Хропанюк В. Н. Теория государства и права: Учебное пособие для вузов./под ред. В. Г. Стрекозова – М. , 2000, 381 с. ).

Аналогичных взглядов на соотношение норм права и норм (статьей) закона придерживаются С. А. Комаров и А. В. Малько. «Таким образом, норма права регулирует повторяющийся вид общественных отношений, так как не исчерпывается однократной реализацией, а охватывает все возможные индивидуальные случаи. В силу этого норма права – общее и обязательное правило поведения. …Традиционно считается, что структуру правовой нормы входит три элемента:

а) гипотеза – указание конкретных фактических жизненных обстоятельств (события, действия людей, совокупность действий, т. е. фактические составы), при которых данная норма вступает в действие;

б) диспозиция – «сердцевина» нормы права, т. е. указание на правило (правила) поведения, которым должны подчиняться субъекты, если они оказались причастны к условиям, перечисленным в гипотезе;

в) санкция – вид и мера возможного наказания (кары), если субъекты не выполняют предписание диспозиции, или поощрения за совершенные рекомендуемые действия. Поэтому назначение санкции – побудить субъектов действовать в соответствии с предписаниями нормы права. …

Способы изложения элементов нормы права в статьях нормативно-правовых актов различны, но она сохраняет свою логическую структуру. В наиболее общем виде все многообразие этих способов может быть сведено к следующим вариантам:

а) одна статья нормативного акта содержит лишь часть нормы права или даже часть одного из элементов нормы права, либо наоборот: норма права содержится в нескольких статьях акта (актов);

б) одна статья содержит несколько непосредственно связанных между собой норм права, или наоборот: норма права содержится в части статьи;

в) одна статья содержит гипотезу или диспозицию, общую для многих непосредственно связанных между собой норм права, т. е. является как бы «вынесенной за скобки», общей частью для таких норм (соответственно диспозиций или санкций);

г) одна статья содержит несколько гипотез или несколько диспозиций непосредственно связанных между собой норм;

д) одна статья содержит гипотезу и диспозицию, так называемую «усеченную» норму, а санкции выделены в отдельную статью». [ 55, с. 300-306]. Комаров С. А., Малько А. В. Теория государства и права. Учебно-методическое пособие. Краткий учебник для вузов. – М.; изд. НОРМА, 2001. – 448 с.)

Таким образом, соотношение между правовыми нормами и нормами (статьями) закона достаточно разнообразно. Это касается также соотношения конституционно-правовых норм и конституционных статьей. Например, многие конституционные статьи о субъективных правах и свободах граждан, основных правах и свободах человека и гражданина в Республике Казахстан носят бланкетный или отсылочный характер, поскольку только закрепляют определенные субъективные права и свободы. Это же можно сказать применительно к тем статьям Конституции Республики Казахстан, в которых закреплены обязанности личности. Однако этого же нельзя утверждать применительно к самим конституционно-правовым нормам о правах и свободах, а также об обязанностях граждан, личности, человека и гражданина. Если статьи Конституции закрепляют отдельно права, отдельно обязанности, отдельно условия их реализации, тогда в целостном виде конституционно-правовые нормы содержатся в нескольких статьях самой Конституции и других нормативных правовых актов.

Применительно к конституционным нормам Р. О. Халфина отмечает, что ряд конституционных норм, закрепляющих права и свободы граждан, не реализуются в правоотношениях. Здесь необходимо учитывать, что конституционные нормы являются нормами действующего законодательства, закона. Поэтому их нельзя отождествлять с так называемыми правовыми нормами. Говоря другими словами, термины «конституционная норма» и «правовая норма» обозначают не одно и то же. Следует проводить четкое различие между ними, подобно тому, как проводят различие между правом и законодательством, между правом и нормативными правовыми актами. Поскольку конституция является особым видом нормативного правового акта, конституционная норма служит одним из видов норм закона. Дело в том, что конституционная норма как разновидность нормы закона не всегда совпадает по своему содержанию с нормой права. Их сравнительный анализ показывает, что соотношение между ними может быть самым различным. Например, одна статья или пункт (норма) закона может содержать несколько норм права или же содержать, наоборот, только определенную часть правовой нормы. Соотношение между нормами права и нормами законодательства может быть и таковым, что одна правовая норма может быть закреплена с помощью статьей нескольких разных нормативных правовых актов.

Определенные конституционные статьи, закрепляющие некоторые основные субъективные права и обязанности граждан, представляют не всю правовую норму, а только ее определенную часть. Этим свойством обладают и те конституционные статьи, которые закрепляют или устанавливают субъективные права и свободы граждан, личности. Видимо, именно поэтому, как справедливо отмечает Р. О. Халфина, конституционные нормы, закрепляющие основные права граждан, не реализуются в конкретных правоотношениях. С этой точки зрения нет противоречия между взглядами Р. О. Халфиной и тех ученых, которые утверждают о невозможности реализации правовой нормы вне конкретных правоотношений. При достаточно детальном рассмотрении можно заметить, что конституционные нормы, закрепляющие основные права граждан, не составляют полной правовой нормы, то есть не включают в себя гипотезу, диспозицию и санкцию. Они представляют только часть полной нормы права, а поэтому не могут быть реализованы как полная правовая норма.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100